Допустимость и принципы ограничения прав человека: к вопросу о механизме по обеспечению и защите прав человека в деятельности органов правопорядка 

Одним из главных средств реализации задачи государства по обеспечению прав человека является обеспечение условий, создающих обстановку всемерного соблюдения прав личности в обществе, а также возможность их защиты юридическими способами в случае нарушений [18, С. 373].

Современные исследователи признают, что ограниченное состояние свободы человека так же естественно, как и само ее существование [10, 9].

Общим подходом, не вызывающим существенных разногласий, является объективное понимание того, что в своем практическом воплощении права и свободы не беспредельны и не могут не иметь разумных границ, ибо, по словам Ф.А. Хайека, «любой закон ограничивает в какой-то мере индивидуальную свободу» [14, С.124]. При этом важно понимать принципы таких ограничений, которые применимы как в деятельности органов правопорядка, так и в действиях иных структур и в различных правовых ситуациях [5].

Прежде кратко уточним сущность и состав конституционных прав и свобод человека по законодательству Республики Казахстан.

Конституционные права и свободы, то есть те, зафиксированные в Конституции РК [11] права человека, которые находятся под защитой государства и принадлежат каждому человеку, который обладает гражданством Республики Казахстан, являются важнейшим демократическим институтом.

В Конституции РК данная формула содержится в ч. 5 ст. 12: «Осуществление конституционных прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Этим создан определенный фундамент или заданы рамки сосуществования людей друг с другом. Как видно, границы заданы на уровне двух равноправных граждан или одинаковых прав двух субъектов.

Когда речь идет о допустимости ограничения прав граждан для обеспечения какой-либо иной конституционной ценности, представляется, что это не соответствует ч. 2 ст. 12 Конституции («Права и свободы человека принадлежат каждому от рождения, признаются абсолютными и неотчуждаемыми») и может привести к произвольному ограничению прав человека.

Проанализируем конституционные нормы ограничения конституционных прав и свобод человека и определим их содержание.

В доктрине конституционного права понятие «ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина» закреплено в ст. 39 Конституции РК, косвенно во многих других конституционных нормах.

При этом ч. 5. ст. 12 Конституции РК определяет правовые границы свободы субъектов в обществе, задает определенный масштаб их поведения. В Конституции РК отсутствует конкуренция прав человека с иными конституционными ценностями, и они могут быть ограничены у одного лица только лишь в целях защиты таких же прав другого лица. В таком аспекте речь идет о двух законопослушных гражданах. Когда речь идет о различных правах двух субъектов, один из которых нарушил или может нарушить права другого, то к нему государством могут быть применены ограничения иного рода, как, например, установленные ч. 2 ст. 16, ч. 2 ст. 18, ч. 1 ст. 25 Конституции РК и др. Как правило, такие ограничения имеют вид ответственности или выражаются в прямом запрете, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и законных интересов, по-другому называемые запреты и гарантии против злоупотребления правом, а вовсе не ограничения.

Другой вид ограничений установлен в ч. 1 ст. 39 Конституции РК: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения».

Если буквально трактовать норму данной статьи, то она значит, что права и свободы человека могут быть ограничены как в целях защиты прав и свобод других лиц, так и иных перечисленных конституционных ценностей. Причем ограничения такого характера устанавливаются законом РК и служат целям всех в целом и каждого конкретно, при нормальном развитии государства, являясь лишь конкретизацией первого вида ограничений – установление масштаба поведения.

Отметим, что содержащиеся в ряде международно-правовых актов положения, созвучные с нормой ч. 1 ст. 39 Конституции РК, восходят к п. 2 ст.

29 Всеобщей декларации прав человека, где говорится, что «при осуществлении своих конституционных прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения конституционных прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе». Таким образом, использование в Конституции РК термина «ограничение прав» в целом находится в русле терминологии, принятой в международно-правовых актах.

Общепринято, что единственным заслуживающим внимание аргументом, когда права могут быть ограничены во благо всех, являются чрезвычайные ситуации, возникающие в любом государстве [2, 3, 6, 7, 12]. Только в таких случаях государство может отступить от своих обязательств, выбирая между правами человека и иными ценностями, скажем, безопасностью. Цели становятся соизмеримы со средствами, поскольку общество начинает развиваться уже не в нормальных условиях, а в чрезвычайных, и только здесь имеют место ограничения прав в собственном смысле этого слова.

Однако, кроме чрезвычайных ситуаций, права человека могут быть ограничены и при ряде действий должностных лиц, ответственных за поддержание правопорядка, то есть в ситуациях не исключительного характера, а в каждодневной работе.

В международных документах, в частности в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка [9, 13], говорится об обязанности уважать и защищать человеческое достоинство, поддерживать и защищать права человека по отношению ко всем лицам (ст. 2), об обязанности сохранять в тайне сведения конфиденциального характера (ст. 3), о недопустимости провокаций, осуществления и отношения к пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания (ст. 5); об охране здоровья задержанных (ст. 6).

В этой связи целесообразно учитывать и применять на практике при разработке национального законодательства ряда принципов ограничения конституционных прав и свобод человека, под которым в целом следует понимать основополагающие положения, регулирующие применение ограничительных мер.

Как известно, в ст. 39 Конституции РК закреплены такие принципы ограничения прав, как принцип соразмерности ограничений их целям; принцип пропорциональности ограничений прав между собой, принцип необходимости, принцип допустимости ограничения прав и свобод законом, принцип наличия не подлежащих ограничению прав и свобод.

Мы полагаем, что определяющим здесь принципом выступает так называемый принцип пропорциональности (соразмерности). Некоторые авторы совершенно обоснованно полагают, что принцип пропорциональности, «относящийся к общим принципам права, признаваемым цивилизованными нациями, имеет важное значение при определении точки равновесия между воплощенной в основных правах свободой человека и необходимостью подвергать их ограничению со стороны государства, которая должна фиксироваться в понятии пределов основных прав и свобод» [8, С.5].

Принцип пропорциональности в отношении прав и свобод применяется в национальных правовых системах различных стран (Армения, Болгария, Венгрия, Литва, Молдова, Румыния, Словения, Турция, Хорватия, Швейцария). Согласно правовой позиции Конституционного Суда Республики Армения, принцип пропорциональности является важнейшим принципом ограничения прав и свобод и состоит из трех элементов:

  • ограничение должно являться средством достижения цели;
  • ограничение должно быть востребовано для достижения цели, если отсутствуют другие ограничивающие средства;
  • избранное ограничивающее средство должно быть правовым [4, С.43].

В зарубежной научной литературе принцип пропорциональности рассматривается с учетом различных аспектов. Однако принципиальный характер имеет обоснование запрета уменьшения сверх фактической необходимости значения гарантий основных прав или полного исключения их действия из жизни общества, поскольку основные права даже в случае подчинения их оговорке в законе, являются существенным признаком конституционного строя.

Д. Уайт и А. Дэшвуд в своей работе «Право Европейского сообщества» [1, С. 90] при рассмотрении общеправовых принципов первым исследуют именно принцип пропорциональности, что свидетельствует о его приоритете даже по сравнению с принципом уважения прав и свобод человека.

Хартия Европейского Союза об основных правах 2000г. в ст. 52 устанавливает, что ограничение на осуществление прав и свобод может быть предусмотрено законом лишь при соблюдении принципа пропорциональности, под которым понимается следующее: любое ограничение не должно идти дальше тех целей, которые перед ним ставятся [15, 146].

Тем самым ясно прослеживается характерная для большинства стран тенденция, выражающаяся в толковании соблюдения в каждой конкретной ситуации принципа пропорциональности на основе тесной взаимосвязи масштаба мер по ограничению прав и свобод личности и целей, которые решаются в результате принятия этих мер.

Значительный интерес представляет позиция швейцарского ученого К. Экштайна, который рассматривает принцип пропорциональности через наличие таких условий, как необходимость и пригодность [17, 68-70]. К. Экштайн поясняет, что речь идет о запрете на злоупотребления ограничениями конституционных прав и свобод со стороны государства, понимая при этом под злоупотреблением чрезмерное вмешательство в права и свободы. В тоже время К. Экштайн приходит к мысли о том, что не исключены ситуации, когда даже допустимое с точки зрения критериев необходимости и пригодности ограничение прав может быть антиконституционным, исходя из принципа пропорциональности, понимая под непропорциональностью несоответствие тяжести воздействия на конституционные права и свободы тем или иным общественным интересам, ради которых допускается то или иное нарушение.

Показательным является и соображение известного венгерского правоведа А. Шайо, который утверждает, что ограничения прав и свобод личности, несмотря на их объективную необходимость, должны быть разумными и соразмерными, а связанная с этим нагрузка не должна быть «чрезмерной» [16, 282].

С учетом изложенного, содержание принципа пропорциональности ограничения может быть развернуто по трем основным составляющим:

  • пригодность, то есть принципиальная возможность достижения посредством ограничения прав и свобод поставленной цели. Средство ограничения и его цель должны находиться в разумной связи;
  • минимальность, под которой понимается определение ограничения, наименее обременительного для ограничиваемого права;
  • сбалансированность, направленная на достижение разумного баланса вступающих в противоречие личностных и публичных ценностей по их значению в конституционной ценностной системе.

Таким образом, определяя критерии допустимости ограничения прав человека в деятельности органов правопорядка, необходимо исходить из следующих принципиальных позиций:

  • форма ограничения прав человека – законодательство РК;
  • цель ограничения прав человека - общественная безопасность, защита прав и свобод других лиц;
  • критерий ограничения прав человека – крайняя необходимость, при соблюдении следующих условий: наличие реального или возможного вреда государственным и общественным интересам; невозможность защиты правоохраняемых благ иными способами; соразмерность вводимых ограничений; причиняемый вред меньше, чем предотвращаемый вред;
  • общий характер таких ограничений - ограничения не носят персонифицированной направленности, их действие распространяется на каждого;
  • соблюдение общепризнанных международных норм и принципов - ограничения прав человека не должны нарушать обязательства Республики Казахстан по международному праву;
  • разумная достаточность мер государственного ограничения прав - ограничения могут осуществляться только в той степени, в какой это требуется, однако в любом случае не допускается ограничение фундаментальных конституционных прав и свобод человека и дискриминация на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения;
  • соразмерность ограничения прав, свобод и цели, во имя которой ограничиваются права, - безопасность всех рассматривается как приоритет по отношению к соблюдению (гарантированию) определенных свобод каждого отдельного гражданина (человека).
  • установленные ограничения должны быть четко сформулированы и не допускать произвольного толкования. Норма, ограничивающая права и свободы, должна ясно определять пределы ограничений.

 

Список использованных источников:

  1. Wyatt D. and Dashwood A. European Community Law. - Sweet & Maxwell,
  2. Аникиенко С. А. Административно-правовой режим чрезвычайного положения, вводимого в связи с социальными конфликтами (По материалам межнационал. конфликтов): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.02. - М., 1994. - 224 c.
  3. Анисимов В.Л. Участие органов внутренних дел в чрезвычайных ситуациях и обстоятельствах: теоретический и правовой аспекты. – М.,
  4. Арутюнян Г.Г. Критерии ограничения прав человека в практике конституционного правосудия // Конституционное правосудие: Вестник Конференции органов конституционного контроля стран молодой демократии. - Вып.3 (29). - 2005. - С.43.
  5. Балтовский А. А. Организационно-правовые основы деятельности органов внутренних дел в условиях действия экстраординарных административно-правовых режимов: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.14. - Саратов, 2005. - 173 c.
  6. Барбин В.В. Конституционно-правовые основания ограничений конституционных прав и свобод человека и гражданина и их реализация в деятельности органов внутренних дел: Дис. … канд. юрид. наук. - М., 2003. – 185 с.
  7. Грецова Е. Е. Правомерные ограничения конституционных прав и свобод человека в международном праве: Дис. …канд. юрид. наук. – М.,
  8. Дедов Д.И. Соразмерность ограничения свободы предпринимательства. - М.,
  9. Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка: Принят Генеральной Ассамблеей ООН резолюцией 34/169 от 17 декабря 1979 г.
  10. Коннов В.А. Правовые основы ограничения политических прав и свобод граждан по зарубежному и российскому законодательству: Монография. - М.: МВД России,
  11. Конституция Республики Казахстан: принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 г. (с изм. и доп. на 21.05.07 г.) // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1996 г., N 4, ст. 217
  12. Лебедь С.В. Международно-правовые основы обеспечения прав человека в условиях чрезвычайного положения. Дис. … канд. юрид. наук. – М.,
  13. Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка: утв. резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 1989/61 от 24 мая 1989 г.
  14. Хайек Ф.А. Дорога к рабству // Вопросы философии. - 1990. - №
  15. Хартия Европейского Союза об основных правах: Комментарий / Под ред. С.Ю. Кашкина. - М.,
  16. Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма). - М.,
  17. Экштайн К. Основные права и свободы. По российской Конституции и Европейской Конвенции. - М.,
  18. Айдарбаев С.Ж. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве в условиях глобализации мира: международные аспекты. Монография. – Алматы: Қазақ университеті, 2010. – 416 с.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...