Коммуникативные функции вопросительных предложений в монологической речи

Аннотация. Изучение коммуникативных свойств вопросительного предложения в тексте монолога дало основание для выделения трех его языковых функций, реализующихся в процессе речи: собственно-коммуникативной, экспрессивной и модальной. При определенных условиях каждая из них может отчетливо проявлять свою специфику.

Поскольку главное назначение вопросительного предложения состоит в выражении основного вопросительного значения, ведущей, или первичной, его функцией является собственно-коммуникативная функция, нацеливающая на поиск ответной информации. Экспрессивная и модальная функции вторичны, так как возникают в процессе нейтрализации и транспозиции собственно-вопросительного значения. Названные функции могут совмещаться в процессе коммуникации, но при определенных условиях каждая из них может отчетливо проявлять свою специфику, и это дает возможность рассмотреть их в отдельности.

Cобственно-коммуникативная функция вопросительного предложения – это первичная функция, обусловленная его коммуникативным назначением в речевом общении. Она направлена на выражение основного значения – значения собственно вопроса. Это самая распространенная функция. Но в монологической речи, в отличие от диалога, поиск дополнительной информации осуществляется самим автором текста. Вопросительная структура в монологической речи может быть использована для выражения коммуникативных намерений адресанта речи. Вопрос нужен для привлечения внимания участников речевого общения, а не потому, что требует ответа. Вопрос может быть вызван ситуацией, в которой необходимо разобраться, формулируя направление поиска. В таких случаях это:

– Ситуативный вопрос, обращенный к самому себе:

Клим Иванович Самгин пил чай, заставляя себя беседовать с Розой Грейман о текущей литературе, вслушиваясь в крики спорящих. Отмечая у них стремление задеть друг друга, соображая: «Что же объединяет их?» (М.Горький. Жизнь Клима Самгина) 

«Что могло этому полковнику не понравиться в его голосе? С недоумением подумал Звягинцев. – Голос как голос. Обычная речь карельского крестьянина.» (А.Чаковский. Блокада)

Сейчас, в преддверии нового сезона, городские власти опять заговорили о мерах для снижения цен: например, о муниципальном рынке, открытом недавно в столице, об организации очередных автокараванов. Что получится? Осенью увидим. (Караван, 2006, 17сент.)

Собственно вопрос может быть обращен и к читателю. В этом случае он заставляет читателя задуматься над тем, что автору кажется важным в сообщении.

Война, как известно, коснулась каждой семьи. Только в Усть-Каменогорске, население которого к тысяча девятьсот сороковому году составляло двадцать одну тысячу, с войны не вернулись семь тысяч человек. Каждый третий горожанин! Я к чему? Может, довольно акимам смущенно прятать глаза, когда под прикрытием имени ветеранов начинают откровенно решать свои проблемы? А то ведь спекуляция на участниках уже вошла в моду. Может, посмотреть внимательнее, кем заняты квартиры, которые государство выделило конкретно участникам войны? Глядишь, появится резервный фонд для тех, кто действительно нуждается в заботе власти – фронтовых вдов, афганцев, чернобыльцев. (Караван, 2007,27 апр.)

Сюда же относятся вопросы, обращенные к конкретным лицам.

…Все началось с минутного разговора по телефону с коллегой. Мы уточняли время и место какой-то пресс-конференции. А потом перешли на тему ветеранов, что, дескать, нужны сюжеты, нужен хороший материал. Нет ли у тебя в заначке героя? И Жанара вдруг с грустью сказала: «Сколько я делала сюжетов про ветеранов! И ни разу не написала про своего дедушку… Так теперь жалею. Он прошел всю войну. Столько наград и медалей…» ( Караван,2007, 30 апр.)

Вопрос, формулирующий тему монологического повествования. Сюда же могут быть отнесены уточняющий вопрос, проблемный вопрос, выделительный вопрос.

Сколько стоит горе? Странный вопрос. Но если задать его чиновникам европейского агентства в Иерусалиме, то они не моргнув глазом назовут точную цифру: 20 тысяч долларов. Именно столько денег сионисты расходуют на каждого эфиопского гражданина иудейского вероисповедания для тайного вызова в Израиль из Судана. (Комс.правда, 2000, 12 окт.)

