Русский магический фольклор в Казахстане на фоне взаимодействия русской и казахской культуры

В статье автор рассматривает особенности и трудности развития русского магического фольклора в Казахстане. 

Дружественные дипломатические отношения между Российской Федерацией и Республикой Казахстан были установлены 22 октября 1992 года. Они являются стабильными: за период новейшей истории столкновений на национальной почве между казахами и русскими не было. Дружеские отношения подтверждают и различные базовые документы: договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи (от 25 мая 1992 г.), декларация о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие (от 6 июля 1998 г.), договор о коллективной безопасности (ОДКБ). Более того, Россия и Казахстан установили безвизовый режим. С 1 июля 2011 года на границе России и Казахстана отменён транспортный контроль [1].

Многовековой опыт дружеский взаимоотношений и желание народов и лидеров страны продолжать взаимовыгодные дружеские взаимосвязи привели и к повышению роста интереса к культуре братского народа. Так, в 2004 году был проведён год России в Казахстане, а 2003 год отмечался как год Казахстана в России [2]. Таким образом, можно подытожить: дружеские отношения между РФ и РК поддерживаются на высшем политическом уровне. Безусловно, этому способствуют и бытовые взаимоотношения представителей тюркского и славянского этносов. Такие хорошие связи между этносами сложились исторически благодаря и географическому положению стран: самую протяженную границу (около 7512 км) Россия имеет именно с Казахстаном. Более того, граница между нашими государствами является самой протяженной сухопутной границей на планете[3].

На начало 2015 года русское население составляло 21,05% от населения страны [4]. Это доказывает, что русское население является самой многочисленной группой неказахского населения в Казахстане. В связи с такой многочисленностью, в Казахстане был принят ряд законов, поддерживающих развитие русской культуры и языка. В первую очередь, этому способствует Конституция. Согласно части 2 статьи 7 Конституции Республики Казахстан от 1995 года, «в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским языком официально употребляется русский язык» [5]. Такое бережное отношение к статусу русского языка повлияло как на сам русский, так и на казахский языки. В речи представителей обеих культур можно встреть большое количество межъязыковых вкраплений. Например, в казахской речи: «Ол бұрын крупный болған» (Раньше он был крупным). «Мен саған пошутил деп айттым ғой» (Я же сказал тебе – пошутил). В русской речи: «Он зашел и сразу сәлем бердi» (Он зашел и сразу поздоровался).

«Мне хабарла» (Мне сообщай. Будь на связи. Хабарлау инфинитивная форма глагола «сообщать») [6].

Однако взаимообогащение и взаимопроникновение культур не языковом уровне не остановилось. Все чаще можно отметить и одобрение и образцов традиций братского народа. Национальные праздники обоих народов не остаются без внимания: на Наурыз казахские семьи угощают национальными блюдами своих русских друзей, на Пасху представитель казахского этноса имеет большой шанс получить кулич и крашеные яйца от своего русского друга. Конечно, в данной ситуации следует отметить, что представитель русского этноса более подвержен изменениям, ведь он находится вдалеке от исторической родины. Тем не менее, русский народ освоился в Казахстане благодаря правильно выстроенной политике. Все принятые меры помогают русским сохранять не только свой язык, но и культуру.

Однако отдаленность от исторической родины приносит и свои плоды: очень часто представители русского этноса не могут объяснить некоторые явления и истоки собственной культуры. Особенно это касается русского магического фольклора. В качестве примера приведем часть анализа опроса, проведенного на территории города Актобе (Западно-Казахстанская область) в период с 06.11.-02.12.2015 [7]. Данный опрос показывает, что процесс взаимообмена приветствуется как представителями казахской, так и русской культуры. В ходе опроса были поставлены следующие задачи: 1. Выяснить, какими знаниями о русском магическом фольклоре владеет респондент, находясь не на исторической родине. 2. Узнать, ценит ли респондент фольклор, использует ли его в жизни, стремится ли передать свои знания потомкам. 3. Узнать, использует ли респондент в своей бытовой практике элементы казахской культуры.

Следует отметить, что расшифровка записей с диктофона проходила основываясь на фольклористический принцип передачи аутентичности.

Большинство опрошенных (около 85 %) обладают знаниями о русском магическом фольклоре в той или иной степени. Но, к сожалению, неоспорим тот факт, что очень часто знания родного фольклора основываются на увиденных ранее кинофильмах и прочитанных художественных произведений, или услышанной ранее непроверенной информации. Так, например, респондент описывает внешность домового: «Ну я не представляю какой он… Никогда с этим не сталкивалась. Но моя сотрудница утверждала, что она видела домового. Она постарше немного меня… Она его имя даже называла. Не помню, как они его зовут… Она его описывала, что он небольшого роста. Это мужчина, он в каком-то колпачке, вообщем, что-то такое» [7].

Другим примером является описание русалки: «Ну образ… Конечно, это красивая женщина с длинными волосами, с красивым чешуйчатым этим…хвостом! Ну то есть как это… Ну, то что мы взяли и почерпнули из книжек, сказок. Сами всегда читали и детям читать будем. У меня все в семье читающие, так что это пришло к нам из книг» [7].

Реальное существование некоторых персонажей русского фольклора активно отвергается: «… нет конечно! Про русалку не подумаю! Вообще никак не верю. Вот во что, во что, а в русалок – нет. Может, рыбка какая в воде проплывет, но вот русалка… Даже никогда в мыслях такого не было!»

