Социально-правовая природа института альтернативных наказаний

Кризис в начале двадцатого века системы традиционных, связанных с изоляцией в специальные учреждения, наказаний одновременно способствовал появлению в уголовно-правовой карте и науке пенитенциарного права поиску новых идей, видов наказаний, связанных с реакцией государства на преступления, главным образом, небольшой и средней тяжести. Лишение свободы, длительное время, считавшееся прогрессивным видом уголовного наказания, высветило многие проблемы как правового, так и неправового характера. Это десоциализация личности, психологические трансформации, рост рецидива и др., и ключ к их разрешению, но мнению ведущих юристов того периода, находился в сфере юриспруденции, в перестройке государственного отношения к политике формирования совершенно новой системы наказаний и всего механизма уголовно-правовой юрисдикции.

Осознание неэффективности традиционных средств контроля над преступностью, более того - негативных последствий самого распространенного вида наказания, как лишение свободы, привело к поискам альтернативных решений как стратегического, так и тактического характера.

Человечество во все времена пыталось воздействовать на лиц девиантного поведения с целью их наказать, «перевоспитать» или уничтожить. В итоге для достижения этих результатов перепробовало все возможные виды уголовной репрессии, включая пытки, одиночное заключение, каторгу, квалифицированные виды смертной казни – распятие, четвертование, колесование, сожжение заживо, забивание камнями насмерть, замуровывание живьем, заливание расплавленного металла в горло и т.п. Однако ни преступность, ни другие проявления социального «зла» не исчезли, а наоборот находят все большее распространение.

В сознании наших граждан закрепился тезис о том, что преступник должен сидеть в тюрьме. При этом, как показывают социальные опросы, мало кто понимает, зачем нужно «гуманизировать» уголовное законодательство и в чем от этого польза. Между тем, социологи, правоведы, политики понимают, что этот процесс необходим для построения нормального общества, для дальнейшего развития уголовного права в рамках взятых на себя международных обязательств Республики Казахстан.

Если такое отношение к принципу гуманизма простых граждан можно списать на еще недостаточную развитость гражданского общества в нашей стране, на низкую правовую культуру, на высокие показатели преступности, но вот что делать с непосредственными правоприменителями – судьями – про которых сложно сказать, что у них низкая правовая культура или недостаточные познания в области юриспруденции, но которые почему то стремятся «упечь за решетку» за самое незначительное преступление. А ведь лишение свободы – это лишь один из видов уголовного наказания предусмотренных Уголовным кодексом Республики Казахстан. И не всегда совершенное преступление требует применения именно лишения свободы.

По мнению психологов, длительное (свыше 5-6 лет) нахождение в местах лишения свободы приводит к необратимым изменениям психики человека. Ясно, что изменения эти – не в лучшую сторону.

Многочисленные реформы тюрьмы (пенсильванская система одиночного заключения, оборнская система молчания, английская и ирландская прогрессивные системы, бортальская система реформаториумов, концентрационные лагеря, современные системы «коррекции» и пробаций и др.) не изменили ее сущность.

«Кризис наказания», а также кризис уголовной политики осознается в большинстве цивилизованных стран.

Основная идея такой перестройки общественного мнения и государственной уголовно-правовой политики состояла в создании системы различных уголовно- правовых мер, альтернативных лишению свободы. То есть, со временем альтернативные наказания, вначале в законодательстве европей¬ских государств, а впоследствии и в Казахстане формируются в подсистему уго¬ловных наказаний со своими целями, задачами, формами социальной направ¬ленности и значимости.

Вместе с тем и сегодня в науке уголовного права нет единого понятия, отвечающего на вопросы - в чем же заключается альтернатива? Какое место в отрасли уголовного права занимает рассматриваемая система альтернативных наказаний?

Чаще данные виды уголовных наказаний рассматриваются с позиций социальной значимости, борьбы с преступностью, в зависимости от того, как влияют на ресоциализацию осужденного и т.п. Правовые же черты данного института уголовного права остаются неисследованными, несмотря на популярность, которую альтернативные виды уголовных наказаний приобрели в современном мире, в действующем уголовном законодательстве нет определения альтер¬нативных видов уголовных наказаний. Прежде чем дать понятие данного ин¬ститута, необходимо исследовать семантические истоки данной терминоло¬гии и выделить его основные признаки.

Необходимо определиться и с терминологическим толкованием данной правовой категории, поскольку нет единого подхода к толкованию ни в отечественной, ни в зарубежной уголовно-правовой науке.

Слово «альтернатива» происходит от латинского аltег - один из двух. Оно обозначает необходимость выбора между взаимоисключающими возможностями. Понятие «альтернативам применительно к ряду уголовно-политических явлений некоторые зарубежные исследователи используют в широком контексте: или как об «альтернативах уголовной юстиции» в целом или как об «альтернативах уголовно- правовой системе»[1].

Однако столь широкая трактовка рассматриваемого понятия не может быть принята однозначно, поскольку во многом уводит его за пределы правовой сферы. Поскольку речь идет о реакции на преступление, что происходит в рамках уголовно- правовой системы, то соответственно любая трактовка альтернативы возможна в широком аспекте, но в пределах категорий и терминов уголовно-правовой концепции. Поэтому со столь «чересчур широким» подходом к альтернативам, нашедшим отражение в зару¬бежной юриспруденции, вряд ли можно безоговорочно согласиться.

В науках уголовно-правового направления в последнее время являются распространенными характеристики определенных институтов в качестве альтернатив чего-либо[2]. Образовалось даже направление, которое можно было бы назвать «альтернативной уголовной политикой». Но если разобраться, то выясняется, что речь идет о совершенно разных «альтернативах», в чем-то пусть и пересекающихся, но во многом между собой не совпадающих.

В случае совершения преступления понятие альтернатива рассматривается, как минимум, в двух аспектах: альтернатива уголовному преследова¬нию и альтернативные лишению свободы уголовные наказания.

В первом случае подразумевается деятельность государства, альтернативная уголовному преследованию и связанная с заменой мер уголовной ответственности иными мерами социального реагирования. Иными словами, возникает деятельность правоохранительных и иных органов государства, альтернативная уголовной юрисдикции. На данном этапе следует говорить только об альтернативах уголовному преследованию, ибо «альтернативные меры» применяются еще тогда, когда юридически не установлено, что лицо заслуживает наказания. Поэтому данная форма альтернатив не имеет ничего общего с альтернативными вида¬ми уголовных наказаний.

Рассматриваемый институт альтернативных мер является особой формой процессуальной деятельности правоохранительных органов, осуществляемой зачастую за рамками уголовного процесса и не нашедшей достаточного отражения в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве[3].

Альтернативы наказанию возникают на втором этапе. Уголовное преследование проведено и завершено обычным безальтернативным путем, лицо признано виновным в совершении преступления, но суд при наличии опре¬деленных правовых условий не назначает реальную меру наказания и даже не пытается ее определить, считая более целесообразным применение какой-либо «альтернативы такому наказанию». Что касается альтернатив лишению свободы, то они появляются на третьем этапе. Здесь уже не только завершено уголовное преследование и лицо объявлено виновным, но и реальное назначение и исполнение наказания признано судом необходимым и целесообраз¬ным. Другое дело, что, исходя из конкретной ситуации, назначение «альтернативы лишению свободы» выглядит более предпочтительным, нежели само лишение свободы.

Альтернативные меры уголовной политики представляют собой правомерную замену основных, традиционных элементов реакции государства на преступление, в соответствующем случае подлежащих столь же правомерному применению при отказе от использования альтернатив при отсутствии их в правовой системе.

Что касается альтернатив лишению свободы, то они отличаются от рассмотренных выше альтернативных наказанию мер, поскольку сами являются разновидностью уголовных наказаний и реализуются в рамках уголовно-правовых отношений.

Говоря о таком понятии, как «альтернативные меры наказания», необходимо отметить, что, исходя из положений действующего уголовного законодательства, его нельзя признать равнозначным понятию «наказания, не связанные с лишением свободы». Дело в том, что действующий Уголовный кодекс Республики Казахстан, как альтернативы лишению свободы, позволяет рассматривать лишь те не связанные с изоляцией от общества виды наказания, которые могут применяться как основные. Поэтому формально лишение военного специального звания, ранга, чина или квалификационного класса, а также конфискация имущества не является альтернативой лишению свободы.

Относительно вопроса о том, какие именно виды стоит включать в систему альтернативных наказаний, в правовой литературе нет единства мнений.

Наиболее обоснованным было бы включение в эту систему таких наказаний, как штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, общественные работы, исправительные работы, служебные ограничения для военнослужащих, ограничение свободы.

В первую очередь, представляется, что как альтернативу лишению свободы не следует рассматривать арест (ст. 46 УК РК) и содержание в дисциплинарной воинской части (ст. 47 УК РК). К тому же рассматриваемые виды наказаний обозначены в самостоятельных разделах УИК РК.

Юридическая природа и характер правоограничений, свойственных отмеченным видам наказания, свидетельствуют о том, что в их содержании присутствует главный признак, позволяющий отнести их к наказаниям, связанных с лишением свободы - факт изоляции осужденного от общества.

Не очень удачным, относительно отечественного уголовного законодательства, является и очень распространенный в зарубежных странах и международно-правовых документах термин «альтернативные санкции». Это объясняется разным значением, вкладываемым в понятия «наказания» и «санкция». В отечественной уголовно- правовой науке под санкцией понимается часть уголовно-правовой нормы, которая определяет вид и размер наказания. Альтернативными у нас принято считать санкции, которые указывают два или более виды наказания, которые могут быть назначены за совершение преступления.

Законодательное понятие наказания раскрыто в уголовном законе в ч. 1 ст.38 УК РК: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда». То есть, с точки зрения сущности, наказание есть кара. Данное утверждение убедительно аргументируется в юридической и научной литературе. Хотя в последние годы в связи с тем, что законодатель убрал термин «кара» из законодательного определения, некоторые авторы предлагают не рассматривать сущность наказания в качестве кары. Но вряд ли можно согласиться с данным подходом.

«Наказание - это и есть кара, - считал А.Е. Наташев, - т.е. преднамеренное причинение виновному известных страданий и лишений, специально рассчитанное на то, что он будет претерпевать наказание как лишение, страдание за причиненное обществу зло». По мнению Н.А. Стручкова, «свойством кары наказание отличается от других мер государственного принуждения. Следовательно, кара и образует сущность наказания»[4].

Таким образом, учитывая сложившиеся мнения относительно сущности уголовного наказания, кара внутренне присуща назначенному виду уголовно¬го наказания. Вместе с тем в приведенных позициях есть и расхождение, когда предлагается кару рассматривать либо исключительно как признак уголовного наказания либо также как признак иных мер уголовно-правового характера, но в разных объемах.

Вряд ли можно согласиться с последней позицией, кара в обязательном порядке ограничивает права и свободы личности, а насколько они ограничиваются - зависит от вида наказания, назначенного судом. При назначении мер уголовно-правового характера (ст.ст. 82-83, 88-95 УК РК) личность также испытывает определенные ограничении (не столь интенсивные как при нака¬зании), но они связаны в первую очередь не с наказанием, а с отношениями уголовной ответственности.

Отсюда вытекает, что кара является признаком только содержания уголовного наказания, причем следует выделять различные объемы карательного воздействия наказания. Кара, реализуемая при назначении наказаний, свя¬занных с изоляцией личности от общества и присущая наказаниям без изоля¬ции осужденного (карательный элемент института альтернативных видов уголовных наказаний) — различна. Во втором случае карательное содержание наказания будет значительно ниже, более того, дифференциация по признаку карательного воздействия осуществляется внутри института альтернативных наказаний. Законодатель попытался расположить их в ст. 39 УК РК, исходя из этого признака, но, как представляется, не совсем удачно.

Следовательно, кара как признак уголовного наказания присутствует при назначении любого вида уголовного наказания из предусмотренных законодателем в ст. 39 УК РК, различаясь по своему объему и затрагиваемым правам личности. Рассматривая альтернативы в санкциях уголовно-правовых норм можно, видимо, ставить вопрос не только об их соразмерности, но и о степени их совместимости по объему кары в рамках одной санкции. Рассматривая каждую альтернативу как систему, включающую в себя взаимосвязан¬ные элементы кары, можно для наглядности представить альтернативы в ви¬де двух дорог (если две альтернативы в санкции), ведущих к одной цели. Од¬на дорога короткая, но трудная и тернистая (лишение свободы), другая длин¬нее, но более качественная (альтернатива лишению свободы), в обоих случа¬ях цель одна - осуществление наказания (ст. 38 УК, ст. 1 УИК РК). В данном случае объем кары в альтернативах реализуется в разных по длительности промежутках времени.

Соотношение и соизмеримость объема кары в альтернативах облегчает их понимание. Для объяснения этого положения применимы философские категории. Например, при рассмотрении лишения свободы применимы категории пространства и времени. Ибо лишение свободы исполняется (отбывается) в конкретных пространственных и временных рамках. Эти рамки под¬вижны лишь в пределах, установленных законом. Причем временные рамки не могут быть расширены сверх срока наказания, определенного в приговоре, но могут быть уменьшены и зависимости от поведения осужденного и наступления законных юридических формально- логических оснований. Простран¬ственные рамки ограничиваются конкретной территорией, конкретной испра¬вительной колонии. Поведение каждого осужденного также может быть ос¬нованием для расширения этих рамок.

При рассмотрении наказаний - альтернатив лишению свободы, лише¬ние свободы как фактор кары отпадает. Пространственные рамки для осуж¬денного расширяются, другими являются также и временные. Очевидно, во-первых, что объем кары в наказаниях - альтернативах лишению свободы реаливуется не только в иных пространственно-временных рамках, но и, во-вторых, в иных социальных условиях.

Наказания без изоляции от общества как альтернативы лишению свободы содержат в себе не только реализуемую при их исполнении кару, но и карательный потенциал, который может быть реализован при условиях, определенных в законе. Таким образом, общая совокупность карательных элементов, как вариант рассмотрения, теоретически сравним с объемом кары при лишении свободы.

Таким образом, альтернативные меры могут быть как уголовно-правового, так и иного характера, всегда предполагающие наличие нескольких вариантов разрешения социального конфликта, порожденного преступ¬лением, и соответственно форм реагирования на него. Из чего следует, что прежде чем рассматривать правовой институт альтернативных видов уголов¬ных наказаний, необходимо внести ясность в трактовку понятий: «альтерна¬тивные наказания» и «альтернативные меры содействия». Определенность выделенных понятий будет способствовать наиболее полной реализации принципов однозначности и предметности в языке права, что, разумеется, упростит применение закона, а по большому счету будет способствовать уменьшению ошибок при применении закона и объективно или, как мини¬мум, максимально приблизит содержание судебного приговора к истине.

 

Список использованной литературы:

  1. Словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 1979 стр.30
  2. Кароли Барт. Альтернативные меры уголовного наказания //Альтернативы тюремному заключению в РК. Материалы международной конференции. Алматы,2000. стр.67
  3. Келипа С.Г. Освобождение от уголовной отвественности как правовое последствие совершения преступления. Уголовное право: новые идеи. М. стр.68
  4. Наташев А.Е., Стручков Н.А. Основы теории советского исправительно-трудового права. М.,1984. стр.93
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...