Своеобразие художественной антропологии в романе А. Белого «Петербург»

Автор утверждает, что в русской прозе существуют два типа литературно-художественной антропологии. Первый тип – это собственно антропоморфный тип литературно-художественной антропологии, которую довели до совершенства еще Л.Н.Толстой и Ф.М.Достоевский. Второй тип художественной антропологии – это антропоморфно-онтологический тип, который сформировался в прозе А.Белого и А.Платонова. Автор работы руководствуется главной теоретической предпосылкой – художественная антропология и художественная онтология сочетаются в границах одного литературного произведения. Автор этого исследования пришел к новому решению заявленной темы – в творчестве А. Белого художественная антропология носит сокращенный характер и тесно связана с онтологическими образами.

В данном исследовании осуществлен разбор литературных и философских контекстов романа А. Белого «Петербург». Выявлены точки расхождения романа А. Белого «Петербург» с предшествующей литературой. Проанализированы особенности художественной антропологии в романе А.Белого «Петербург». Обоснован новаторский характер романа «Петербург». Утверждается, что А. Белый – выдающийся реформатор русского романа, проложивший новые пути для последующих поколений писателей.

Введение

Творчеству Андрея Белого посвящено большое количество глубоких и интересных работ. Например, труды Л. Долгополова (Dolgopolov, 1988), Л. Колобаевой (KKoolloobbaaeevvaa, 1990), Л. СССии--лард (Silard,1984), Л. Целковой (Celkova,1991), Э. Чистяковой (Chistyakova, 1978) и др.

Однако соотношение в романе «Петербург» художественной антропологии и онтологии с учетом картины мира, отраженной в этом произведении, требует отдельного анализа. Анализу своеобразия художественной антропологии в романе «Петербург» посвящена настоящая статья.

Эксперимент

В XIX в. сформировался реалистический рроо-ман, в котором доминировала антропоморфная литературно-художественная антропология, которую довели до совершенства Толстой и Достоевский. Художественная антропология преобладает в художественном мире классического романа. Это выражается в том, что все остальные уровни романа подчинены категории антропоморфного персонажа. Второй тип художественной антропологии в русской романистике – антропоморфно-онтологический тип, который сформировался в прозе А. Белого и А. Платонова. В творчестве этих писателей художественная антропология образует синтез с художественной онтологией. Ниже постараемся раскрыть эту осо-

бенность обновленной поэтики на примере романа Белого «Петербург». А. Белый – реформатор русского романа, проложивший новые пути для последующих поколений писателей. Особенно последовательно его новаторские устремления проявились в «Петербурге», в котором нашли органичное воплощение принципиально новые художественные принципы писателя, основанные на его концепции взаимоотношения бытия и человека. По Белому, человек не способен оказывать серьезное влияние на внешние процессы. Между людьми не существует солидарных отношений, человек одинок в обществе. Кроме того, Белый полагал, что человек – существо, не обладающее поведенческой, мировоззренческой и другой определенностью. Человек в художественном мире «Петербурга» не стремится апеллировать к высшему абсолюту, к абсолютной инстанции, поскольку у него нет веры во всеобщие позитивные ценности. Взгляды Белого на мир и человека нашли выражение в художественном мире «Петербурга». В центре этого произведения находится онтология, которая доминирует над персонажем. Антропоморфный персонаж явно уступает позиции бытию, что является следствием философских представлений Белого. Если в «Петербурге» человек рассматривается как несамостоятельное, незавершенное и неинициативное существо, то он не должен был изображаться художественными средствами, характерными для русской художественной литературы XIX в. с ее апофеозом огромных нравственных и мировоззренческих возможностей человека. Необходимы были новые литературно-эстетические принципы воссоздания новой качественности человека, обусловленной общественными, культурными и иными реалиями переломной эпохи на рубеже веков. Роман «Петербург» – это правдивая форма художественного постижения человека. Писатель смог разработать новаторскую поэтику, которая качественно отличается от поэтики романа XIX в. Белый пппррии-держивается в своем главном произведении принципа антропологического минимализма. Если одним из главных признаков романа XIX в. выступает большое количество литературных персонажей, то в «Петербурге» персонажей немного. В романе первостепенные действующие лица (отец и сын Аблеуховы) и остальные немногочисленные персонажи образуют систему литературных героев. Антропологический минимализм Белого выражается также в том, что образы второстепенных и фоновых персонажей максимально редуцированы. Это проявляется в том, что писатель существенно сокращает характеристики литературных героев: упоминаются только их внутренние устремления, пристрастия и интересы. Кроме того, Белый не наделяет героев подробными портретными описаниями, ограничиваясь экономными портретными зарисовками. В «Петербурге» сознательно разрушен традиционный для русской литературы XIX в. многомерный образ человека. Антропологический минимализм отличает «Петербург» от детализированной и развернутой художественной антропологии русского романа XIX в. с его пристальным вниманием к основным аспектам жизни человека. В романе Белого значительно ослаблено антропоморфное начало, которое доминировало в реалистической литературе.

