Судебная власть в системе разделения властей в Узбекистане

С провозглашением независимости и построении правового государства, с признанием в Конституции Республики Узбекистан суда в качестве самостоятельной и независимой ветви государственной власти стала создаваться определенная теоретическая база, находящая отражение в законодательстве. В ст. 11 Конституции Р.Уз. закреплено разделение государственной власти на три её составляющие, каждая из которых действует самостоятельно.

Теория разделения властей, необходимость выделения судебной власти в самостоятельную и независимую от законодательной и исполнительной властей, возникла уже в античных государствах. Мыслители того времени выделили несколько обязательных признаков этой теории, согласно которой существуют относительно самостоятельные элементы государства, которые выполняют внутри него определенные функции; содержание их деятельности обуславливается социальным расслоением общества. Эти элементы тесно взаимодействуют между собой, как помогая друг другу, так и препятствуя в случае чрезмерного усиления одного из них; все они осуществляют свою деятельность на основе законов.

В литературе высказывается мнение, что идеи разделения властей в основе своей разработаны в трудах Аристотеля, Платона, Полибия, Эпикура и др., воплощены в судебной практике античного мира, присутствуют в Английской Великой хартии Вольностей 1215 года. Непосредственно связанная с проблемами защиты прав личности идея судебного контроля, безусловно, имеет духовные аспекты и уходит своими корнями в античное прошлое. Вместе с тем развитие идеи судебного контроля непосредственно связано с разработанной мыслителями конца 17 - начала 18 вв. идеи разделения властей. Основоположниками классической теории разделения властей, в отличие от их предшественников, создано совершенно новое универсальное учение о разделении властей, которое получило и получает воплощение в конституционном законодательстве и государственном строительстве практически всех стран мира. В системе факторов, причинно обусловивших зарождение и развитие новой теории, прежде всего, следует назвать исторический прогресс, который проявил себя в переходе к более высокому уровню социальной и государственной организованности.

По мнению других исследователей, наиболее существенные аспекты доктрины разделения властей и обоснования роли судебной власти содержатся в трудах французских политических мыслителей Ш.Л. Монтескье и Ж.-Ж. Руссо.

В плане нашего исследования представляет интерес работа Монтескье «О духе законов» и её основной вывод: «В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная и ведущая вопросами гражданского права». Эта власть карает за преступления и разрешает споры при столкновении частных лиц, её можно назвать судебной властью". По своему предназначению, судебная власть является регулирующей, она необходима для того, чтобы удерживать от крайностей законодательную и исполнительную власти.

Пленум Верховного суда Республики Узбекистан впервые дал следующее определение понятия судебной власти: «Судебная власть - это полномочия суда по рассмотрению уголовных, гражданских, хозяйственных дел и дел об административных правонарушениях на основе безусловного соблюдения принципа верховенства Конституции и законов Республики Узбекистан».

Пленум Верховного суда в своём определении затронул важные функции судебной власти. Вместе с тем, на наш взгляд, его вряд ли можно назвать всеобъемлющим и раскрывающим всю глубину замысла, заложенного законодателем в термин «судебная власть». Достаточно хотя бы отметить, что в разъяснении Пленума Верховного суда отсутствует одна из важных функций судебной власти - осуществление конституционного контроля, который в соответствии со ст. 108 Конституции возложен на Конституционный суд Республики Узбекистан.

Основное назначение судебной власти - охрана членов общества от любого произвола граждан и от неправильных действий самого государства, его органов, должностных лиц. Без осуществления подобной деятельности государство не может считаться правовым.

Основной Закон нашего государства провозгласил, что судебная власть действует независимо от законодательной и исполнительной власти, политических партий, иных общественных объединений (ст. 106 Конституции). В Конституции Республики Узбекистан судебной власти посвящена специальная глава, где термин судебная власть раскрывается через ряд положений, охватывающих как организацию судебной системы, так и принципы деятельности судов.

Один из основных компонентов судебной власти состоит в том, что её осуществление доверяется только специальным учрежденным государственным органам - судам. Судебная власть отличается единым статусом и особым режимом деятельности должностных лиц - судей, осуществляющих эту власть. Таким образом, судебная власть - это реализуемые судом властные полномочия, которыми он наделен для разрешения дел, отнесенных к его компетенции в строгом соответствии с установленными процессуальными формами путем применения как процессуального, так и материального закона.

Среди этих полномочий доминирующую роль играет правосудие. Она включает и ряд других, которые, как и правосудие, имеют большое социальное значение:

  • конституционный контроль;
  • контроль за законностью и обоснованностью решений, действий, государственных органов и должностных лиц;
  • обеспечение исполнения приговоров, иных судебных решений;
  • разбирательство и разрешение дел об административных правонарушениях, подведомственных судам;
  • разъяснение действующего законодательства на основе данных судебной практики;
  • участие в формировании судейского корпуса и содействие органам судейского сообщества.

Проведению в жизнь каждого из названных полномочий, образующих судебную власть, призвано способствовать наделение органов, на которые возложено осуществление данной власти, средствами принуждения к исполнению принимаемых ими решений. Так в ч. З ст.65 Закона «О судах» предусмотрено: «Государственные органы, должностные лица, общественные объединения, другие юридические и физические лица обязаны беспрекословно выполнять требования и распоряжения судей, связанные с осуществлением правосудия. Информация, документы и их копии, необходимые для осуществления правосудия, предоставляются по требованию судей безвозмездно. Неисполнение требований и распоряжений судей влечет установленную законом ответственность».

Существенным моментом, характеризующим построение органов судебной власти, является обеспечение их независимости, Ограждение от постороннего влияния как извне, так и внутри (со стороны вышестоящих инстанций и судебного начальства). Специфика суда как органа судебной власти состоит также в том, что для его деятельности установлены особые правила, процедуры. Эти правила жестко регламентируют все, что должно происходить в суде при рассмотрении любого вопроса. Основная их цель - обеспечить законное и справедливое решение. Сложилось несколько вариантов процедур осуществления судебной власти, которые принято именовать видами судопроизводства. К ним относятся: конституционное, гражданское, хозяйственное, уголовное, административное судопроизводство. Каждое из этих судопроизводств регламентируется специальным актом законодательства (ГПК, ХПК, УПК и КоАО).

Суд как атрибут государственности на территории нынешнего Узбекистана имеет многовековую историю. О том, каким он был в далеком прошлом, более трех с половиной тысяч лет назад, то есть на начальных этапах формирования государственности, к сожалению, достоверные сведения отсутствуют. В целом же, исходи из общей характеристики древней культуры, быта, традиций и нравственных начал народов Средней Азии, надо полагать, что судейские обязанности выполнялись авторитетными, уважаемыми, имеющими богатый жизненный опыт людьми. Их решения по спорным, конфликтным случаям в обществе признавались безукоризненными и обязательными.

На территории Узбекистана почти 13 веков существовали казийские суды, руководствовавшиеся законами шариата, и бийские суды, принимавшие решения по нормам народных обычаев и традиций.

Во второй половине прошлого столетия (после аннексии Россией Средней Азии) царские колониальные власти учредили здесь свои судебные органы, которые действовали по законам Российской империи. Вначале они разрешали гражданские споры и рассматривали дела о преступлениях, касавшихся интересов подданных России, а позднее к их компетенции были отнесены все дела о серьезных спорах, а также о преступлениях, за которые закон предусматривал наказание в виде лишения свободы.

Октябрьский переворот, разумеется, коснулся и судебной системы: были учреждены народные суды и трибуналы. Они руководствовались, как официально указывалось в первых директивах советской власти, "пролетарским сознанием". Им разрешено было применять в своей деятельности законы царской России, если они не противоречили "интересам революции".

