Разработка концепции права и единого правового пространства евразийского экономического союза

В научном труде разработаны рекомендации по образованию Единого правого пространства Союза ЕАЭС. Детально исследованы предполагаемые принципы Евразийского права. Автор Азанов Б.К., считает, что право Евразийского экономического союза должно быть особенной системой юридических норм, регулирующей процесс евразийской интеграции. За правом Союза должны быть закреплены порядок создания и функционирования новых и действующих наднациональных институтов и связанные с этим отношения. Автором Азановым Б.К., определено и выявлено что Право Союза является автономной правовой системой.

С образованием наиболее продвинутого интеграционного образования на постсоветском пространстве ─ Единого экономического пространства и шире Союза ЕАЭС, возникли проблемы по определению роли и места этого юридического явления, а также задачи по формированию Общего/Единого Евразийского пространства и Евразийского права. В Заявлении глав дружественных государств, об учреждении ЕврАзЭС (Евразийское экономическое сообщество), определена задача взаимодействия правовых систем государств-членов в целях создания общего правового пространства в рамках Сообщества [13]. Председатель Госдумы С.Нарышкин, весьма верно отметил: «В перспективе нужно строить общее правовое пространство евразийских государств».

В настоящих условиях этот обсуждаемый юридический объект, не должен быть далекой перспективой или вопросом времени, а первостепенной задачей сегодняшнего дня. Определение и реализация по созданию общего правого пространства предполагает наличие, или во всяком случае достаточно большую степень продвинутости, в разработке серьезной теоретической основы в понимании содержания и основных направлений формирования Союзного пространства. Цель создания любой институции предполагает обоснованное представление о конечных результатах. Сейчас, довольно сложно говорить, что мы в полной мере выработали верное представление о праве Союза. 29 мая 2014г. в казахской столице в г. Астане, президенты «Евразийской тройки» подписали договор о ЕАЭС, возможно по принципу "Надо, не раздумывая, ввязаться в бой, а там видно будет".

Так вот, раз уж мы пошли по пути тесного сближения, то мы должны максимально защитить Евразийский экономический союз, от возможных бюрократических последствий и угроз. А защитить наше объединение мы можем только через прочную непоколебимую правовую базу, Союза ЕАЭС. Активны и исследования проблем правового пространства в Европейском союзе. Так понятие общего правового пространства родилось в Хельсинки на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) как юридический аспект общеевропейского процесса, ориентированного, прежде всего на решение проблемы защиты прав человека. В дальнейшем в процессе становления Европейского союза активно разрабатывалась проблема Единого правового пространства ЕС [10].

О становлении и процессах развития Европейского права, писали ученые из Западной Европы Кэртой Л. и Боюис Ж. [14,15]. В 2004 году была сформулирована идея 4-х общих пространств, в составе которых выделено общее пространство внутренней безопасности, структурированное, в частности, в виде общего пространства правосудия. Понятно, последнее является структурным элементом правового пространства.Данная тема формирования «Общего правового пространства» поднималась в рамках развития СНГ и ЕврАзЭС, но все попытки не дали никаких результатов. Проявления теоретического и практического интереса к проблеме общего правового пространства является жизненной необходимостью. Актуализация проблемы возникает на фоне образования Евразийского союза государств, как новой правовой реальности. Единое евразийское правовое пространство необходимо для решения насущных практических задач и урегулирования нормативно-правовых проблем. Очевидно, что есть необходимость глубокой теоретической проработки данного юридического явления. До настоящего момента в должной мере не выявлены его правовая и социальная природа, границы и структура правового пространства. Согласно утверждениям В.П. Очередько: «Современная юридическая наука пространством как социально-правовым явлением интересуется мало, в основном, это проявляется в контексте анализа действия нормативных юридических актов во времени, пространстве и по кругу лиц. При этом анализ действия актов в пространстве ограничивается государственной территорией или ее частью, а также применимостью норм международного права в национальной правовой системе» [10]. И.Н. Барциц в своем научном труде отмечает: «Процессы формирования правового пространства непосредственно обусловлены процессами развития государственности. Эта взаимосвязь обуславливает перенос ряда основных характеристик государственного пространства в категории, характеризующие правовое пространство». В.П. Очередько, продолжает свои мысли: «Трудно согласиться с увязкой требования единства правового пространства только с территориальной (пространственной) характеристикой государства. Правовое пространство – это пространство общественных отношений, регулируемых правовыми нормами. Его центральным элементом, безусловно, является человек, как субъект права» [10]. Сложно согласиться с этим заявлением, поскольку в общем правовом пространстве субъектом права не может быть человек. В праве Союза ЕАЭС, Субъектом и центральным элементом могут выступать только единое законодательство Союза, национальное право стран участниц договора о ЕАЭС регулирующее союзные отношения. Здесь человек может выступать только как гражданин Союза, с его правами на территории Союза.

