Контекстуальное изучение фразеологических единиц

Современный этап в развитии фразеологии, как лингвистический дисциплины, характеризуется комплексным подходом к изучению фразеологических единиц. Одним из сравнительно новых направлений фразеологических исследований является фразеологическая контекстология. Основная проблема фразеологической контекстологии – введение ФЕ в речь, их актуализация в контексте. Несомненный интерес для дальнейшего развития фразеологической контекстологии представляет изучение актуализации ФЕ в контексте в зависимости от целовой установки и функции данного контекста. Проблема изучения контекстуальной реализации фразеологических единиц отнюдь не нова и в той или иной мере освещалась в ряде работ. В данной статье рассматриваются взгляды в контекст Р.А. Будагова, Г.В. Колшанского, Н.Н. Амосовой, М.Т. Тагиева, так как эти исследователи внесли наибольшой вклад в разработку теории контекста.

Р.А. Будагов понимает контекст как окружение, в которое попадает слово. Он подчеркивает, что контекст определяет значение слова не только в пределах одного предложения, это лищь простейший случай. Установление или уточнение смысла слова, его общего или частного значения можетяопределяться предложениями, периодами и даже целыми главами. Р. А. Будагов выделял узкий и широкий контексты и подчеркивал значение диалогической речи как разновидности широкого контекста [2, 25].

Г.В. Кольшанский понимает контекст как совокупность формально – фиксированных условий, при которых одназначно выявляется содержание какой-либо языковой единицы. Он выделяет микроконтекст как в границах одного предложения, макроконтекст в рамках абзаца, и тематический контекст, которым является все содержание материала. Г.В. Кольшанский утверждает, что вне контекста невозможно осуществление экспрессивно-коммуникативной фукнкции языка [3, 35]. В работе Кольшанского понятие контекста недостаточно формализовано и нуждается в некотором уточнении. Определение Г.В. Колшанского, взятое без поясняющего деления на три типа контекста, по существу включает любую языковую единицу, в которой однозначно выявляется содержание какой-либо другой языковой единицы низшего уровня. С этой точки зрения сложное слово является контекстом, так как в нем однозначно реализуются значение входящих в него основ. Возможность такого расширительного понимания контекста, исходя из самого определения, вступает в противоречие с выделяемыми Г.В. Колшанским типами контекста. Кроме того, микро и макроконтексты являются коммуникативными единицами речи, а тематический контекст является литературным произведением или относительно законченной частью его и скорее должен рассматриваться как текст, чем контекст, так как тематический не может выделен на основе формально фиксированных лингвистических показателей. Утверждение, что в колнтексте «однозначно выявляется содержание какой – либо языковой единицы», не совсем точно, так как новейшие исследования показали, что возможны ФЕ (названные авторами фразеологическими совмещениями), которые основаны на совмещении прямого и переносного значения: «махнуть рукой», «выкинуть белый флаг». Оба значения реализуются одновременно в одном контексте. Существуют контексты, в которых каламбурно обыгрываются два значения слова или значение ФЕ и буквальные значения ее компонентов. Безусловно, подобное обыгрывание значенеий является окказиональным приемом, но все же контекст, в котором это явление встречается, не превращается от этого в неконтекст.

Н.Н. Амосова выделяет четыре типа контекста и их разновидности: переменный контекст, постоянный контекст, узуально-ограниченный контекст и устойчивый контекст. Она разграничивает два вида переменного контекста: широкий контекст или речевая ситуация и узкий контекст. Под узким контекстом понимается переменное предложение. Соглащаясь с Р.А. Будаговым, Н.Н. Амосова выделяет особую форму широкого контекста, а именно диалогическую речь. В работах Н.Н. Амосовой различается два основных вида переменного контекста: лексический и синтаксический. Под лексическим контекстом понимается контекст, содержащий такой указательный минимум, который способствует реализации значения слова посредством самой семантики составляющего этот указательный минимум слова или комплекса слов [1, 56].

Как постоянный контекст Н.Н. Амосова рассматривает саму фразеологическую единицу (ФЕ). Под узуально – ограниченным контекстом понимаются образования типа pay attention (или heed) – обращать внимание, pay a call (или visit) – нанести визит. Под устойчивым контекстом Н.Н. Амосова понимает устойчивые обороты, не обладающие семантическими признаками постоянного контекста. Например, according to expectation – согласно ожиданиям, internal ssssseeeeecccccrrrrreeee--tion – внутренняя секреция и другие.