Управление ими осуществлялось не только с помощью общих установок, но и путем вмешательства в конкретные дела. Показательно в этом смысле одно из постановлений Политбюро РКП(6), принятое в 1919 г. "О главарях басмачей", в котором сказано: "обязать Среднеазиатское бюро ни в коем случае не выпускать из рук главарей басмачей и немедленно предавать их суду Ревтрибунала, имея в виду применение высшей меры наказания". Из текста данного постановления видно прямое вмешательство членов политбюро в деятельность суда, ими уже решен вопрос и о виновности, и о мере наказания. О независимости судей и правосудии в то время вообще не могло быть и речи. В 1936 году Прокурор СССР Вышинский А.Я. обосновывал роль суда в качестве органа, проводящего репрессивную политику партийного государства: "Когда мы отрицаем принцип "независимости" судей в пролетарском государстве, то мы отрицаем их независимость от пролетарского государства, от рабочего класса, от его общегосударственной политики. Мы отрицаем тем самым возможность существования в государстве какой-то особой судебной политики в отличии от общегосударственной политики

Партийная система считала суды своим придатком, призванным реализовывать её курс. Установки партии немедленно проводились в жизнь. Так, 10 июля 1934 года ЦИК СССР принял постановление "О рассмотрении дел о преступлениях, расследуемых народным комиссариатом внутренних дел Союза ССР и его местными органами". Согласно постановлению, дела о государственных (контрреволюционных и против порядка управления) преступлениях рассматривают Верховный суд СССР, верховные суды союзных республик, краевые и областные суды, а также главные суды автономных республик. Для этого в судах СССР и союзных республик организуются специальные судебные коллегии в составе председателя и двух членов суда. Дела о преступлениях на железнодорожном и водном транспорте должны рассматриваться Транспортной и Водной коллегиями Верховного суда СССР, в линейных, железнодорожных и водных судах. Учреждалась также Судебно- надзорная коллегия Верховного суда СССР.

В директиве Прокурора СССР от 23 января 1935 года говорилось, что дела о контрреволюции при отсутствии "достаточно документальных данных для рассмотрения в судах, как правило, направлять для рассмотрения особым совещанием при НКВД СССР, что, однако, не исключает передачи этих дел для рассмотрения в спецколлегии, если это вызывается местными условиями".

Другими словами, для осуждения без доказательств годились не только особое совещание, но и спецколлегии. В систему спецсудов входили военные, линейные и лагерные суды.

В 1937 году Сталин распорядился о создании особых троек, которым предоставлялось "право" приговаривать к расстрелу и тюремному заключению на 10 лет троцкистов, шпионов и других лиц. В тройку входили: председатель- начальник УНКВД области и члены - первый секретарь обкома партии и председатель облисполкома. Для тройки выделялся "лимит". Например, особая тройка могла без следствия и суда расстрелять тысячи человек. Порядок работы тройки был таков: составлялась повестка или так называемый "альбом", на каждой странице которого указывались имя, отчество, фамилия, год рождения и совершённое "преступление". Затем начальник УНКВД области красным карандашом писал большую букву "Р", а члены тройки подписывали страницу "альбома-повестки", как правило, на следующий день. Действовали также двойки, спец коллегии и спец присутствия. Только за один день 18 октября 1937 г. двойка в составе Ежова и Вышинского "рассмотрела" материалы в отношении 551 человека и всех их приговорила к смертной казни. При необходимости можно было обойтись и без такой процедуры. Так, в октябре 1941 г. 25 человек расстреляли по письму наркома внутренних дел: крупных военнослужащих, их жён и других лиц. Широко практиковалось составление списка "неугодных" партии лиц. Только в 1937-1938 годах было санкционировано Сталиным и Молотовым 383 таких списка лиц по первой категории, что означало расстрел.

Кровавое сталинское беззаконие, игнорирование элементарных норм права в 30-50-е годы в полной мере познал и народ Узбекистана, когда были истреблены, брошены в тюрьмы многие лучшие его представители, которые осуждались по явно ложным доносам, оговорам. Большинство рассмотренных дел о так называемых контрреволюционных преступлениях характеризовалось явной предвзятостью, поверхностностью, полным игнорированием действительных обстоятельств, отсутствием у граждан права на защиту.

Большую часть составляли дела об ответственности за пропаганду или агитацию, якобы содержащие призывы к свержению, подрыву или ослаблению советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений. При этом диспозиция указанной статьи трактовалась, по крайней мере, расширительно, что привело к незаконному осуждению граждан за критические замечания, анекдоты, а то и просто за высказывание, касающиеся бытовых вопросов. Вполне благонамеренный гражданин мог получить десять лет, а то и высшую меру наказания за то, что в магазине выразил недовольство по поводу несвежего хлеба или за фразу о том, что Германия - серьезный противник. Например, постановлением тройки при НКВД УзССР от 28.10.37 года была определена высшая мера наказания колхозникам Боймирзаеву А., Мурадову Н., Саидмурадову П., а Шадманов Н., Курбанов Р. и Муминов Ш. приговорены к длительным срокам лишения свободы. Им было предъявлено обвинение в том, что они вели контрреволюционную агитацию среди колхозников. Изучением дела установлено, что суть этой "агитации" заключалась лишь в критических замечаниях по поводу неисправного инвентаря и нерадивости руководителей колхоза.

Верховным судом это дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Истязания и пытки, лишение человека его элементарных прав, постоянное психологическое давление, запугивание арестом родных и близких вот основные методы, которыми добывались нужные показания, причина самых нелепых самооговоров, приводивших к трагическим результатам, унесших жизни тысяч ни в чем неповинных людей.

Так, решением тройки при НКВД УзССР от 13 февраля 1938 года были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны семнадцать жителей Денауского и Шурчинского районов за участие в "повстанческой националистической организации", якобы созданной А.Икрамовым и Ф.Ходжаевым. Обвинение базировалось на показаниях некого Хайитова, от которых он затем отказался, заявив, что они были даны под пыткой. Каких- либо других доказательств, но делу не имелось, однако люди были лишены жизни. Решение было исполнено буквально через три дня после его вынесения"".

Другие примеры. Ташкентским областным судом 12 июня 1942 года Шейнкнехт А. был приговорены к расстрелу за восхваление немецкой армии и проведение среди заключенных контрреволюционной агитации. Фактически же все высказывание осужденного сводились к тому, что немцы сильный противник и для победы над ними нужно много усилий. Ферганским областным судом 5 мая 1946 года Раздобреев И. был осужден по ст. 58-4 УК к 25 годам лишения свободы только за то, что на автобусной остановке выразил недовольство по поводу плохой работы транспорта. Ташкентским областным судом 6 октября 1948 года Качанов Г. был осужден по ст. 66 части 1 УК к 10 годам лишения свободы за утверждение о том, что колхозники живут бедно, а на западе жизнь лучше. Подобных примеров можно привести, сотни. Верховным судом дела прекращены за отсутствием в действиях осужденных состава преступления.

В 30-40 х. и начале 50-х годов были осуждены и репрессированы несудебными органами Союза ССР 3.778.234 человек, из них 786,098 расстреляны, среди которых были тысячи наших соотечественников. Эти цифры, возможно, были больше

Только с обретением Узбекистаном независимости, началом построения в республике правового государства, когда на первое место встали интересы граждан, по инициативе Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова работа по реабилитации жертв политических репрессий была поставлена на должный уровень. Если за 35 лет - с 1955 по 1989 г.г. Верховным судом Узбекистана было реабилитировано всего 2850 лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, то за последние четыре года - 5200 человек. Работа по реабилитации

История свидетельствует, что, кроме хороших законов, крайне важны и идеологические гарантии прав человека, утверждение веры в достоинство и ценность человеческой личности, сохранение памяти о каждой жертве произвола. Именно поэтому народ Узбекистана высоко оценил Указ Президента И.А.Каримова «Об установлении Дня поминовения жертв репрессий». Есть глубокий символический смысл в том, что церемония открытия мемориального комплекса «Шахидлар хотираси», созданного по инициативе Президента Узбекистана на столичном массиве Юнусабад, прошла накануне большого праздника

После смерти И.В.Сталина новые руководители коммунистической партии и советского правительства были вынуждены признать внесудебную расправу с инакомыслящими и предприняли некоторые меры к демократизации основ правосудия. Однако суд оставался подчиненным исполнительной власти. Незаконные влияния на судей нередко носили завуалированный характер (советы, намеки, просьбы повнимательнее отнестись к делу и т.п.) и были направлены как на освобождение от уголовной ответственности определенных лиц, так и на обеспечение вынесения обвинительного приговора при недостаточной доказанности преступления.

Судьи поддавались незаконному воздействию и психологическому давлению по ряду причин. Во-первых, от местной власти во многом зависело обеспечение судов достаточно просторными и удобными помещениями, мебелью, топливом, транспортом, а самих судей - квартирами, льготами.

Во-вторых, судье угрожала партийная ответственность, если его приговоры и решения, по мнению местной, власти, не вполне согласовались с основными направлениями уголовной политики. В-третьих, судьи опасались, что их не переизберут на новый срок или не выдвинут на вышестоящую должность, если они будут перечить властям. Именно это явилось основной причиной того, что суды Узбекистана не всегда смогли противостоять тому беззаконию и произволу, чинимым пресловутой следственной группой Гдляна и Иванова. По так называемым «хлопковым» делам в 1983-1989 г.г. в Узбекистане были привлечены к ответственности и осуждены около 4,5 тысяч человек".

В 1989 году руководством республики была образована комиссия по изучению так называемых "хлопковых" дел.

В результате тщательного изучения каждого из пересматриваемых дел Верховный Суд республики полностью реабилитировал более 3,5 тысяч человек. Проверка этих дел показала, что в работе названной следственной группы в целях получения "признательных" показаний широко применялся весь арсенал незаконных методов ведения следствия, такие, как избиения, оскорбления, унижения чести и достоинства, повсеместно практиковались аресты членов семей, родственников обвиняемых, в том числе больных, людей пожилого возраста, многодетных матерей и детей.

Принятие Конституции независимого Узбекистана дало импульс процессу обновления судебной системы, ее демократизации. Первоочередной задачей стало превращение суда из орудия репрессий и придатка в надежный инструмент зашиты прав человека - важнейший институт правового государства.

Конституционные нормы определяют систему судов в целом. Организация и порядок деятельности судов определяется специальным законом. Первым актом законодательства, посвященным вопросам организации деятельности Конституционного суда Республики Узбекистан, является Закон «О Конституционном суде Республики Узбекистан», который был принят 6 мая 1993 г. Деятельность судов общей юрисдикции, а также хозяйственных судов впервые регулировалась Законом «О судах», который был принят Олий Мажлисом 2 сентября 1993 года. В этом правовом документе кроме организационных основ судебной системы были закреплены гарантии самостоятельности и независимости судей, как непременные условия обеспечения функционирования демократического правового государства.

Первоначальным этапом судебной реформы в Республике Узбекистан явилось принятие законов «О Конституционном суде Республики Узбекистан», «О судах» является основным содержанием В целях осуществления стоящих перед судебно-правовой реформой задач 30 августа 1995 г. была принята новая редакция Закона «О Конституционном Суде Республики Узбекистан».

Важным шагом в направлении создания дополнительных гарантий защиты прав личности от неправомерных действий со стороны органов исполнительной власти явился Закон "Об обжаловании неправомерных действий должностных лиц и органов государственного управления".

Задачи следующего этапа судебно-правовой реформы были четко сформулированы в речи Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова на VI сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан второго созыва: "Важнейшим направлением укрепления правового государства должно стать углубление судебной реформы, демократизация всей системы правосудия как третьей самостоятельной и независимой ветви власти».

Значительным шагом в реформировании судебной системы стало введение в соответствии с Указом Президента Республики Узбекистан и принятием на четвёртой сессии Олий Мажлиса Республики Узбекистан второго созыва 14 декабря 2000 года. Закона "О судах" в новой редакции Одним из основных новшеств данного закона является введение специализации судов общей юрисдикции, образование самостоятельных судов по гражданским и уголовным делам. Таким образом, образованы: Верховный суд Республики Каракалпакстан по гражданским делам, областные, Ташкентский городской, межрайонные суды по гражданским делам; Верховный суд Республики Каракалпакстан по уголовным делам, областные, Ташкентский городской, районные (городские) суды по уголовным делам.. С 1 января 2001 года в Республике Узбекистан начали функционировать в отдельности суды по гражданским и уголовным делам.

Впервые закон предусматривает введение в судах общей юрисдикции одного из важнейших институтов процессуального законодательства - апелляционного порядка рассмотрения дел. Указанный институт апробирован международной практикой и применяется в системе хозяйственных судов республики.