Олимп вздохнул и лизнул страницу блокнота. Почему для эксперимента был выбран именно теленок, а не другое животное? Сердца взрослого человека и теленка очень похожи. Плюс – приблизительно одинаковый размер грудной клетки, сосудов, вес. (Комс. правда, 2003,27 июля)

Чему недоучила школа? На мой взгляд, влияет на характер человека незнание науки о прекрасном – эстетики. В частности, легкомысленное отношение к серьезной, классической музыке, неумение видеть в ней особую красоту, гармонию звуков, а самое главное – неумение и нежелание ее слушать. (Комс. правда,2006, 31 марта)

Во всех приведенных случаях вопрос ориентирует на получение информации, что выражается самой структурой вопросительного предложения. Указанная функция определяет в структуре вопросительного предложения позицию центра вопроса, выражаемого логическим ударением, вопросительным местоимением или местоименным наречием, что и составляет структурную особенность вопросительного предложения, нацеленную на поиск информации. «Таким качеством предложения с вопросительными словами обладают потому, что в них используются вопросительные местоимения и местоименные наречия, которые не называют и не характеризуют отдельные предметы и их признаки, а только спрашивают и указывают на них в самой общей форме и потому требуют в ответе конкретизации» [1,302]

Как выглядит Балтика? Наверное, как женщина, стоящая у морского прибоя. Ее мудрое и ласковое лицо рождает мысли об уютном домашнем очаге и мире. (Комс. правда,2006, 6 июля)

Если в местоименном вопросительном предложении на неизвестное указывается местоимениями и местоименными наречиями, которые являются основными средствами выражения вопросительности, то в неместоименном типе вопросительного предложения неизвестное не только называется, но и логически выделяется, указывая на предикат вопроса. Основным средством выражения вопросительного значения в этом случае служит интонация при вспомогательной роли частиц. В монологической речи отмечается наибольшая частотность неместоименных вопросительных предложений с частицей ли.

Доводилось ли вам встречаться с родственниками пропавших без вести солдат? Молчаливо несут они горькую ношу, оставленную войной. До сих пор в сердцах этих людей теплится надежда на добрую весть. И как же счастливы бывают те, в чей дом она приходит! (Комс. правда,2004, 6 мая)

Каждое утро, когда их выносили из душного барака, к Мечику подходил светлобородый тихий старичок Пика. Он напоминал какую-то старую, всеми забытую картину: в невозмутимой тишине у древнего, поросшего мхом скита сидит над озером, на изумрудном бережку, старичок в скуфейке и удит рыбку. Тихое небо над старичком, тихие, в жаркой истоме, ели, тихое, заросшее камышами озеро. Мир, сон, тишина…

Не об этом ли тоскует у Мечика душа? (А.Фадеев. Разгром)

Для определения экспрессивной функции вопросительного предложения основополагающим явилось мнение Е.М. Галкиной-Федорук о том, что язык в своей коммуникативной функции может служить не только для выражения мыслей, но и для выражения чувств, воли. Е.М.Галкина-Федорук в понимание речевой экспрессии в языке включает проявление эмоционального тона. «Экспрессия, экспрессивность может пронизывать как эмоциональное, так и интеллектуальное, волевое в их проявлении. Поэтому экспрессивность гораздо шире эмоционального в языке. Экспрессия – это усиление выразительности, изобразительности, увеличение воздействующей силы сказанного. И все, что делает речь более яркой, сильно действующей, глубоко впечатляющей, является экспрессией речи». [2, 107]

Эмоциональное включается в понимание экспрессивного и на синтаксическом уровне. Так, Г.Н. Акимова пишет: «… Обычно не говорят об оценочном, образном или эмоциональном синтаксисе… Наиболее отчетливо и устойчиво применительно к синтаксическому уровню употребляется наименование «экспрессия», «экспрессивная окраска», «экспрессивный синтаксис» [3, 94]

В данной статье понятие экспрессивной функции связано с выражением эмоционального содержания. В письменной монологической речи вопросительное предложение передает различные оттенки значений эмоционального характера, усиливающих воздействующий эффект сообщения.

Меркурий Авдеевич взялся обеими руками за край стола. Как он мог сразу же не узнать в этом снисходительном лице единственного наследника Владимира Александровича Пастухова? Тот же бессовестный взгляд, та же небрежная речь, что и у отца. И даже хохочет, как отец: прямо с серьезности – в хохот, точно взорвется что внутри. А щеки, холеные щеки, несмотря на молодость, так и скатываются книзу, на подбородок. Да, да, видно все неприятное, перенятое сынком от родителя, и немудрено, что у Меркурия Авдеевича засосало под ложечкой от неутешной обиды. (К.Федин. Первые радости)

Эмоциональность, экспрессивность монологической речи усиливается, когда в составе текста употребляются несколько вопросительных предложений, следующих один за другим.

