Просвещение в Азербайжане: новый этап литературно-общественной мысли

Развитие просвещения в России в начале XIX века увеличила склонность кавказских народов к науке, просвещению, искусству. Созревала большая группа многочисленных интеллигентов Азербайджана, которые учились в Тифлисе и всесторонне понимали сущность мировых наук. Эти созревшие интеллигенты в литературоведении Азербайджана «хотели внести ясность на пути развития литературоведения как науки не в виде отдаленного от мирового литературного процесса, хотели раскрыть природу художественного творчества, выявить его роль в идейно-эстетическом воспитании людей в азербайджанском обществе, обобщали опыт в области исследования истории художественного мышления, различных художественных методов, обогащали представление людей об искусстве и отражали историческое развитие эстетических категорий и знаний о них» [1]. Эта особенность была характерна и для литературной среды Эривана.

В двадцатых годах XIX века в Россию приехал знаменитый французский путешественник и этнограф Иван Иванович Шопен (1798, Франция – 18.08.1870, Петербург), который работал на Кавказе. По указанию генерала И.Ф.Паскевича, в 1829-1832 годах он заинтересовался исследованием истории и географии Кавказа, в том числе Эриванского и Нахчыванского ханств. В своих произведениях он указал на обширную информацию о кавказских народах, в том числе азербайджанского, об истории, языке и этническом составе, фольклоре, литературе, искусстве, экономике и пр. Но наряду с признанной им действительностью, он допустил некоторые неточности, в опубликованном им в 1840 году на русском языке эпосе «Короглу» он допустил некоторые неточности (40-559). По расчетам И.И.Шопена, в начале XIX века только в Эриване проживало 2400 азербайджанских семей, проживало 12 тысяч азербайджанцев. После захвата города русскими, несмотря на то, что часть населения перебралась в Иран, все же абсолютное большинство города составляли азербайджанцы. По информации от 1829 года только в городе Эриване 4/5 населения, то есть 80 процентов, составляли азербайджанцы (1807 семей азербайджанцев, 2379 человек). По списку переписи населения, впервые проведенной в Российской империи, в 1897 году в Западном Азербайджане – в Эриванской губернии проживало 313178 азербайджанцев. В провинциях Западного Азербайджана, население которых состояло из азербайджанцев, несмотря на то, что в Зангибасаре, Ведибазаре, Зангезуре, Гейча, Агбаба, Дарачичек, Сисиан, Гафан, Гамарли, Гарагоюнлу, Гырхбулаг, Шарур, Сюрмели, Сейидли, Шардарабад, Абаран, Гернибасар и в других селениях не осталось ни одного азербайджанца, большая группа молодежи родились в этих местах, оставшихся в памяти истории, получили там среднее образование, провели в этих краях свое детство и юношество, получили высшее образование в бывшем Союзе и в ряде стран Европы и оказали незабываемые услуги в развитии общеазербайджанской культуры. В то время, когда жившие в ХХ веке в Азербайджане армяне были привлечены к исследованию истории школ, исследованию истории школьного образования азербайджанцев, проживающих на территории Армении, было оказано, можно сказать, полнейшее равнодушие. Причина не исследования армянами просвещения и культуры, в том числе школьной истории азербайджанцев, проживающих в Западном Азербайджане, объясняется тем, что они вообще считали азербайджанцев иноземцами и даже, переименовав названия мест проживания, селений и городов азербайджанцев, арменизировали эти места и выдвинули политику создания «Армении без тюрков».

Архивные документы указывают на то, что в XIX веке на всем Кавказе азербайджанцы наиболее плотно проживали в Западном Азербайджане. Своей оригинальностью [2]. отличались материальные и нравственные богатства, фольклорная литература, искусство ашугов, массовая школьная сеть, памятники искусс тва, зодчества. В то же время, азербайджанцы, проживающие в Западном Азербайджане, были примером сохранения и обогащения нашего литературного языка, нашей религии, наших обычаев и традиций, не заключения брака с другой национальностью.

Когда мы хотим завести разговор об интеллигентах, живших и творивших в Западном Азербайджане, следует отметить, что было бы к месту рассмотреть, хоть и поверхностно, общую панораму общего культурного уровня, науки и культуры, народного просвещения и школьного образования народа, проживающего в тех местах. В Западном Азербайджане, как и в Северном и Южном Азербайджане, народное просвещение и школьное образование прошли присущий им путь развития.

По информации 80-х годов XIX века, вместе с Дагестанской областью, в Закавказье существовало всего 1557 духовных школ, в них училось 18604 учеников. Большая часть учеников были, наряду с Эриванской и Гянджинской губерниями, из Дагестанской области.

По данным другой информации, на каждые 58 человек из 1073515 азербайджанцев, проживающих на Кавказе, не считая учеников, обучающихся на русском языке в государственных школах, падал 1 ученик.

В Азербайджане, в его Западной части, развивались школьное дело и просвещение. С открытием здесь для просвещения народа в ряде населенных пунктах страны школ, наряду с национальным языком, не оставалось без внимания и изучение русского языка. Те, кто получил образование в Тифлисе, Гори и в других крупных городах России, после возвращения на родину самым серьезным образом старались открыть школы в различных селениях и поселках. Одним из таких молодых людей, получивших образование, был Мирза Алекбер Эльханов.

Мирза Алекбер Эльханов родился в 1828 году в селении Улуханлы (по преданию, когда река Зенги затопила селение Улуханлы, селение стало называться Зенгибасар), закончил духовную школу при мечети в городе Эриван, затем изучил русский язык, в 1856 году, сдав экзамены в Тифлисской гимназии, получил звание учителя Азербайджанского языка. Представители пожилого возраста селения Улуханлы Мирза Зейналабдин Рзаев, Асадулла Мусаев, Шихали Багиров, 112-летний житель соседнего селения Сарванлар Мамедали Насиров и другие с интересом рассказывали о высоких моральных качествах М.А. Эльханова. Пожилые люди всегда с любовью вспоминали его незабываемую роль в открытии школы в Улуханлы, его помощь детям бедных семей, его чтение номеров газеты «Экинчи» и многих других книг среди народа « [3].

Идея народничества великого русского педагога К.Д. Ушинского, его учебники «Родной язык» и «Детский мир» находили в Закавказье своих последователей. Одним из таких последователей в Закавказье был родом из Улуханлы Мирза Алекбер Эльханов, проработавший около 30 лет учителем Азербайджанского языка в первой Эриванской гимназии. Он получил прекрасное образование в медресе при городской мечети Шах Аббас. Его учебник «Родной язык» со звуковым обучением в 80-х годах XIX столетия был обсужден в Российском Министерстве Народного Просвещения и рекомендован к печати.

В конце этого столетия в Эриване открылись новые школы, любители театра города часто показывали постановки. Незабываемы заслуги в этой области заведующим школой Гашима Нариманбекова, учителя Эриванской гимназии Исмаилбека Шафибекова, учителей Азербайджанского языка Эриванской Педагогической Гимназии Рагима Халилова, Мирза Мамедвели Гамарлинского, Ахунда Мамедбагира Тагизаде и др. В Шемахе С.А. Ширвани, в Шуше М.М. Навваб, в Лянкяране М.И. Гасыр, в Эривани М.К. Аскерзаде, давая преимущество открытию школ «Усули-джидад», наряду с традиционными предметами, также давали преимущество открытию сети четырехлетних школ под названием «Русско-татарские школы» с преподаванием истории, русского языка, географии и естествознания. Передовой опыт Мешади Молла Исмаил Гаджи Кязымова, который является основателем создания в Эривани новым методом школы родного языка, распространился и в Южном Азербайджане. В конце XIX века учителя-просветители из Тебриза Мирза Гасан Рушдия, Ахунд Мирза Али, Мирза Кязым Аскерзаде, придя в Эриван для изучения нового метода обучения, изучили передовой опыт и, возвратившись к себе на родину, открыли там также школы нового метода и название написанных ими учебников также назвали «Родной язык». Подробная программа преподавания Азербайджанского языка методом севту появилась под авторством педагога Эриванской Педагогической Гимназии Фирудин бека Кечерли в Эриванской гимназии.

