Криминологические аспекты субъекта убийства

В данной статье автор исследует криминологическую характеристику субъекта убийства и вносит предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства.

Дела об убийствах вызывают, как правило, наибольший общественный резонанс, и по результатам их расследования граждане в значительной мере судят об эффективности работы правоохранительных органов. В связи с ростом убийств на территории Республики Казахстан, в частности таких видов: как умышленное убийство, убийство с особой жестокостью, заказное убийство, убийство матерью новорожденного ребенка, убийство в состоянии аффекта и другие диктуют необходимость исследования личности убийц, причины и условия в котором происходило становление человека, способного на совершение общественно опасного деяния в виде умышленного лишения жизни другого человека. Человека, который не в силах отказаться от своего чудовищного замысла, который не может отказаться от совершения заказного убийства, его не удерживают вложенные в него нравственные человеческие моральные качества, воспитание, правосознание. Для предупреждения совершения убийства необходимо всесстороннее комплексное исследование личности убийцы, его криминологическая характеристика. Конечно каждый убийца имеет свои неповторимые характеристики, но тем не менее, в большинстве случаев, есть и общие условия и причины, которые способствовали совершению данного особо тяжкого преступления.

Генеральная прокуратура РК отмечает снижение числа совершенных особо тяжких преступлений в 2014 году, в частности, за 9 месяцев 2014 года в Республике Казахстан в сравнении с аналогичным периодом прошлого года уровень зарегистрированных преступлений снизился на 5,1% (с 271 309 до 257 504). Снижение произошло по всем видам преступлений, из них по особо тяжким на 21,3%, по тяжким на 20,9%, по преступлениям средней тяжести на 2,5%, небольшой тяжести на 7,7%. Снизилось количество совершаемых убийств на 19,5%[1].

По-нашему мнению, снижение количества убийств не свидетельствует о том, что перестали убивать, этот факт может носить и случайный характер, а не в силу улучшения воспитания или роста правосознания населения, такое положение дела свидетельствует о существовании проблемы профилактики убийства, где-то на ранних стадиях развития человека, чтобы мысль об убийстве было чем-то недопустимым, чтобы впредь человек в случаях возникновения конфликтной ситуации всегда осознавал и верил в то, что есть возможность обратиться за помощью к правоохранительным органам, что справедливость восторжествует.

Мы согласны с мнением Чуфаровского Ю.В., который считает, что убийство возникает «как действие, направленное на сохранение автономной жизнеспособности преступника, как бы разрывающее связь с жизнеобеспечивающим фактором, который перестал выполнять эту приписанную ему функцию. Личность, когда она оказывается полностью подчиненной той или иной ситуации и не знающая, каков должен быть выход из нее, совершает то самое простое (в ее понимании) действие, как убийство»[2, с.141]. По-нашему мнению, убийца считает себя постоянно от кого-то или от чего-то зависимым и он хочет преодолеть эту зависимость путем устранения другого человека на своем жизненном пути, несмотря на то, что желает ли этого его противник, своего рода «враг». Он не задумывается над тем, кто ему дал право справляться с чужой жизнью. Здесь многое упирается в ограниченность мышления убийцы, расшатанность его нервной системы , его нетерпимость к окружающим, то что ему с детства не объяснили ценность жизни, не внедрили те качества, которыми он мог бы пользоваться в трудные жизненные ситуации и оставться стойким и убежденным. Для того, чтобы определить необходимые и приемлемые меры профилактики убийства необходимо исследовать причины и условия совершения убийства и изучить этапы развития человека впоследствии который стал способным поийти на лишение другого человека жизни.

При системно-структурном подходе к анализу генезиса отклоненного поведения установлено, что около 85% преступлений против личности, в частности при убийстве, совершается “лицами, связанными с потерпевшими деловыми, родственными, интимными и другими отношениями, и преступление является конечной фазой конфликта, возникшего в результате этих отношений" [3, с.134]. Таким образом, психологические исследования личности преступника субъекта убийства дают возможность выявить подлинные мотивы и причины конфликтной ситуации и наметить пути их разрешения, то есть осуществить индивидуальную профилактику убийств.Весьма актуальным для профилактики преступлений, связанных с умышленным убийством было бы «осуществление наблюдения за психическим состоянием эмоционально неустойчивых лиц и коррекции этих состояний, осуществляемой специальной психологической службой»[4, с.134].

Существует острая необходимость в исследовании, так называемых, маргинальных личностей, основными характеристиками которых является внутренняя социальная нестабильность. Для маргиналов характерна неспособность достаточно глубоко и полно освоить культурные традиции и выработать соответствующие социальные навыки поведения в той среде, в которую они оказались внедрены: так, маргинальная личность испытывая высокое социальное напряжение, может легко вступить в конфликт с окружающей средой, впоследствии могущий перерасти и в убийство.[5, с.217].

