Становление и развитие теории разделения властей в юридической науке

В современной теоретической юриспруденции, государствоведении и политологии теория разделения властей известна как синтез взглядов многих ученых на проблемы организации органов власти в государстве. Основанный на теории разделения властей принцип с аналогичным названием служит ядром современной теории правового государства.

Принцип разделения властей, сводится к тому, что органы законодательной, исполнительной и судебной власти осуществляют функции государства самостоятельно и независимо друг от друга в пределах своей компетенции для обеспечения сбалансированности полномочий и исключения возможности сосредоточения всех полномочий или большей их части в ведении одного органа государственной власти или должностного лица. В то же время органы каждой "ветви" власти взаимно контролируют и уравновешивают друг друга тем, что имеют полномочия, сдерживающие полномочия органов власти, относящихся к другим "ветвям". Система "сдержек и противовесов" существенная и неотъемлемая часть системы разделения властей.

Исторические корни теории разделения властей уходят глубоко в древнюю мысль о государстве и праве. Платон в своих «Диалогах», рассматривая государственное устройство, размышлял о роли права в общественной жизни.

Идеи Платона развил его ученик Аристотель, предложивший в виде основного и важного инструмента непосредственного осуществления демократии принцип разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви; выборность лиц, занимающих в этих ветвях власти должности, и возмездный характер их деятельности. Им указывалось, что ни одна из этих должностей не может быть пожизненной. Аристотель определял государство как достаточную для самодовлеющего существования совокупность граждан, что и определяло общество именно как гражданское.

Платона и Аристотеля поддерживал Цицерон. Он писал о том, что закон есть связующее звено гражданского общества, а право, установленное законом, одинаково для всех.

Рассматривая воззрения ученых древности, необходимо помнить, что государства, в которых они жили и высказывали свои мысли, являлись рабовладельческими. Именно из-за неразвитости социальных, политических и экономических отношений понятия «государство» и «гражданское общество» ими отождествлялись.

Следующий этап понимания сути организации власти в государстве связан с именами таких ученых, как Дж. Локк, Ш. Монтескье, Ж.Ж. Руссо.

У истоков концепции разделения властей стоял Джон Локк (1632 1704). Излагая свои взгляды на государственную власть, принципы ее построения и разделения, мыслитель неоднократно касался вопросов о государстве, законодательной деятельности, законах, правосудии и т.п. Основные же воззрения Дж. Локка по этому поводу содержатся в сочинении "Два трактата о государственном правлении". В главах XI, XII, XIII и XIV второго трактата о государственном правлении изложена в концентрированном виде теория разделения властей, среди которых мыслитель выделяет законодательную и исполнительную власти.

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что Дж. Локк, неоднократно касаясь вопросов о суде, все-таки не выделил судебную власть в отдельную, самостоятельную ветвь государственной власти. Он остановился лишь на характере взаимоотношений законодательной власти с судами, полагая, что законодатель не может брать на себя право повелевать посредством деспотических указов, наоборот, он обязан определить права подданных посредством провозглашаемых постоянных законов и известных уполномоченных на то судей.

Наиболее существенные аспекты доктрины разделения властей и роли в их системе судебной власти разработаны в трудах французских политических мыслителей Шарля Луи Монтескье (1689 1775) и Жан-Жака Руссо (1712 1778). Особенную ценность представляет работа Ш.Л. Монтескье "О духе законов". В главе VI книги XI названного труда автор в концентрированном виде изложил концепцию разделения властей. Теоретические взгляды на государственное устройство Ш.Л. Монтескье сформулировал как вывод: "В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, власть, ведающая вопросами гражданского права". Последняя карает за преступления и разрешает столкновения частных лиц, ее можно назвать судебной властью. В силу первой власти государь или учреждение создает законы временные или постоянные и справляет или отменяет существующие законы. В силу второй он объявляет войну или заключает мир, посылает и принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает нашествия. В силу третьей власти он карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Последнюю власть можно назвать судебной, а вторую просто исполнительной властью государства".

Впрочем, выделяя судебную власть, Ш.Л. Монтескье доверяет ее не какому-то специальному органу, а выборным лицам из народа, привлекаемым к отправлению правосудия на определенное время. "Таким образом, отмечал он, -...она станет...независимой и как бы не существующей"; "судебная власть в известном смысле как бы совсем не власть". "Остаются только две... судьи суть... не что иное, как уста, произносящие слова закона".