Основные направления дальнейшего углубления демократических преобразований в судебно-правовой реформе были определены на IX сессии Олий Мажлиса второго созыва, которая проходила 29 августа 2002 года. Важнейшей задачей здесь остается обеспечение не на словах, а на деле независимости и действенности судебно-правовой системы. Выступая на сессии, глава нашей страны И.Каримов подчеркнул: «Нельзя забывать - там, где не обеспечивается независимость судей, там нарушается, как правило, закон, там нет и не может быть справедливости».

Под судебной системой принято понимать совокупность судов, построенную в соответствии с их компетенцией и поставленными перед ними задачами и целями. Основополагающим актом, определяющим судебную систему, является Конституция Республики Узбекистан, в ст. 107 которой сказано: «Судебная система в Республике Узбекистан состоит из Конституционного суда Республики Узбекистан, Верховного суда Республики Узбекистан, Высшего хозяйственного суда Республики Узбекистан, верховных судов Республики Каракалпакстан по гражданским и уголовным делам, Хозяйственного суда Республики Каракалпакстан, избираемых сроком на пять лет, областных, Ташкентских городских судов по гражданским и уголовным делам, межрайонных, районных, городских судов по гражданским и уголовным делам, военных и хозяйственных судов, назначаемых на этот же срок. Организация и порядок деятельности судов определяются законом. Создание чрезвычайных судов не допускается».

Для уяснения сложившейся к настоящему времени судебной системы важное значение имеют также положения ст. 108 - 116 Конституции Республики Узбекистан. Они четко определяют место, занимаемое высшими судами в судебной системе в целом, а вместе с этим и место других подчиненных им судов. В ст. 108 Конституции Р. Уз определен статус Конституционного Суда Р. Уз и сформулированы его задачи и цели как судебного органа, призванного контролировать конституционность законов и иных правовых актов. Этот суд занимает особое место. Ему напрямую не подчиняются никакие суды, хотя его решения могут иметь существенное значение для всех судебных органов страны и тем самым влиять на всю судебную практику.(1)

Что касается Верховного суда Р. Уз и Высшего Хозяйственною суда Р. Уз, о которых говорится в ст. 110 и 111, то им отведено несколько иное место. У них есть свои подсистемы судов. В отношении каждой из них они осуществляют судебный надзор за их деятельностью и дают им разъяснения действующего законодательства. В наши дни структура всей судебной системы в целом и её подсистем может быть определена на основе анализа не только положений Конституции РУз, приведенных выше, но и ряда других законодательных актов: Закона «О судах», Положения «Об организации и деятельности военных судов».

Предписания названных актов говорят о том, что всю совокупность судов следовало бы сгруппировать в три подсистемы (блока). В одну из входит Конституционный Суд РУз, в другую - Верховный суд РУз и те суды общей юрисдикции, в отношении которых он осуществляет судебный надзор, а в третью - Высший Хозяйственный суд РУз и поднадзорные ему суды.

Для того чтобы охарактеризовать судебную систему с точки зрения организационного единства, нужно ввести понятие звена. Звено судебной системы - это совокупность однотипных судов, наделенных однородными полномочиями, образованных с учетом административно-территориального деления и национально-государственного устройства Республики Узбекистан.

По этому признаку общие суды подразделяются на суды трех звеньев (уровней):

  • основное звено - районные (городские), межрайонные суды;
  • среднее звено - Верховный суд Республики Каракалпакстан, областные суды и Ташкентский городской суд;
  • высшее звено - Верховный суд Республики Узбекистан.

Подобным образом разделяются военные суды:

  • основное звено - окружные и территориальные военные суды;
  • среднее звено - Военный суд Республики Узбекистан;
  • высшее звено - Военная коллегия Верховного Суда РУз.

В отличие от общих и военных судов хозяйственные суды имеют не трехзвенную, а двухзвенную структуру:

  • основное звено - Хозяйственный суд Республики Каракалпакстан, хозяйственные суды области и города Ташкента;
  • высшее звено - Высший Хозяйственный суд РУз.

С точки зрения организационной структуры суды связаны между собой понятием звена, а с точки зрения выполняемых функций (полномочий), суды связаны между собой понятием инстанции. Судебной инстанцией считается суд (или его структурное подразделение), выполняющий ту или иную судебную функцию, связанную с решением судебных дел (принятие решения по существу дела, проверка законности и обоснованности решений).