Известный ученый проф. Лукашук И.И. указывает о своеобразном конгломерате норм международного и национального права, которые имеют различную правовую природу и т.д.[11].Евразийский экономический союз, как субъект международного права, может осуществлять взаимодействие на основе учета многообразных факторов действительности, в соответствии с достигнутым уровнем правосознания (подробный анализ правосубъектности и международной правоспособности ЕАЭС, представлен в трудах, научного работника, Азанова Б.К.) [4,5,6,7]. Исходя из этих соображений, для жизнедеятельности объединения, Союзу необходимо иметь своё право и законодательство, для юридического и всего спектра регулирования общественных отношений союзных государств, включающий субъектные и предметно-отраслевые аспекты (Материалы автора Азанова Б.К., за 2013-2014г). [1,2,3,9].

Таким образом, единое евразийское правовое пространство должно включать как территориальные, так и отраслевые, субъективные характеристики. Важнейшим элементом характеристики правового пространства является также исследование, социально-правовой составляющей, а именно, правового сознания, правовой культуры, правопонимания, законодательных органов стран участниц Союза ЕАЭС.

Каждый из этих элементов должен стать предметом самостоятельного глубокого изучения, серьезными исследовательскими коллективами − Российской Федерации, Республики Беларусь и Казахской Республики как государств учредителей Евразийского союза(учитывая членство в Союзе Армении и Кыргызстана).Автор Азанов Б.К., предполагает, что Единое правовое пространство Союза, в общем виде характеризуется как гармонизация нормативных правовых актов и институциональное соответствие (согласованность) двух уровней: национального и наднационального. Принципиально важно отметить, что единое правовое пространство может формироваться лишь на определенной общей идеологической базе, на основе разделения всеми субъектами права общих ценностей. Со всей смелостью можно утверждать, что общее правовое пространство это правовое измерение связанных воедино общих ценностей. Общим, сближающим фактором наших стран, может стать идеология господства права и принципа правового государства. Кроме того, важнейшими принципами являются организация взаимоотношений союзных государств исключительно на правовой основе, признание верховенства международного права в соотношении с правопорядками государств-членов.

Говоря иначе, в едином правовом пространстве наиболее тесно смыкаются сферы действия конституционного и международного права, актуализируется проблема взаимосвязи национального и наднационального правового регулирования. В этом контексте весьма остро поднимаются вопросы национальными элитами сохранения государственного суверенитета. Ответом на высказываемые опасения о возможной утрате государственного суверенитета в результате развития интеграционных процессов может служить идея объединения суверенитетов. Так, Председатель Конституционного Суда (КС РФ) РФ В.Д. Зорькин, подчеркивает, что сегодня принципы государственного суверенитета остаются незыблемыми, в том числе и в конституционном строе Российской Федерации, но меняется реальный объем суверенитета, осуществляемого непосредственно самим государством [12]..В целях решения стоящих проблем, перед нашими государствами, главы суверенных государств, добровольно передают осуществление части своих полномочий, на уровень наднациональных структур и реализуют идею объединенных суверенитетов, здесь национальный суверенитет Сторон защищен внутренним и внешним правом. Однако трудно говорить, о полном суверенитете государств, которые передали наднациональному органу на первом этапе, регулирование макроэкономическую сферу деятельности страны. Политика и экономика тесно связаны между собой и неразрывны. Нет политики без экономики и наоборот. Исследователь Азанов Б.К., считает, что только на основе «Объединенных суверенитетов» должно развиваться Единое евразийское правовое пространство. Формирование общего правового пространства базируется, на решении целого ряда принципиальных правовых норм, которые определяют дальнейшие развитие: выработку общего понимания и применения норм интеграционного права странами Союза; определение принципов, на основе которых должны строиться четкое разделение надгосударственного и национального права государств – членов Союза; разработку механизма, обеспечивающего принципиальное разграничение юрисдикции национального и интеграционного права. Принципиально важным для определения условий и перспектив формирования общего правового пространства Союза, является сохраняющаяся схожесть восприятия этого процесса в обществах, имеющих сравнимый уровень общеправовой и, в частности, конституционной культуры. Правовые системы стран–участников ЕАЭС принадлежат к одной, региональной, правой традиции, поскольку в законодательстве этих стран – наследников СССР, отсутствует кардинальные, непреодолимые различий между собой. Что способствует более оперативному нормативному закреплению процессов. На основе юридической проработки мы успешно создали Единую таможенную территорию и Единый таможенный кодекс, трех государств и добились развития Таможенного пространства за счет участия в ЕАЭС, Армении и Кыргызстана. В 2003 году Международным союзом юристов, была выдвинута и обоснована Концепция формирования единого правового пространства СНГ и Европы. Весьма призрачная постановка вопроса, ведь даже в условиях СНГ не удалось создать единое правое пространство, куда уж далеко забегать. Эти заявления основаны тем, что его участники – Россия, и Казахстан – подписали Европейскую конвенцию по правам человека (ЕКПЧ), являются членами Совета Европы и на них распространяется юрисдикция Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).В свете этого, содержательным элементом евразийского правового пространства должны стать формирующееся евразийское законодательство, а также гуманитарно-правовые нормы, создаваемые на основе ЕСПЧ.

Корректной представляется точка зрения В.П. Очередько: «Прецедентный характер решений ЕСПЧ является фактором, влияющим на обновление российского и казахского законодательства и совершенствование судопроизводства и их сближение. Они подлежат учету российскими и казахскими судами в их правоприменительной деятельности. В России это определено в силу положений Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54 о ратификации Европейской конвенции, согласно которым Российская Федерация признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека по всем вопросам, которые касаются толкования и применения Конвенции и протоколов к ней. Прецедентное право Европейского Суда рассматривается как источник права в странах подписавших ЕКПЧ. Отсутствие Беларуси в Совете Европы и, как следствие, то, что Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод формально не является юридически обязательным документом для Республики Беларусь не меняет положения дел» [10].

Благоприятное развитие евразийского правового пространства может осуществляться только на основе целенаправленной взаимоувязанной работы на двух уровнях – евразийском и национальном. На уровне Союза ЕАЭС наполнение реальным содержанием идеи общего правового пространства предполагает ускоренное развитие интеграционного права, формирование новых и совершенствование существующих политико-правовых институтов, адаптацию нормативно-правовой базы и разработку механизмов их взаимодействия с институтами других интеграционных объединений.

Важно разработать организационные и процессуальные механизмы взаимодействия наднациональных и национальных Органов. На национальном уровне – приведение внутреннего законодательства в соответствие с нормами наднационального права и разработку механизмов выполнения Сторонами обязательств.

Единое евразийское правовое пространство, может успешно развиваться и функционировать при условии крепкой правой системы Союза и правовых норм входящих в данную систему.

