Основные закономерности формирования сетевых структур экономических агентов сельского туризма

Цель исследования – анализ особенностей формирования и структуры сетевых структур экономических агентов сельского туризма.

Методология – исследование основано на качественном анализе массива «вторичной» информации: англои русскоязычных публикаций исследователей сетевых структур экономических агентов сельского туризма; разработчиков информационных систем поддержки принятия решений и стратегического планирования региональных социально-экономических систем; казахстанских нормативных документов и статей, посвящённых развитию сельского туризма (всего – 41 наименование). Применялись классификация и систематизация, факторный, системный и причинно-следственный методы формирования научного знания.

Оригинальность/ценность – рассмотрен мировой опыт развития сетевых структур экономических агентов сельского туризма, основные их виды и проблемы, затрудняющие формирование; представлена структура основных классов экономических агентов сетевых структур сельского туризма с учётом специфики развития отрасли в Казахстане. Выявлены основные функции их мета-агента: стратегическое планирование (целеполагание), разработка и продвижение туристского бренда региона, создание специальной информационной системы; показано, что в условиях Казахстана на первом этапе роль метаагентов региональных сетевых структур экономических агентов сельского туризма могли бы взять на себя органы государственного управления развитием туризма третьего (районного) уровня.

Выводы – показано, что информационная система, без которой на практике невозможно формирование сетевых структур экономических агентов сельского туризма, должна обеспечивать а) обмен информацией между всеми действующими и потенциальными участниками сети, б) единство формальных и неформальных правил ведения бизнеса, в) аналитическую поддержку принятия мета-агентом адекватных и своевременных управленческих решений; для решения последней задачи могут быть использованы методы мультиагентного математического моделирования социально-экономических систем. 

Введение

Казахстану не следует рассчитывать на массовые заезды туристов со всего мира; в наших природно-климатических условиях возможно развитие только определенных нишевых турпродуктов, таких как сельский туризм – так определила центральную проблему развития национальной индустрии туризма руководитель Казахстанской туристической ассоциации Р.Шайкенова (цит. по [1]).

Сельский (rural) туризм в литературе также называют агротуризмом (agritourism), туризмом «экологическим», «этнографическим» и т.п. Сельский туризм один из способов провести досуг в сельской местности, с уходом от проблем и спокойным размеренным образом жизни свежим воздухом и здоровой деревенской едой из экологически чистых продуктов [2].

Активное развитие он получил во второй половине XX века. Большую роль в этом сыграли выматывающие нагрузки и стремительный ритм жизни мегаполисов, рост во всём мире популярности натурального питания. Сначала во Франции была создана Национальная ассоциация предприятий сельского туризма «Agricolture et Turisme». Через некоторое время объединение «Agriturist» появилось в Италии; затем подобные организации получили активное распространение по всему миру; например, в США в этом направлении давно и весьма успешно работает «North American Farmers' Direct Marketing Association» [3].

Сельский туризм в Испании, Польше, Норвегии, Греции, Австрии, Великобритании успешно развивается уже не одно десятилетие. За это время там возникла огромная сеть частных сельских гостиниц, созданы тысячи различных туристических аттракционов, разработаны сотни туристских маршрутов. В Италии и Испании туристы при желании могут принять участие в возделывании винограда, приготовлении домашнего вина, сыров. В Польше – помочь уходу за лошадьми, принять участие в конных прогулках [4]. В качестве наиболее типичного примера сетевых структур экономических агентов сельского туризма можно привести, например, трансграничную сеть туристской инфраструктуры австрийского Тироля (с центром в Инсбруке) и итальянского Альто Адидже (с центром в Больцано). Ассортимент туристских маршрутов этой сети весьма широк от классического культурно-познавательного туризма до гастрономических винных туров [5]. Подобная трансграничная сетевая структура сельского туризма в настоящее время формируется и на границе Финляндии и России [6, c.127].

В настоящее время в странах Евросоюза сельский туризм приносит 20-25% от общего дохода национальной индустрии туризма [7].

