Правовая охрана и некоторые гражданско-правовые способы защиты смежных прав

Смежные права в субъективном смысле представляют собой комплекс исключительных правомочий, предоставленных субъекту в отношении результатов его деятельности. Закрепление указанных прав в Законе означает, что имущественные интересы их обладателей опосредованно получили охрану правом.

В целом, необходимость правовой охраны обусловлена противоположностью интересов людей, которые не могут договориться между собой на основе только лишь моральных норм. Право необходимо, чтобы пресекать отклонения от наиболее важных с общественной точки зрения вариантов поведения, т.е. для стабильности определенной области общественных отношений [1, c.592]. Поэтому правовая охрана существует для того, чтобы гарантировать нормальную реализацию прав участников отношений и обеспечивать удовлетворение их интересов.

Правовую охрану принято отличать от правовой защиты. Некоторые ученые рассматривают ее на двух уровнях. На первом – она заключается в регулировании определенных общественных отношений. Объектом охраны здесь выступают общественные отношения. В этом смысле правовая охрана отождествляется с правовым режимом. На другом уровне ее объектом являются конкретные субъективные права участников гражданских правоотношений. Такая охрана включает в себя систему различных юридических мер, цель которых уберечь субъективное право от возможного нарушения. В таком смысле правовая охрана рассматривается как защита субъективного права. Осуществление последней является одной из составляющих правовой охраны [2, c.182].

Существует и несколько иная научная трактовка соотношения правовой охраны и защиты. Охрану гражданских прав рассматривают в широком и узком смысле слова. В широком значении она понимается как совокупность всех правовых мер, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии, так и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов. В узком смысле правовая охрана подразумевает предусмотренные законом меры, направленные на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании. В этом случае охрану гражданских прав называют защитой гражданских прав [3, c.280].

Приведенные суждения имеют некоторые различия, однако, принципиально они схожи в том, что правовая охрана признается более широким понятием по отношению к правовой защите и охватывает последнюю. К понятию правовой защиты, как совокупности мер, прибегают в тех случаях, когда субъективные права нарушаются либо находятся под угрозой нарушения.

Под защитой авторских и смежных прав в юридической литературе понимается совокупность мер, направленных на восстановление или признание авторских и смежных прав, а также защиту интересов правообладателей при их нарушении или оспаривании [4, c.329].

В сфере смежных правоотношений объектом защиты являются субъективные смежные права, предоставленные ст.ст. 37-40-2 Закона. Субъектами права на защиту являются исполнители, изготовители фонограмм и организации вещания. Необходимо учитывать, что ст.48 Закона РК в случае нарушения имущественных прав предоставляет возможность обратиться за защитой в суд обладателю смежных прав.

Исходя из определения обладателя прав, содержащегося в ст.2 Закона, таковым признается не только сам создатель охраняемого объекта, но и лицо, которому имущественные права на этот объект были переданы по договору. Возможность передачи смежных прав регламентирована для исполнителей и для производителей фонограмм 40-1 Закона. Преимуществом нашего Закона, на наш взгляд, является наличие (как в действующем Законе, так и в ГК) указания на такое право в отношении организаций вещания. Учитывая, что программы вещания являются одним из видов объектов смежных прав, которые все охраняются в одном и том же режиме, следует признать за организациями вещания возможность передачи своих исключительных прав по договору. Таким образом, субъектом права на защиту является также и то физическое или юридическое лицо, которому имущественные права были переданы исполнителем, производителем фонограмм либо организацией вещания по договору. И это обоснованно, так как, получив по договору исключительное имущественное право, субъект должен иметь гарантии его реализации: возможность воспрепятствовать нарушению, возможность восстановить право в случае нарушения и потребовать компенсации причиненных убытков.

