Жанровые особенности памятников деловой письменности

Аннотация. В статье рассматривается понятие жанра, складывавшееся в языке, язык документов и, в частности, дипломатии, зародившийся в начале 18 века.

В литературоведении понятие «жанр» понимается как «исторически складывающийся тип литературного произведения», в теоретическом понимании жанра «обобщаются черты, свойственные более или менее обширной группе произведений какой-либо эпохи, данной нации или мировой литературы вообще». Проблема жанра в современном литературоведении связана с «проблемой классификации произведений, выявление в них общих  жанровых признаков».

Как известно, «каждый функциональный стиль реализуется через систему своих собственных жанров». Жанр наряду с общими чертами функционального стиля несет в себе и собственные специфические черты, определяемые конкретными целеустановками. Вместе с тем, жанр  понятие неоднородное и предрасположенное к делению на жанровые разновидности. Степень расположенности к жанровым разновидностям напрямую зависит от степени жесткости композиционной структуры жанра.

Деловые документы на Руси возникли сразу же после появления письменности. Исследователи считают, что «многие законы древнерусского государства сложились и закрепились в устной форме в дописьменный период, а в письменности был зафиксирован готовый, обработанный устный текст этих законов. В посольских, договорных, воинских речах до появления письменности были выработаны, очевидно, деловые термины и устойчивые выражения».

Наиболее ранним и ярким образцом делового языка является «Русская правда» свод феодальных законов Киевской Руси ХI-ХП вв.в котором нашло письменное закрепление устное право. По научным сведениям краткая редакция этого памятника возникла в XI в. и сохранилась в списках XV в. Также существуют деловые юридические памятники, возникшие раньше «Русской правды»,  тексты договоров с греками, помещенные Нестором в «Повести временных лет». Они сохранились в более поздних списках XIV в. От эпохи Киевской Руси сохранилось немного пергаменных грамот. Сохранилось гораздо больше деловых памятников, относящихся к ХІІІ-ХІV вв.

Интерес, который проявляют государственные учреждения ко всем изменениям общественно-политической и социальной жизни Московской Руси, обусловливает дальнейшее обогащение, а также дифференциацию жанров деловой письменности. В этой связи Н.А. Мещерский отмечает: «Обогащение и увеличение числа форм деловой письменности косвенно влияло на все жанры письменной речи, и, в конечном счете, способствовало общему росту развития литературного письменного языка Московской Руси».

В функционально-жанровом отношении памятники деловой письменности неоднородны. В научной литературе они подразделяются на следуюшие группы: а) актовая письменность (грамоты, кабалы, записки в писцовых книгах и т.д.); б) статейная письменность; в) эпистолярная письменность (письма и другие бумаги, написанные в эпистолярном жанре). Также в круг материалов, относящихся к деловой письменности, можно включить отказные, таможенные и другие приходо-расходные книги, челобитные, сказки, расспросные речи.

Отметим, что каждая разновидность памятников деловой письменности имеет свою характеристику и дополнительно делится на подтипы. Например, профессор Н.И. Гайнуллина по содержанию текста бумаг, относящихся к эпистолярной письменности, различает бытовые, деловые и официальные (бумаги). При этом автор отмечает, что «бытовые и деловые бумаги характеризуются теми же лексико-стилистическими чертами, что и соответствующая переписка. Заслуживает внимания такая их черта, как лаконичность, носящая иногда характер афоризма».

«Лексический состав и набор стилистических средств в официальных бумагах (договоры, указы, грамоты и т.п.) стабильней по сравнению с перепиской, бытовыми и деловыми бумагами. Здесь отмечается значительный консерватизм в сопоставлении с активными стилистическими процессами, свойственными эпистолярно-деловому жанру».

Среди огромного числа памятников деловой письменности наибольшее распространение имели такие их разновидности, которые являлись фактом фиксации различных форм хозяйственной деятельности, например, отказные, посевные, ужинные, опытные книги и памяти, приходо-расходные и таможенные книги; челобитные: обыскные, сыскные, допросные и расспросные речи; отписки, сказки, поручные и другие записи. Как отмечает А.А. Кожин, «в языке этих жанров деловой письменности просматриваются приемы словоупотребления, свидетельствующие о наличии стилистических норм, которые имели широкое распространение в сфере делопроизводства и соблюдались при оформлении того или иного документа».

В дипломатической практике существует жанр, называемый статейными списками. Под статейными списками в науке и в дипломатической переписке понимают официальные отчеты русских послов о выполнении возложенной на них дипломатической миссии. Составлялись данные отчеты в форме дневников, в которых подробно описывались все события посольства, а также речи русских дипломатов и ответные речи их коммуникантов. Собственно, повестями эти отчеты становились позднее в летописных изложениях устных посольских «речей».

Содержание деловых документов определяет их стиль: лаконичность, клишированность фраз, юридическая точность и др. В деловой письменности отражаются особенности народно-разговорной речи, и это обусловлено тем, что тексты создавались местными уроженцами, освещавшими различные явления обыденной жизни простого люда. Необходимо отметить, что деловая письменность была широко развита в Московской Руси. Именно на основе московского говора в ХV-ХVI вв. развивается деловой  «приказный» язык  Московской Руси, сформировавшийся в основном в московских «приказах». Таким образом, на языке, называемом приказным, писались государственные и юридические акты, письма московских великих князей, посольские донесения, географические и исторические сочинения, лечебники и многое другое.

Итак, «приказный язык», по определению известного российской специалиста в области истории языка М.Л. Ремневой,  «это язык документов, составленных профессиональными писцами, дьяками и подьячими приказов на всей территории Московского государства. С точки зрения жанра, основной корпус текстов, написанных на приказном языке, представляет собой указы, памяти, крепости, акты, составлявшиеся и рассылавшиеся в местные приказы».

Приказная система управления проходит ряд стадий развития: от постепенного перерастания временных поручений  «приказов» как разового поручения отдельным лицам до приказа как постоянного поручения («пути»), которые сопровождались соответствующим оформлением должности  казначея, печатника, посольского, разрядного, поместного, ямского и других дьяков. Приказы, прошедшие длительный путь эволюционного развития, просуществовали до начала XVIII в. Так, существовало три вида важнейших приказов: Посольский, Разрядный, Поместный, которые и являлись основным стержнем системы государственного управления России на протяжении более чем 200 лет.

Относительно семантики понятия «приказный язык» следует отметить, что среди исследователей нет единства в толковании объема данного понятия, о чем свидетельствует анализ работ, посвященных московскому приказному языку. Существует немало сторонников широкого понимания этого понятия. Например, Винокур считает, что это  «язык канцелярских бумаг, юридических актов, хозяйственных записей, официальной и частной переписки, т.е. таких явлений письменности, в которых нет стремления к литературности изложения».

В неопределенности числа приказов состоит суть самого приказного строя  текучего, меняющегося и приспосабливающегося к различным историческим условиям и в то же время неизменного. Как утверждает Т.В. Кортава, «приказный язык как достояние определенной корпорации писцов был функционально и тематически ограничен. Связь с письменной традицией отличает приказный язык от разговорного, однако отсутствие строгой кодификации норм приказного языка сближает его с разговорным языком».

М.Л. Ремнева пишет: «Приказный язык, как и церковнославянский, был нормированным. Нормированность проявлялась не только на уровне языка, но и на уровне текста, так как будущие профессиональные писцы юридических текстов обучались правилам заполнения определенных образцов, формуляров различных текстов, свободному владению и пользованию юридическими формулами. Но в отличие от литературного языка, он не был кодифицирован. Отсутствие кодификации сближает приказный и диалектный языки и обеспечивает существование достаточно широкой области вариативности в данных языковых системах».

Сказанное позволяет внести дополнения: степень книжности деловых памятников была неодинакова. Документы, создававшиеся в верхах государства, отличались большей книжностью, поскольку писались они людьми, получившими книжное образование, которые придавали деловой речи легкую, но ощутимую книжную окраску.

«Норма представляет собой объективное свойство языкового развития. Для того чтобы выполнять основную свою функцию  коммуникативную, язык должен обладать определенным набором грамматических норм. Когда исследователь говорит о норме применительно к определенному периоду, всем ясно, что это условность, заданная необходимостью сделать конечные выводы. Кодификация, таким образом, есть в некотором смысле условность, противопоставленная норме как объективной языковой реальности». Приказная система управления и соответственно приказный язык были для своей эпохи достаточно гибкими и эффективными, в то же время простыми и удобными, поскольку уже существовал и обычай и проверенный веками опыт. «Приказный язык, не имевший кодификационных источников, равных авторитетным грамматикам, так и остался на уровне стихийной кодификации. Грамматик не было, но существовала длительная письменная юридическая практика, закрепленная в определенных традициях составления документов, в правилах заполнения формуляров, отражающих прежде всего синтаксические нормы приказного языка».

Надо отметить, главная задача Посольского приказа XVI-XVII вв. состояла в постоянном контроле «за сношениями с иностранными государствами, присоединение новых территорий и собирание Российской державы. На протяжении двух столетий небольшой по численности штат приказа неустанно поддерживал отношения почти с тремя десятками стран. За это время непрофессиональные дипломаты собрали обширную военную, политическую, экономическую и культурную информацию о странах Европы и Азии, которая сохранилась почти в 800 посольских книгах».

Деловые документы, созданные на территории Казахстана и России, весьма любопытны: они дают убедительное представление о широте делопроизводства, об устойчивых формах использования русского языка в различных жанрах деловой письменности.

 

Литература:

  1. Николсон Гарольд. Искусство дипломатии (Лекции по истории дипломатического метода). Под. ред. А.Е. Абишева. – Астана: Казахстанский Институт «Свободное Общество», 2005.
  2. Хафизова К.Ш. Китайская дипломатия в Центральной Азии. Х вв. – Алматы: Гылым. – 1995.
  3. Рогожин Н.М. Посольский приказ: Колыбель российской дипломатии. – М.: Междунар. отношения. – 2003.
  4. Медведев И.П. Очерки Византийской дипломатики. – Ленинград: «Наука», Ленинградское отделение. – 1988.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...