Выделение судебной власти в самостоятельную ветвь государственной власти представляет собой тот существенный вклад Ш.Л. Монтескье в развитие теории разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, благодаря которому доктрина обрела стройность и завершенность. Рассмотрение вопроса о судебной власти Ш.Л. Монтескье предваряет несколькими существенными соображениями, в том числе и следующим: в большинстве европейских государств установлен умеренный образ правления, благодаря которому государи, обладая законодательной и исполнительной властью, передают своим подданным отправление третьей. Великий энциклопедист своих последователей недвусмысленно предупреждал: "Если судебная власть соединена с законодательной, то судья становится законодателем и граждане оказываются во власти произвола. Соединение судебной власти с исполнительной грозит превращением судьи в угнетателя. Даже государи, обладая законодательной и исполнительной властью, отправление третьей предоставляют своим гражданам". По своему предназначению судебная власть является регулирующей, она необходима для того, чтобы удержать от крайностей законодательную и исполнительную власти. Здесь прослеживается политико-правовая функция "третьей" власти, которая впоследствии получит название "сдержек и противовесов".

В отличие от своих предшественников Ш.Л. Монтескье делает заметный шаг в направлении развития взглядов на функции и процедуры судебной власти. В частности, в отличие от Дж. Локка, в его наследии имеются идеи как о функциях законности, охраны прав и интересов гражданина, так и функциях правосудия, охраны свободы и безопасности личности, которые осуществляет "третья" власть. Примечательно и то, что свои суждения по данному вопросу мыслитель излагает в русле оригинальной характеристики судебных процедур как гарантий законности и прав человека, гражданина.

Значительный вклад в развитие концепции судебной власти, основ ее формирования, функционирования и правосудия внес великий французский политический мыслитель Ж.-Ж. Руссо. Вряд ли можно согласиться с мнением о том, что он всего лишь подверг критике идею разделения властей Ш.Л. Монтескье. Это упрощенный взгляд на научнотеоретическое наследие Ж.-Ж. Руссо, анализ которого позволяет выделить два периода в формировании воззрений мыслителя на "третью" власть, институты магистратуры, трибунаты, а также на осуществляемые ими функции.

Первый период его деятельности охватывает создание фундаментального труда "Общественный договор", а второй связан с подготовкой других сочинений Ж.-Ж. Руссо и, прежде всего, его писем. Если Ш.Л. Монтескье рассматривал судебную власть как средство сдерживания законодательной и исполнительной властей от крайностей, то Ж.-Ж. Руссо значительно полнее представлял спектр их взаимоотношений, а также более глубоко и обстоятельно исследовал существенные аспекты "третьей" власти, хотя и не употреблял этого выражения в капитальном труде "Общественный договор".

В частности, Ж.-Ж. Руссо писал, что, когда невозможно установить точное соотношение между составными частями государства или устранить причины, беспрестанно нарушающие эти отношения, тогда создают особую магистратуру, которая не входит в общий организм, но возвращает каждый его член в подлинные отношения: либо между государством и народом, либо между государством и сувереном, либо между обеими сторонами одновременно, если это необходимо.

Здесь отчетливо прослеживается несколько принципиально важных положений: особая магистратура не входит в государственный механизм, поскольку является отдельной ветвью власти; она выполняет роль арбитра между законодательной и исполнительной властями путем возвращения каждой из них "в подлинные отношения", как выражался Ж.-Ж. Руссо; особая магистратура не разделяет законодательную и исполнительную власть, а выступает как связующее звено между ними. Этот особый механизм мыслитель называл трибунатом, призванным быть блюстителем законов и законодательной власти. Вот та основная цель, для достижения которой создается особая магистратура в лице трибуната.

В концентрированном виде изложенное о трибунатах выражает взгляды Ж.-Ж. Руссо на судебную власть, а также позволяет выдвинуть следующую научную гипотезу: представления и суждения великого политического мыслителя о трибунате явились прообразом будущей конституционной юстиции, появившейся значительно позже (первый конституционный суд в Европе был образован в Австрии в 1920 г.).

В воззрениях Ж.-Ж. Руссо отчетливо прослеживается и другой аспект судебной власти. В частности, он одним из первых определил функциональную роль суда как гаранта неприкосновенности свободы человека. Когда магистрат расценил обращение гражданина с жалобой на незаконный арест как деяние, заслуживающее смертной казни, Ж.-Ж. Руссо писал: не вижу, в чем заключается преступление человека, повинного лишь в обжаловании, узаконенном гарантией.

