Функции фонестем в произведениях О. Уайльда

Понятие фонестемы к настоящему времени прочно утвердилось в лингвистической литературе. Однако до сих пор в своих исследованиях языковеды придерживаются разных точек зрения на природу этого явления. Определение фонестемы, данное в «Словаре лингвистических терминов» О.С. Ахмановой, отражает традиционное представление об этом явлении:

«Фонестема – это повторяющееся сочетание фонем, подобное морфеме в том смысле, что с ним более или менее отчетливо ассоциируется некоторое содержание или значение, но отличающееся от морфемы полным отсутствием морфологизации остальной части словоформы» [1, 496].

Впервые этот термин был использован в работах английского филолога Дж. Ферса, который обратил внимание на наличие в английском языке таких специфических звуков и звукосочетаний, с которыми могут, более или менее отчетливо, соотноситься те или иные значения. Дж. Ферс охарактеризовал фонестемы как «initial and fifinal phone groups not ordinarily rrreecccoogg-nized as having any function» [2, 184]. Изучая онтологию звуков английского языка, Дж. Ферс приходит к выводу о том, что звуки могут выполнять различные функции, в том числе фоноэстетическую. Под фоноэстетической функцией он понимает способность некоторых звуков английского языка соотноситься с большей или меньшей регулярностью с различными контекстами ‘context of situation’. Автор предпринял попытку наметить закономерности в соотношениях между звукосочетаниями и определенными ассоциациями, возникающими в связи с этими звуками. В качестве примера он приводит группу слов с начальным звукосочетанием sl-: slack, slouch, slush, sludge, slime, slosh, slash, sloppy, slug, sluggard, slattern, slut, slang, sly, slither, slow, sloth, sleepy, sleet, slink, slip, slipshod, slope, slit, slay, sleek, slant, slovenly, slab, slap, slough, slum, slump, slobber, slaver, slur, slog, and slate, которые, которые, по его мнению, имеют пейоративную окраску.

Помимо Дж. Ферса изучением фонестем занимались такие лингвисты как Л. Блумфилд, Д. Болинджер, Ф. Хаусхоулдер, Х. Марчанд, Ш.С. Хатчинс, Б. Берген, А. Абелин, С. Дреллишак и др. [3]. В своей работе Ф. Хаусхоулдер дает следующее определение фонестемы: «Phonestheme is defined as a phoneme or cluster of phonemes shared by a group of words which also have in common some element of meaning or function, though the words may be etymologically unrelated» [4, 83]. Ф. Хаусхоулдер, как и Дж. Ферс, Л. Блумфилд, Х. Марчанд и Д. Болинджер, рассматривает фонестему как двустороннюю единицу, план выражения которой связан с планом содержания. Таким образом, в их работах наблюдается тенденция приравнивать фонестему к лексической морфеме.

Затрагивая в своих работах вопрос о фонестемах, З.С. Харрис указывает на неопределенность их языкового статуса и отмечает, с одной стороны, сходство фонестем с морфемами, т.е. наличие некоторого общего значения у таких звукосочетаний, как ‘gl-’, fl-‘, ‘sl-’ и т.д., а, с другой стороны, невозможность полного отождествления фонестем с морфемами, поскольку анализ здесь может быть осуществлен только по одному ряду. В этой связи З. Харрис говорит о необходимости введения термина ‘субморфема’ с тем, чтобы факты, имеющие отношение к фоноэстетической функции, получили отражение в морфемике английского языка [5, 263].

Такие исследователи как А. Aбелин, Ш.С. Хатчинс, Б.К. Берген, С. Дреллишак и некоторые другие применили в своих исследованиях статистический подход, подтверждая результаты психолингвистическими экспериментами [6]. Результаты экспериментов они рассматривают как свидетельство восприятия звукосочетаний пользователями языка как наделенными значениями и подтверждают роль фонестем в образовании неологизмов.

Как правило, в работах всех этих авторов фонестема рассматривается как факт языка, то есть понятие фонестемы применяется исследователями к определенным системно-структурным соотношениям в лексическом составе английского языка с опорой на лексикографический и психолингвистический методы. Так, по мнению ученых, слова, содержащие созвучие ‘gl-’, например, glance, glare, gleam, glimmer, glint и др. связываются с понятием ‘света’; фонестема ‘fl-’ традиционно ассоциируется с понятием ‘движения’ (flee, fly, fling), фонестема ‘st-‘ ассоциируется с неподвижностью (stand, stay, steady) и т.д. При этом классические случаи, перечисленные выше, то есть звукосочетания ‘gl-‘, ‘fl-‘, ‘sl-’, часто сопровождаются перечислением случаев неклассических, то есть таких, в которых соотношение выражения и содержания выглядит натянутым и формальным.

