Варианты и норма: реализация в структуре действующих справочных изданий

В настоящее время происходит становление ортологической теории как самостоятельной дисциплины. Перспективы развития этой дисциплины связываются с непрерывной триадой «язык-система-человек». В этой связи важны научные исследования в области взаимодействия нормативного плана языка с его системным устройством и функциональным планом. При этом важно учитывать онтологическую взаимосвязь предписательного аспекта лингвистики с описательным (объективистским). Для этого необходимы аспектные исследования в области ортологии с учетом структурно-уровневого и функционального разнообразия норм в языке, нормативного плана языка и его системного устройства.

В XXI веке в связи с произошедшими социально-экономическими изменениями на всем постсоветском пространстве заметно изменилась и ономастическая карта в этих регионах, многие административные центры в Республике Казахстан были переименованы и как следствие в языке стали прослеживаться различное вариативное употребление этих онимов. В этой связи особо остро встал вопрос об их унификации и совершенствовании норм их употребления.

В изучении вопросов грамматической адаптации новых (иноязычных) слов, в котором задействован сложный механизм взаимообусловленных факторов разноаспектного характера, особую значимость приобретает определение общих, универсальных и особенных, идиоэтнических факторов их включения в языковую парадигматику [1].

В отечественной и зарубежной лингвистике к настоящему моменту остродискуссионным остаются многие теоретические и терминологические вопросы, связанные с проблемой нормирования вновь входящей лексики с учетом динамического характера современного заимствования.

Факты возрастающей тревоги за снижение общей языковой культуры общества, наблюдаемые на сегодняшний день, нуждаются в осмыслении и интерпретации действующих норм языка на современном научном уровне.

Очевиден тот факт, что действующие правила русского языка, утвержденные в 1956 г. заметно отстают от существующей реальной речевой практики, тем более что в ряде постсоветских государств существенно изменился сам корпус ономастических единиц.В настоящее время назрела необходимость в комплексном и системном изучении вопросов нормирования и функционирования парадигмы отонимных номинативных единиц в языке.

Установление правил транслитерации казахских географических названий на русский язык или с русского на казахский не раз рассматривалось в нормативных документах, в разработке которых непосредственное участие принимали виднейшие казахстанские лингвисты. Так, особого внимания заслуживает проект «Основных положений транскрипции географических названий Казахстана», выполненный еще в 1939 году совместно с заведующим сектором языка Казахстанского Филиала АН С. Аманжоловым и завсектором географии Н.В. Симоновым. Основные положения транскрипции географических названий Казахстана [2]. Данный проект являлся как бы «ответом» на ряд «Инструкций по передаче географических названий Казахской ССР», составленных в разное время Бюро транскрипции при Главном Управлении Геодезии и Картографии при СНК СССР и присланных на отзыв в сектор географии Казахстанского Филиала Академии Наук СССР, который занимался данным вопросом с начала 1939 года.

Авторы этого проекта считали, что «все присланные «Инструкции» не могут стать главным, общеобязательным источником и пособием в практической работе, поскольку они составлены недостаточно последовательно и принципы, положенные в основу их, не выдерживаются до конца; в результате этого существующая безграмотность, путаница и разнобой в начертании и оформлении географических названий Казахстана не только не изживается, но скорее усугубляется. В связи с этим сектор географии КФАН счел необходимым выдвинуть на обсуждение свой проект транскрипции и оформления географических наименований на территории Казахской ССР, в котором учитывается то лучшее, что есть в названных «Инструкциях», но отбрасывается все лишнее, ненужное, противоречивое и одновременно выдвигается целый ряд совершенно новых положений» [2].

«Не должно иметь места такое положение, когда в Казахской союзной республике большинство казахских названий так искажены топографами, переводчиками и др.что часто даже непонятно местному казахскому населению. В недавнем прошлом та же участь постигла и названия русских географических объектов, расположенных на территории Казахстана. Нужно со всей решительностью и последовательностью немедленно провести уточнение начертания географических названий, направить все искажения и предупредить возможность их появления в дальнейшем», – указывается авторами Проекта [2].

Действующая инструкция по русской передаче казахских и казахской передаче русских географических названий Республики Казахстан была подготовлена согласно с Институтом географии МОН РК, с Институтом языкознания им. А. Байтурсынулы, с Агентством Республики Казахстан по управлению земельными ресурсами и утверждена на заседании Государственной ономастической комиссии при Правительстве Республики Казахстан от 6 мая 2002 г.

Данная Инструкция была доработана и подготовлена на основе «Инструкции по русской передаче географических названий Казахской ССР» [3], разработанной Центральным научноисследовательским Институтом геодезии, аэросъемки и картографии ГУГК при совете Министров СССР совместно с Институтом языкознания и сектором географии АН Казахской ССР.

Как указано в предисловии Инструкции:

«Применение инструкции 1971 года на практике во многом способствовало улучшению транслитерации казахских географических названий (топонимов) на русском языке, однако ее некоторые правила не выдержали испытание временем, а отдельные положения противоречат статье 19 Закона о языках в РК, принятого в 1997 г.» [4].

В Инструкции были регламентированы вопросы написания казахских названий на русском языке, а правила написания русских названий на казахском языке не даны. В целом, прежняя Инструкция требует уточнений и дополнений, отражающих новые реалии государства, новой редакции некоторых положений и приведении ее в соответствие с вышеназванным законом.

Инструкция разработана в соответствии со статьями 7 и 93 Конституции Республики Казахстан, с Законом о языках в Республике Казахстан от 11 июля 1997 года, с Концепцией языковой политики Республики Казахстан, одобренной распоряжением Президента Республики Казахстан от 4 ноября 1996 года, с государственной программой функционирования и развития языков, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 5 ноября 1998 года, также с Указом Президента Республики Казахстан от 7 февраля 2001 года. В последнем Указе одной из задач определяется обеспечение унификации норм современного казахского литературного языка путем осуществления интенсификации научно-лингвистических исследований и практической реализации их результатов, в частности, научное обеспечение вопросов ономастики.

Инструкция составлена в соответствии с Постановлением Правительства Республики Казахстан «О плане мероприятий по реализации Государственной программы функционирования и развития языков на 2001 – 2002 годы» от 6 апреля 2001 года, где в 31 пункте дано поручение МОиН РК о разработке «Инструкции о передаче казахских топонимов на другие языки согласно правилам транслитерации».

Настоящая Инструкция отличается от прежних Инструкций (Алма-Ата, 1959; Москва, 1971 г.г.) прежде всего тем, что в ней по-новому устанавливается передача казахской буквы і. Ликвидированы примечания к параграфам 9, 13. Параграфы 13, 14 излагаются в новой редакции. Включены новые пункты о целесообразности добавления русских окончаний: -ск, -ский, -ка, -о, -щина и др. к казахским названиям, о недопустимости перевода на русский язык казахских различительных прилагательных и др.

Изменение правил инструкции в указанной части вызвано необходимостью точной передачи на русский язык казахских названий в максимально приближенной национальной форме написания, как этого требует международный стандарт унификации и стандартизации географических названий. Как известно, международный стандарт основывается, прежде всего, на национальном стандарте. Общность алфавитов, основанных на кириллице, позволяет производить точное транслитерирование казахских названий на русский язык и русских названий на казахский язык.

Передача казахских географических названий на языки стран дальнего и ближнего зарубежья пока осуществляется посредством русского языка. В случае перехода Казахстана на латиницу многие из этих стран, применяющие латиницу, могут передавать казахские названия на свой язык без труда.

Новым положением в данной инструкции является включение раздела о передаче русских названий географических объектов Республи ки Казахстан на казахский язык. Традиционные географические названия Казахстана, помещенные в параграфе 32 прежней инструкции, отныне должны транслитерироваться строго в соответствии с прилагаемой инструкцией.

В данной инструкции несколько изменена композиция разделов, частично обновлен иллюстративный материал, значительно дополнен список народных географических терминов и слов, образующих казахские географичес кие названия, уточнен их смысловой перевод. Исключено приложение II, где даются краткие сведения о казахском языке и казахских географических названиях, не имеющих непосредственного отношения к транслитерации географических названий.

«Несоблюдение некоторыми СМИ написания наименований городов может стать причиной для привлечения печатных и электронных изданий к административной ответственности» – говорится в письме председателя Комитета информации и архивов Министерства культуры, информации и спорта Казахстана Сламбека Тауекела от 17 января 2005 года к руководителям СМИ республики (Астана, 26 января, Казинформ).

В современных лингвистических исследованиях, в частности, в теории и практике перевода, а также ономастике все чаще выдвигается тезис о том, что имена собственные становятся опорными точками в межъязыковой коммуникации, в изучении иностранного языка и в переводе с него. Это ценное собственное свойство собственных имен, однако, породило распространенную иллюзию того, что имена и названия не требуют особого внимания при изучении иностранного языка и в практике перевода.

Но такой подход основан на глубоком заблуждении. Имена собственные действительно помогают преодолеть языковые барьеры, но в своей изначальной языковой среде они обладают сложной смысловой структурой, уникальными особенностями формы и этимологии, способностями к видоизменению и словообразованию, многочисленными связями с другими единицами и категориями языка. При передаче имени на другом языке часть этих свойств теряется. Если не знать или игнорировать эти особенности то перенос имени на другую лингвистическую почву может не только не облегчить, но и затруднить идентификацию носителя имени. «Увы, как в средней, так и высшей школе нашей страны [России] сложилась труднопреодолимая «традиция»: лингвистические свойства и принципы передачи имен собственных изучаются крайне слабо даже в вузах, готовящих специалистов по иностранным языкам. Считается, что имена собственные «переводятся» сами собой, автоматически, сугубо формально» [5, 4].

Результатом подобного формального подхода являются многочисленные ошибки, разночтения, неточности в переводе текстов и использовании иноязычных имен и названий. А иной раз, наоборот, возводимая в абсолют «точность» передачи приводит к возникновению неудобопроизносимых, неблагозвучных или обессмысленных имен и названий.

Такое положение объясняется и слабой разработанностью вопроса. В лингвистике вопрос о закономерностях межъязыкового переноса онимов, а соответственно и отонимических наименований рассмотрен недостаточно полно.

Д.И. Ермолович справедливо замечает, что в этой области царит самодеятельность, особенно на уровне компаний и организаций. В теории и практике перевода свойства и принципы передачи имен собственных изучаются крайне слабо, не хватает справочных изданий, а отдельные имеющиеся инструкции по межъязыковой передаче отдельных онимов носят разрозненный характер. Между тем стремительные и масштабные изменения в ономастике отдельных государств на всем постсоветском пространстве до сих пор не нашли отражения ни в одном лексикографическом издании, что, безусловно, создает трудности и в работе самих переводчиков, и в СМИ, и в службах таможенного и миграционного контроля. Эта проблема все чаще стала подниматься на лингвистических конференциях различного уровня. «Дело усугубляется еще и тем, что в сферу межъязыковой коммуникации хлынули тысячи практиков. нигде не учившихся ни переводу, ни работе с языковыми материалами. В частности, переводчиков с языков стран СНГ у нас в стране ранее не готовили, да и сегодня практически не готовят. А ведь при работе с этими языками в последнее время возникли серьезные проблемы, связанные с уменьшением роли русификации в документах граждан стран СНГ» [5, 4].

Освоение иноязычных слов, особенно имен собственных, является весьма важной проблемой орфографии. Существуют три возможных принципа передачи этого слоя лексики: цитатный, транслитерационный и транскрипционный. Л.Р. Зиндер относит их к немотивированным принципам, так как закономерности языка-источника не являются закономерностями заимствующего языка.

С развалом СССР многие города переименовывались, и зачастую это переименование носило чисто символический характер и заключалось в изменении одной или нескольких букв, например, город Чарджоу был переименован в Чарджев в 1992 году, который позднее был переименован в Туркменабат в 1999 году (Тауз –Товуз, Алма-Ата – Алматы и т.д.).

Абсолютно неприемлемым для передачи топонимов следует признать метод прямого графического переноса.

В самом общем случае предполагается, что иностранный топоним должен передаваться на русском языке приближенно к исходной форме звучания, то есть по правилам практической транскрипции. Однако на это общее правило накладываются дополнительные соображения, прежде всего, с точки зрения соответствия этой формы нормам языка принимающего.