Другой вид конфликтов связан с переносом локальной конфликтной ситуации на всю окружающую субъекта социальную среду (иррадиация конфликта). Часто происходит «заражение» конфликтной ситуацией и участие в массовых беспорядках, перешедшие затем в драку со смертельным исходом. Подобный вид конфликтов характерен для «лиц с неустойчивой психикой, низким правосознанием, низким уровнем общей культуры, легковозбудимых, склонных к конформизму, находящихся в толпе. Любые проявления насильственного характера одного человека по отношению к другому, для таких лиц могут служить эмоциональным сигналом и примером для подражания. Толпа сама становится единой громадной личностью и ведет себя так, как могла бы вести миллионы лет назад»[6, с.48]. С помощью ее специфических механизмов, частично сохранившихся до наших дней, предлюди выжили в борьбе за существование, ведь протолпа должна быть отличаться от своего далекого потомка именно со скоростью передвижения, страшной силой общего действия. И эта скорость и сила вырастали тем более, чем сильнее бушевала в протолпе эмоция. А она склонна возрастать быстро и достигать огромных масштабов. «Совершенно одинаковые чувства, которыми воодушевлены все члены общественного целого, внезапно возвышаются до крайней степени напряжения, взаимно поддерживая и усиливая друг друга, как бы путем взаимного помножения» писал еще в XIX веке Тард»[7. с 14].

С. Сигле указывал на «мотив, соединявший несколько первых индивидуумов, который становится известным всем, проникает в ум каждого, и тогда толпа обретает единодушие»[8, с.15]. То есть власть толпы (охлократие) также является одной из многих побудительных реакций для совершения любого преступления, в том числе и убийства, для тех лиц, чье психологическое состояние не соответствует норме как с медицинской точки зрения, так и с моральной.Изучение же личности совершивших убийства выявляет у них сильную психологическую зависимость от другого лица. Убийцы в целом относятся к той категории людей, для которых свободная и самостоятельная адаптация к жизни это всегда проблема. Выход из контакта с жертвой для них практически невозможный способ поведения.Указанная особенность формируется в очень раннем возрасте как результат позиции, которую занимает ребенок (будущий преступник) в семье. Суть позиции отвержение, неприятие ребенка родителями, прежде всего матерью. Это означает «определенное отношение матери к ребенку, когда она либо не может, либо не хочет, либо не умеет своевременно и полно удовлетворить его потребности, в первую очередь естественные (в пище, в тепле)» [9, с.212]. В результате ребенок оказывается в ситуации хронического дефицита, постоянного неудовлетворения потребностей и постоянно зависит от матери, потому что только она могла бы их удовлетворить.

Ребенок живет как бы на предельном уровне: никогда не испытывает полной безопасности и удовлетворения своих потребностей, но не доходит до стадии полного лишения этих жизненно важных условий. Такое положение называют «ситуацией экстремальности существования», которая несет в себе потенциально смертельную угрозу. Она и является источником убийств как актов индивидуального поведения. Таким образом, «тема жизни и смерти начинает звучать для людей, которые находятся в ситуации отвержения, уже в самом начале жизни»[10, с.312].

В трети случаев убийца и жертва не знакомы друг с другом или познакомились непосредственно перед преступлением. Чаще всего убийства совершаются в возрасте от 20 до 30 лет. При совершении убийства субъектами чаще всего являются лица с незаконченным средним или начальным образованием, а также неграмотные. Анализ условий воспитания показал, что «осужденные за убийство в полтора раза чаще воспитывались в неблагополучных условиях, чем в благополучных. В детском и подростковом возрасте около 20% осужденных росли без обоих родителей. Третья часть воспитывалась в неполной семье (8% без матери, 75% без отца)»[20, с.98].

Неблагополучные условия воспитания и отношения с родителями создавали предпосылки для формирования личности обследованных. Они, как правило, посредственно или плохо учились в школе, у них не складывались отношения с коллективом, где они учились или работали, они не считались с общепринятыми нормами поведения, были агрессивны с окружающими.

Всей группе осужденных за особо тяжкие убийства была присуща жестокость, проявляющая в обращении с животными, детьми, престарелыми, женщинами.

При анализе материалов обнаруживалось «перерастание агрессивного поведения в детском возрасте в противоправное и преступное в подростковом и юношеском. Треть обследованных была впервые осуждена в возрасте 16-17 лет»[11, с. 19].

Эти лица недобросовестно относились к работе, злостно нарушали трудовую дисциплину, пьянствовали, постоянно создавали конфликтную ситуацию. Доля отрицательно характеризуемых среди ранее судимых была выше.