Описанная Дж. Локком и адаптированная обществом система баланса властей гарантировала если не его динамическое, то хотя бы статическое равновесие.

В конце XVIII начале XIX столетий концепция разделения властей, первоначально сформулированная в достаточно завершенном виде Дж. Локком, Ш. Монтескье и Ж.-Ж. Руссо, сначала во многом была усовершенствована, а затем успешно воплощена в практике государственного строительства американскими теоретиками Александром Гамильтоном (1757 1804), Джеймсом Медисоном (1751 1836) и Дж. Джеем.

А. Гамильтон, Дж. Медиссон, Дж. Джей сразу поставили перед собой цель создания не некого идеального, утопического, заведомо нежизнеспособного государства, а оптимального механизма управления обществом, наилучшим образом соответствующего социальной и экономической реальности их родины. Критически оценив учения Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, а также реальные достижения англичан и французов в области государственного строительства, они были вынуждены констатировать, что в Великобритании законодательная власть, исполнительная власть и судебная власть полностью не разделены и совсем не автономны. Сам же Ш. Монтескье, по мнению американцев, "вовсе не имел в виду, что три власти не должны иметь частичного действия или контроля над деятельностью друг друга".

Анализируя конституции отдельных штатов, Дж. Медисон доказал, что законодательная власть и исполнительная власть "на деле вовсе не разделены и не автономны". Далее он же писал, что "три ветви власти на практике не могут сохранить ту степень раздельности, которая согласно аксиоме Ш. Монтескье необходима свободному правлению".

"Чтобы заложить прочный фундамент под институт раздельных и автономных ветвей власти, что в определенной степени повсеместно полагают важнейшим условием для сохранения свободы, очевидно, требуется, чтобы каждая власть обладала собственной волей и, следовательно, строилась на такой основе, когда представляющие ее должностные лица имеют как можно меньше касательства к назначению должностных лиц на службе другой. При строгом соблюдении данного принципа необходимо, чтобы все назначения на высшие должности в исполнительных, законодательных и судебных органах исходили из первоисточника власти от народа и шли не по сообщающимся друг с другом каналам".

А. Гамильтон указывал, что «судебная система, вне всякого сравнения, самая слабая из трех ветвей власти», поэтому «все возможные заботы должны быть осуществлены, чтобы сделать ее способной защищать себя»; без независимости судов «все попытки сохранения индивидуальных прав и свобод не будут иметь никакого результата».

Научно-теоретическое наследие основателей концепции разделения властей убеждает в том, что они создали оригинальное учение, составляющее теоретическую основу для строительства современной государственности и формирования ее основных ветвей власти. В отличие от своих предшественников Дж. Локка и Ш.Л. Монтескье Ж.-Ж. Руссо разработал последовательную, стройную и завершенную теорию о разделении властей в современном государстве. Созданная ими концепция разделения властей названа классической, ибо воплощает теоретическую мысль формирования законодательной, исполнительной и судебной власти.

Теория разделения властей является предметом исследования значительного числа ученых Запада. Некоторые исследователи берут за исходное в своих рассуждениях учение Дж. Локка, отдающего в соотношении властей бесспорное первенство законодательной власти, признавая ее «не только верховной властью в государстве, но и священной, неизмененной в руках тех, кому сообщество однажды ее доверило» Такие исследователи делают выводы о необходимости увеличения веса законодательной власти в государственном механизме.

Другие авторы, опираясь в своих суждениях на концепцию разделения властей, сформулированную Ш.Монтескье, провозгласившим принцип взаимодействия властей в условиях их разделения, относительной самостоятельности и верховенства закона («В каждом государстве есть природа власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского», приходят к несколько иному выводу: законодательную власть нельзя абсолютизировать, ведь узурпация всей власти со стороны законодательной ведет к такой же тирании, как и узурпация правления исполнительной властью.

Нет единого мнения также и во взглядах на идеологическую, правовую, политическую и практическую значимость теории разделения властей. Диапазон суждений простирается от полного восприятия до такого же безоговорочного неприятия данной теории. Традиционно, принцип разделения властей не только провозглашается, как важнейшее условие функционирования демократического государства и общества, но и закрепляется законодательно.

Значительные разночтения в западной литературе имеют место не только в отношении общей оценки теории разделения властей, но и в рассмотрении и решении проблем этичности и правильности рассматривания разделения властей как самостоятельной концепции.

Споры начинаются с вопроса о том, существует ли теория разделения властей в цельном виде или есть только конституционный принцип разделения властей, связанный с постоянным, как пишет С.Хендель, «перераспределением и с изменением баланса власти между ее разными ветвями».

Также высказывается мнение, что поскольку в каждом современном государстве власть в конечном итоге принадлежит народу и существует для народа, то логичнее в таком случае вести речь не о теории разделения властей, а о разделении функций, сфер деятельности и полномочий разных государственных органов, осуществляющих совместно государственную власть. Однако, несмотря на широкий разброс мнений, относительно цельности и степени оформленности, общая теория разделения властей, по признанию большинства специалистов, все же существует.

Начиная с основоположников теории и заканчивая современными учеными, выработаны универсальные положения и основные принципы концепции разделения властей, которые можно рассматривать в качестве общих для всех ее разновидностей, независимо от того, в какой стране и при каком политическом режиме она применяется и как интерпретируется. К числу таких универсальных положений можно отнести следующие тезисы:

  1. Законодательная, исполнительная и судебная власти не только тесно связаны, но и относительно самостоятельны.
  2. Между высшими государственными органами, осуществляющими законодательную, исполнительную и судебную власти, существует баланс, работает система сдержек и противовесов.
  3. Все три власти действуют, как правило, на постоянной правовой основе.
  4. Верховенство законодательной власти.
  5. Основная и конечная цель существования и реализации теории разделения властей это предотвращение узурпации всей государственной власти одним лицом или группой лиц и сохранение целостности государственного механизма. Несмотря на различие в понимании и трактовке целей теории разделения властей почти все исследователи убеждены, что «если один человек может создавать право, применять его и судить о его нарушениях, то в таких случаях свобода не может долго существовать».

Нет в западной литературе и единого ответа на вопрос как применяются положения теории разделения властей на практике в той или иной стране.

Однако, суммируя высказывания ученых, можно определить, что национальная специфика применения теории разделения властей зависит от ряда объективных (характер и уровень развития конкретной страны, ее экономики и общества и т.п.) и субъективных (официальная приверженность или неприятие теории разделения властей) факторов, а также в особенностях международного окружения отдельно взятого государства.

Вопрос о роли и значимости судебных органов в системе разделения властей, решается хоть и похоже, но по некоторым аспектам неравнозначно. Так, некоторые специалисты считают, что Суд должен выступать гарантом равновесия властей, в других случаях Суд рассматривается как посредник между законодательной и исполнительной властями (при этом, как указывает например Страусс К., Суд не справляется с данной задачей) и наконец отдельные авторы представляют Суд в виде института, призванного, в ситуации постоянной борьбы между ветвями власти, своими решениями «приспосабливать непрерывно усложняющуюся структуру к конституционным требованиям разделения властей, каждая из которых должна выполнять свои собственные функции». Кроме названных, есть еще и другие интерпретации роли суда в системе других государственных властей.

Баланс властей редко бывает стабильным, т.к. каждая из властей стремится использовать концепцию разделения в своих целях, для своего усиления. Изменение баланса властей, с точки зрения некоторых авторов, объясняется существованием длительной тенденции поочередного усиления одной и соответственно ослабления другой ветви власти, этой позиции противопоставляется тезис о том, что имеет место лишь эпизодическое нарушение баланса законодательной и исполнительной властей. Оно объясняется возникающими время от времени критическими для той или иной ветви власти ситуациями или же субъективными качествами глав государств.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что мнения западных мыслителей о проблеме разделения властей в государстве весьма разнообразны, что, в свою очередь, обусловлено тем, что в большинстве стран существуют органы законодательной, исполнительной и судебной власти, однако способы их разделения и взаимодействия далеко не одинаковы, то есть принцип разделения один, а способы его реализации различны. В каждой стране государственный механизм характеризуется специфическими признаками и многочисленными особенностями, которые обусловлены уровнем развития демократических институтов. 

 

Список использованной литературы:

  1. Байтин М.И. Понятие государства: сущность, назначение, основные признаки и определение // Вестник СГАП.2002.N 3(32).С.
  2. Безуглов А.Л. Принципы разделения властей // Государство и право.-№ 10.
  3. Барнашов А.М. Теория разделения властей: становление, развитие, применение. Томск, 1988.-С. 34.17.
Год: 2016
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...