Печатание книг, литературно-художественные произведения, написанные местными авторами, произведения, переведенные с других языков, напечатанная на родном языке периодическая печать в Западном Азербайджане: все это говорит о древней и богатой культуре Западных азербайджанцев, об их горькой судьбе (газета «Азербайджан», 23 апреля 1998 года).

В 1828-1840-х годах Эриван областным центром Армении, затем уездным городом, а с 1869 года губернским центром и в его общественно-политической и культурной жизни начался новый этап. Этот период характеризуется прогрессивными людьми того времени как этап русского шовинизма. На этом этапе религиозный фанатизм, феодальное мировоззрение воздействовали на нравственный мир населения. Но органическая связь между развитием Азербайджана и созревшей интеллигенцией, будучи «светом в темноте» среди населения Эривани, была очень важной для спасения народа из болота невежества и религиозного фанатизма и для распространения просвещения, культуры. Требование этого периода ставило перед интеллигенцией большие и ответственные задачи. В обобщенных информациях автора книги «Об истории присоединения к России Эриванского ханства» Мехмана Сулейманова, на страницах «[4]. разделов выпусков 12, 20, 24, 25, 27 и пр. «Кавказского календаря», посвященных Эриванской губернии, в 1886 году (страница 54), в 1889, 1894, 1898 годах (страницы 1-100), в 1899 году (страницы 173-182), в 1900 году (страницы 1-119), в 1901 году (страницы 189-200), в 1903, 1907, 1908 и др. годах, нашли свое отражение литературно-художественное, общественно-политическое положение, представительство азербайджанцев в думских выборах, деятельность предметных педагогов Эриванской педагогической семинарии, природа озера Гейча, вопросы просвещения и образования в населенных пунктах губернии. К тому же, наряду с положительными работами в области отражения среды Эривани, записанных в альманахе СМОМРК, держащий в центре внимания организацию работ в области общественно-политического, культурного, этнического состояния, иногда появлялись литературно-художественные записки отрицательного содержания некоторых армянских писателей. В 1882 году, собранные материалы на страницах 109142 второго выпуска учителя Эриванской гимназии С. Зелинского касательно Азербайджанских пословиц, на страницах 34-39 четвертого выпуска в написанной статье учителя Эриванской Педагогической Семинарии К. Шулькиной

«Из рассказов пожилого человека», факты были искажены и, общественность была информирована с необъективной точки зрения. Мирза Гадим Эривани, Иса Султан, Абульфат и Магомед Шахтахтинские, Фазиль Эривани, Фиридун бек Кечерли, Алигулу хан Эривански, Джалил Мамедгулузаде, Эйналибек Султанов, Мирза Гамарлински, Гашим бек Везиров, Мирза Алекбер Мирзазаде, Джаббар Аскерзаде, Мир Магомед Фатуллаев, Аббас Ага Фараджев и другие интеллигенты, которые противились всем трудностям в распространении просвещения и культуры, с честью выполнили свою миссию, выпавших на их плечи.

Джалил Мамедгулузаде. Для рассмотрения сложных особенностей романтизма в литературе ХХ века, каким бы важным не было творчество Гусейна Джавида, творчество Джалила Мамедгулузаде является таким же крупным источником в области всесторонней характеристики содержания и особенностей стиля реализма, являющимся сильной школой. Определенный период жизни и деятельности Джалила Мамедгулузаде (1866-1932), связанный с рассматриваемой и исследуемой темой, также непосредственно связан с литературной средой Эривани.