Тем не менее, благодаря опросу, было выявлено, что на достаточно высоком уровне практикуется бытовая обережная магия. Большинство опрошенных респондентов в той или иной форме верят в силу сглаза и порчи и стараются защититься: «Вообще да, в сглаз я верю. Маленьким детям булавки прикрепляли разные или там бусинки разные вешали. Каким-то образом пытались их защитить, оберечь». «Когда выходишь за порог, нужно говорить: «Ангел мой, пойдем со мной. Я – впереди, ты – за мной». «Есть молитва от порчи. В нашей семье она передалась от бабушки. Но порчу нельзя каждый день снимать, нельзя каждый день снимать венец безбрачия…» [7].

Среди респондентов нередки случаи обращения к так называемым «бабушкам целительницам»: «Вот испугался ребенок и надо, чтобы он не плакал и покрестили. Некрещеного целительница не возьмет лечить. Значит, если крестили, но все равно какие-то тревоги, обращаешься… ты знаешь, что бабушка добрая. Чаще это знакомая. И надеешься на то, что ради того, чтобы ребенок рос спокойным, здоровым, идешь на это. И наперед знаешь, что вреда не будет. Может, это будет как на самовнушении что-то, а вот чтобы от и до исцелить… даже врачи не всесильны. Я ходила с дочерью. Мне сказали, что пупочная грыжа очень часто, даже говорят, что в роддоме неправильно пупок завязывают. Мы к знакомой бабушке носили ее. Надо было сносить туда, к ней три раза. Подряд три дня. И при возвращении от бабушки ни с кем не встречаться, не разговаривать, и вот я за два квартала обходила, если кого-то встречали, мы быстро пробегали, будто мы их не знаем»[7].

Особенно часто практикует обережная магия по отношению к беременным женщинам и детям. Более того, в таких ситуациях нередки случаи передачи информации об оберегах из поколения в поколение: «И вот в это верилось ради ребенка. Ради спокойствия, ради здоровья ребенка. Я не думала, я знала, что ничего такого не случится. Я наблюдала со стороны. Это было основано на молитвах каких-то. Какие-то манипуляции руками, ничего особенного… Мне мама советовала: «Вот беременная, потом родишь ребенка, старайся в воскресенье не стирать, не вязать, не мазать». Это связано с тем, что выходной день, воскресенье, для славян день, когда…. Не зря ж придумано, что неделя рабочая, и один выходной, ради которого так построено. Такой режим человеческий. Нам отдых тоже нужен. Может это повредит, может не повредит, но нужно придержаться. Так у нас в семье было. Хотя бы до обеда не трогай полы, постирать… Вот уже после обеда, когда служба в церкви пройдет, вот потом пожалуйста. Беременность старалась сильно не афишировать, только близкие. Это радость семейная. Начнутся лишние вопросы» [7].

Около 40% опрошенных допускают в своей бытовой практике исполнение казахских традиций. Более того, респонденты сами подчеркивают принадлежность исполняемых традиций к традициям казахского народа: это отмечается благодаря использованию респондентами слов на казахском языке: «Даже когда пришли две тети мои, ну вроде как больше меня проведать, я им сказала «Ну пройдите, посмотрите на моего ребенка», они в один голос: «Ой, да что там на нее еще смотреть!» Мне это понравилось. Лучше поопаситься, так сказать. Лучше придерживаться каких-то издревле придуманных канонов. Для ребенка хуже уж не будет. А уж как там будет, не будет?.. Я сама ради своих детей я вот это вот старалась соблюдать. А уж если на ребенка смотрят, лучше взять с них «көрімдік», чтобы на всякий случай отбить сглаз» [7].

Таким образом, исходя из вышеперечисленных фактов, можно сделать следующие выводы:

  1. Представители русского этноса в достаточной мере сохранили информацию о русском магическом фольклоре. Наиболее охотно из поколения в поколение переходят элементы обережной магии. Сами респонденты в большинстве случаев объясняют это тем, что «все так делали и плохо от этого не было никому». Тем не менее, передача фольклора из поколения в поколение указывает и на тот факт, что русские относятся к своей культуре уважительно и стремятся передать хотя бы часть своих знаний будущим поколениям хотя бы на бытовом уровне.
  2. Русские достаточно активно используют в своей практике элементы казахской культуры, но чаще всего это касается элементов обережной магии, которая также используется по принципу «хуже не будет». Но и нельзя отрицать, что использование чужой культуры в своей практике указывает на уважительно отношение к чужим традициям.

 

Список использованной литературы:

  1. «История Казахстана (с начала ХХ в. по настоящее время)». М.К. Козыбаев, К.Н. Нурпеис, К.М. Жукешев. Мектеп, 2013, c.216218
  2. http://adilet.zan.kz/rus/docs/N030000433 «Әділет»информационно-правовая система нормативных правовых актов Республики Казахстан.
  3. «Россия: социально-экономическая география», учебное пособие, Алексеев А.И., Колосов В.А., 2013, c. 349
  4. Демографический Энциклопедический словарь, М.: Советская энциклопедия, 1985 г. Гл. ред. Валентей Д. И. – «Каз ССР», c. 201
  5. Конституция Республики Казахстан, принята на референдуме 30 августа 1995 года, вступила в силу 5 сентября 1995 года. 
  6. «Речевое поведение жителей костанайской области как результат взаимодействия русского и казахского языков», статья Жикеевой А. Р., Вестник Челябинского государственного университета. № 25 (240). Филология. Искусствоведение. Вып. 58 , c. 59
  7. Федак А. К., материалы, подготовленные к магистерской диссертации «Русский магический фольклор в Казахстане: миф, ритуал, слово».
Год: 2016
Город: Актюбинск
Категория: Филология
loading...