Отличие фальшивомонетничества от мошенничества

В данной статье рассмотрены вопросы разграниченияфальшивомонетничества от мошенничества. 

Разграничение преступлений — естественная проблема, сопровождающая квалификацию любого преступления, которая всегда была в центре внимания ученых, поскольку значительная часть ошибок, допускаемых правоприменительными органами при правовой оценке содеянного, связана с неправильным установлением тождества между признаками, содержащимися в совершенном деянии.

Следственная и судебная практика сталкивается с трудностями при квалификации и разграничении преступлений тогда, когда разные составы преступлений характеризуются, с одной стороны, рядом общих для них признаков и, с другой, — отдельными признаками, различающими их. Такие составы преступлений в теории уголовного права принято называть смежными [1, с. 10].

Смежными с фальшивомонетничеством являются многие составы преступлений, предусмотренные нормами, включенными в разные главы Особенной части УК РК. Наиболее близка фальшивомонетничеству ст. 190 УК РК.

Фальшивомонетничество является специфичным видом преступления, некоторые его моменты имеют тесную взаимосвязь с мошенничеством. В судебно-следственной практике имеют место случаи квалификации фальшивомонетничества, ответственность за которое предусмотрена ст. 231 УК РК, как мошенничества, предусмотренного ст. 190 УК РК, и наоборот.

Нестандартные методы бизнеса могут осуществляться в рамках действующего законодательства, но зачастую выходят за его пределы. В этом случае они рассматриваются как экономическое мошенничество. При этом широко используются поддельные ценные бумаги, финансовые документы и т. п.

В основе любой разновидности мошенничества лежит злонамеренное присвоение чужой собственности независимо от того, в какой форме оно выступает: денег, товарноматериальных ценностей, интеллектуальных разработок или в каком-либо ином виде.

Непосредственным объектом мошенничества является собственность.

Предметом мошенничества может быть не только имущество, но и право на него, отдельные правомочия по имуществу (например, виновный может завладеть правом пользования автомобилем). Упоминание об этом имеет значение для уточнения момента окончания преступления. Завладев правом на имущество, виновный тем самым завладевает и самим имуществом, понятие которого раскрывается в Нормативном постановлении Верховного суда Республики Казахстан от 11 июля 2003 г. (с изменениями и дополнениями от 19.12.2003 г.) «О судебной практике по делам о хищениях». Так, «предметом хищения или иных преступлений против собственности является чужое, то есть не находящееся в собственности виновного, имущество. При этом похищаемое имущество в момент совершения преступления может находиться как во владении самого собственника, так и во владении других лиц, которым это имущество было вверено или оно у них находилось в незаконном владении» [2, с. 466].

Мошенничество является формой хищения, поэтому ему присущи все признаки этого понятия. Многие преступления основаны на краже, злонамеренном присвоении чужой собственности с намерением превратить ее в свое имущество без согласия владельца. 

Владелец не обязательно должен быть известен в момент совершения кражи. Более того, лицо, у которого похищается собственность, может и не быть ее законным владельцем. Важно выяснить специфические особенности мошеннических посягательств и определить их значение для практического применения.

Мошенничеством является обманное получение различных денежных выплат одним лицом вместо другого, действительно имеющего право на их получение; получение денежных средств, предназначенных другому лицу, путем представления фиктивной доверенности. В содержание обмана могут входить и другие обстоятельства, которые не служат непосредственным основанием для передачи имущества, но учитываются потерпевшим, когда он принимает решение о его передаче.

Использование подложных платежных документов является одной из форм обмана, и дополнительной квалификации эти действия не требуют. Изготовление поддельного платежного документа является приготовлением к хищению. Если не удалось использовать документ, подделанный в целях хищения, ответственность наступает за приготовление к мошенничеству и подделку документа по совокупности. При оконченном хищении содеянное квалифицируется по совокупности подделки и мошенничества.

Объективная сторона мошенничества состоит в специфическом способе совершения этого преступления путем обмана или злоупотребления доверием.

«Обман при мошенничестве может выражаться в умышленном ложном утверждении о заведомо несуществующих фактах либо в сокрытии фактов, которые по обстоятельствам дела должны были быть сообщены собственнику либо владельцу имущества. Обман может касаться как действительного намерения виновного, так и в отношении количества и качества товара, личности субъекта преступления и других обстоятельств, которые могут ввести в заблуждение потерпевшего» [2, с. 466].

При мошенничестве обман может быть, как устным, так и письменным.

При злоупотреблении доверием виновный, используя доверительные отношения между ним и собственником или иным законным владельцем имущества, совершает завладение его имуществом.

Отличительной особенностью мошенничества является то, что потерпевший, находясь в заблуждении, добровольно передает имущество, или предоставляет мошеннику право на него. Известно много случаев, когда собственность не захватывается, а добровольно передается владельцем, попавшимся на какую-либо уловку.

Типичные примеры: с владельцем товара расплачиваются фальшивыми денежными знаками. Сбыт поддельной купюры может быть квалифицирован как мошенничество лишь в том случае, если установлены: явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, и обстоятельства дела, свидетельствующие о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц.

Так, К., имея при себе фальшивые доллары США на общую сумму 13 100, путем обмана и злоупотребления доверием договорился с продавцом рынка У. о приобретении 1080 ящиков яблок. После этого, наняв до г. Астаны автомашину «КамАЗ», подъехал к складскому помещению и, подтвердив свои намерения о приобретении товара, распорядился начать погрузку фруктов в кузов автомашины. После погрузки товара К. расплатился за приобретенный товар поддельными денежными средствами на общую сумму 12 900 долларов США, оставшимися 200 долларами США К. собирался расплатиться с грузчиками. Однако не успел воспользоваться правом на распоряжение приобретенным имуществом, не доведя свой преступный умысел до логического завершения по независящим от него обстоятельствам, был задержан сотрудниками полиции.

Действия К. были квалифицированы по совокупности преступлений ч. 2 ст. 206 хранение с целью сбыта и сбыт поддельной иностранной валюты в крупном размере и лицом, ранее судимым за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, а также как покушение на мошенничество ч. 3 ст. 24, п. «б» ч. 3 ст. 177 УК РК [3].

Необходимо установить, являются ли денежные купюры, монеты или государственные ценные бумаги поддельными и имеют ли они существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками или ценными бумагами.

Рассматривая данное положение, необходимо акцентировать внимание не только на явном несоответствии фальшивой купюры подлинной, исключающим ее участие в денежном обращении, но и на иных обстоятельствах дела, свидетельствующих о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц. Только такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество.

Например, Ю. с помощью компьютерной техники изготовил и сбыл банковские билеты, которые частично соответствовали подлинным образцам. Однако, как было установлено в ходе расследования, они были выполнены с обеих сторон одним красителем, имели значительное количество лишних элементов, различаемых при нормальном освещении. Зная об указанных недостатках, Ю. расплачивался этими купюрами только в темное время суток. В данном случае действия Ю. были квалифицированы судом как мошенничество.

Изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка с целью сбыта или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, изъятых из обращения (монеты старой чеканки, советские деньги, отмененные денежными реформами и т. п.) и имеющих лишь коллекционную ценность, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 231 УК РК, и должны, при наличии к тому оснований, квалифицироваться как мошенничество по ст. 190 УК РК.

На основании изложенного мы предлагаем вышеназванное нормативное постановление дополнить п. 13 новым абзацем.

Как мошенничество должны расцениваться и случаи сбыта грубо подделанных денежных знаков, когда подделку можно отличить с первого взгляда. В случае таких подделок виновный рассчитывает, как правило, на индивидуальные особенности лица, которому сбывается подделка (плохое зрение, состояние сильного алкогольного или наркотического опьянения) или на особые обстоятельства сбыта в темное время суток, когда нет возможности разглядеть купюру. На это и указывает Верховный суд РК в своем Нормативном постановлении «О некоторых вопросах квалификации преступлений в сфере экономической деятельности» от 18 июня 2004 г. «Использование как средства обмана при незаконном завладении чужим имуществом не запрещенных к обращению сувениров, медальонов, открыток, художественных, фотографических изображений, полиграфических и иных изделий, исполненных в виде указанных в ст. 206 УК денежных знаков или ценных бумаг, следует квалифицировать как мошенничество» [4, с. 480].

Не может рассматриваться как фальшивомонетничество и обманный сбыт под видом денег вырезок изображений денежных билетов из журналов, плакатов и т. п.

Мошенничеством, а не фальшивомонетничеством являются также противоправные деяния, состоящие в изготовлении или сбыте поддельных лотерейных билетов. Так как, лотерейный билет не является ценной бумагой, судебная практика обоснованно исходит из того, что его подделка с целью сбыта или незаконного получения «выигрыша» должна квалифицироваться как приготовление к мошенничеству. Вместе с тем сбыт фальшивого лотерейного билета либо получение по нему «выигрыша» должны влечь ответственность за мошенничество как оконченное преступление.

Мошенничество признается оконченным, если, имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по-своему усмотрению. 

С субъективной стороны мошенничество характеризуется прямым умыслом и предполагает наличие корыстной цели. При мошенничестве корыстная цель состоит в обращении виновным чужого имущества в свою пользу либо пользу третьих лиц.

В вопросе о субъектах мошенничества и фальшивомонетничества следует выделить довольно тесную взаимосвязь. В рассматриваемых составах законодатель установил ответственность лиц, достигших ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Исключение составляет совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения. Так, если фальшивомонетничество совершит лицо с использованием служебного положения, то действия виновного, на наш взгляд, следует квалифицировать по совокупности преступлений по ст. ст. 231 и 361 УК РК. Мошенничество, совершенное с использованием служебного положения, будет квалифицироваться п. 3 ч. 2 ст. 190 УК РК.

В связи с вышеизложенным, можно сделать вывод, что фальшивомонетничество и мошенничество отличаются друг от друга по объекту, а самое главное — по предмету преступления и по двум действиям объективной стороны (изготовление, хранение), присущим только ст. 231 УК РК.

Соответственно точками соприкосновения рассматриваемых составов является объективная сторона преступления т. к. сбыт поддельных денег — своего рода форма обмана, которая реализуется фальшивомонетчиками по отношению к потерпевшим, а обман один из признаков мошенничества. Сходны они по субъективной стороне, так как данные составы совершаются с прямым умыслом, и их целью является корысть. Если при фальшивомонетничестве обман существует исключительно при сбыте, то при мошенничестве он используется с целью хищения чужого имущества. Схожи они также и по субъекту преступления, т. к. уголовная ответственность за рассматриваемые деяния наступает с 16-летнего возраста.

 

Список использованной литературы:

  1. Уголовное право России. Особенная часть. — М., 1997. — 212 с.
  2. Нормативное постановление Верховного суда Республики Казахстан от 11 июля 2003 г. «О судебной практике по делам о хищениях» // Сборник постановлений Верховного суда РК. — Алматы,
  3. Архив Суда № 2 г. Семей. 2014.Қылмыстық іс №
  4. Нормативное постановление Верховного Суда РК № 2 от 18 июня 2004 г. «О некоторых вопросах квалификации преступлений в сфере экономической деятельности» // Сборник постановлений Верховного суда РК. — Алматы,
Год: 2016
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...