В лингвистической литературе вопросы межъязыковой передачи онимов чаще всего рассматриваются в аспекте правил практической транскрипции. Указывается, что некоторые категории имен обычно транскрибируются, некоторые передаются традиционными соответствиями, а некоторые «переводятся» (т.е. передаются по смыслу внутренней формы). Так, среди немногих трудов по переводу, в которых уделяется внимание вопросам межъязыковой передачи онимов, можно назвать монографии В.С. Виноградова [В.С. Виноградова «Лексические вопросы перевода художественной прозы»], С. Влахова и С. Флорина, Н.К. Гарбовского, Д.И. Ермоловича.

В этих работах, преимущественно посвященных проблемам ряда специфических трудностей перевода онимов, а также их транскрипции и транслитерации, авторы указывают на неоднозначность проблемы формирования ономастических соответствий.

Д.И. Ермолович подчеркивая глубину и многообразие ономастических проблем в переводе, отмечает: «Таким образом, следует признать, что теоретические основы актуального межъязыкового функционирования ИС и формирования ономастических соответствий при переводе не получают достаточного освещения ни в переводоведении, ни в ономастике. Как следствие, ономастическими соответствиями слабо занимается и двуязычная (многоязычная) лексикография. Тем временем объективная потребность в изучении этих проблем становится все острее в условиях постоянного расширения межъязыковой и межкультурной коммуникации» [6, 83].

Среди работ казахстанских лингвистов, посвященных проблемам межъязыковой передачи онимов, можно особо отметить авторов проекта «Основных положений транскрипции географических названий Казахстана», выполненного еще в 1939 году С. Аманжолова и завсектором географии Н.В. Симонова, а также работы С. Абдрахманова, Н.М. Рсалиевой, Э.Д. Сулейменовой, У.Е. Мусабековой.

Вопрос русификации казахских онимов долгое время был одним из самых острых в отечественном языкознании, и только в последние годы в связи с общественно-политическими изменениями в государственной идеологии Казахстана начали регламентироваться правила их написания без искажений на русском языке. В связи с этим в средствах массовой информации развернулась широкая дискуссия о «странных», «недопустимых» и «трудных» для произношения или «несвойственных» русскому языку звукосочетаниях казахского языка. Тем не менее, на сегодняшний день можно говорить только об относительном упорядочении транслитерации казахских онимов на русском языке, поскольку есть ряд вопросов по передаче отдельных казахских букв и буквосочетаний средствами русского языка, которые еще кажутся весьма спорными.

Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы:

  1. По мере развития литературных языков периодически возникает объективная потребность в изменении отдельных написаний тех или иных языковых единиц. Эффективность прагматического функционирования отонимических наименований в современном социуме выдвигает требование их стабильной орфографии, адекватно согласуемой с действующими языковыми нормами.
  2. В существующей справочной литературе наметилась тенденция о допущении в кодифицирующих источниках вариативности заимствований, в том числе и иноязычных онимов, свидетельствующих о неразработанностикофикационного инструментария в этой области.
  3. Важной прикладной задачей ортологии является нормативное лексикографирование, заключающееся в корректной поддержке жизнеспособного варианта и показе функционального (стилистического, жанрового, позиционно обусловленного и т.д.) своеобразия в применении нового и старого способа выражения. Приемы лексикографической кодификации языка не могут быть универсальными. Их выбор зависит как от типа (назначения) словаря, так и от различной степени проницаемости самих языковых норм.

Таким образом, утилитарные задачи любого нормативного словаря требуют серьезного научного обоснования. Они должны решаться на основе исследований внутренних закономерностей развития языка, а не с позиции субъективной оценки.

 

Литература

  1. Мусабекова У.Е. Теория и практика ортологии: грамматические основы отонимических наименований: автореф. … д-ра. филол. наук. – Кокшетау: КГУ, 2010 – 42 c.
  2. Аманжолов С.Симонов П.В., Назаревский О.Р. Основные положения транскрипции географических названий Казахстана / Проект сектора географии Казахского филиала АН СССР / Машинопись, 1939 – 1 п.л.; 1940. – 2,5 п. л.
  3. Инструкции по русской передаче географических названий Казахской ССР. – Москва, 1956.
  4. Инструкции по русской передаче географических названий Казахской ССР. – Москва, 1971.
  5. Матыжанов К.Оразов С., Кокеева Ж., Мадиева Г., Иманбердиева С. Справочник по ономастике. – Алматы: Алматы баспаүйі, 2006. – 220 с.
  6. Ермолович Д.И. Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи. – М.: Р. Валент, 2005. – 416 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...