Андрей Белый воссоздает необычный для русской романистики тип портрета. Рисуя внешний облик одного из главных героев романа, сенатора Аблеухова, писатель смело соединяет антропологические и предметные (вещественные) детали. «Моему сенатору только что исполнилось шестьдесят восемь; и лицо его, бледное, напоминало и серое пресс-папье (в минуту торжественную), и – папье-маше (в час досуга); каменные сенаторские глаза, окруженные черно-зеленым провалом, в минуты усталости казались синей и громадней» (Belyj, 1990: 12). Приведенный портрет ориентирован не антропологически, а онтологически. Он основан на сопоставлении черт лица сенатора с предметами, что необходимо для отрицательной характеро-

логии. Редукция антропоморфных элементов в образе сенатора далее последовательно усиливается. Белый дополняет различными онтологическими штрихами описание внешности сенатора. Кроме того, в «Петербурге» антропоморфные портретные описания, характерные для русской прозы XIX в., уступают место онтологическим мотивам при создании портретов. «От себя еще скажем: Аполлон Аполлонович не волновался нисколько при созерцании совершенно зеленых своих и увеличенных до громадности ушей на кровавом фоне горящей России» (Belyj, 1990: 12). В этом сатирическом портрете-карикатуре очевидно обобщение онтологического характера. Подчеркнута отрицательная роль сенатора в судьбе страны.

Онтологические образы играют в «Петербурге» важную роль и в других случаях. Формы онтологических обобщений в романе «Петербург» разнообразны. Онтологические обобщения, например, могут вбирать в себя метафоры онтологического характера. «Здесь в кабинете высокого Учреждения Аполлон Аполлонович вырастал в некий центр государственных учреждений и зеленых столов. Здесь являлся он силовой излучающей точкою, пересечением, импульсом; был он силой в ньютоновском смысле – оккультная сила» (Belyj, 1990: 38). Белый характеризует своего героя посредством онтологических образов, что является редкостью в русской классической литературе. В основе онтологических обобщений может быть использована деталь, которая необходима не только для отрицательной характерологии, но и для оформления философских мотивов. Таковы художественные подходы Белого к изображению сенатора Аблеухова. В подобном же духе выдержаны и приемы, направленные на создание образа Николая Аполлоновича Аблеухова, другого центрального персонажа романа. Белый нарисовал в целом непривлекательный облик Николая Аполлоновича Аблеухова. Антропологическая непривлекательность младшего Аблеухова с развитием сюжета усиливается. Софья Петровна Лихутина замечает, что красавец-шафер преображается: «лицо Николая Аполлоновича превратилось в маску: бесцельные потирания потных рук, и лягушечье выражение улыбки ...» (Belyj, 1990: 50). Здесь использован прием зоологизации персонажа. Раздвоенность внешнего вида Николая Аполлоновича Аблеухова – примета персонажа, лишенного цельности. Лаконичные портретные зарисовки отца и сына отражают их неприглядный внутренний мир. Своеобразие антропологии Белого выражается и в том, что он акцентирует внимание на ключевых признаках персонажей. Так, в «Петербурге» практически все персонажи представлены в формате духовно-нравственной деградации. Деградация Николая Аполлоновича Аблеухова выражает ся в том, что он утратил способность любить.

«Николай Аполлонович имел взволнованный вид; на страницу кантовских комментариев беспрепятственно с неделю уже осаждалася пыль;

двери – передник и чепчик» (Belyj, 1990: 41,42). В качестве деталей-заместителей горничной привлечены детали одежды, которые указывают на ее профессиональную и социальную принадлежность.

Результаты и обсуждение

Белого не интересует персонаж как самоценная сюжетная единица, что имело место в

этот сладостный ток ощущал он в себе ... как-

русской литературе XIX

в. Писатель

ррууккооввоодд--

то глухо, далеко; открылись в нем безыменные трепеты. Может быть – то любовь? Но любовь

ствуется философской мыслью о пребывании человека в многослойном мире. Следствие этой

отрицал он» (BBeellyyjj,, 1990: 102). Образ

ННииккоо--

идеи – воссоздание художественной антропо-

лая Аполлоновича Аблеухова – характерный пример схематично осмысленного персонажа. Младший Аблеухов не полнокровная личность, это персонаж-схема, персонаж-конструкция. Этот персонаж – иллюстрация отрицательных человеческих качеств. Белый, лишая персонажа многосторонней антропологической характерологии, сосредоточился на показе его теснейшей связи с определенным фрагментом бытия. Так, Николай Аполлонович Аблеухов часто показан на фоне тьмы. Николая Аполлоновича «охватил невыразимый испуг: он почувствовал колотье: тьма объяла его; а «я» оказалось лишь черным вместилищем, если не было тесным чуланом; и тут, в темноте, в месте сердца, вспыхнула – искорка ...» (BBeellyyjj, 1990: 131). Мотив темноты ооозз--начает дальнейшую неопределенность жизни персонажа. Таким образом, Николай Аполлонович Аблеухов – персонаж, лишенный различных антропологических качеств, что идет вразрез с традицией русской классики, которая рисовала образы полнокровных личностей. Образы второстепенных персонажей воссозданы теми же приемами, что и центральные. Стратегия Белого основана на редукции антропоморфных признаков персонажей. Метонимия – это форма редукции образов второстепенных действующих лиц. Метонимия приводит к тому, что вместо второстепенных героев фигурируют детали-заместители.

«...в открытой двери показался передник, перекрахмаленный чепчик; потом отшатнулись от

логии в «Петербурге» в сокращенном формате. Развернутые визуальные характеристики персонажей, что было характерно для романа XIX в., заменяются в этом романе противоположными принципами. В «Петербурге» уже нет традиционной для классического романа развернутой реалистической портретной живописи. В нем доминируют краткие портретные зарисовки. В романе наблюдается распад целостной художественной антропологии.

Заключение

Белый создал образы персонажей, которые лишены многосторонней антропологической определенности. Антропология Белого обусловлена его мировоззренческими позициями. Он изображал абсурдный мир, в котором человек теряет индивидуальность. «…маской был Николай Аполлонович», Софья Петровна Лихутина – кукла, старый сенатор – нетопырь, толпа на Невском – сплошной фантасмагорический карнавал, скопище ужасных масок («котелки, треуголки, цилиндры, околыши, перья, фуражки и косматые манджурские шапки»), равно как и жители островов – «род ублюдочный, странный: ни люди, ни тени...» (PPiisskkuunnoovv, 1988: 211). ХХууддоо-жественная антропология, воссозданная в «Петербурге», новаторская. Белый – реформатор романа, проложивший новые пути для последующих поколений писателей.

 

Литература

  1. Долгополов Л.К. Андрей Белый и его роман «Петербург». – Л.: Советский писатель, 1988. – 416 с.
  2. Колобаева Л. А.Концепция личности в русской литературе рубежа XIX – XX веков. – М.: Изд – во МГУ, 1990. – 336 с.
  3. Силард Л. Поэтика символистского романа конца XIX – начала ХХ века (В. Брюсов, Ф. Сологуб, А. Белый) // Проблемы поэтики русского реализма XIX века. – Л.: Изд-во Ленингр. ун – та, 1984. – С. 265 – 284.
  4. Целкова Л.И. Поэтика сюжета в романе Андрея Белого «Петербург»// Филологические науки. – 1991. – № 2. – С. 11-19. Чистякова Э. И. О символизме А. Белого //Вестник МГУ. Серия 7. Философия. – 1978. – № 3. – С. 39 – 48. 36 Вестник. Серия филологическая. №1 (169). 2018
  5. Белый А. Петербург //Соч. В 2 томах – М.: Художественная литература, 1990. – Т. 2. Проза. – С. 8 – 292.
  6. Пискунов В. М. «Второе пространство» романа А. Белого «Петербург»//Андрей Белый: Проблемы творчества: Статьи, воспоминания, публикации. Сборник. – М.: Советский писатель, 1988. – С. 193 – 214.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...