Следует отметить, что разновидность контекста, которой является сама ФЕ, полносью заслонила использование фразеологизмов в различных типах переменного контекста. Выделение фразеологизма в качестве постоянного наталкивается на значительные трудности, так как во многих фразеологизмах установление указательного минимума является невозможным, ввиду полностью переосмысленного характера ФЕ, наличия семантически опустошенных слов и т.д. Многие фразеологизмы, не имеющие указательного минимума, не могут рассматриваться как контекст, если к ним подходить с точки зрения понимания контекста, предложенного Н.Н. Амосовой.

М.Т. Тагиев изучает внешние связи ФЕ и вводит понятие конфигурация: конструкция, образованная на основе собственно структурной связи между фразеологизмом и связанным с ним элементом, называется конфигурацией. Конфигурация состоит из самой фразеологической единицы и ее окружение. М.Т. Тагиев полагает, что сочетание является фразеологическим если оно имеет собственное окружение, не вытекающее из валентных отношений слов компонентов (Ботинки просят каши) и наоборот, сочетание является свободным, если оно распространяется на валентные отноше ния своих компонентов «Дети просят каши» [4, 78]. Мы признаем важность изучения речевого окружения ФЕ, но не можем полностью согласиться с М.Т. Тагиевым, который явно преувеличивает значение сочетаемости, не признавая других способов контекстуальной реализации ФЕ. Окружение в понимании М.Т. Тагиева не дает возможности отделить ФЕ от сложных слов. Так, например, сложным словам blueeyed, dark-haired, heart-breaking и т. п. Также свойственно окружение на основе связи целого, а не его компонентов, взятых в отдельности. При выделении различных типов контекста мы разделяем точку зрения А.В. Кунина, который считает, что им может быть слово, группа слов в рамках предложения, предложение в целом и образование больше предложения, т.е. сверхфразовое единство. При таком подходе выделяются три типа контекста: внутрифразовый, фразовый и сверхфразовый:

  1. Внутрифразовый контекст – это актуализатор ФЕ, выраженный словом и группой слов простого или сложного предложения. HHeerree iiss rree-alism as large as life. Во фразеологической конфигурации realism as large as life. ФЕ as large as life в сочатании со словом «mark» актуализирует одно из своих значений «полнокровный». Here is the mark as large as life on the rear left wheel. В этом примере фразеологизм as large as life в сочетании со словом «mark» означает «бросающийся в глаза, большого размера».
  2. Фразовый контекст – это актуализатор ФЕ, выраженный простым или сложным проедложением. Фразовый контекст характерен, например, для фразеологизма в самостоятельном употреблении, являющемся репликой на предыдущее высказывание. Например:

«And how did little Tim behave»? asked

Mrs. Gratchit… »As good as gold» said Dick.

Сверхфразовый контекст – это ситуативный актуализатор фразеологизмов, выраженный двумя или более предложениями. Фразовый контекст часто не дает достаточной информации для речевой реализации ФЕ. В таком случае необходим более широкий контекст. Это видно из следующего примера.

But there it is, as large as life.

Значение ФЕ становится ясным, если принять во внимание два предыдущих предложения, воссоздающих ситуацию.

«How did you cut your knee, Ray?»

«I didn’t» he said.

В этом примере ФЕ относится к порезанному колену, употребляется шутливо и означает во всей красе. В данном случае ФЕ реализуется в сверхфразовом контексте.

Знание закономерностей речевой реализации фразеологизмов очень важно как в практическом изучении английского языка, так и межязыковых отношениях, так как поведение ФЕ в речи дает возможность выявить сочетаемость и контекстуальную моделированность фразеологизмов, поскольку в речи реализиются их коммуникативные потенции как единиц языка в рамках фразеологических конфигураций. Употребление ФЕ в составе фразеологических конфигураций может привести к возникновению новых ФЕ. Знание закономерностей речевой реализации ФЕ очень важно также при преподавании, практическом изучении любого языка, а также при переводе с одного – языка на другой.

 

Литература

  1. Амосова Н. Н. Основы английской фразеологии. – Л., 1963. – 208 с.
  2. Будагов Р. А. Введение в науку о языке. – М., 1965. – 492 с.
  3. Колшанский Г. В. О природе контекста // Вопросы языкознания. – 1959. – № 4.
  4. Кунин А. В. Английская фразеология. – М., 1972. – 344 с.
  5. Тагиев М. Т. Глагольная фразеология современного русского языка. – Баку, 1966. – 251 с.
  6. Набиев Н. Г. Политическая фразеология в современном французском языке (на материале прессы). – АКД, Киев, 1991. – 24 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...