Внезапное предположение обеспокоило Кирилла: а что если Шубников останется жив? Не будет ли тогда Шубников торжествовать, что его провокация увенчалась успехом? (К. Федин. Необыкновенное лето)

Экспрессивной силой обладают парцеллированные конструкции, выделяющие с помощью вопроса ту или иную часть повествования, наиболее важную в смысловом отношении.

Телефон, естественно, не работал. Почему «естественно»? Потому что в Шведчиках к этому привыкли. (Комс. правда,2003, 25 июня)

Экспрессивные вопросы вызываются эмоциональным состоянием человека в момент речи. Они выражают различные чувства:

  • удивление

Утро стояло тихое, прохладное. Лес был насквозь пронизан птичьими голосами. Жуков шагал по тропинке вслед за Демидом и удивлялся: как это раньше он не замечал, не слышал такого обилия птичьих голосов? (А.Иванов. Тени исчезают в полдень)

  • сомнение

Этот боец с перевязанной шеей был одним из четырех, к которым подвели Синцова в лесу.

Там, пока они сидели, Синцову удалось незаметно вытащить из кармана и засунуть под корневище сосны свой пустой наган, который в сочетании со снятой гимнастеркой мог бы выдать его.

Но не выдаст ли его кто-нибудь из четырех людей? Один из них точно знает, что он политрук, а трое других могли слышать, как этот один обращался к Синцову по званию. (К. Симонов. Живые и мертвые)

  • досаду

Кузьма чувствует себя совсем одиноким и потерянным, будто он приехал в город не сам, а его привезли. Мысли о деньгах вдруг кажутся ему пустяковыми по сравнению с тем, что ждет его впереди. Он оглядывает людей – все смотрят в окна и не замечают его. Он ругает себя: как это ему в голову пришло ради денег ехать в город, неужели он не мог достать их у себя в деревне?(В.Распутин. Деньги для Марии)

  • беспокойство

Самгин встал и пошел по дорожке в глубину парка, думая, что вот ради таких людей идеалисты, романтики сидели в тюрьмах, шли в ссылку. В каторгу, на смерть… но об этом думал мимолетно и как бы не от себя, его беспокоило: почему не едет Марина? (М.Горький. Жизнь Клима Самгина)

  • опасение

Малинин перешел в руки санинструктора, который долго перевязывал сначала его разбитое лицо, а потом изодранные кирпичом руки. Пока он проделывал все это, Малинин продолжал думать о своей погибшей роте: сформируют ли ее заново или не будут этого делать и переведут его самого куда-нибудь в политсостав? (К.Симонов. Солдатами не рождаются)

Большой эмоционально-экспрессивной силой выражения обладают риторические вопросительные предложения, часто используемые для усиления художественной выразительности речи. Экспрессивно-констатирующая функция (экспрессивное утверждение либо экспрессивное отрицание) обусловливает синтаксическую фразеологизированность структуры местоименного риторического вопросительного предложения.

Парни и девушки разбрелись по лесу. Пошли парою и Матвей с Агашей, все дальше уходя от прочих пар, все ближе идучи друг с другом – лес-то теснит! И где еще примериться душою к душе, где свыкнуться им, если не в солнечном лесу весенним днем? (К.Федин. Костер)

Экспрессивная функция неместоименного риторического вопросительного предложения имеет лексическую опору, в частности это частицы разве, неужели. Лексическое содержание этих частиц обогащает семантику целого предложения, выражая отношение говорящего к действительности.

Девушка останавливалась раз, другой, третий, чтобы прочитать письмо, но в самые последние мгновения, когда нужно было вынуть его из кармана, решимость покидала Ульяну. Стыдно и страшно! Читать чужое письмо – это все равно, что подглядывать. И потом, лучше ничего не знать, чем узнать все сразу. Да разве успокоится она, если даже узнает, что Алексей никогда-никогда не полюбит ее? Она будет любить его всегда, вечно, где бы он ни был и кого бы он сам ни любил.(Г.Марков. Соль земли)

А.Мартине экспрессивную функцию связывает с выражением субъективной модальности. [4, 372] В.В.Виноградов настаивает на принципиально четкой дифференциации между разными эмоциональными формами речевого выражения и модальной оценкой его содержания, хотя обе эти сферы речевых явлений, отражающие объективную действительность в ее преломлении в общественном сознании людей, находятся между собой в самом тесном взаимодействии. [5, 49] Разграничение категорий модальности и экспрессивности В.В. Востоков считает возможным на основании того, что субъективная модальность совместно с объективной модальностью наряду с категорией синтаксического лица и синтаксического времени участвуют в формировании грамматического значения предложения, в то время как категория экспрессивности соотносится говорящим с выражением вещественного содержания предложения. [6, 162 – 164].

Вопросительные предложения в монологической речи могут выполнять также и модальную функцию. Наряду с объективной модальностью вопросительные предложения монологической речи характеризуются субъективной модальностью, что обусловлено функциональным назначением вопросительной конструкции в процессе речи, связанным со стремлением пишущего (говорящего) выразить свое отношение к сообщаемому.

Объективная модальность выражает отношение высказывания к действительности. На фоне объективной модальности проявляются субъективные модальные значения. Модальные функции вопросительных предложений связаны с выражением субъективно-модальных значений как модальности вторичного плана, выявляемой в речи.

Признаться, в первые дни я опешил. Спрашивается: ну какое отношение имею я, электрик, к тому, что бригада монтажников простаивает? Каков может быть с меня спрос, если для молодых строителей не хватает жилья, а потому даже семейным приходится жить в общежитиях? Но об этом про себя. А каждую просьбу ребят, каждую проблему пытался помочь решить. (Комс. правда, 2004,18 апр.)

В приведенном тексте вопросительные предложения выражают отношение говорящего к сложившейся ситуации: никакого отношения я, электрик, не имею к тому, что бригада монтажников простаивает; не может быть с меня спроса, если для молодых строителей не хватает жилья…

Дверь начали трясти. Я молчал. Что я мог сделать? Не мог же я долго и сбивчиво объяснять через запертую дверь, что меня схватили и заперли анархисты. Кто бы мне поверил? (К.Паустовский. Повесть о жизни)

Вопросительные предложения в тексте монолога выражают суждение, оценку действительности с позиции говорящего. Суждение строится на определенных знаниях о действительности, поэтому оно не подвергается сомнению. Как правило, это местоименное вопросительное предложение. Модальность таких предложений называют утвердительно-вопросительной.

В общевопросительных предложениях под вопрос ставится сама реальность факта. Вопросительные предложения в этом случае требуют утверждения или отрицания реальности того, о чем спрашивается в предложении.

Сегодня тренерам из Броваров и тем, кто за ними стоит, удалось явно запрещенными в спорте приемами сманить группу спартаковских гандболисток в свой «Металлург». Но уверены ли наставники «Металлурга», что завтра в аналогичной ситуации эти игроки не предадут интересы новой команды?(Комс. правда, 2004, 24 мая)

Основным средством выражения субъективной модальности в устной речи является интонация, чаще всего она выступает наряду с вопросительными частицами и вводными словами, выражающими модальные значения.

«Да-а, протянул наконец всегда осторожный Корней Баулин. – Оно у тебя ловко все, Яков. И вышло бы ничего, кабы драться было чем. А вдруг кому удастся с полуэскадрона этого на коня все же да в Михайловку? Поднимет полк, а мы только с дыры этой каменной выползем. В лапшу искрошат.» (А.Иванов. Вечный зов) В подобных случаях содержание вопросительных предложений, выражая отношение пишущего (говорящего) к содержанию речи, приобретает различные оттенки субъективной модальности: убеждения, долженствования, предположения, сомнения и т.п. Модальные функции могут передаваться специальными средствами: фразеологизированными местоименными конструкциями, неместоименными вопросительными предложениями с модальными частицами и вводно-модальными словами.

Таким образом, в монологической речи, помимо первичной собственно коммуникативной функции, направленной на поиск неизвестного, вопросительные предложения реализуют вторичные функции, экспрессивную и модальную, которые возникают в процессе речи вследствие нейтрализации и транспозиции собственно вопросительного значения, что указывает на производный характер названных функций.

 

Литература:

  1. Осоловская А.Д. Структура простого предложения с местоименными словами в современном русском языке. – Учен. записки / Ульяновский пединститут, 1959. – Т.12, вып. 2. – С. 299-338.
  2. Галкина-Федорук Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке: Сб. статей по языкознанию. – М., 1959. – С. 103-124.
  3. Акимова Г.Н. Новое в синтаксисе современного русского языка. – М., 1990.
  4. Мартине А. Основы общей лингвистики. – В кн.: Новое в лингвистике. Вып.3. – М.,1963. – С. 366-558.
  5. Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке. – В кн.: труды института АН СССР. – М., 1950. – Вып.II. – С. 38-50.
  6. Востоков В.В. Об экспрессивных, эмоциональных и субъективно-модальных значениях в предложении. – В сб.: Проблемы лексикологии и семасиологии русского языка. – М.,1977. – Вып. 9. – С. 160-166.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология