Акбулакское сражение

В статье рассказывается о последних днях восстания казахов Младшей орды под руководством Исатай батыра с колониальными войсками Царской России на территории современной Актюбинской области.

В XVIII-XIX вв. на территории Западного Казахстана, в местах кочевий племен и родов Младшего жуза, полыхали очаги народно-освободительных восстании казахов против Российского колониализма. Начавшееся в конце XVIII в. военное сопротивление казахских ополченцев под руководством Сырыма Датова, получило свое дальнейшее продолжение в восстаниях против царизма Тентек-торе, Арынгазы султана, Жоламан батыра, Исатая Тайманова, братьев Сержана и Кенесары Касымовых и многих других. Заметную роль в истории открытой борьбы против политики царского колониализма сыграло восстание в Букеевской Орде в 1836-1838 гг. под руководством Исатая Тайманова. По народным преданиям, богатому творческому наследию акына-батыра Махамбета, соратника Тайманова, документам царских чиновников, это национальное движение широко известно казахскому народу. Подняв знамя восстания в Букеевской Орде против произвола царской администрации и его верных слуг, в виде хана Жангира и его родственников, Исатай батыр со своим соратниками продолжил непримиримую борьбу на территории современной Актюбинской области. 

Об этом восстании написано много научных работ, очерков, где расследуются причины и цели народного движения в Букеевской Орде. Мы не будем затрагивать эту тему, а остановимся на последней битве Исатай батыра, о его героической гибели в степях нашей современной Актюбинской области. Итак, вначале проследим путь движения отряда Исатай батыра после того, как его войско 15 ноября 1937 г. потерпело поражение на Тастобе от русской армии. 26 ноября на Канышмоле Исатай и его сторонники приняли решение переправиться на левый берег Урала (Жаика) и продолжить борьбу против царской администрации. В это время повсюду был обнародован указ Оренбургского генералгубернатора Перовского о поимке Исатая «за живого Исатая 500 рублей! Кто привезет его мертвым – получит половину этой суммы!». Также объявлялось, что даже из его родственников сдавшего батыра в руки российской власти, тому будет полное прощение и денежная премия. Этот указ стимулировал некоторых казахов, которые ради наживы были готовы изловить руководителя восстания. В короткий срок быстро собрались «охотники за головами» в количестве около 80 человек и под водительством старшины Жанторе начали поиски Исатая и его соратников. Одновременно были усилены патрульными службами и берега Жаика (Урала) с целью не допуска прорыва через военную линию на левый берег повстанцев. Но, несмотря на принятые поисковые меры, в ночь на 13 декабря 1837 года, Исатаю и его соратнику Махамбету с товарищами, удалось перейти реку в несколько километров южнее от Жаманкалинского форпоста. В архивном деле Пограничного отделения Оренбургского военного губернатора 1836-1840 гг. «О беспокойстве и мятежах в Западной части орды Оренбургских киргизов и в нескольких киргизских волостей в одном из внешних Омских огругов» сохранился рапорт Уральского казачего атамана Покатилова –«Разбойник Тайманов бежал за Урал ночью с 12 на 13 декабря в 4 часа по полуночи. Всего с ним было мужского и женского пола 38 человек. Побегу злодеев способствовал жестокий холод и буран. Казачий разъезд открыл переход этой шайки еще до приближения к Уралу, но не смог остановить. По ружейным выстрелам прибыло подкрепление, но также не могли переловить или перебить злодеев, которые были о дву-конь на лучших лошадях и, пользуясь темнотой ночи и вьюгой, скрылись и следы их замело. Успели захватить только одного киргиза Нурманбая Сюнина, верблюда со съестными припасами, 6 лошадей, 2 пики и чекан» [1].