Заметим, что нормы, регламентирующие передачу смежных прав по договору, сформулированы не достаточно четко. В литературе уже отмечались недостатки Закона, связанные с неурегулированностью отношений по предоставлению разрешения на использование и передаче исключительных прав исполнителем по договору [5, c.95,96]. Действительно, для авторов возможность предоставления прав на произведение третьему лицу однозначно подразделяется на два правовых способа – передача (уступка) имущественных прав (ст.30 Закона) и предоставление разрешения на использование (ст.31 Закона). Для обладателей же смежных прав ранее ни в Законе, ни в ГК РК не делается разграничения этих двух правовых возможностей. Лишь косвенно, исходя из содержания статей 30, 31 Закона, можно было сделать вывод, что они меют место. Лишь с введением в 2004 г. ст. 40-1 Закона РК ситуация стала урегулированной и вполне ясной. Установлено, что исключительные права, перечисленные в статьях 37, 38, 40 Закона, могут быть уступлены полностью или частично, а также могут быть переданы для использования по лицензионному договору о передаче исключительных или неисключительных прав. На такой договор распространяются требования, установленные статьей 32 настоящего Закона.

Таким образом, возможности распоряжения правами и терминология оформленения отчуждения и передачи авторских прав и смежных прав максимально сблизились. Но не все впросы прояснились данной нормой. Так, остается вопрос, имеется ли в виду под “передачей прав” какой-то третий способ их реализации, отличный от отчуждения и выдачи лицензии на использование. Либо “передача” представляет обобщенную категорию, включающую две указанные правовые возможности. Конечно, следуя логике и учитывая, что и смежные и авторские права имеют характер исключительных прав, регулируются одним законом и на основе схожих принципов, можно сделать вывод, что смежные права могут уступаться (отчуждаться) аналогично авторским, а, кроме того, их обладатель может выдать разрешение (лицензию) на использование. Эти способы реализуются с помощью разных договоров. Но предположение не может заменить нормы права. Недосказанность и неточность терминологии недопустима, так как препятствует однообразному пониманию смысла Закона и затрудняет его применение. Разграничивать же договорную уступку прав и договорное предоставление разрешения использовать охраняемый объект очень важно. В первом случае субъект, получивший исключительное имущественное право, не только использует объект, но и вправе давать разрешение или запретить его использование третьим лицам. А кроме того, как уже указывалось, он осуществляет право на защиту и может обращаться с иском в суд в случае нарушения предоставленного ему исключительного права. Лицо, которое получило разрешение использовать объект тем или иным способом, вправе лишь осуществлять соответствующее использование, но не имеет правовой возможности ни предоставлять разрешение на использование третьим лицам, ни осуществлять защиту исключительных смежных прав, поскольку последних у него просто нет. Такое лицо при реализации права на судебную защиту своих интересов может основывать требования на договоре, разрешающем соответствующее использование объекта, и ссылаться на нормы об ответственности за нарушение обязательств. Эти требования обращены к контрагенту по договору.

Пункт 8 статьи 42 Закона предусматривает наследование имущественных прав исполнителя и правоопреемство прав производителей фонограмм и организаций вещания. Эта норма Закона выглядит логичной, так как в ней упомянуто о наследовании исключительных прав за производителями фонограмм – физическими лицами. Это успешное дополнение последнего времени в указанную статью.

В случае смерти физического лица либо реорганизации юридического лица, которые являются обладателями исключительных смежных прав, вместе с правом разрешать или запрещать использование охраняемого объекта (исполнения, фонограммы, передачи вещания) и правом на вознаграждение к наследнику либо правопреемнику переходит и право осуществлять защиту приобретенных прав. Оно может быть ими осуществлено в течение неистекшей части срока охраны, предусмотренного для исполнений, фонограмм и программ вещания. Поэтому и наследники, и правопреемники также являются субъектами права на защиту.

Долгое время в советском и постсоветском законодательстве ряда стран СНГ оставался вопрос, кто вправе заявить требования о восстановлении нарушенных личных неимущественных прав исполнителя после его смерти. Такие права тесно связаны с самой личностью исполнителя, а поэтому являются неотчуждаемыми и, следовательно, не могут наследоваться, что подтверждено в ст. 37-1 Закона. Но, поскольку личные права исполнителя охраняются бессрочно, возникает вопрос, кто сможет их защитить в случае нарушения после смерти исполнителя. Аналогичную проблему охраны личных прав автора Закон урегулировал в ст. 30 следующим образом: личные неимущественные права автора, предусмотренные статьей 15 Закона, по наследству не переходят. Наследники автора вправе осуществлять охрану личных неимущественных прав. Указанные правомочия наследников сроком не ограничиваются.

Автор вправе в том же порядке, в каком назначается исполнитель завещания, указать лицо, на которое он возлагает охрану личных неимущественных прав. Такое лицо осуществляет свои полномочия пожизненно. При отсутствии такого указания автора охрана личных неимущественных прав автора после его смерти осуществляется его наследниками или уполномоченным органом Республики Казахстан, который осуществляет такую охрану, если наследников не имеется или их авторское право прекратилось.

В настоящей работе не раз подчеркивалась обоснованность и целесообразность применения к исполнителям норм, регулирующих охрану прав авторов. Одинаковая природа исполнений и произведений и обусловленная ею однородность авторских и исполнительских прав позволяют в рассматриваемом случае применить аналогичное правило о защите наследниками личных неимущественных прав исполнителя. В этом смысле не случайной и вполне обоснованной является наше предложение о применении для охраны личных прав исполнителя после его смерти порядка, предусмотренного для защиты наследниками личных прав автора.

Статьей 9 ГК РК, которая содержит общие по своему назначению и юридической силе гражданско-правовые нормы, предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется в судебном порядке (судом, арбитражем либо третейским судом), а в отдельных случаях, предусмотренных Законом, в административном порядке. Эта статья содержит перечень способов, с помощью которых осуществляется судебный порядок защиты гражданских прав.

Гражданско-правовые способы защиты смежных прав регламентированы специальной нормой статьи 49 Закона.

Совершенно справедливо и удачно, на наш взгляд, включение в её текст многих мер из «арсенала» обегражданских мер защиты. Так, п. 1 ст. 49 практически посвящен им целиком: 1. Защита авторских и смежных прав осуществляется судом путем:

  • признания прав;
  • восстановления положения, существовавшего до нарушения права;
  • пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • возмещения убытков, включая упущенную выгоду;
  • взыскания дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав;
  • выплаты компенсации в сумме от двадцати минимальных размеров заработной платы до пятидесяти тысяч минимальных размеров заработной платы, устанавливаемой законодательством Республики Казахстан. Размер компенсации определяется судом вместо возмещения убытков или взыскания дохода;
  • принятия иных предусмотренных законодательными актами мер, связанных с защитой их прав.

Указанные в подпунктах 4), 5), 6) настоящей статьи меры применяются по выбору обладателя авторских и смежных прав.

Способ защиты гражданских прав в суде прямо назван в тексте статьи 9 наряду с обращением за защитой в общие суды. Соответственно, при рассмотрении споров по поводу прав на объекты промышленной собственности они могут применить, в частности, такие проверенные временем методы (пути) защиты гражданских прав как признание прав; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; присуждение к исполнению обязанности в натуре; взыскание убытков, неустойки; признание сделки недействительной; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения.

Статья 970 ГК РК содержит норму о распространении на права интеллектуальной собственности общих мер защиты гражданских прав и дает перечень специальных способов защиты. Кроме общих гражданско-правовых мер, защита исключительных прав может осуществляться также путем

  • -изъятия материальных объектов, с использованием которых нарушены исключительные права, и материальных объектов, созданных в результате такого нарушения;
  • -обязательной публикации о допущенном нарушении, с включением в нее сведений о том, кому принадлежит нарушенное право; иными способами, предусмотренными законодательными актами.

При этом следует отметить, что перечень специальных способов защиты не является исчерпывающим и может быть дополнен нормами иных законодательных актов. Некоторые из них носят беспрецедентный по своим конструкции, размеру и процедуре применения характер. В качестве примера таких норм можно привести правомочия, изложенные в пп. 6 п.1 и п. 2 статьи 49 Закона Республики Казахстан от 10 июня 1996 г. «Об авторском праве и смежных правах».

Практика знает случаи требования истцами-правообладателями максимальной суммы штрафа, однако на неизвестно ни одного случая, когда суды удовлетворили такое требование. Зато довольно часто назначается нижний предел компенсации за правонарушение – 20 минимальных размеров заработной платы. Такая практика, на наш взгляд говорит о заниженной оценке судами серьезности ущерба от нарушения прав интеллектуальной собственности, а следовательно – и ценности самих прав интеллектуальной собственности.

Особенности правовосстановительной ответственности заключаются в следующем:

  • правовосстановительные санкции носят абсолютно определенный характер, поскольку размер ущерба, вреда может быть достаточно точно определен независимо от обстоятельств правонарушения.
  • При совершении правонарушения, влекущем применение правовосстановительных санкций, лицо может до и без вмешательства государственных органов возместить причиненный ущерб, восстановить нарушенные права, выполнить обязанности, прекратить противоправное состояние. На этом основано применение дополнительных санкций (например, неустойка).
  • Правовосстановительная ответственность не погашается никакой другой и применяется до тех пор, пока ни будет восстановлен правопорядок [1, c.603, 604].

Среди способов защиты, предусмотренных ст. 49 Закона, характер мер гражданско-правовой ответственности носит возмещение убытков, изъятие в пользу правообладателя доходов, полученных нарушителем в результате нарушения, выплата компенсации, возмещение морального ущерба. Все эти способы, с одной стороны, способствуют восстановлению нарушенных прав, так как компенсируют правообладателю вызванные нарушением имущественные потери, а с другой - являются дополнительными имущественными обременениями для правонарушителя. Напротив, остальные способы защиты, предусмотренные ст. 49 Закона (внесение исправлений, публикации о нарушении, запрещение определенных действий), а также упомянутые в ст. 9 ГК РК (признание права, присуждение к исполнению обязательства в натуре, прекращение либо изменение правоотношения), хотя и направлены на восстановление нарушенного права, но не влекут дополнительных неблагоприятных последствий в сфере имущественных интересов нарушителя. Поэтому, они мерами гражданско-правовой ответственности не являются.

К числу гражданско-правовых способов защиты относится также признание права. Этот способ предусмотрен ст. 49 Закона, вслед за ст. 9 ГК РК.

Значение данного способа защиты связывается с тем, что с момента подтверждения субъективного права, у лица появляется возможность осуществить в дальнейшем принадлежащие ему полномочия без использования силы государственного принуждения, поскольку его субъективное право стало бесспорным [6, c.72,73].

Вместе с тем, очень часто признание права осуществляется в целях последующего применения других мер защиты, например, взыскания убытков, причиненных нарушением исключительных прав. Таким образом, он служит своеобразной предпосылкой для полного восстановления нарушенных прав. Как отмечалось, признание права устраняет неопределенность во взаимоотношениях субъектов и создает условия для реализации иных прав и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих их нормальному осуществлению [4, c.338].

Обращение к этому способу имеет смысл для обладателя исключительных прав в тех случаях, когда его законное право отрицается либо оспаривается, в следствие чего страдают личные неимущественные либо имущественные интересы.

Признание права - это действие, которое возлагается не на ответчика, а осуществляется самим судом. Однако, в литературе указывалось, что оно может сопровождаться также публичным объявлением о существовании определенного права, которое делается нарушителем или за его счет [7, c.195]. Таким образом, эта мера может также предполагать и принудительное возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия.

Указанный способ защиты применим для восстановления как авторских прав, так и смежных. Однако, в последнем случае его реализация имеет более узкое значение. В порядке защиты авторских прав само по себе признание права может способствовать полному восстановлению нарушенных прав без дополнительного применения иных мер защиты. В частности, такая возможность отмечалась для восстановления личных неимущественных прав автора: восстановление личного права автора, а именно права на имя, возможно путем предъявления автором иска о признании авторства; удовлетворение такого иска восстановит личное право, так как устранит сомнение в принадлежности ему данного права [8, c.41]. Таким образом, этот способ защиты ценен для автора сам по себе, поскольку способен полностью восстановить его личные неимущественные интересы. Такую же функцию этот способ может выполнить и при защите личных неимущественных прав исполнителей. Это еще одно закономерное проявление однородной с авторскими правами природы прав исполнителя, направленных на охрану его творческих результатов. Напротив, смежные права производителей фонограмм и организаций вещания, которые имеют совершенно иную природу, и, как следствие, направлены только на охрану имущественного, коммерческого интереса, не могут быть восстановлены полностью в результате осуществления только признания права. Оно не способно восстановить имущественные потери, к которым всегда приводит нарушение смежных прав. Поэтому, данный способ защиты для производителей фонограмм и организаций вещания может играть лишь вспомагательную функцию, являться предпосылкой для применения других способов, но сам по себе ценности не имеет.

Поскольку исключительные смежные права по своей правовой природе призваны гарантировать их обладателям имущественные интересы, особое значение при защите этих прав имеет возмещение убытков. В виду того, что права производителей фонограмм и организаций вещания носят сугубо имущественный характер, их нарушение всегда приводит к имущественным потерям для правообладателя. Данный способ защиты направлен на компенсацию таких имущественных потерь, он обеспечивает восстановление имущественной сферы правообладателя до состояния, существовавшего до нарушения. Тем самым восстанавливается нарушенное право. Таким образом, возмещение убытков, также как и другие способы защиты смежных прав, носит правовосстановительный характер. Но, кроме того, оно выполняет компенсационную функцию.

Для нарушителя применение указанного способа защиты имеет особые последствия. Так как возмещение убытков представляет собой меру гражданско- правовой ответственности, это повлечет для него дополнительные имущественные обременения, за счет чего будут компенсированы имущественные потери правообладателя. Однако, для применения такой меры необходимо наличие предусмотренного законом основания.

Таким образом, можно сделать вывод, что для целей восстановления нарушенных смежных прав не все гражданско-правовые способы защиты, предусмотренные Законом, являются эффективными, некоторые из них вообще неприменимы. У субъекта нет оснований использовать такую меру как предъявление требования о внесении исправлений и об устранении искажений. Публикации о нарушениях в качестве самостоятельной меры являются, как правило, юридически бесполезными для восстановления смежных прав и должны применяться наряду с другими способами. Способ запрета нарушающих право действий эффективен сам по себе для предотвращения наступления имущественных потерь от нарушения. Если правонарушение достигло стадии причинения вреда, он должен использоваться совместно с компенсационными мерами. Для субъектов смежных прав способ признания права имеет более узкое значение, чем для авторов. Сам по себе он ценности не имеет, но выполняет вспомогательную функцию и применяется как предпосылка для использования других способов. Для исполнителей, также как и для авторов, он эффективен при защите личных неимущественных прав.

Наиболее важное значение имеют компенсационные меры защиты, которые способны в полной мере восстановить нарушенное смежное право.

 

Список использованных источников:

  1. Общая теория государства и права. Академический курс: В 2 т. / Отв.редактор М.Н. Марченко.- М.: Зерцало, 1998.- Т.2: Теория права.-656с.
  2. Гражданское право. Часть первая: Пособие для студентов юрид. вузов и факультетов.- К.:Вентури, 1997.- 544с.
  3. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого.- 3-е изд., перераб. и доп. - М: Проспект, 1998. - Часть 1- 630с.
  4. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник.-М.: Проспект, -700с.
  5. Подопригора О.О. Законодательство Украины по интеллектуальной собственности. - Харьков: ”Консум”, 1997.- 192с.
  6. Мусияка В.Л. Важнейшие правовые формы защиты субъективного авторского права // Проблемы социал. законности: Республиканский межведомственный науч. сборник.- - Вып. 20.- С.72-78.
  7. Комментарий к закону Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» / Сост. Гаврилов Э.П. -М.: Спарк: Фонд «Правовая культура», 1996.- 224с.
  8. Чертков В.Л. Судебная защита прав и интересов авторов.-М.: Юрид.лит., -112с.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...