В договоре о ЕАЭС право Союза весьма ограничено, содержание не раскрывает полноту целей и задач Союза. Статья 6 Право Союза 1. Право Союза составляют: настоящий Договор; международные договоры в рамках Союза; международные договоры Союза с третьей стороной; решения и распоряжения Высшего Евразийского экономического совета, Евразийского межправительственного совета и Евразийской экономической комиссии, принятые в рамках их полномочий, предусмотренных настоящим Договором и международными договорами в рамках Союза. Решения Высшего Евразийского экономического совета и Евразийского межправительственного совета подлежат исполнению государствами-членами в порядке, предусмотренном их национальным законодательством.2. Международные договоры Союза с третьей стороной не должны противоречить основным целям, принципам и правилам функционирования Союза.3. В случае возникновения противоречий между международными договорами в рамках Союза и настоящим Договором приоритет имеет настоящий Договор. Решения и распоряжения органов Союза не должны противоречить настоящему Договору и международным договорам в рамках Союза.4. В случае возникновения противоречий между решениями Высшего Евразийского экономического совета, Евразийского межправительственного совета и Евразийской экономической комиссии: решения Высшего Евразийского экономического совета имеют приоритет над решениями Евразийского межправительственного совета и Евразийской экономической комиссии; решения Евразийского межправительственного совета имеют приоритет над решениями Евразийской экономической комиссии.

Исследователь Азанов Б.К., убеждён что: «Право Евразийского экономического союза, должно стать особенной системой юридических норм, регулирующей процесс евразийской интеграции. За правом Союза должны быть закреплены порядок создания и функционирования новых и действующих наднациональных институтов и связанные с этим отношения. Право Союза должно нами пониматься как самостоятельная правовая система, находящаяся на стыке национально-суверенного права государств-членов ЕАЭС и международного права. Принципы Евразийского права должны отражать смысл, содержание, реализацию и развитие юридических норм. Часть принципов содержаться в Союзном договоре, другие же будут выработаны уже практикой в результате их толкования. Принципы Права ЕАЭС можно условно разделить: на функциональные и общие. Функциональные принципы права ЕАЭС: К функциональным принципам можно отнести принцип верховенства права и принцип прямого действия.

Принцип верховенства права ─ означает приоритет норм наднационального права над нормами национального законодательства государств-членов.

Правовые нормы национально-суверенного права государств-членов, не должны противоречить нормам права Союза. Указанный принцип должен распространятся, не только на договор о ЕАЭС, но и на ряд других нормативных актов Евразийского экономического союза. Гарантом соблюдения данного принципа может выступать Суд ЕАЭС.

Принцип прямого действия права ─ означает непосредственное применение евразийского права на территории государств-членов. Для вступления в силу норм Союзного права не должно быть необходимости в их трансформации в национальный правопорядок. Принцип прямого действия права станет со временем отличительным признаком права Союза от международного права. Нормы международного права регулируют отношения государств и международных организаций. Нормы надгосударственного права непосредственно могут регулировать взаимоотношения государств-членов Союза. В этом случае издаваемые союзными институтами положения и регламенты становятся непосредственно действующими на всей территории государств ЕАЭС с момента их утверждения. В свою очередь нормы, содержащиеся в статьях Союзного договора для прямого действия, должны быть изложены ясно, в императивной форме и не должны быть дополнительно обусловлены результатами будущей деятельности государств-членов и институтов Союза. В то же время если статья имеет характер общего принципа или декларации, устанавливает цели и программу деятельности институтов и Сторон, если есть отсутствие точного и безусловного указания на конкретные права и обязанности, наднационального органа и суверенных то такая статья прямым действием обладать не может.

Общие принципы

К числу общих принципов права можно отнести: принцип охраны прав и свобод граждан государств участников Союза, принцип правовой определённости, принцип пропорциональности, принцип недискриминации, принцип субсидиарности, а также ряд процессуальных принципов. Необходимо выявить природу источников права. Такими источниками могут быть нормативные акты/положения.

Условно можно разделить нормативные акты следующим образом:

А. Союзные нормативы первичного права. К актам первичного права следует отнести договор о Евразийском экономическом союзе и все международные договоры в рамках Союза. По своей юридической природе акты первичного права являются международными договорами. Нормы актов первичного права могут обладать высшей юридической силой по отношению ко всем другим правовым актам Союза ЕАЭС, содержащихся в актах вторичного права. 

Б. Союзные нормативы вторичного права. Актами вторичного права могут быть нормативы, издаваемые союзными институтами, а также все другие документы, принимаемые на основе Союзного договора. Вторичный акт может быть принят, если существуют полномочия для его принятия и соблюдена дисциплина бюджета ЕАЭС. Возможные типы вторичных актов:

1.   Юридически обязательные:

  • Законодательные: регламенты, директивы и решения, принятые на основе первичного права.
  • Незаконодательные: акты, принятые в соответствии с полномочиями, предусмотренными в законодательном акте.