Д. Мамедгулузаде Улуханлы получил свидетельство под подписью заместителя заведующего государственной канцелярии Короваева Д. Тирюшина под номером 511/150 и сейчас направлялся в сельскую школу Улуханлы. «Государство вынесло указ о том, чтобы открыть школу в Эриванской губернии». Одна из школ была открыта в Улуханлы. Заведующим двухклассовой школы первой категории в Улуханлы был интеллигент по фамилии Мухин. В этом феодально-патриархальном селении, в котором широко проявляла свою деятельность мечеть, школа находилась в маленькой и темной лачуге в доме Аллахверди Гаджи Гусейна. Джалил Мамедгулузаде некоторое время проработал в Улуханлы и перенес много трудностей по привлечению в школу учеников. Для пробуждения невежественного народа от спячки он посеял там семена просвещения. Джалил Мамедгулузаде прибыл в школу Улуханлы 1 августа 1887 года по приказу номер 937… В декабре на долину Агры даг выпал большой снег. Холодная погода, покрытые льдом реки, положение, господствующее в селении вынудили Джалила Мамедгулузаде вернуться домой – в Нахчыван. … На вопрос извозчика Джафара: «Скажите, пожалуйста, Вы уезжаете отсюда потому, что Улуханлы Вам не понравился?» Джалил Мамедгулузаде ответил: «Нет, народ Улуханлы щедрый и с открытой душой, дядя Джафар, Улуханлы является плодородным местом долины Агры даг. Если найдется хозяин этой земли, то она золотая, золотая. Но в таком большом селении нет даже врача. У моллы Гусейна сабля режет направо и налево. С одной стороны люди Эриванских губернаторов, с другой стороны богачи селения разоряют население. Причиной, удаляющей меня отсюда, является указание заведующего школ Тифлиса, с другой стороны, моллы селения также не хотят, чтобы я здесь преподавал, я с ними пару раз переругался « [5]. После стычки в 1887 году с инспектором народных школ Эриванской губернии Ю.Д. Пасхаловым, который разнервничался после ответа Джалила Мамедгулузаде:

«Азербайджанский алфавит начинается с буквы «А», он был направлен из школы Улуханлы в земскую школу Баш-Норашен. Не успокоившись этим, Ю.Д. Пасхалов в январе 1888 года вновь издал распоряжение о возвращении Джалила Мамедгулузаде в школу Улуханлы. Так как у Джалила Мамедгулузаде не было намерения встретиться с Ю.Д. Пасхаловым, в телеграмме номер 593 от 1 января 1888 года под заголовком:

«Из Эривана в город Елизаветполь, директору Д. Орлову, девять часов» он писал: «Милостиво прошу Вас не возвращать меня в Улуханлы и оставить в Баш-Норашен». В этот же самый день, немного раньше Джалил муаллима, в 9 часов, сторож школы Баш-Норашен Садыг Халилов послал телеграмму номер 582 Дмитрию Орлову и попросил его не посылать Д. Мамедгулузаде в другое место. Как только Д. Орлов получил телеграмму, он поставил резолюцию «Сохраняю Мамедгулузаде в Баш-Норашене» и передал ее Ю. Пасхалову [5].

Джалил Мамедгулузаде занимался в 18871889-х годах педагогической деятельностью в Нахчыване, в сентябре-октябре 1887 года преподавал в начальной школе села Улуханлы Эриванской губернии. С помощью заведующего школой в Баш-Норашен Алимамеда Халилова с 13 октября 1887 года был переведен в этот учебный центр. Здесь он занимался художественным творчеством [6]. Мирза Джалил, продолжающий свою педагогическую деятельность в двухклассной школе в селе Нехрам (1890-1897), был признан настоящим народным учителем. В то же время, привлечение девочек к образованию, создание краеведческого музея, организация специальных занятий для обучения профессии шелковода, с целью облегчения труда сельчан, привоз из Тифлиса железного плуга [7,196]. еще более повысили его уважение и авторитет… Документы показывают, что несмотря на то, Мирза Джалил проработал в Улуханлы два месяца, в 1898 году он вновь вернулся в Эриван, служил на должностях служащего и переводчика в канцелярии полицейского управления, в 1901-1903 годах проживал в Эриване [8, 62].

