Некоторые аспекты трудоустройства осужденных в местах лишения свободы

Всеобщая декларация прав человека 1948 г. признает за каждым человеком право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы (ст. 23). Государства-участники Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. признают право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности заработать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается, и предпримут надлежащие шаги к обеспечению этого права (ст. 6). Участвующие в этом Пакте государства признают право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности: а) вознаграждение, обеспечивающее как минимум всем трудящимся справедливую зарплату и равную оплату за труд равной ценности без какого бы то ни было различия. Кроме того, должны быть гарантированы условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, одинаковая для всех возможность продвижения по работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации[1].

В соответствии с ч.1 и 2 ст. 99УИК РК[2]: во первых, все осужденные к лишению свободы обязаны трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительного учреждения; Тут следует обратить внимание на два момента, первое, то что осужденные к лишению свободы обязаны трудиться, и второй момент, то, что места и работы определяются администрацией исправительного учреждения. Мы согласны с мнением Аккулева А.Ш., который считает, что пришло время пересмотреть устоявшуюся дефиницию об обязанности труда осужденных, как не соответствующую объективной реальности, и не способствующую позитивному воспитательному процессу осужденных. На сегодня, государство заботится лишь о механическом увеличении числа работающих осужденных к лишению свободы, не озабочиваясь внутренним психологическим содержанием этой самой работы, автоматически подразумевая, что если осужденный занят трудом, он приносит пользу себе, своим близким и обществу[3].

Схожее мнение высказал В.И. Поздняков, он говорил: «Считалось так: работает значит, воспитывается трудом. Однако на деле такой подход нередко приводил к противоположному результату отвращению к труду и озлоблению осужденного по поводу принуждения к выполнению неинтересной и неперспективной для него работы. Поэтому труд осужденных при таком подходе к его организации следует рассматривать, скорее всего не как «воспитание трудом», а именно как «наказание трудом» [4,с.35].

В настоящее время, налагаемая законодателем на осужденных обязанность трудиться, по сути, исключает их права на труд, которое в силу первичности «обязанности» носит крайне усеченный характер, поскольку у осужденных отсутствует реальный выбор места работы, так как оно в принципе определяется администрацией исправительного учреждения. При этом осужденный может быть наказан за отказ от выбранной для него работы. Это еще больше усугубляется острой нехваткой этих самых мест работы. Таким образом говорить об истинном осуществлении осужденным своего права можно с большой натяжкой. А там где изначально, в самой основе правоотношений имеется дисбаланс между правом и обязанностью, как нам думается, нельзя говорить о внутреннем позитивном восприятии индивидом такой ситуации.

В юридической литературе относительно наличия у осужденных права на труд существуют различные мнения. Так, одни авторы полагают, что осужденные имеют право на труд, так как являются членами общества, хотя временно и ограничены в некоторых правах [5]. Другие считают, что осужденным вообще не принадлежит право на труд [6]. Как отмечает А.В. Симонян, лишение свободы заключается в том числе, в лишении прав осужденного свободного распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию [7,с. 11]. Некоторые полагают, что осужденные имеют право на труд, но не в смысле конституционного права, ибо применительно к осужденным оно видоизменяется и применяется не в полном объеме (так, участие осужденных в трудовых процессах осуществляется на основании распоряжения администрации ИТУ, они не могут сами выбирать вид и место своего труда) [8].

Между тем, на наш взгляд, труд сам по себе не может оказывать должного воспитательного воздействия на осужденного, если он носит принудительный характер и организован под страхом наказания. Думается, следует согласиться с мнением О.Г. Ковалева который указывает, что социальная сущность труда заключается в его целесообразности для того, кто трудится, и только хорошо организованный оплачиваемый труд, способствует ресоциализации осужденного, поскольку дает ему возможность не только обеспечить себя, но и оказать материальную помощь семье и выполнить решения суда о взыскании с осужденных исков и алиментов [9,с.9]. Многие ученые считают, что, труд осужденных к лишению свободы необходимо перевести из разряда обязанностей в категорию права, но с учетом существующих реалий, когда из-за объективной невозможности реализовать право на труд всех трудоспособных осужденных, осужденный своим поведением должен заслужить право быть привлеченным к оплачиваемому труду. В данном контексте верно высказывание И.С. Полевского, который отмечает: «Что в условиях частичной безработицы при рыночных отношениях, осужденные вынуждены заслужить право работать своим примерным поведением. Труд превращается в средство стимуляции позитивной активности личности» [10,с.45]. О чем еще в 19 веке говорил И.Я. Фойницкий указывавший, что при устройстве работ заключенных весьма важно поставить дело так, чтобы сам арестант желал работы и видел в ней не наказание, а награду; это достигается тем, что на первое время арестанту не назначают никакой работы и только мало-помалу открывают ему возможность заниматься трудом [11,с.338].

Понашему мнению, в настоящее время, мизерная оплата труда осужденных и отсутствие выбора различных видов деятельности в соответствии со своими наклонностями, навыками, специальностью, не говоря, уже о каких-то интересах и увлечениях приводит к тому, что труд осужденных не может в полной мере становиться средством исправления осужденных и не приносит ощутимого дохода для того, чтобы строить свое светлое будущее, помочь близким, изменить свой подход к жизни, отказаться от своих преступных принципов жизни.

В международной практике имеются подобные модели организации труда осужденных. Например, в Италии работа для заключенных считается льготой, которую надо заслужить [12,с. 37]. Во Франции с 1983 годы обязательный труд отменен, осужденных не заставляют работать, но большинство делает это без принуждения, так как тюремный магазин представляет большой стимул для их работы [13,с.470]. К примеру, в США заключенные выпускают 100% всех военных касок, форменных ремней и портупей, бронежилетов, идентификационных карт, рубашек, брюк, платков, палаток, рюкзаков и фляжек для армии страны. Помимо военного снаряжения и обмундирования тюрьмы производят 98% от рынка монтажной инструментов, 46% пуленепробиваемых жилетов, 36% бытовой техники, 30% наушников, микрофонов, мегафонов и 21% офисной мебели, авиационное и медицинское оборудование и многое другое .

Например, в немецких тюрьмах работы по благоустройству территории также оплачиваются [14,с.33-36]. Во французских тюрьмах работы по обслуживанию самих пенитенциарных учреждений, по содержанию помещений, работа на кухне, разнос пищи по камерам и т.д. также оплачиваются [15]. Как показывает изучение мирового опыта, фактически все развитые страны мира устанавливают для заключенных размер заработной платы гораздо ниже заработной платы свободного человека за аналогичный труд. Например, в США средние почасовые заработки работающих осужденных в 5-7 раз ниже, чем у работающих в промышленности или строительстве. Итальянское законодательство устанавливает, что осужденные не могут получать более 2/3 ставки профсоюзного тарифа за аналогичную работу. В Норвегии заработная плата осужденного за день должна соответствовать часовой ставке промышленного рабочего [16,с.290].

Мы согласны с мнением, Аккулева А.Ш., который считает, что привлечение осужденных к неоплачиваемым работам, если она не связана с самообслуживанием, является дискриминацией, а также нарушением права осужденного на достойную оплату его труда, так как он привлекается к работам в общественных местах, за которые необходимо платить. Поскольку в свободном обществе, учитывая постоянный характер подобной работы, она оплачивается[3].

По-нашему мнению до сих пор не решен вопрос о том, что места и работы определяются администрацией исправительного учреждения и осужденные привлекаются к труду на предприятиях исправительных учреждений, в государственных организациях или организациях иных форм собственности при условии обеспечения их надлежащей охраны и изоляции;

На сегодняшний день мы не можем утверждать, что администрации всех исправительных учреждений определили в соответствии с количеством трудоспособных осужденных места и работы для всех кто по законодательству обязан, и в том числе желает работать. Данный вопрос в течении действия уголовноисполнительного законодательства, то есть в период с 1 января 1998 года по 1 января 2015 года не был исполнен в полном объеме, как это установлено вышеуказанным законодательством.

На наш взгляд, осужденные с первых дней пребывания в местах лишения свободы должны ознакомиться с перечнем работ и услуг, которые предлагает администрация учреждения, при этом перечень должен быть обширным с точным указанием места работы, размера заработной платы, длительности рабочего времени и требовании к работнику.

-в третьих, в соответствии с законодательством осужденные могут заниматься индивидуальной трудовой деятельностью; Какими видами индивидуальной трудовой деятельности, на какие средства, в каких местах, в каких исправительных колониях при каком режиме, на основе каких документов, в каких местах будет разрешено нанимать жилое помещение для занятия индивидуальной трудовой деятельностью, можно ли данный вид деятельности назвать предпринимательской, многие и другие вопросы на практике не разрешены и не реализованы до сих пор, что является одной из острейших проблем требующих своего незамедлительного разрешения.

-в четвертых, осужденным запрещается прекращать работу в целях разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы является злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и может повлечь применение мер взыскания и материальной ответственности. В частности, ч. 2 ст. 99 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан осужденным запрещается прекращать работу в целях разрешения трудовых конфликтов. Отказ от работы или прекращение работы является злостным нарушением порядка отбывания наказания и может повлечь применение мер взыскания и материальной ответственности.

По нашему мнению, данное положение требует определенной корректировки, так как это противоречит ч. 3 ст. 24 Конституции РК, которая гласит, признается право на индивидуальные и коллективные споры с использованием установленных законом способов их разрешения, включая право на забастовку.

Представляется, что осужденный должен безропотно работать, хотя он, скажем, не согласен с условиями труда, с отношением или манерой обращения представителя администрации, т.е. имеет место ущемление интересов осужденных. Конституция по этому поводу никаких оговорок не содержит.

В перспективе всех осужденных необходимо обеспечить работой, создать систему всеобуча новым профессиям и повышения квалификации.

Положительный опыт обеспечения трудозанятости осужденных в России, Узбекистане, США исследован Х.Х. Валиевым [16, с. 60].

Можно утверждать, что на данном этапе, как на законодательном уровне, так и на практике труд не выступает в качестве фактора, способствующего реализации целей уголовного наказания.

 

Список использованных источников 

  1. Международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан, в сфере обеспечения прав, основных свобод человека. Охраны труда, миграционной политики/Сост.Межибовская И.В., Мухамеджанов э.Б.в 2-хкн.-Алматы: Жеті Жарғы,2000, 442с.
  2. Уголовный-исполнительный Кодекс.Алматы: ЮРИСТ,2013.-102с.
  3. АккулевА.Ш.Трудоиспользование осужденных к лишению свободы: ключевые проблемы и пути разрешения.zakon.kz.
  4. Поздняков В.И. Особенности трудового воспитания осужденных в условиях реформирования производственного сектора УИС // Теоретические и прикладные проблемы деятельности уголовно-исполнительной системы: Сборник научных трудов. -М., НИИ УИС МЮ РФ. 2003.
  5. Ташерстник А.Е. Право на труд. -М., 1961.; Крахмальник Л.Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР. Саратов. 1963.
  6. Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения. -Л.,
  7. Симонян А.В. Лишение свободы и их распределение по исправительным учреждениям. Автореф.дисс. канд.юрид.наук. Ростов-на-Дону.
  8. Стручков Н.А. Советская исправительно-трудовая политика и роль в борьбе с преступностью. Саратов. 1970.; Шмаров И.В. Предупреждение преступлений среди освобожденных от наказания. М., 1974.
  9. Ковалев О.Г. Перспективы научного обеспечения реформирования производственной деятельности ИУС // Теоретические и прикладные проблемы деятельности уголовно-исполнительной системы: Сборник научных трудов. -М., НИИ УИС МЮ РФ.
  10. Полевский И.С. Исправление осужденных к лишению свободы как основная цель отечественного уголовно-исполнительного законодательства. Учебное пособие, Челябинск. Челябинский юридический институт МВД России, 2002.
  11. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. — М.:Добросвет-2000; Городец,
  12. Леонов А. Пенитенциарная система Италии // Преступление и наказание. №10. С.37
  13. Пенитенциарная психология / Ю.А. Дмитриев, Б.Б. Казак. Ростов на Дону. Феникс. 2007.
  14. Чухин И. В тюрьмах Германии // Преступление и наказание. №5. С.33-36.
  15. Симон ПИЕЛЬ. http://www.zakonia.ru/analytics. 16.Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, Франции, Германии, Японии). Сборник законодательных материалов // Под ред. И.Д. Козочкина. -М., Изд-во: «Зерцало», 1998-352с.
  16. Валиев Х.Х. Займите осужденного трудом //Фемида.2002.№10.-С.60.
Год: 2015
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция
loading...