Во всех документах той эпохи, ныне хранящиеся в архивах, казахские батыры, возглавившие народные ополчения против колониализма, везде записаны «злодеями»«разбойниками» и т.д., что показывает истинную суть политики царизма, ставившие людей борющихся за свои земли, права, свободу вне закона. Так вот и Исатай Тайманов, его соратник Махамбет Утемисов во всех донесениях, рапортах все время называются разбойниками и злодеями, как людей потерявших честь и моральный облик. Но вернемся в декабрьские дни 1837 года. В ту пору, султан-правитель Западной части Младшего жуза Баймагамбет, сын небезызвестного хана Айшуака, усердно служивший царской власти, узнав о прорыве Исатая и его соратников через Урал на «бухарскую» сторону, бросился в погоню за восставшими со своими людьми и уральскими казаками. Хорунжий Богданов, который у султана Баймагамбета вел канцелярские работы, а также участвовал в погоне, позже рассказывал: «Мы разведали секретно, что Исатай и Мухамед, как ныне носятся слухи, отдалились в Хиву. Султан правитель с 63 казаками, 2 урядниками с султанами и почетными киргизами преследовали Исатая в течение 18 дней до места Чанг-Джиль, Тау-Чары, по ту сторону р. Эмбы, где остановились по усталости лошадей на месте Кук-Чан…»[2]. Результатом этого преследования явилось пленение семейства Исатай батыра.

Сам же руководитель восстания со своими сподвижниками, искусно оторвавшись от погони, в эту пору прибыл в пески Тайсойган, где встретил радушный прием рода Кете возглавляемый старым батыром Кудайбергеном Елемисовым. 

Отметим, что в эти дни на землях кочевании казахов Среднего и Младшего жузов постепенно начинают разгораться очаги вооруженной конфронтации местного населения против колониальной политики царизма. В Тургайских степях вспыхнет народноосвободительная война Кенесары Касымова, в долине реки Илек Табынский род во главе со старшиной Жоламан батыром (внук знаменитого Бокенбай батыра), отложится от России. На Мангыстау и песках Сам кочевали непримиримые враги царской власти Науша батыр, а также мятежный султан, сын Есим-хана Каипгали, который еще 1827-29 гг. поднял восстание в Букеевской Орде, а позже ушел в пределы Хивинского ханства на службу Аллакули-хану. Именно в союзе с ними, Исатай найдя общий язык, начинает новую борьбу за интересы угнетенного народа. Лазутчики русского пограничного начальства в эти зимневесенние месяцы 1838 года докладывали, что Исатай со своими приверженцами были замечены в разных кочевьях родов Младшей Орды. Это свидетельствует, что Тайманов собирал вокруг себя недовольных и поднимал народ на борьбу с Россией и с султанами – правителями. К началу лета царской администрации поступили сведения, что вооруженные силы Исатая и его союзника Каипгали султана в количестве 2 тысяч джигитов Адаевского, Шектинского, Шомишти-Табынского родов сосредоточились в урочище Темир при реке Эмбы (Жем). Эта была уже целая армия. К сожалению, на Темир не пришел отряд знаменитого в будущем Есета Котибарова из рода Тлеу-Кабак, а также отошедшая к Иргизу дружина Жоламана Тленшиева. Также не подключился к восстанию и известный Асау Барак из табынов, который был в эту пору очень стар..

В конце июня 1838 года повстанцы добрались до Сагиза, а в первые дни июля собрались в урочище Акшат на Уиле. Количество восставших уже достигала около трех тысяч воинов.

28 июня 1838 года Оренбургский генерал-губернатор Перовский отдал приказ о формировании отряда под начальством старого противника Исатай батыра еще с Тастобенского сражения в Букеевской Орде полковника Геке. В его соединение вошли две с половиной сотни Оренбургского регулярного полка, илецкие казаки, сотня уральского казачьего полка, 50 пехотинцев с артиллерией. Ему в помощь подчинялись военные силы правителя-султана Баймагамбета Айшуакова. На Геке возлагалась задача «рассеять шайку мятежников и захватить главных возмутителей». А 6 июля этого же года эти крупные вооруженные силы выступили в степь.

