Особенности института освобождения от уголовного наказания в уголовном законодательстве зарубежных стран

В данной научной статье рассматриваются особенности института освобождения от уголовного наказания в уголовном законодательстве зарубежных стран.

Институт условно-досрочного освобождения представляет собой одну из форм прекращения отбывания наказания и является акцией правосудия и государственного поощрения, мерой положительной  общественнополитической, нравственно-этической и юридической оценки, позитивных изменений в поведении осужденного, происшедших в нем в период отбывания наказания.

Проблемы применения условнодосрочное освобождения заключается в том, что он существенно вторгается в стадию исполнения приговора и от того насколько справедливым и обоснованным является его применение, зависит не только криминогенная ситуация в стране, достижение целей наказания, но и то, насколько оправдано существование данного института в уголовном праве.

А решение этих вопросов возможно только  при   глубокой и всесторонней разработки  обозначенной проблемы, а именно социальных и уголовно-правовых оснований реализации УДО на практике и определении последствий его применения. Анализ  законодательного  опыта зарубежных стран показывает различные формы прекращения уголовного дела в досудебной стадии уголовного процесса, хотя они  обычно и  не  называются освобождением  от      уголовной ответственности. Речь идет не только о применении    давности   уголовного преследования и амнистии, но и о других видах освобождения от уголовного ответственности и наказания. К примеру, Уголовный кодекс Польши 1997 года предусматривает «условное прекращение уголовного преследования судом в случае возмещения вреда и за примирением сторон» (ст. 66 УК).

В Уголовном кодексе Испании 1995 года имеется норма о «прекращении уголовной ответственности в случае прощения потерпевшим до начала исполнения наказания» (ст. 130 УК).

В других странах подобные нормы чаще называют «альтернативными мерами» и относят к ним примирение с потерпевшим, добровольное возмещение ущерба, прекращение уголовного дела за нецелесообразностью ввиду старости исполнителя, а также по причине родственных отношений между исполнителем и потерпевшим и так далее.

Повышенный интерес законодателей многих зарубежных стран к проблеме «альтернативных мер» связано, по меньшей мере, с двумя обстоятельствами: во-первых, во всех странах отмечается определенный отход от чисто классического направления в уголовном праве с его признанием жесткой связи между преступлением и наказанием; вовторых, развитие социологических методов изучения правосудия показало как позитивные, так и серьезные негативные стороны этого государственного установления.

В частности, тема «альтернативных мер» обсуждалась в Хельсинки в рамках подготовительного семинара к VII Конгрессу ООН по предупреждению преступности и обращению с преступниками.

Выводы, к которым пришли участники обсуждения,  можно суммировать следующим образом: деятельность системы органов уголовного правосудия имеет ограниченные возможности; в ряде случаев излишнее вторжение этой системы, как и излишняя криминализация, влечет неблагоприятные для общества последствия; деятельность системы уголовной юстиции требует слишком больших материальных и кадровых  ресурсов, поэтому нецелесообразно использовать ее в тех случаях, когда можно обойтись применением иных мер [1].

Система «альтернативных мер», применяемых в настоящее время в различных странах, весьма разнообразна. Прежде всего, эти меры рассчитаны на несовершеннолетних, в отношении которых VII Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с преступниками (Пекин, 1985 г.) принял специальную рекомендацию:

«При рассмотрении дел несовершеннолетних следует  по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентным органом власти. Полиция, прокуратура или другие органы, ведущие дела несовершеннолетних, должны быть уполномочены принимать решения по таким делам по своему усмотрению без проведения официального слушания дела» [2].

Что касается взрослых, то наиболее часто встречающимися в зарубежном законодательстве «альтернативными мерами» являются различные виды примирения. По свидетельству Б. Хубера, исследователя из института М. Планка (ФРГ), для современного европейского уголовного законодательства характерна тенденция к введению норм о добровольной или назначенной компенсации потерпевшему, которая может быть основанием для прекращения уголовного дела, то есть для освобождения от уголовной ответственности. Такие нормы есть в УК Австрии, Германии, Швеции, Швейцарии, Австралии, Нидерландах и т.д.

Аналогичный подход широко практикуется в судебной практике Германии, Франции, Англии, США, как и ряда других зарубежных стран [3].

Заслуживает  внимания и законодательный опыт Германии, в УК которой предусмотрен такой вид освобождения от наказания, как отказ от наказания. Так, согласно параграфу 60 УК Германии суд отказывается от наказания, если последствия деяния для самого правонарушителя настолько тяжелы, что назначение ему наказание явно не достигло бы результатов. Речь, идет, прежде всего, о неосторожных видах преступлений, когда в результате совершенного деяния физически пострадали близкие самого виновного или же материальный ущерб причинен непосредственно им.

Подводя итоги сказанного можно сделать следующие выводы:

  1. Условно-досрочное освобождение не является карательным институтом, поэтому не может быть признано ни стадией прогрессивной системы исполнения наказания, ни частью относительно неопределенных приговоров.
  2. Условно-досрочное освобождение не может быть признано и поощрением, которое в деятельности администрации органа или учреждения, исполняющего наказание, является одним из средств обеспечения режима и исправления осужденных, то есть являться мерой дисциплинарного характера, хотя возможность его применения и играет немаловажную роль в скорейшем исправлении осужденных.
  3. Возможность применения условнодосрочного освобождения от наказания является уголовно-правовым выражением принципа целесообразности и экономии карательных средств в отличие от таких форм досрочного освобождения, как амнистия или помилование, выступающих в качестве политических актов высшего органа власти.
  4. Условно-досрочное освобождение не является средством исправления приговоров (внесение коррективов), поскольку его применение базируется на фактах и обстоятельствах, возникших уже после постановления обвинительного приговора, в процессе его исполнения и в ходе достижения задачи исправления осужденного. По этой же причине применение условно-досрочного освобождения не колеблет стабильности судебного приговора, который не отменяется, продолжая действовать до истечения установленного им срока наказания. Это и не особая форма сокращения наказания, так как срок наказания, установленный приговором суда, не сокращается, приговор остается в силе, прекращается лишь фактическое исполнение.
  5. Условно-досрочное освобождение от наказания является выражением от имени государства положительной оценки изменений, происшедших в осужденном под воздействием исправительновоспитательного процесса в период отбывания наказания. Поэтому условнодосрочное освобождение может быть только актом правосудия, то есть предоставляется не иначе как по решению судебного органа.
  6. Условно-досрочное освобождение является фактическим правом осужденного, твердо ставшего на путь исправления и не нуждающегося в дальнейшем отбывании наказания, которое должно быть соответствующим образом закреплено в законе.

 

Список использованной литературы:

  1. Клюканова Т.М. Уголовное право зарубежных стран. СПб., 1998. С.
  2. Стандартные минимальные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в  отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»).
  3. Флетчер Джон, Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М., 1999. С.
Год: 2015
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...