Криминологическая характеристика личности преступников военнослужащих

В данной научной статье рассматривается криминологическая характеристика личности преступников военнослужащих

Личность преступника-военнослужащего срочной службы обусловливается социально-психологическими особенностям поведенческого восприятия действительности, присущим ей типом темперамента.

Военнослужащим сангвиникам (способным жизнерадостным людям) присуща быстрота и смелость военнослужащие холерики (вспыльчивые люди) проявляют завидную, хотя и не осознанную решительность и смелость. В то же время они могут испытывать неподотчетный, а потому особенно сильный страх [1]. Военнослужащие флегматики (спокойные, медлительные люди) обладают осознанной решительностью и смелостью, однако эти качества у них сильны только при выполнении тех задач, к которым они специально готовились. Менее всего подготовлены к армейской действительности военнослужащие меланхолики (унылые, мрачные люди), поскольку их решительность и смелость кратковременны и проявляются только при преодолении незначительных препятствий. Впрочем, всегда следует помнить определенную условность подобной (как и любой другой) типологии.

Преступников военнослужащих срочной службы можно типологизировать на:

  1. случайных, для которых совершенное преступлениерезультат их неадекватной реакции на внезапно возникшие острые конфликтные ситуации;
  2. устойчивых, которые отличаются постоянной агрессивной направленностью и сформированным стереотипом применения грубой силы;
  3. злостных, для которых агрессивное поведение является нормой.

Преступление, проступок нередко являются результатом взаимодействия антиобщественных взглядов, черт личности и конкретной ситуации, послужившей внешним толчком для их проявления в данном правонарушении. Поводами могут быть такие факты и явления, как дурной пример, подстрекательство, угроза, обман, а также оскорбительное обращение, несправедливое отношение и другие отрицательные явления, которые непосредственно предшествовали правонарушению и самым ближайшим образом повлияли на возникновение намерений совершить неблаговидный поступок. В подобных случаях получается, что одно отрицательное явление вызывает другое отрицательное явление.

Как показывает практика, чаще всего непосредственными поводами к проступкам являются все же отрицательные факты – грубое обращение, несправедливость, неправильное поведение потерпевшего, вызывающие импульсивную ответную реакцию, дурной пример или прямое подстрекательство злостного нарушителя дисциплины, различные упущения в организации службы, учебы, отдыха, в охране материальных ценностей и другие подобные им явления, создающие ситуацию, при которой у неустойчивого в моральном отношении человека возникает намерение поступить вопреки требованиям воинской дисциплины.

При этом практически всегда их агрессивно насильственное поведение имеет корыстную мотивацию. На последний тип преступников можно было бы не обращать особого внимания, если бы в армию не призывались психически нездоровые лица. На практике, как известно, это зачастую происходит из-за недостатков в деятельности призывных комиссий. Преступники военнослужащие срочной службы совершают в основном насильственные преступления, причем довольно часто связанные с межличностными конфликтами, или преступления, явившиеся следствием неудачного их разрешения (например, незаконное оставление части из-за «дедовщины»). Реже ими совершаются корыстные преступления, а если и совершаются, то чаще всего в соучастии с офицерами. Самостоятельное совершение корыстных преступлений обычно связано либо с хищением оружия или иного воинского имущества, либо с кражами и грабежами на улицах во время нахождения (законного или незаконного) за пределами части. Корыстная мотивация при этом может быть разной: от простой жажды наживы до необходимости добычи денег для откупа от старослужащих солдат. Кстати, в последнее время военнослужащие срочной службы, не желающие совершать преступления, но нуждающиеся в деньгах, занимаются и откровенным попрошайничеством [2].

Таким образом, преступник военнослужащий срочной службы это не вполне сложившаяся личность, чаще всего холерического темперамента, наиболее криминогенного возраста, с неустойчивой психикой, хорошо развитая физически и имеющая регрессивные ценности жизни, занимающая лидирующее положение в неформальной армейской структуре, а также имеющая опыт подросткового агрессивно анархического насильственного поведения, связанного с употреблением спиртных напитков, наркотиков и с клеймом социального аутсайдерства. Личность преступника-командира и начальника (офицеров, прапорщиков, военнослужащих контрактников на сержантских должностях) во многом определяется спецификой их личных и профессиональных качеств. Эти военнослужащие составляют основу Вооруженных Сил, поскольку являются профессиональными военными, от которых во многом зависит боеготовность войсковых частей. Их зрелый возраст свидетельствует о том, что в психологическом плане они вполне сложившиеся люди [1]. По сравнению с военнослужащими срочной службы они находятся в привилегированном социально-бытовом положении (живут, как правило, не в казармах, имеют значительно больше свободного времени, которым могут распоряжаться по своему усмотрению, имеют больше возможностей в выборе места службы и военной специальности). Командиры и начальники имеют прямой доступ к материальным ценностям Вооруженных Сил (складам с обмундированием, продовольствием, боеприпасами и т.д.), а совершение ими преступлений представляет особую общественную опасность и наносит серьезный моральный и материальный вред армии. Необходимо признать, что от того, как они относятся к выполнению своих обязанностей, к воспитанию подчиненных, во многом зависит криминогенная обстановка в воинской части. Личности преступников командиров и начальников присущи следующие черты:

  • достаточно зрелый возраст — от 21 года (окончание военного училища) и старше, свидетельствующий о сложившейся в психологическом аспекте личности;
  • наличие агрессивно насильственного опыта, приобретенного в военных училищах, и одновременно низкой общей и правовой культуры, которая проявляется как в незнании права, так и в сознательном нарушении его норм. В свою очередь, незнание норм права, в том числе приказов и распоряжений вышестоящих начальников, приводит к нарушениям закона, к изданию незаконных приказов, распоряжений, а также к неправомерному поведению;
  • потеря воинского статуса и боевых навыков в связи с частым от влечением на хозяйственные работы;
  • отсутствие достаточной психолого-педагогической подготовки и переложение части своих обязанностей (например, по воспитанию молодых солдат) на военнослужащих срочной службы второго года, или, как их чаще называют, старослужащих, ведущее к «дедовщине»;
  • боязнь принятия ответственных решений по службе и выполнение лишь требований непосредственного начальника, даже если эти требования вступают в противоречие с интересами службы и нарушают действующее законодательство;
  • использование существующей системы «накачек», выражающейся в оскорблении начальниками подчиненных, в том числе и за проступки, совершаемые военнослужащими срочной службы;
  • распространенность бытового пьянства и наркотизма (особенно среди молодых офицеров). Число погибших военнослужащих в результате токсического и наркотического отравлении за последние годы увеличилось в 2,4 раза;
  • психология «временщика», которая может выражаться как в абсолютном игнорировании карьеристских устремлений, так и, наоборот, в доминировании этих побуждений, оказывающих негативное влияние на повседневную деятельность и на отношение к сослуживцам;
  • алчность, стяжательство, безразличие к судьбам подчиненных;
  • коррумпированность, связь с коррумпированными должностными лицами в гражданских структурах и втягивание в преступную деятельность сослуживцев, включая военнослужащих срочной службы; связь с криминальным миром, в том числе с представителями организованной преступности.

Особенности личности преступников командиров проявляются и в характере преступлений, которые ими совершаются.

Главной особенностью личности такого преступника, совершающего насильственные преступления, является ее дезадаптация, а в более широком аспекте — отчуждение. В свою очередь, отчуждение затрудняет усвоение человеком социальных норм, регулирующих межличностные отношения; приводит к формированию негативного отношения к среде, ощущению враждебности окружающих; вызывает потребность признания среди себе подобных; подталкивает к нарушениям установленных правил поведения; порождает неумение чувствовать эмоциональные состояния другого человека. Порождаемая в основном отчуждением личности тревожность, выражающаяся субъективно в серьезных опасениях за свое биологическое или социальное существование, проявляется в частном случае в социофобии, т.е. в боязни проявить себя в какой-либо ситуации, в страхе общения.

Для личности корыстных преступников командиров характерна в большей степени, чем для личности насильственных преступников, психология «временщика», которая ведет к необузданной наживе, алчности, чувству безответственности, снижению элементарных внутренних социально-контрольных функций и т.д. Для личности командиров, совершающих корыстные преступления, характерны не только алчность и стяжательство, но и абсолютное безразличие к нуждам подчиненных. Коррумпированность и «круговая порука» высших офицеров предполагает их тесную связь с представителями исполнительной и законодательной власти, с криминалитетом [1].

Инертностью и безразличием должностных лиц пользуются представители организованной преступности, которые, используя недовольство офицеров задержками с выплатой денежного довольствия и плохими бытовыми условиями, оказывают посреднические услуги при заключении договоров на поставку вооружения, продуктов питания в войска.

Таким образом, преступник командир, начальник — это сложившаяся личность, часто холерического темперамента, имеющая приобретенный в военных училищах опыт агрессивно насильственного поведения, корыстные побуждения (связанные и не связанные с карьеристскими устремлениями), испытывающая косвенное влияние представителей криминального мира (в том числе организованной преступности), обладающая психологией «временщика» и безразличная к судьбам подчиненных и к армии вообще.

Законодательство, воинские уставы обязывают соответствующие органы государства и должностных лиц в пределах своей компетенции выявлять эти причины и условия и принимать меры к их устранению. При осуществлении указанных требований, прежде всего, возникает вопрос, какие именно и в каких пределах должны выявляться обстоятельства, чтобы предупреждать конкретные проступки и преступления. Для правильного решения этого вопроса необходимо четко знать, почему возникают преступления, какие явления их порождают, в чем конкретно состоят причины и условия, способствующие их совершению, каков механизм действия этих причин и условий

Несколько слов следует сказать об особенностях личностных свойств военнослужащих, совершающих преступления по неосторожности (небрежное обращение с оружием, нарушение правил полетов и эксплуатации боевой техники и др.). Представляется, что для этой категории преступников характерны следующие черты: эгоизм и стремление к достижению сугубо личных целей; стремление скрыть другие нарушения, допущенные по небрежности; ложно понятые интересы службы; правовой нигилизм; коммуникативность поведения в случаях, когда нарушения допускаются в связи с нежеланием идти против воли сослуживцев; тревожность и неуверенность в собственных силах; слабая подготовка, в том числе и психологическая, для работы со сложной техникой в экстремальных ситуациях.

 

Список использованной литературы: 

  1. Жадбаев С.Х. Криминология. Краткий курс лекций. – Алматы: Жеты жаргы,
  2. Карпец И.И. «Преступность: иллюзии и реальность» – М.: Изд. «Российское право»,
Год: 2017
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...