Несмотря на этот общемировой тренд, во всех четырёх ранее принятых программных документах развития казахстанской индустрии туризма, сельскому туризму в них практически не уделялось внимания [8].

Только в «Концепции развития туристской отрасли – 2017» впервые было дано определение сельского туризма / агротуризма: «перспективное направление, предполагающее предоставление комплексных услуг по проживанию, отдыху, питанию, экскурсионному обслуживанию, организации досуга и спортивных мероприятий, рыбалки и охоты, а также возможности для занятий другими активными видами отдыха в сельской местности» [9].

В Концепции планируется разработка понятийного аппарата для этого вида туристской деятельности и ставится задача развития «механизмов становления малого и среднего бизнеса в регионах, занятых в сельском туризме» [9].

Дело в том, что в настоящее время в Казахстане наблюдается своего рода «замкнутый круг», препятствующий развитию сельского туризма:

  • предприниматели ждут возникновения потока туристов, чтобы их инвестиции в строительство туристкой инфраструктуры были оправданными;
  • туроператоры не везут туристов, потому что в этих зонах нет объектов туристкой инфраструктуры и условий, необходимых для приёма туристов;
  • государство не торопится развивать транспортные коммуникации, пока не сформировались туристкие потоки.

Ни отечественный, ни иностранный турист (если только он не профессиональный путешественник) никогда не поедет от одной достопримечательности к другой, если на этом пути нет соотвествующей инфрастуктуры.

По-видимому, единственный способ решить эту проблему – создать условия для развития сетевого взаимодействия субъектов малого предпринимательства экономических агентов сельского туризма. Поэтому нам представляется актуальным и востребованным изучение закономерностей формирования сетевых структур сельского туризма.

Своего рода «вызовом» традиционной парадигме менеджмента стал проявившийся в последние десятилетия в мировой экономике феномен неформальных бизнес-сообществ / сетевых структур экономических агентов. Альтернативных интегрирующих механизмов управления бизнес организациями, формально не связанными имущественными правами, хозяйствующих субъектов, создающих определённый институт формальных и неформальных норм, относительно устойчивых по отношению к изменяющемуся поведению или интересам отдельных социально-экономических субъектов (как физических, так и юридических лиц) и их групп, регулирующих их деятельность и взаимодействие [10,c.19].

Формирование сетевых структур экономических агентов в индустрии туризма нашло отражение в работах, посвящённых

  • интегрированным формам управления туристскими дестинациями в регионе [11],
  • интегрированной системе продвижения крупного туристского центра[12];
  • исследованию туристской дестинации как социально-экономической системы региона [13];
  • организационно-экономическим аспектам инновационного развития кластера туристско-рекреационных услуг [14;15];
  • развитию рекреационных территорий на основе сетевого подхода [16];
  • становлению сельского туризма в приграничных районах на основе трансграничного сетевого взаимодействия [6] и др.

По словам С. Саранайеми и М. Киланена, туристская дестинация – это «совокупность институтов и экономических агентов, находящихся в пространстве физически или виртуально, где происходят маркетинговые операции и мероприятия, бросающие вызов традиционной дихотомии «производствопотребление» [17, c.133]. И дестинация, и туристский кластер – это, по сути, сетевые структуры экономических агентов.

Управление в туристских сетевых структурах имеет принципиальные отличия от используемого в традиционных формах организации корпоративного бизнеса. Главное отличие: сетевые структуры экономических агентов в принципе не имеют организационной структуры. Их основным элементом является не дочерняя компания (как у концерна, синдиката, холдинга), а экономический агент который может иметь самые разные организационные формы и правовой статус. Координирующим и вырабатывающим стратегию участником сетевой структуры является т.н. мета-агент.

Система понятий, описывающих бизнес-процессы в сетевых структурах экономических агентов, совершенно не совпадает с терминологией, используемой в традиционной парадигме менеджмента

  • по мнению специалистов «определенно требуется применение специфических организационных механизмов управления, направленных на обеспечение эффективного долгосрочного стратегического взаимодействия и сотрудничества участников партнерской сети» [18, c.12].