2.   Юридически не обязательные:

Рекомендации, мнения и другие необязательные для исполнения акты

В. Союзные нормативы третичного права. Международные договоры между государствами Союза, которые могут облегчить жизнедеятельность ЕАЭС. Сейчас пока нельзя с точностью говорить о нормативах третичного права, как о источнике права Евразийского экономического союза. Поскольку это входит в компетенцию Политического союза. Также возможна выработка так называемых Конвенций в рамках ЕАЭС, о гармонизации законов в интересах физических и частных лиц в 4 областях. Конвенция координации действий государств-членов в судебном сотрудничестве по уголовным делам и выполнение административно-распорядительных функции в сфере обеспечения общественной безопасности, охраны правопорядка, борьбы с преступностью. Конвенция, содействующая выполнению первичных актов. Соотношение наднационального евразийского права с национальным правом Сторон (с элементами «Политического союза» государств).

Соотношение права с национальным правом государств, может строиться исключительно на четырёх принципах:

  • Верховенство по отношению к национальным системам права государств-членов. Принцип означает, что в случае коллизии нормы национального права и наднационального права, преимущественную силу имеет последняя.
  • Прямое действие. Под ним понимается непосредственное действие и обязательная применимость норм наднационального права на всей территории Союза ЕАЭС, и относительно всех субъектов права.
  • Интегрированность в национальные системы права государств-членов. Принцип означает, что все нормы Союзного права автоматически инкорпорируются в национальные правовые системы Сторон.
  • Юридическая защищенность. Под ним понимается то, что обязанность обеспечения защиты норм наднационального права возлагается не только на Суд ЕАЭС, но и на национальные судебные органы Сторон. Очевидно, что с этой целью необходимо наделить особой компетентностью Союзное право и определить автономность правовой системы Евразийского права.

Право Союза как автономная правовая система

Вопрос об автономности права ЕАЭС, является одним из ключевых как для его понимания, так и применения. В случае не признания за ним самостоятельности, и отнесении его к региональным нормам международного права, право Союза может потерять возможность прямого действия на территории стран членов Союза. Это можно объяснить тем, что место международно-правовых норм в национальном законодательстве определяется конституциями каждого из государств. То есть для применения правовых норм права Союза была бы однозначно необходима их имплементация в национальные правовые системы. В Европейском союзе фундаментально закрепили европейское право, так определяющим моментом послужила позиция Суда Европейского союза. В решении по делу Фламинио Коста от 15 июля 1964 г. (дело № 6/64) дана весьма четкая характеристика права ЕС как особой правовой системы: «В отличие от обычных международных договоров, договор ЕЭС, создал свою собственную правовую систему, которая, со вступлением договора ЕЭС в силу, стала неотъемлемой составной частью правовых систем государств-членов, и положения которой обязаны применять их суды». Эта позиция Суда была подтверждена и развита в многочисленных других решениях, ей придерживаются и другие институты Европейского союза. То есть, по сути, договор ЕЭС был приравнен к конституционным актам, что и позволило считать момент его вступления в силу отправной точкой начала существования права Европейского союза как автономной, самостоятельной правовой системы» см: научный труд, Азанова Б.К. [1].