Краткосрочный период деятельности, прошедший в юридических органах Эривана и Нахчывана, с точки зрения изучения Джалилом Мамедгулузаде жизненные и общественные явления, характеристики различных простых людей, быта имело существенное значение и в 1903 году, как продукт глубокого наблюдения молодого писателя, появился его известный рассказ «Почтовый ящик» [9,9].Мирза Джалил в 1901 году во второй раз женился на Назлы ханум Кенгерли, но эта семейная жизнь просуществовала недолго, Назлы ханум скончалась в 1904 году в Тифлисе.

Джалил Мамедгулузаде, начиная с декаб ря 1903 года, жил и работал в городе Тифлисе, считающемся основным административным и культурным центром Кавказа, сотрудничая с газетой «Восточная Россия», печатающей в Тифлисе известным публицистом и общественным деятелем Мамедтаги Шахтахтлы (1846-1931), был привлечен в мир печати. В редакции этой газеты он прошел серьезную школу печати, познакомился с известными литературными силами этого периода, опубликовал в этой газете множество рассказов, статей и переводов. После закрытия газеты «Восточная Россия», он, вместе с публицистом Омар Фаиг Неманзаде и купцом Мешади Алескер Багировым, купили типографию, принадлежащую Мамедтаги Шахтахтлы и, работали в ней. Рассказ «Почтовый ящик» был напечатан в виде книги в этой типографии в 1905 году, называемой «Гейрат».

Журнал «Молла Насреддин» является самым главным произведением Джалила Мамедгулузаде. Под редакцией великого литератора этот известный журнал, первый номер которого был опубликован в городе Тифлис 7 апреля 1906 года, сыграл решающую роль в возрождении кавказских народов, в широком смысле, мусульман Востока, в особенности, национального пробуждения и возрождения Азербайджана. До 1917 года журнал публиковался в Тифлисе, в 1921 году в городе Тебризе, в 1922-1931 годах – в Баку, оказал большое влияние на развитие сатирической литературы и печати [9, 10].

Фиридун бек Ахмедага оглы Кочарли. Фиридун бек Ахмед бек оглы Кочарли (1863-1920)

  • литературовед, педагог и публицист Азербайджана, закончил Горийскую педагогическую семинарию (1885), некоторое время преподавал в Эриванской гимназии для мальчиков, затем преподавал в Горийской семинарии. Его первые произведения «Литература азербайджанских татар» (на русском языке, 1903), «Мирза Фатали Ахундов» (1911) касательно истории литературы Азербайджана, были опубликованы в виде книг. В ряде публицистических статьях он коснулся идеальности художественной литературы, таких проблем как современность, защищал принципы реализм и народности. В 1910 году работал заведующим Газахской педагогической семинарии, открывшейся на основе Азербайджанского отделения Горийской педагогической семинарии. Перевел на Азербайджанский язык книгу «Учение Сократа» (1881), некоторые произведения
  • А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Л.Н. Толстого, А.В. Кольцова и А. Церетели, на русский язык – повесть М.Ф. Ахундзаде «Обманутые звезды». Фирудин бек Кочарли окончил в 1885 году Горийскую Педагогическую семинарию, после окончания учебы, на основании назначения педагогов, был назначен педагогом в Эриванскую Педагогическую Семинарию. Такой прогресссивный педагог как Фирудин бек Кочарли работал на должности педагога Эриванской Педагогической Семинарии и воспитателя в пансионате семинарии, не жалел своих знаний и умений для изучения студентами истории исламской религии, турецкого языка и литературы, в том числе, для их занятия литературным творчеством. Именно с тех пор он начал с интересом изучать древнюю литературу Азербайджана. Один из местных интеллигентов Эривани Мирза Магомед Гамарли оказывал ему всестороннюю заботу и помощь в усвоении национального литературного наследия.