В эти дни в лагере восставших происходили непонятные для нас события, приведшие к задержке выступления повстанцев против султана-правителя и уральской военной линии и соответственно к потере времени. Вероятно, на Уиле произошло какое-то разногласие между Исатаем и султаном Каипкали Ишимовым по поводу целей и задач вооруженного выступления. Участник этих событии Махамбет Утемисов в своем стихе «Обида», посвященном султану Капкали, приводит такие слова:

«И дней шесть пылали мы, Дней двенадцать думали Думу в шестьдесят ветвей.

А когда надумали

И встали мы среди степей, Ты как дракон нас колдовал, Ступить нам шагу не давал, Хану мстить мы не смогли, Драгоценный наш султан,

Ты без аркана нас связал» (июль, 1838 г.) [3].

Здесь знаменитый поэт-батыр без обиняков винит в задержке времени в восемнадцать дней султана Каипкали. Предположительно считать, что Каипакали султан в своих политических амбициях захотел, чтобы его провозгласили ханом, но его план не удался. Тем не менее, задержка на Уиле, привела упущению времени и к дальнейшей катастрофе народного движения казахов Младшего жуза под руководством Исатая, так как к этому времени царские войска под командованием Геке успели укрепиться на Акбулаке, угрожая дальнейшим продвижением по казахским кочевьям. Отметим, что такое же упущение времени Исатай батыр допустил еще в 1837 году при осаде Ханской ставки Джангира в Букеевской Орде, что привело тогда поражению от военных действии Геке, тогда еще подполковника. Разногласие в лагере повстанцев можно заметить по донесению султана Махмуда Алгазулы от 5-6 июля казачьему войсковому атаману Покатилову «Каипкали распустил свою дружину и уехал..» [4]. Действительно, к 10-11 июля главные силы Каипкали султана ушли на запад к урочищу Тесыктам, а сам Исатай батыр со своими верными соратниками, двинулись к Акбулакской ставке султана – правителя Баймагамбета. Целью этого похода было разгромить ставленника царской власти и раздуть пламя дальнейшей борьбы казахов в Младшем жузе. Но возле реки Акбулак укрепился со своими регулярными частями и полковник Геке.

В свой последний поход Исатай батыр вступил 11 июля 1838 года в количестве пятисот вооруженных джигитов, самой боевой и активной группой восставших. На рассвете 12 июля его джигиты внезапно атаковали авангардный наблюдательный пост султана Асфандиара Суюнгалина, родственника Баймагамбета, находившийся в нескольких километрах от основных сил Геке на Акбулаке. Раненный Асфандиар спасся бегством, двое его нукеров были схвачены в плен. По тревоге был поднят весь отряд Геке. На противоположном от Акбулака возвышении, напротив укрепления царских войск, появился весь отряд Исатая. Ставку Геке и Баймагамбета от джигитов Исатай батыра разделяла неглубокая река Акбулак с крутыми и обрывистыми берегами. Несмотря на наличие артиллерии, и почти двукратного превосходства в живой силе у полковника Геке, через некоторое время отряд Исатая начал спускаться с холма с целью нападения на укрепленные позиции. Его джигиты рассыпались по долине и начали стрелять из ружей по отряду султана-правителя Баймагамбета. Опасаясь повстанцев, уже готовых лавой хлынуть через реку на лагерь царских войск, полковник Геке приказал сделать несколько выстрелов гранатами по казахским джигитам. Одна граната взорвалась в рядах исатаевцев. Несмотря на понесенный урон, рассыпавшиеся по сторонам джигиты продолжали двигаться вперед. Но в этот момент казачьи сотни Геке и воинство Баймагамбета, прикрываясь артиллерийским огнем, сами перейдя Акбулак и развернувшись в боевой порядок, ринулись в атаку против повстанцев. Одновременно две сотни казаков скрытно двинулись по лощине с целью обхода по флангу. Отряд Исатая начал медленно обходить под напором превосходящего противника. Конечно, батыр Исатай понимал, что от боя можно было уклониться дальнейшим быстрым отступлением, но это же отступление явилось бы поражением идеи восстания. Поэтому он, увидев приближающихся воинов Баймагамбета, оторвавшихся от отряда Геке, повел своих джигитов на врага. Неожиданный атакующий маневр Исатая привело в замешательство султана Баймагамбета. Он и его джигиты не выдержав натиска исатаевцев побежали обратно в лагерь. Благодаря резвости своего коня султан-правитель благополучно оторвался от преследования Исатай батыра. Поворотным моментом этого сражения явилась неожиданная атака с фланга двух сотен оренбургских казаков до поры до времени скрывавшихся в ложбине. В жарком бою Исатай со своими соратниками оказался в окружении. Неукротимая воля и сила духа Исатая позволило ему и его соратникам прорвать кольцо окружения и отступить в сторону Шеитсая. На ходу отстреливаясь из луков от преследователей и находясь в арьергарде своего войска сдерживавшего преследование казаков, Исатай приказывает своему другу – соратнику Махамбету спасти раненного сына шестнадцатилетнего Оспана. Убедившись, что Махамбет и Оспан отъехали достаточно далеко, он принимает свой последний бой. В этом последнем бою Исатай батыр был убит, а также пало около ста его соратников. 