Выводы

По обоснованному мнению Азанова Б.К: «Нам предстоит сложная и важная работа по расширению наднациональной компетенций Евразийской правоспособности, по приданию самостоятельности Евразийскому праву и углублению её полномочий с поощрением широты действия Союзного права. На современном этапе право ЕАЭС должно стать, центральной структурой выполняющей важнейшие интеграционные задачи по укреплению единого правого поля, соблюдение законности и правопорядка. Это приведет к развитию демократических принципов союзных правоотношений и юридическому воспитанию государств-членов Союза ЕАЭС. Значимость союзного права в нашем сообществе нельзя недооценить или переоценить. Наш Союз только сейчас прибрел определенную форму, на пути полного становления необходимо оттачивать и совершенствовать каждый правовой механизм. Наднациональным институтам возлагаются серьезные задачи. В период становления Союза, придется сталкиваться со множеством проблем, от решения которых зависит построение демократического и социального Союза. В этих условиях наднациональные институты должны оказать существенное влияние на обеспечение функционирования правовой системы и практической реализации интеграционной политики, сохраняя и приумножая лучшие правовые традиций советского периода, внести значительный вклад в развитие союзного законодательства, на основе законности и справедливости на высоком профессиональном уровне. Беспристрастно и принципиально решать сложные и ответственные задачи, обеспечивая слаженность и скординированность нормотворческой деятельности Евразийского экономического союза».

 

Список использованной литературы:

  1. Азанов Б.К. Теоретические и экспериментальные исследования проблем и перспектив развития Евразийской интеграции: Разработка предложений по совершенствованию концептуальных, институциональных, организационно-правовых и экономических основ Союза: монография/Б.К.Азанов-Алматы.: «Тоганай Т» ─536с ISBN 978-601-7855-12-3.
  2. Азанов Б.К. Научно-правовой анализ основ регулирования иностранных инвестиций на законодательном уровне в ЕАЭС: на примере России и Казахстана//Б.К. Азанов//Евразийский юридический журнал/.2016. № 1 (92) – Москва С 131-137.
  3. Азанов Б.К.Научное обоснование Российско-Казахских отношений в условиях Единого экономического пространства: прошлое и настоящее//Б.К.Азанов//Евразийский юридический журнал/.2013. № 12 (67) – Москва С 59 – 64;
  4. Азанов Б.К. Евразийский союз Белоруссии, Казахстана, России — какое будущее?//Б.К. Азанов// Евразийский юридический журнал/.2014. № 5 (72) Москва С 2633;
  5. Азанов Б.К. Договор о Евразийском экономическом союзе: комплексный правовой анализ (Раздел I. Общие положения. Раздел Основные принципы, цели, компетенция и право союза)//Б.К.Азанов//Евразийский юридический журнал/С39-49.2014.-№ 8(75) – Москва);
  6. Азанов Б.К.Договор о Евразийском экономическом союзе: комплексный правовой анализ (Раздел III. Органы Союза., Раздел IV Бюджет Союза., Часть вторая Таможенный союз. Раздел VI функционирование таможенного союза)// Б.К. Азанов// Евразийский юридический журнал/.2014. № 9 (76) – Москва С 16 – 28;
  7. Азанов Б.К. Договор о Евразийском Экономическом Союзе: комплексный правовой анализ: заключительная часть. //Б.К.Азанов//Евразийский юридический журнал/.2014.№ 10 (77) – Москва С 11 – 25;
  8. Азанов Б.К. Роль В.В.Путина и Н.А.Назарбаева в евразийской геополитике(политико-правовой анализ) //Б.К.Азанов//Евразийский юридический журнал/С 30-40.2014. № 6 (73) – Москва);
  9. Азанов Б.К. Экономические приоритеты России в области экономической интеграции на постсоветском пространстве//Б.К.Азанов//Вестник Международного института экономики и права/2013.-№1(10)-Москва. С 65-73;
  10. Очередько В.П. Общее евразийское правовое пространство: основы теоретического анализа//В.П.Очередько//Международный научно-аналитический журнал Евразийская интеграции № 14 2013С 101 – Санкт-Петербург.
  11. Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000;
  12. Доклад Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В. Д. Зорькина «Интеграция европейского конституционного пространства: вызовы и ответы»
  13. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.ksrf.ru/ru/News/ Speech/Pages/default.aspx?page=5
  14. Заявление глав государств Республики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан,Российской Федерации и Республики Таджикистан об учреждении Евразийского экономического сообщества [Электронный ресурс]. – Режим доступа: archive.kremlin.ru/text/docs/2000/10/128393.shtml (дата обращения 08.20134]
  15. Bouhuis J. Droit institutionel de 1'Union Europeenne, Paris, ,
  16. Cartou Communautes europeenes, Paris, 1986.
Год: 2016
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...