Судом первой инстанции называется суд, который уполномочен принимать решение по существу тех вопросов, которые являются основными для данного дела. По уголовным делам - это вопросы о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления и о применении или неприменении уголовного наказания, конкретной его меры. По гражданским делам существо дела обычно составляет вопрос о доказанности или недоказанности предъявленного иска и о тех юридических последствиях, которые должны наступить. В качестве суда первой инстанции может выступать любой суд, в том числе и высшие суды. Содержание компетенции всех судов четко определено в действующем законодательстве.

Суд апелляционной инстанции призван проверять законность и обоснованность приговоров и других решений, не вступивших в законную силу. В системе судов общей юрисдикции в этом качестве могут выступать все суды, кроме судов основного звена. Дело, рассмотренное в апелляционном порядке, не подлежит рассмотрению в кассационном порядке. Суд кассационной инстанции призван проверять законность и обоснованность приговоров и других судебных решений, вступивших в законную силу. В системе общих и военных судов в этом качестве могут выступать все суды, кроме судов основного звена. В хозяйственных судах эту функцию выполняет Высший Хозяйственный суд РУз.

Широкое признание получил термин «надзорная инстанция». Им обозначаются подразделения судов, наделенные правом проверять законность и обоснованность приговоров и других судебных решений, вступивших в законную силу. В системе общих судов в таком качестве могут выступать Президиумы судов среднего звена, а также коллегии и Президиум Верховного суда РУз. Для военных судов такой инстанцией могут быть суды среднего звена, Военная Коллегия Верховного Суда РУз, а для хозяйственных судов - Президиум Высшего Хозяйственного суда РУз.

Вышестоящей инстанцией или вышестоящим судом обычно называют суды, занимающие более высокую ступень по отношению к данному суду. Термин «высшая судебная инстанция» является синонимом наименования Верховного Суда РУз или Высшего Хозяйственного суда РУз.

 

Список использованных источников:

  1. Конституция Республики Узбекистан от 8 декабря 1992г. - Т.: «Узбекистан»,
  2. Закон Республики Узбекистан «О судах» от ]4 декабря 2000 г. - Ташкент:«Адолат», 2000.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РУз и Пленума Высшего Хозяйственного Суда РУз «О судебной власти» от 20 декабря 1996 г. - Бюллетень Верховного Суда РУз, 1997, №1-2,с.102-105.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РУз, Т.: «Адолат», 1999 г.
  5. Закон «О Конституционном суде Республики Узбекистан» от 30 августа 1995 г.
  6. Безпасюк А.С., Рустамов Х.У. Судебная власть. Учебник для вузов - М., ЮНИТИ- ДАНЛ, «Закон и право», 2002. 455с.
  7. Колоколов Ы.А. Судебный контроль: некоторые проблемы истории и современности. Курск.
  8. Комментарий к Конституции РУз, Т.: «Адолат»; Академия МВД Республики Узбекистан, 1997, с.384.
  9. Масликов И.С. Судебная власть в системе разделения властей в свете Конституции РФ. Советская юстиция. 1989, №
  10. Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. М., 1955. с.290.
  11. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М., 1991. с.9.
  12. Правоохранительные органы. Учебник для вузов. Под редакцией проф. К.Ф.Гупенко 3-е издание дополненное и переработанное. -М.: Зерцало,
  13. Программа дальнейшего развития судебной реформы в Республике Узбекистан. Бюллетень Верховного Суда РУз. 1996, № 3-4, с. 92-93.
  14. Расулов А. Создание и развитие советского суда, в Узбекистане. Ташкент, Госиздат, 1957.
  15. Савицкий В.М. Организация судебной власти в Российской Федерации. Учебное пособие для вузов. - Издательство «БЕК»,
  16. Стерник И.Б. Из истории суда Туркестанской АССР. Советская юстиция. 1981, №21.
  17. Темушкин О.П., Добровольская Т.Н. Становление и развитие советской судебной системы. Суд в СССР. М., 1987.
  18. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия (под редакцией М.Ю.Тихомирова). - М.: 1997, с.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...