Принципы независимости и самоуправления адвокатуры РФ

В статье исследовано содержание принципов независимости и самоуправления адвокатуры РФ и их гарантии, высказываются собственные теоретические суждения. 

Принципы независимости и самоуправления адвокатуры являются теми основополагающими началами, которые нельзя рассматривать отдельно друг от друга в силу их взаимообусловленной связи и места в системе принципов адвокатуры в целом. И если законность, корпоративность и равноправие адвокатов фактически признавались действующими, не смотря на отсутствие их прямого законодательного закрепления в специальном законе, то о суверенности адвокатского сообщества, а равно о возможности осуществления самостоятельной полноценной управленческой деятельности до появления Ф.З. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [1] можно было только грезить. Ни сколько не умаляя значения других принципов организации и деятельности адвокатуры, постараемся в представленном исследовании раскрыть содержание только двух названных выше начал.

Принцип независимости буквально «выстрадан» временем, самой историей становления и развития отечественной адвокатуры, поскольку на протяжении долгих лет советского и отчасти постсоветского периода, как никогда ярко прослеживалось намерение адвокатского сообщества приобрести признанную и законодательно утвержденную самостоятельность. Независимость адвокатуры один из специфичных и одновременно обязательных признаков, характеризующих адвокатуру, наряду с признанием адвокатов сведущими лицами в рамках профессионального сообщества, куда никто более не имеет права быть включенным, даже помощники и стажеры адвоката. Суверенитет адвокатов напрямую связан с признанием адвокатуры РФ в качестве института гражданского общества, который не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, а главное представляет собой совокупность общественных отношений, относительно независимую от государства, участники которых взаимодействуют между собой как суверенные личности, наделенные особым статусом, определяющим их назначение в государстве. Независимость адвокатуры обеспечивается специальной статьей 18 Закона об адвокатуре, согласно которой вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии). Вместе с тем, указанные ограничения не распространяются на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем, что, безусловно, является справедливым и обеспечивает дисциплину профессиональной деятельности.

Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается. Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества. Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Следует отметить тот факт, что действительная реализация перечисленных положений вызывает ряд трудностей, однако, в целом законодатель, верно определил границы автономии адвокатуры. На сегодняшний день, не смотря на прогрессивность идей заложенных законодателем в обозначенный принцип, следует констатировать не абсолютную, а относительную независимость адвокатуры со стороны государства в лице его органов. Примерами тому, являются отдельные положения Закона об адвокатуре, среди них: оплата профессиональной деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам РФ бесплатно (ч. 3 ст. 3 Закона об адвокатуре), а равно действующих по назначению органов дознания и органов предварительного следствия, суда; участие в работе квалификационных комиссий адвокатской палаты субъекта РФ судей, представителей территориальных органов юстиции, законодательных (представительных) органов государственной власти субъекта РФ (ст. 33 Закона об адвокатуре); утверждение формы удостоверения адвоката и формы ордера, а также форм реестров адвокатов Министерством юстиции РФ и его территориальными органами; утверждение порядка исключительного ведения реестров адвокатов субъектов РФ и выдачи им удостоверений, а также федерального реестра адвокатов территориальными органами юстиции субъектов РФ и Министерством юстиции РФ (ч. 1 ст. 15 Закона об адвокатуре); направление органами исполнительной власти субъектов РФ представлений о создании юридических консультаций (ч. 1 ст. 24 Закона об адвокатуре) и т.д.. Перечисленные положения не должны свидетельствовать о зависимом положении адвокатуры, хотя бы потому, что абсолютной независимости нет и быть не может в системе администрирования любого демократического государства, а вопросы взаимодействия и разумного регулирования институтов гражданского общества и государства необходимы, ибо способствуют поступательному, динамичному развитию взаимоотношений заинтересованного круга участников и их законопослушного поведения.

В основе любого поведения должны лежать правила, определяющие характер и смысл действий. Есть данные правила и в адвокатуре. Примечательно то, что сами правила (основы) содержатся в Законе об адвокатуре, который подразумевает самостоятельное определение адвокатом направлений своей деятельности, выбор и создание форм адвокатских образований и органов адвокатского управления независимо от государства, что в совокупности представляет собой содержание принципа самоуправления адвокатуры. По нашему мнению, названный принцип следует понимать в узком и широком смысле. При чем, в узком смысле он означает возможность возникновения, изменения и прекращения управленческой деятельности в соответствующей форме адвокатского образования или адвокатской палате субъекта РФ, а в широком в Федеральной палате адвокатов. Типичными примерами, свидетельствующими о реализации управленческой деятельности являются решения принятые руководителями соответствующих форм адвокатских образований, адвокатских палат субъектов РФ и Федеральной палаты, исполнение которых является обязательным для адвокатов [2]. Самоуправление в деятельности адвокатских образований обеспечивается признанием адвокатуры некоммерческой, негосударственной организацией. В силу чего, ряд авторов считают, что включение в квалификационную комиссию (орган, осуществляющий отбор претендентов на получение статуса адвоката, а равно рассматривающий дисциплинарные проступки адвокатов) представителей судов и органов исполнительной власти по квотам, установленным Законом об адвокатуре, негативно влияет на независимость и самоуправление [3]. С чем мы позволим себе не согласиться, по меньшей мере, по причине двух оснований. Первое является формальным и свидетельствует, руководствуясь ст. 33 Закона об адвокатуре, о том, что численный состав членов квалификационной комиссии, не имеющих статус адвоката меньшинство, что фактически исключает возможность злоупотребления и влияния на принятие заведомо выгодного для них решения названным органом адвокатской палаты субъекта РФ. Второе основание сводится к необходимости обеспечения дисциплины и надлежащего функционирования квалификационной комиссии. Так как, наличие в ней представителей власти минимизирует риск наступления «абсолютизма» взаимоотношений. Далеко не случайно, в состав практически всех органов государственной власти или их структурные подразделения, входят представители общественности, почему обратная схема представительства не имеет права на существование? Как мы полагаем, она более чем оправдана, поскольку выступает индикатором взаимоотношений власти и гражданского общества, определяя свою превентивную направленность, гарантируя при этом эффективность квалифицированной юридической помощи.

 

Список использованной литературы:

  1. Закон об адвокатуре
  2. Статьи 20-24,ч.6 ст.31, ч.6 ст. 37 Закона об адвокатуре
  3. Питулько К.В., Коряковцев В.В. Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской [Федерации». СанктПетербург. Изд. дом «Питер».2002.С.29
Год: 2016
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...