Из осужденных за особо тяжкие убийства «42% ранее были судимы. Одну судимость имели половина из них, 6% являлись особо опасными рецидивистами. Более половины были ранее осуждены за хулиганство, 38% за преступления против личности, причем треть из них за умышленное убийство»[12, с.329].

Психолого-психиатрическое исследование осужденных за убийство в местах лишения свободы, выявило, что более половины злостных нарушителей режима составляют лица с психическими аномалиями. [13, с.81].

Неблагополучие общества способствует не только росту психических расстройств и их проявлению. Среди этой части населения не редко формируется различные объединения представляющие угрозы для окружающих, и даже выдвигаются отдельные представители, становящиеся лидерами. Мы все помним, как в соседней России формировались бандитские

формирования, которые придерживались мнения, что «Россия для русских», что давало им возможность убивать все другие национальности.

Мы согласны с мнением А. И. Долговой о том, что латентная часть преступности включает скрытые и скрываемые преступления[14].

Все убийства в стране можно разделить на скрытые и зарегистрированные. Скрытыми могут быть в силу ряда причин, в частности, в связи с тем, что лицо похищено, заявление о преступлений надлежащим образом не зарегистрировано, заявление о преступлений не заявлено потерпевшими и свидетелями, убийства по политическим мотивам, большинство убийств, совершаются в условиях неочевидности. Латентная преступность – это одна из форм проявления безнаказанности.

Также проблематично тот факт, что многие убийства, совершаются лицами, признанными ограниченно вменяемыми и невменяемыми. Поэтому, мы считаем, что информация о психических больных должна быть доступна для представителей правоохранительных органов, обеспечивающих общественную безопасность.

Большинство убийств, совершаются в состоянии алкогольного опьянения, эти лица употребляют алкоголь с раннего детства, это приводит к нарушениям психики и к агрессивности и жестокости, впоследствии человек не может сдерживать эмоции и управлять собой как нормальное сознательное существо, то есть теряет человеческую сущность. Мы считаем, что если трудно предотвратить такие виды убийства, как, убийство в состоянии аффекта, то для профилактики убийств, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения можно применить множество профилактических мер на государственном уровне, то есть прекратить выпуск спиртной продукции и отказаться от завоза их из других стран, хотя, здесь речь идет об отказе от доходов за счет налоговых платежей, но тем не менее, в настоящее время эти доходы стоят жизни многих наших сограждан.

В соответствии с действующим законодательством сроки наказания зав умышленное убийство и убийство в состоянии аффекта различны, понашему мнению убийство в состоянии аффекта ничем оправдываться не должна, человек ни при каких обстоятельствах не должен приходить к выводам, что надо кого-то убить, поэтому убийство в состоянии аффекта должна оставаться как квалифицированный состав умышленного убийства. Человек существо сознательное, он должен предполагать, какие меры могут быть предприняты в отношении его в случае лишения жизни им другого человека. Если человек может доходить до потери сознания при некоторых жизненных обстоятельствах, то этот человек имеет психические аномалии, но это не оправдывает его действия, это не должно на законодательном уровне одобряться, он не достоин того, чтобы ему назначали меньший срок наказания, чем за умышленное убийство. Если это все происходило в состоянии необходимой обороны, здесь можно говорить об освобождении от уголовной ответственности.

 

Список использованных источников 

  1. КазИнформ. от 4 октября 2014 «Почти на 20% снизилось число убийств в Казахстане в 2014 году»
  2. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., Право и закон, 1997, С
  3. Джекебаев У.С. Преступность как криминологическая проблема. Алматы, Наука, 1974, С
  4. Коган В.М. Социальные свойства преступления. М., Вагриус, 1997, С
  5. Джекебаев У.С. О социальнопсихологических аспектах преступного поведения. Алматы, Наука, 1971, С
  6. Дубинин Н.И., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика. Поведение. Ответственность. М., Букинист, 1982, С 481.
  7. Тард Т. Преступления толпы. Казань, Прима, 1983, С
  8. Сигле С. Преступная тема: опыт коллективной психологии. СПб., Прима, 1896, С
  9. Мауленов Г.С. Основные характеристики преступности в Республике Казахстан. Алматы, Галым, 1998, С
  10. Самовичев Е.Г. Убийство: психологические аспекты преступления и наказания. М., Флора, 1988, С
  11. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб., Питер, 2001, С
  12. Столяренко А.М. Прикладная юридическая психология. М., ЮНИТИДАНА, 2001, С
  13. Ушаков Г.К. Пограничные нервнопсихические расстройства. М., Абзац, 1998, С
  14. Долгова А. И. Криминология. М., 1999. С. 85–86.
Год: 2015
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция