Языковая картина мира в английской и кыргызской культурах

Аннотация: В последние годы языковая картина мира стала одной из наиболее актуальных тем языкознания. Данная статья посвящена особенностям языковой картины мира в кыргызской и английской культурах.

По мнению В.Н. Телия, языковая картина мира – это неизбежный для мыслительноязыковой деятельности продукт сознания, возникающий в результате взаимодействия мышления, действительности и языка как средства выражения мыслей о мире в актах коммуникации.

Несоответствие семантических объемов слов, наблюдаемое как в сравнительно-сопоставительном изучении лексико-семантических групп (ЛСГ) различных языков, так и в отдельно взятом языке, когда сравниваются разные лексические пласты – исконные и заимствованные – вызвало к жизни новое направление в языкознании, занимающей изучением «языковой картины мира».

Проблема языковой картины мира связаны с тремя этапами экспликации когнитивной и номинативной функции языка: 1/ довербальнокогнитивный этап, когда оценивается внеязыковая ситуация и намечается замысел коммуникации; 2/ когнитивно-вербальный этап, когда избираются потенциально возможные языковые средства для предстоящей манифестации задуманного замысла; и 3/ номинативно-вербальный этап, когда происходит сама языковая реализация замысла, т.е. присвоение денотату или ситуации конкретного обозначения слов, словосочетаний и предложений – высказываний [см.:Серебренников, Кубрякова, Постовалова и др., 1988:22-25; Алимжанова, 2010: 102-104; Lanoff,1972:84-86].

Данное направление в языкознании возникло не на пустом месте. Ему предшествовало системное дескриптивно-этнолингвистическое изучение языковой структуры американскими лингвистами Э.Сепиром и Б.Уорфом, учение которых было облачено в так называемую

«Гипотезу Сепира –Уорфа»: «Сепира-Уорфа гипотеза (гипотеза лингвистической относительности) – концепция, согласно которой структура языка определяет структуру мышления и способ познания внешнего мира. Разработана в 30-х гг. XX в. в США Э. Сепиром и Б.Л. Уорфом в рамках этнолингвистики» [Лингвистический энциклопедический словарь, 1990:443].

Согласно этой гипотезе, принципы и критерии когнитивного членения и номинативного именования явлений внеязыковой действительности зависят не столько от мыслительной деятельности человека, а сколько от структуры языка, которым он пользуется. Характер познания мира, таким образом, детерминирован в равной мере как от языковой системы, так и от системы мыслительной.

Современное лингвистическое направление, изучающее проблему языковой картины мира, взяло на вооружение основной тезис гипотезы Сепира – Уорфа о том, что «характер познания действительности зависит от языка на котором мыслит познающий субъект. Люди членят мир, организуют его в понятия и распределяют значения так, а не иначе, поскольку являются участниками некоторого соглашения, имеющего силу лишь для этого языка» [Лингвистический энциклопедический словарь, 1990:443].

Лингвистическое направление «Языковая картина мира», имевшая в начале своего становления областью изучения общечеловеческие знания о мира, активируемые с помощью вербализации соответствующих культурно значимых сведений, а также знаний, хранимых и передаваемых от поколения к поколению с помощью вербального кода [ср.Серебренников, Кубрякова, Постовалова и др., 1988: 2829] впоследствии, в начале уже этого, XXI в., несколько видоизменила свои ориентиры и в качестве области изучения данной проблемы избрана уже «национальная языковая картина мира», отступив от общечеловеческой ориентации на ориентацию национально-языковую.

«Национальная языковая картина мира, по нашему мнению, является отображением в языке (на всех уровнях) элементов специфического национального способа мировидения, модели мира, присущей данной культуре» [Кульмагамбетова, 2007: 8-9; Исина, 2008: 46-47].

Разумеется, в вышеназванном подходе к языковой картине мира, актуализирующем национально-культурный компонент лексикосемантической системы языка, есть свой здравый смысл. И в самом деле, каждый народ,в нашем случае англоязычный и кыргызскоязычный народ, каждый этнос, каждая лингвокультурная общность обладает своей национальной картиной мира, которая формирует тип отношения человека к миру, природе, другим людям, самому себе как члену этого общества, определяет нормы поведения человека в обществе. Национальная картина мира обусловлена столетиями историко-географического развития этноса и выступает в речевой деятельности данного этноса как национальная языковая (национально-языковая) интерпретация явлений окружающей реальной действительности и различных внелингвистически обусловленных артефактов. Язык выступает при этом и как сокровищница национальной культуры народа, говорящего на данном языке.

Различия в национально-языковых картинах мира английского и кыргызского этносов и языков привело экспликации межъязыковой интерференции внаименований родства, включая обозначения гендерных отношений. Однако, в нашем случае при лингвометодическом обеспечении перевода наша задача облегчается тем, что английские наименования во множестве случаев, например, в ЛСГ наименований родства, представляется выражающими значения гиперонимического характера, если сравнивать их с соответствующими обозначениями из языка кыргызского. И в самом деле, английское grandfather включает в себя оба узких гипонимических кыргызских понятий «чоңата» и «таята», а английское grandmother включает в себя оба узких гипонимических кыргызских понятия: «чоңэне» и «таяне». Значительную трудность при переводе составляет функциональные несоответствие концептуального понятия картины мира в разных культурах. Эпитет является одним из наиболее продуктивных средств формирования вторичных наименований в созданий языковой картины мира. Приведем примеры. Мурдагы фронтовик, Сары-Өзөктүнaдамы Эдигей Жангелдин экиоозсөз айтмакэлемдепатырыдегин! [Айтматов, 1982,1983:295].

TellhimthatwarveteranandSarozekinhabitantYe digeiZhangel’dinwantstosayacoupleofwordstohim!’

[Aitmatov,2000:332]. Слова экиоозсөз означает два слова, при переводе трехкомпонентный эпитет coupleofwordstohim передан двухкомпонентным эпитетом. Постоянный эпитет передан литотическим эпитетом.

Жетинин бирикыдырдейт. Один из семи человек святой. Числовые эпитеты применяются в разных культурах по-разному. Число семь у кыргызов применяется исключительно в качественно-гиперболизирующем плане при формульных конструкциях, определяющих фольклорно-мифологическое понятие. Также ontheseven’s sky – на седьмом небе (очень счастливый момент).

ЛСГ цветообозначений в кыргызском языке не совпадает во многих спектрах цветов с аналогичными наименованиями из английского языка. Кроме кыргызского «көк» (синий, голубой) и английского blue (синий), о которых мы уже, упоминали ранее, это может быть orange (оранжевый), которое в кыргызском языке может быть передано сложносоставным «кызгылтсарытүс» (досл. красновато-желтый цвет)) [English-Kyrgyz Dictionary, 2005:477]. Различие в восприятии цветов у англоязычного и кыргызскоязычного этносов связано с различной экспликацией означенной нами национальной языковой картиной мира [ср.: Васильева, 1987:16-17; Саматов, 1997:11-13]

Цветовой категории в психологическом значении – черный как признак печали. Например: кара кагаз (черная бумага), во время войны многие люди потеряли своих сыновей и мужей, чтобы известить об этом с фронта присылали телеграмму о смерти (справку), и люди сравнивали это с черной бумагой (плохая весть).

Кара кагазын алганы аялыкелген болуучу. [Айтматов, 1982:274].

Hiswife cameto collectthe documentabouthim. [Aitmatov, 2000:309]. В этих случаях эпитет кара кагаз опущен из-за незнания культуры народа.

Таким образом, в этой статье было выявлено, что кыргызско-английская межъязыковая лексическо-семантическая группа слов имеет нежелательный характер, поскольку связана с различным членением внеязыковой реальности и вместе с этим с разным выражением «национально-языковой картины мира»; последняя при этом трактуется как национально-культурная и национально-детерминированная экспликация представления о внеязыковой действительности.

Национально-языковая картина мира, выражаясь через лексико-семантическую систему языка, обусловливает семантическую разнообъемность, казалось бы, на первый взгляд сходных лексических единиц. Мы уже приводили пример, казалось бы, с однозначно ориентированным на единицы предмет обозначения в английском языке лексемой sister (сестра), которая, как выявляется, не имеет в кыргызком языке однозначного соответствия и передается здесь тремя лексемами, но, однако, с более суженными значениями: 1/ эже (старшая сестра мужчины или женщины); 2/ карындаш (младшая сестра мужчины); и 3/ сиңди (младшая сестра женщины). Такие семантические несовпадения, вне всякого сомнения, влияют на экспликацию межкультурной коммуникации.

 

Литература:

  1. Айтматов Ч. Үчтомдонтурганчыгармалар. – Фрунзе: Кыргызстан, 1982-1983. Т.1. – 1982.– 448 б.Т.2. – 1982. – 510 б.; Т.3. – 1983. –432 б.
  2. Алимжанова Г.М. Сопоставительная лингвокультурология: взаимодействие языка, культуры и человека. – Алматы: Интерпресс. – К, 2010.
  3. Васильев А.И. Лингвистические основы обучения русскому произношению в киргизской школе. Пос. для студ. филол. фак. вузов респ. – ч.I. –М.: Мектеп, 1974.
  4. Кульмагамбетова А.Ж. Языковая картина мира в антропонимах английского и казахского языка: Автореф. дис….канд. филол. наук. – Алматы, 2007.
  5. Лингвистический энциклопедический словарь / Глав. ред. В.Н. Ярцева. –М.: Советская энциклопедия, 1990.
  6. Саматов К. Цветообозначающая лексика в кыргызском языке: Автореф. дис….канд. филол. наук. – Бишкек, 1997.
  7. Серебренников Б.А., Кубрякова Е.Постовалова В.И. и др. Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира. – М.: Наука, 1988.
  8. Aitmatov Сн. Тhe day lasts more one hundred years. / Translated by J. French. –Boston & Moscow: International Centre, 2000. – 352 p.
  9. Lahoff R. Language in context. – London: Longman, 1972.
  10. English-Kyrgyz Dictionary = Англисчекыргызча сөздүк. –Editors: C.D. Sharshekeeva
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...