Как показывает мировой опыт, экономические агенты сетевых структур сельского туризма обладают высоким уровнем самостоятельности, создание и развитие сетевого взаимодействия происходит «снизу вверх» (на ранних этапах – стихийно; всегда – на принципах самоорганизации). Организация сетевого взаимодействия в сельском туризме не может быть навязана «извне» уполномоченными органами власти [6, c.40].

Однако без их участия в качестве координирующего центра (мета-агента) развитие агентов сетевых структур сельского туризма на практике просто невозможно. Дело в том, что микро-размер большинства экономических агентов обуславливает наличие целого ряда объективных факторов, сдерживающих развитие сельского туризма.

К таким факторам относятся,

  • отсутствие у сельских предпринимателей понимания потребностей и запросов своих потенциальных клиентов, в большинстве своём горожан, привыкших к определённому уровню бытовых удобств и комфорта.

Они ни за что не останутся ночевать, если у хозяев нет для них чистой простыни. Окна обязательно надо завесить шторами, и не забыть купить для каждого рулончик туалетной бумаги. Знание множества этих «мелочей», из которых складывается туристкая услуга, приходит только с опытом, узнать потребности и запросы своих потенциальных клиентов сельским предпринимателям просто негде.

  • сложности с привлечением внешнего финансирования микропредприятий – потенциальных экономических агентов сетевых структур сельского туризма;
  • отсутствие узнаваемого туристского бренда: сельские предприниматели не в состоянии самостоятельно формировать спрос на посещение именно их населённого пункта; эту функцию должен взять на себя мета-агент сетевой структуры сельского туризма.

Во всём мире крупные туроператоры совершенно не заинтересованы обучать основам туристской деятельности сельчан, которые по своей природе очень склонны подводить своих партнёров и не соблюдать договорённости. Они отказываются сотрудничать с владельцами гостевых домов, главным образом, по причине того, что они запросто могут предоставить неверную информацию о свободных датах или по факту изменить цену на свои услуги [6,c.109].

Ни у кого из крупных казахстанских туроператоров пока что так и не получилось перейти с внешнего на внутренний туризм потому что они не желают брать на себя риски того, что они договорились с местами размещения и с питанием туристов – а за два часа до приезда группы им соообщают, что мест нет, заехала другая группа [1].

Тем не менее, в сельском туризме существуют два вида сетевых структур. «Первый основан на системе субподряда, франчайзинга и иных видах нерыночных отношений в рамках рыночных систем. В центре такой сети находится крупная компания, сама сеть представляет собой соединение внутрифирменной иерархии с контрактной системой, сложившейся между компанией и ее младшими партнерами. Второй представляет собой сеть в полном смысле этого слова. Участники ее связаны равноправными юридическими партнерскими соглашениями (контрактами). Подобного рода сетевые структуры, действуют либо в пределах определенного региона, либо в рамках одного вида деятельности», утверждает Н. В. Колесникова [6,c.56].

О.А. Никитина [11], Д. В. Бурова [16], Ф.М. Топсахалова и др. [19] считают, что сетевые структуры экономических агентов сельского туризма можно условно разделить

  • на те, в которых мета-агентом является крупная компания, которая «собирает» вокруг себя совокупность «независимых» предпринимателей и бизнес организаций, существенно меньших по масштабам ведения бизнеса;
  • на те, в формировании которых не участвовали туристские корпорации; как правило, их метаагентом является уполномоченный орган местной исполнительной власти.

В любом случае, для обоих видов сетевых структур экономических агентов сельского туризма основными функциями мета-агента являются

  • стратегическое планирование,
  • разработка и продвижение туристского бренда региона
  • создание специализированной информационной системы.

Информационная система, без которой в принципе невозможно формирование сетевых структур экономических агентов сельского туризма, должна обеспечивать

  • обмен информацией между всеми действующими и потенциальными участниками сети;
  • единство формальных и неформальных правил ведения бизнеса;
  • аналитическую поддержку принятия мета-агентом своевременных и адекватных управленческих решений.

Для решения первых двух задач вполне достаточно создания интернет-сервера, на котором публикуются все рабочие материалы с подробной рубрикацией, доступные для участников сети; системы электронных списков рассылки (на базе электронной почты и Интернет-форумов) по отдельным темам проекта и подпроектам, а также информационного портала, который будет освещать деятельность участников сети.

Горизонтальные связи между экономическими агентами сетевых структур сельского туризма предполагают прямой информационный обмен с минимальным участием посредников. Преимуществам сетевого взаимодействия является высокая скорость обмена информацией, сравнительно невысокие транзакционные издержки и возможность решения проблемы асимметрии информации [6, c.98].

Открытость сетевых структур экономических агентов сельского туризма, возможность подключения любого нового заинтересованного участника являются необходимым условием её конкурентоспособности и развития (самообновления). Содержащиеся на сервере систематизированные материалы и публикации, открытые для свободного доступа, необходимы для привлечения к деятельности сетевой структуры новых экономических агентов [6, c.64].

Для решения третьей задачи поддержки принятия мета-агентом своевременных и адекватных управленческих решений – необходима разработка специальной информационной системы.

По нашему мнению, в основу этой информационной системы могут быть положены научные идеи специалистов в области экономической социологии [20-25], в частности, закономерности конкуренции на локальных отраслевых рынках как социально укорененного процесса [26].

Их суть в том, что

  • конкурируют не отдельные независимые участники рынка но группы экономических агентов, имеющих сходную организационную форму и занимающих соответствующие рыночные ниши (в экономической социологии их называют «рыночными популяциями» [24]);
  • участники рынка, входящие в различные рыночные популяции, как правило, являются участниками различных сетевых структур; участники рынка не только наблюдают за действиями конкурентов, но и непосредственно взаимодействуют друг с другом; это позволяет им более оперативно соотносить и корректировать свои деловые стратегии.

На каждом локальном отраслевом рынке:6

  • формируется некий «согласованный порядок» посредством признания всеми участниками деловой сети некой системы формальных и неформальных правил;
  • существует определенное число ведущих участников рынка, которые определяют эти формальные и неформальные правила;
  • формируется относительно устойчивая статусная иерархия; конкуренция реализуется через воспроизводство этой иерархии;

Несмотря на формальное равенство участников рынка, в действительности они занимают разные властные позиции и возможности отстаивания своих интересов при формировании «согласованного порядка.

Осваивать и расширять рыночную нишу крупные участники рынка могут, в том числе, и посредством символического позиционирования своего продукта или компании: экономические и символические элементы не просто влияют друг на друга, но фактически сливаются в одно целое [26].

По словам М. Портера, «в ситуации, когда перекраиваются границы отраслей и появляются новые сектора экономики, отношения с традиционными деловыми партнёрами и конкурентами формируются совершенно поиному, перед компаниями открываются новые перспективы, они сталкиваются с новыми угрозами и начинают играть новые роли нужен качественно новый подход к аналитическому обеспечению стратегического планирования и управления в бизнес организациях, основанный на обработке огромных массивов данных, генерируемых оборудованием нового типа» [27]. 

Такой подход к информационно-аналитическому обеспечению формирования сетевых структур экономических агентов сельского туризма может быть реализован на основе математических методов мультиагентного моделирования.

В моделировании социально-экономических процессов ранее преобладало оптимизационное моделирование, предполагавшее жёсткое подчинение отдельных экономических субъектов общей воле, выраженной неким центром. Однако в настоящее время всё большее распространение получают децентрализованные модели, учитывающие разнонаправленность интересов экономических субъектов и эгоистичность их поведения.

Агент-ориентированная (мультиагентная) модель представляет собой искусственное сообщество взаимодействующих между собой самостоятельных агентов, каждый из которых обладает заданным набором характеристик («ресурсов»), целевой функцией («интересами») и подчиняется общим правилам поведения агентов в сети, предопределяющим его реакцию в различных ситуациях, затрагивающих сферу его интересов [28]. Это кардинально отличает мультиагентную систему (MAC) от традиционных жестко иерархически организованных систем, обеспечивая ей такое принципиально важное свойство как способность к самоорганизации [29;30].

МАС широко используется в качестве методологии математического моделирования социальноэкономических систем разной сложности [29;31-36]; активно используется как при выработке стратегий и поиске оптимальных решений, так и при проектировании структурных блоков информационного обеспечения мета-агента.

Выводы

По нашему мнению, для создания информационной системы аналитической поддержки принятия мета-агентом региональной сетевой структуры сельского туризма своевременных и адекватных управленческих решений необходима разработка многоуровневой МАС.

Основные классы агентов МАС сетевых структур экономических агентов сельского туризма включают субъекты рынка, туристские объекты, уполномоченные государственные органы, субъекты из смежных отраслей/рынков.

Самостоятельным классом агентов являются общественные организации: Казахстанская туристская ассоциация, Ассоциацию туристских агентств Казахстана, Ассоциацию туроператоров Казахстана и другие [37].

В Казахстане до сих пор отсутствует туристский реестр и кадастр. Заполнить этот пробел в деятельности уполномоченного органа своими силами пытается Туристская ассоциация Казахстана. С 2005 г. работает так называемый «Центр экотуризма» – информационный ресурс, который объединяет на своей базе предложения экономических агентов сельского туризма в разных регионах Казахстана.

Как известно, задачи первого этапа реализации «Концепция развития туристской отрасли до 2020 г.» [38] в установленные сроки выполнены не были; в рейтинге стран мира по уровню конкурентоспособности путешествий и туризма Казахстан опустился с 78 на 85 место среди 141 стран [39]. Поэтому в январе 2017 г. управленческие полномочия в области туристской деятельности были переданы Министерству культуры и спорта РК [40], в котором был заново создан Комитет индустрии туризма [41]. В системе управления казахстанской индустрии туризма не предусмотрены структуры управления районного уровня.

По нашему мнению, в системе государственного управления казахстанской индустрии туризма именно эти структуры управления (которых сейчас нет) могли бы взять на себя роль мета-агентов региональных сетевых структур экономических агентов сельского туризма.

 

Список литературы 

  1. Киселёва Т. К цивилизованным туристам Казахстан не готов – разочарованные иностранцы [Электрон. ресурс] // 365info.kz. – 2017. – 8 апреля. – URL: https://365info.kz/2017/04/k-tsivilizovannymturistam-kazahstan-ne-gotov-razocharovannyj-amerikanets/ (дата обращения: 09.2017)
  2. Ochterski , Roth М. Getting Started in Agritourism. Cornell Cooperative Extension [Электрон. ресурс]. – 2008. – 19 р. – URL: http://www.uvm.edu/tourismresearch/agritourism/saregrant/getting_started_ agritourism_cornellext.pdf (дата обращения: 15.09.2017)
  3. North American Farmers' Direct Marketing Association (NAFDMA) [Электрон. ресурс]. – 2017. – URL: nafdma.com (дата обращения 15.09.2017)
  4. Adams В. В. The New Agritourism, Hosting Community and Tourists on your Farm. – Auburn CA: New World Publishing, 2008. – 86 р.
  5. Донских С. В. Туризм как фактор трансграничного сотрудничества. Тезисы докладов V международной научно-практической конференции, Гродно, 17-18 мая 2012 г. – В 2 ч. – Ч. – Гродно: ГрГУ, 2012. – с.169-174.
  6. Колесникова Н. В. Становление сельского туризма в приграничных районах Республики Карелия на основе трансграничного сетевого взаимодействия: дис. … к.э.н. – СпБ: 2015. – 175 с.
  7. UNWTO Tourism World Tourism Organization UNWTO [Electronic Source] // Specialized agency of the United Nations. – 2016. – URL: http://www.e-unwto.org/doi/book/10.18111/9789284418145 (дата обращения: 15.09.2017)
  8. Курмангалиев С. Г. Сельский туризм может стать источником стабильного дохода // Капитал.
  9. – 15 Марта. – URL: https://kapital.kz/economic/48625/selskij-turizm-mozhet-stat-istochnikom-stabilnogo-dohoda.html (дата обращения 15.09.2017)
  10. Постановление Правительства Республики Казахстан от 30 июня 2017 года № 406. Концепция развития туристской отрасли до 2023 года [Электрон. ресурс]. – 2017. – URL: http://adilet.zan.kz/rus/ docs/P1700000406 (дата обращения 09.2017)
  11. Клейнер Б. Г. Эволюция институциональных систем. – М.: Наука, – 240 с.
  12. Никитина О. А. Интегрированные формы управления туристскими дестинациями в регионе // Вестник ИНЖЭКОНа. Серия Экономика. – 2011. – № 3. – С. 241-246.
  13. Кузнецов Л. А. Формирование интегрированной системы продвижения крупного туристского центра на российском и международном рынках туристских услуг: дис… к.э.н. – СПб: 2014. – 240 с.
  14. Боголюбов B. C., Боголюбов B. C., Боголюбова С. А., Крыга А. В. Туризм как большая социально-экономическая система региона: управление развитием (методологические аспекты). – СПб: СПбГИЭУб, 2012. – 230 с.
  15. Каменских Э. А. Управление кластером туристско-рекреационных услуг: дис… к.э.н. – СПб, 2014. – 194 с.
  16. Андреева А. А. Организационно-экономические аспекты инновационного развития туристского кластера (на примере Ярославской области): дис…. к.э.н. – СПб, 2015. – 143 с.
  17. Бурова Д. В. Управление развитием рекреационных территорий на основе сетевого подхода: дис. … к.э.н. – СПб, 2015. – 203 с.
  18. Saraniemi S., Kylanen M. Problematizing the concept of tourism destination: an analysis of different theoretical approaches // Journal or Travel Research. – 2011. – № 50 (2). – р. 133-143.
  19. Коженко Я. В., Катаев А. В., Катаева Т. М., Лихолетова Н. В., Макарова Е. Л., Шаронина Л. В. Современные тренды инновационного развития экономики: монография. – Уфа: «ОМЕГА САЙНС», 2016. – 109 с.
  20. Топсахалова Ф. М., Теунаева З. Н., Айбазова Ф. М. Стратегическое управление формированием и развитием регионального туристскорекреационного комплекса в условиях социально-экономической трансформации. – М.: Издательство Академия Естествознания, 2012. – 327 с.
  21. Callon M. What Does It Mean to Say That Economics Is Performative? // Centre de Sociologie de l’Innovation Ecole des Mines de Paris, 2006. – 58 р.
  22. Smith-Doerr L., Powell Networks and Economic Life. The Handbook of Economic Sociology. – 2nd Ed. – Princeton: Princeton University Press, 2005. – pp. 377-402.
  23. White Markets from Networks: Socioeconomic Models of Production. – Princeton: Princeton University Press, 2004. – 416 р.
  24. Zelizer Culture and Consumption. In Smelser, N. and R. Swedberg ed. The Handbook of Economic Sociology. – 2nd Ed. – Princeton: Princeton University Press, 2005. – pp. 331-354.
  25. Radaev How Trust is Established in Economic Relationships when Institutions and Individuals Are Not Trustworthy: The Case of Russia // J. Kornai, B. Rothstein, S. Rose-Ackerman (eds.). Creating Social Trust in Post-Socialist Transition. – NY: Palgrave Macmillan, 2004. – pp. 91-110.
  26. Радаев В. В., Добрякова М. С. Современные экономико-социологические концепции рынка. 
  27. Анализ рынков в современной экономической социологии. – М.: ГУ ВШЭ, 2007. – 21-60 с.
  28. Радаев В. В. Конкуренция как социально укорененный процесс // Конкуренция и конкурентная политика. – М.: ГУ-ВШЭ, Экономическая школа, – с. 59-80.
  29. Портер М., Хаппелманн Дж. Революция в конкуренции [Электрон. ресурс] // Harvard Business Review Россия. – 2014. – URL: http://hbr-russia.ru/upravlenie/strategiya/a14947/#ixzz3QC9V0d8w (дата обращения: 15.09.2017)
  30. Tutorial on agent-based modeling and simulation part 2: how to model with agents // Association for Computing Machinery, Winter Simulation Conference.
  31. Klügl A validation methodology for agent-based simulations, Proceedings of the ACM symposium on Applied computing table of contents Fortaleza, Ceara, Brazil. – 2008. – pp. 39-43.
  32. Bellifemine L., Caire G., Greenwood D. Developing Multi-Agent Systems with JADE [Electronic source]. – Chichester: Wiley, 2007. – URL: http://web.info.uvt.ro/~hpopa/IS/Jade/Wiley.Developing.Multi. Agent.Systems.with.JADE.Apr.2007.pdf (дата обращения: 15.09.2017)
  33. Galán M., Izquierdo, L. R., Izquierdo, S. S., Santos, J. I., del Olmo, R., López-Paredes, A. Edmonds,
  34. Errors and Artefacts in Agent-Based Modelling // Journal of Artificial Societies and Social Simulation. – 2009. – № 12 (1).
  35. Naldi G., Pareschi L., Toscani Birkhauser. Mathematical modeling of collective behavior in socioeconomic and life sciences. – 2010. – 435 p.
  36. Murthy K., Krishnamurthy E. V. Multiset of Agents in a Network for Simulation of Complex Systems. Recent advances in Nonlinear Dynamics and synchronization, (NDS-1) – Theory and applications. – Eds. K.Kyamakya et al. – NY: Springer Verlag, 2009.
  37. Niazi M., Siddique Q., Hussain A., Kolberg M. Verification & Validation Of An Agent-Based Forest Fire Simulation Model, Proceedings of the Agent Directed Simulation Symposium 2010, as part of the ACM // SCS Spring Simulation Multiconference, Orlando, FL, April 11-15. – 2010. – pp. 142-149.
  38. Salamon Design of Agent-Based Models: Developing Computer Simulations for a Better Understanding of Social Processes. – Bruckner Publishing, 2011. – 220 р.
  39. Shoham , Leyton-Brown K. Multiagent Systems: Algorithmic, Game-Theoretic and Logical Foundations. – Cambridge: Cambridge University Press, 2009.
  40. Ергалиев Т. Оценка роли государства в отрасли. Туризм // National – 2017. – 10 Августа.
  41. URL: http://nb.kz/27152/ (дата обращения 09.2017)
  42. Постановление Правительства Республики Казахстан от 19 мая 2014 года № 508. Концепция развития туристской отрасли Республики Казахстан до 2020 года [Электрон. ресурс]. – 2014. – 2014. – URL: http://almatytourism.kz/upload/Files/Koncepciy_tourism_2020_rus.pdf (дата обращения 09.2017)
  43. Travel & Tourism Economic Impact Reports. – 2017. – URL: https://www.wttc.org/-/media/files/re- ports/economic-impact-research/regions-2017/world2017.pdf (дата обращения 09.2017)
  44. Указ Президента Республики Казахстан от 25 января 2017 года № 412. О дальнейшем совершенствовании системы государственного управления Республики Казахстан [Электрон. ресурс]. // ИС Параграф. – 2017. – URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=35595947#pos=0;72 (дата обращения 15.09.2017)
  45. Приказ Министра культуры и спорта Республики Казахстан от 2 марта 2017 года № 52. Об утверждении Положения республиканского государственного учреждения «Комитет индустрии туризма Министерства культуры и спорта Республики Казахстан» // Адилет Информационно-правовая система нормативных правовых актов РК. – 2017. – URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/G17KS000052 (дата обращения: 09.2017)
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Экономика
loading...