В отчете полковника Геке описывается этот бой и гибель руководителя –«…Во время преследования за батыром погнался хорунжий Оренбургского войска Петров с несколькими казаками и джигитами из отряда султана правителя. Через некоторое время Исатая настигли урядник Каменской станицы Иван Богатырев и казак Угольной станицы Леонтий Зеленин, а также джигиты Табынского рода Кадырбаевого отделения, Джанар Илекбаев и Сетбай Ибитов и Ельчинского отделения Кубень Субелин. Исатай скакал, отстреливаясь стрелами из лука. Он уже ранил в двух местах лошадь урядника Богатырева, который пытался его схватить. Казак Зеленин два раз выстрелил в батыра из винтовки на скаку, но промахнулся; наконец он заскакал несколько вперед, спешился, и выстрелил в батыра в третий раз; этот меткий выстрел подбил под Исатаем коня …»[5]. Отказавшись от предлагаемых коней своих соратников, Исатай вновь сел на израненного, но поднявшегося на ноги своего коня. В этот миг подскочивший Кубень Субелин выбил копьем Исатая из седла. Спешенный и окруженный Исатай батыр не хотел сдаваться и продолжал отбиваться саблей от этих пятерых наседавших. На нем был панцирь и два пистолета. Он ранил одного казака, но силы уже слабели. Подскакавшие казаки взяли его на пики, а урядник Богатырев нанес удар саблей по голове батыра. Подоспевшие казахи Джанар и Сейтбай вцепились за руки Исатая, а Богатырев выстрелом в упор из своей винтовки убил батыра. Так отважный батыр Исатай Тайманов ушел от жизни в этом последнем бою своего последнего похода. Он скончался около полудня 12 июля 1838 года у Шеитсая, расположенного где-то пятнадцати километров от Акбулака севернее от современной Актюбинской области.

Исатай погиб, но его высокий дух и героизм, преданность общенародному делу служит ярчайшим примером для всего казахского народа в его стремлении независимости, счастья и процветания.

 

Список использованной литературы: 

  1. Дела Пограничного отделения Оренбургского военного губернатора 1836-1840 гг. «О беспокойстве и мятежах в Западной части орды Оренбургских киргизов и в нескольких киргизских волостей в одном из внешних Омских округов». № 494. Часть 3-я.
  2. Дело Пограничной Оренбургской Комиссии за 1836-39 г., «о возмущении Исатая», т.1, л.830-734.
  3. Махамбет, июль, 1838. Дело Пограничной Оренбургской Комиссии за 1836-39 г., «о возмущении Исатая», т.1, л.830-734.
  4. А.Ф.Рязанов. Восстание Исатая Тайманова (1836-1838 гг.). Очерки по истории национального движения казахского народа. (По материалам Ц.К. Архива Казахстана), «Алтын-Орда» баспасы, Алма-Ата, 1991 г.
Год: 2017
Город: Актюбинск
Категория: История
loading...