Между тем попытка закрепления за каждым звуком некоторого семантического элемента сильно ограничивает эту область знания. Тем более что предлагаемые схемы соответствия звукам некоторых элементов значения разрушаются при попытке сопоставить ‘эмический’, т.е. словарный материал с материалом реальных произведений речи.

Это заставляет нас считать, что звуки и звукосочетания современного английского языка не могут изучаться путем закрепления за каждым из них определенного значения. По существу, мы сталкиваемся не с семантикой, а с семиотикой, т.е. способностью звуков или звукосочетаний ‘передавать’ в тех или иных ситуациях различные семантико-стилистические содержания. Таким образом, речь должна идти о семиотике созвучий, переводящий обсуждение фонестемики современного английского языка с уровня эмических системно-структурных соотношений на уровень реального функционирования языка в развернутых произведениях речи.

Для исследования функционирования фонестем в речи рассмотрим примеры из классической художественной литературы. Среди писателей, которые уделяли большое внимание тому, как звучат их произведения, выделяется Оскар Уайльд. Хотя он не занимался чтением своих произведений на сцене, по мнению критиков, лучшие места в его произведениях – это те, в которых отражается его опыт блестящего рассказчика в гостиных британской аристократии. Таким образом, проявляется связь между речью звучащей и письменной речью.

Для анализа мы взяли его рассказы, в которых Уайльд использует фонестемы для усиления лексического контраста:

Unless one is wealthy there is no use in being a charming fellow. Romance is the privilege of the rich, not the profession of unemployed. The poor should be practical and prosaic.

Повторение звукосочетания ‘pr-’ помогает оттенить контраст атрибутивных словосочетаний во втором предложении. Эти словосочетания произносятся с однотипными интонационными контурами (высокий ровный тон + нисходящий тон) и замедлением темпа. Ритмообразующая функция фонестемы в этом случае выступает, так сказать, в чистом виде, никакой образности повтор не несет.

Аналогичную функцию соположения слов выполняет созвучие и в следующем примере:

Ultimately he became nothing, a delightful, ineffectual young man with a perfect profile and no profession.

Повтор ‘pr-’ призван подчеркнуть контраст внешней красоты персонажа и его внутренней пустоты. Словосочетание ‘perfect profile’ и ‘no profession’ произносятся с разными тонами, и их разделяет продолжительная пауза. Хотя, на первый взгляд, мы имеем здесь дело с противопоставлением внешней красоты персонажа и его внутренней пустоты, на самом деле, этот случай можно рассматривать как пример синонимической конденсации. Для Уайльда описываемые им характеристики не противоречат друг другу, а, наоборот, представляют некую гармонию. О таком взгляде на природу красоты Уайльд достаточно подробно говорил в романе «The Picture of Dorian Gray». Следовательно, созвучие здесь подчеркивает целостность предлагаемой Уайльдом характеристики.

Уайльд нередко прибегает к использованию в рамках одного и того же предложения нескольких фонестем. Эти разные фонестемы как бы дополняют друг друга, создавая яркие и легко запоминающиеся картины:

In the flickering green of the square below some children were flitting about like white butterflies, and the pavement was crowded with people on their way to the Park.

В первой половине предложения повторение звукосочетания ‘fl-‘ передает быстроту, легкость, с которой дети передвигаются по скверу, во второй же части предложения неоднократное воспроизведение звука ‘p-’ как бы подчеркивает плотность толпы, медленно передвигающейся по тротуару.

Контрасты, поддерживаемые фонестемами, могут быть самыми разнообразными. В следующем отрывке мы видим уже противопоставление состояния природы и внутреннего состояния героя:

The night was bitter cold, and the gas-lamps round the square flared and flickered in the keen wind; but his hands were hot with fever, and his forehead burned like fire.

Созвучие первой части предложения подчеркивает порывы леденящего ветра, а во второй половине предложения повтор звука ‘f-‘ подчеркивает состояние внутреннего жара.

Комбинации созвучий могут давать нам целостную картину не только по принципу контраста, но и по принципу развития одной и той же темы, постепенного подключения новых звуковых эффектов, заостряющих одну и ту же характеристику персонажа или явления природы. В этом смысле показательным является следующий отрывок из рассказа «Lord Arthur SSaavv-ile’s Crime» Уайльда:

The white-smocked carters, with their pleasant sunburnt faces and coarse curly hair, strode sturdily on, cracking their whips, and calling out now and then to each other.

Трудно утверждать, что отмеченные фонестемы были совершенно сознательно использованы Уайльдом. Наиболее вероятным представляется сознательное сочетание слов ‘strode sturdily’, где не только значение слов, но и повтор ‘st-’ передает повтор уверенных шагов. Использование созвучий и таких звукоподражательных слов как ‘crack’ (щёлкать, наносить удар) и ‘whip’ (хлыст, хлестать) направлены на создание образа людей сильных, энергичных, уверенных в себе.

Анализ материала позволяет утверждать, что прием синонимической конденсации у Уайльда довольно часто сочетается с созвучием, где проявляется творческая личность автора:

Not being a genius, he had no enemies, and indeed he felt that this was not the time for the gratification of any personal pique or dislike, the mission in which he was engaged being one of great and grave solemnity.

В этом примере слова ‘great’ и ‘grave’, несмотря на значительную разницу в их семантике, выполняют практически одну и ту же функцию интенсификации значения слова ‘solemnity’. Это делает все атрибутивное словосочетание несколько помпезным, поскольку оно характеризует персонажа, к которому автор относится иронически.

Приведем пример развернутой синонимической конденсации:

Being thus hemmed in by his enemies on every side, and driven almost to bay, he vanished into the great iron stove, which, fortunately for him, was not lit, and had to make his way home through the flues and chimneys, arriving at his own room in a terrible state of dirt, disorder and despair.

В этом отрывке синонимическая конденсация носит также юмористический, иронический характер, выражая отношение автора к персонажу. Следует отметить, что развернутые звуковые повторы встречаются у Уайльда не только в собственно авторской речи, но и во внутренней речи персонажа:

How mad and monstrous it all seemed! Could it be that written on his hand, it characters that he could not read himself, but that another could decipher, was some fearful secret of sin, some blood

  • red sign of crime?

Сочетание слов ‘mad’ и ‘monstrous’ следует рассматривать как синонимическую конденсацию, указывающую на нарастание чувства возмущения. Звуковая выразительность этого внутреннего монолога не ограничивается повторением сонорного звука ‘m-’. Начиная со слова ‘was’, мы видим преобладание фрикативных. Многократное повторение шипение приобретает зловещий характер. Этот звуковой образ является настолько ярким, что воздействует на читателя даже при нейтральной просодии.

Таким образом, можно сделать вывод, что некоторые фонестемы как бы гарантируют создание определенного звукового образа даже при нейтральном характере просодии, в то время как другие могут лишь принимать участие в создании определенного звукового образа совместно с определенными просодическими эффектами. С этой точки зрения звук ‘f-’ лишь вписывается в общую картину, создаваемую звуком ‘s-’, и именно в этом звуковом окружении обладает пейоративной коннотацией. В другом контексте этот звук, как видно из вышеприведенных примеров, может приобретать противоположную коннотацию.

Анализ произведений О.Уайльда позволяет прийти к выводу, что автор оригинален в подаче приема фонестемного повтора, используя ритмообразующую функцию фонестемы, и нередко прибегает к комбинированию повторов, которые помогают ему создавать яркие, запоминающиеся образы. В качестве особенности стиля Уайльда можно также рассматривать использование им фонестем для синонимической конденсации, а также подчеркивания контраста слов или словосочетаний. Однако приведенные примеры свидетельствуют о том, что в реальной речи невозможно закрепить определенные значения за каждой фонестемой.

 

Литература

  1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия, 1966. – 580 c.
  2. Firth J.R. Speech. In the Tongues of Men and Speech. – Oxford, UK: Oxford University Press, 1930. – 437 p.
  3. Блумфилд Л. Язык. – М.: Прогресс, 1968. – 606 с.; Householder F.W. On the Problem of Sound and Meaning, an English Phonestheme // Word. – 1946. – № 2. – P. 83-84; Bolinger D.L. Rime. Assonance and Morpheme Analysis // Word. – 1950. – V. 6. – № 2. – P. 117-136; Marchand, H. Phonetic symbolism in English word-formation // Indogermanische Forschungen. – 1959. – LXIV Band. – P. 146.
  4. Householder, F.W. – Там же. – С. 83.
  5. Harrris Z.S. Structural Linguistics. – Chicago, 1960. – 384 p.
  6. Abelin Еsa. Studies in sound symbolism. – Gцteborg, Sweden: Gцteborg University dissertation, 1999; Hutchins Sh.S. The Psychological Reality, Variability, and Compositionality of English Phonesthemes. – Atlanta, GA: Emory University dissertation, 1998; Bergen B.K. The Psychological Reality of Phonaesthemes // Language. – 2004. – V. 80, № 2. – P. 290-311; Drellishak S. Statistical Techniques for Detecting and Validating Phonesthemes. Department of Linguistics University of Washington Seattle, WA, 2006. – 34 p.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...