Фирудин бек Кочарли в 1883 году, будучи Эриванским поверенным печатающей в Тифлисе на Азербайджанском языке газеты «Кешкюль» (1883-1891) (Государственный архив Грузии, фонд 114, дело № 418), разрешенной комитетом Кавказцензура, с одной стороны старался распространять в Эривани книги, печатающихся этой газетой и типографией. 11 номеров «Кешкюль» были выпущены в ви де месячного журнала, с января 1884 года она превратилась в еженедельную газету, редактором же был получивший образование в России, прогрессивно мыслящий интеллигент Джалал Унсюзаде. Он прилагал весь свой талант, творческие возможности для развития нового литературного течения. Наряду с преподаванием, он занимался журналистикой, подготовкой учебников чтения для новых открывающихся школ, написанием публицистических статей касательно важных общественных проблем, в мере возможности помогал литературе Азербайджана. Определенную часть «Кешкюль» составляли статьи, написанные на русском, фарсидском языках. Как редактор, Д. Унсюзаде давал свои рекомендации, советы Ф.Кочарли, С.М. Ганизаде, Ш. Мирзоеву, Н. Везирову, Г. Кенгерли и таким же молодым литературным силам, выступающих со своими прогрессивными статьями в «Кешкюле» и других печатных органах, по праву хвалил их, повышал их творческую ответственность.

Ф. Кочарли не ограничивался только опубликованием художественных произведений на страницах журнала. Он поддерживал особо прочные отношения с выпускниками Горийской Педагогической Семинарии, организовывал встречи и беседы. Одной из таких встреч состоялась в 1890 году, когда Нариман Нариманов пришел в редакцию с группой молодых людей и поклялся верно служить родине, родному народу [10, 56]. На страницах «Кешкюль» особенно много места уделялось литературным вопросам. В газете публиковались целый ряд стихотворений, рассказов, повестей, поэм и фельетонов. На страницах «Кешкюль» публиковались «Асад и Фатма», Салман и Саркыз», «Гонча», «Биография М.Ф. Ахундова», «Статьи о С. Азиме», русский перевод поэмы Физули «Лейли и Меджнун» и материалы о произведениях русских писателей. Это оказало положительное влияние на развитие нашей культуры. Здесь также уделялось особое место образцам произведений русских, грузинских и армянских классиков, а также произведений Гюго, Шиллера. Иногда представлялось место и статьям, пропагандирующих религиозные видения и общественное содержание. А это не укрывалось от внимания цензуры. Эта газета, отличающаяся своим положительным влиянием на литературную среду Тифлиса, из-за того, что на месте подписи редактора ошибочно была поставлена подпись наборщика Мустафы Султанова, газета «Кешкюль» была в 1891 году закрыта. До 1903 года выпуск газет и журналов в Тифлисе на Азербайджанском языке был полностью ограничен [11, 15]. Но после закрытия «Кешкюль», в Тифлисе из 26 названий газет 14 выпускались на русском языке, 6 – на армянском, 5 – на грузинском и одна – на фарсидском (Государственный Архив Грузии, фонд 480, список 1, дело № 1113).

Ф. Кочарли, наряду с педагогической деятельностью, занимался и переводческой деятельностью, и подстегивал своих студентов к этой работе. Он придавал большое значение постановке на сценах в Эриване произведений Азербайджанских драматургов. Большой интерес вызвала постановка 4 апреля 1890 года комедии М.Ф. Ахундова «Дервиш Мастали шах», в тот же день запоминающим событием также стала постановка водевиля по имени «Невинный брак», поставленного студентом Эриванской Педагогической Семинарии Рзаевым.

Собранная в Тифлисе группа интеллигенции, не боясь никого и ничего, без устали работая в области просвещения и в направлении прогрессивной идеи, была достаточно известна своей деятельностью. Привлекающие к се бе внимание большинство просветительских писателей, в том числе Фирудин бек Кочарли и только-только признанный своей литературно-художественной деятельностью в литературной среде Эривана Гашим бек Везиров, были хорошо известны своими опубликованными статьями в газетах и журналах, печатающихся на Кавказе.

 

Литература

  1. Мамедли А.Аллахьярова Н. Mea Culpa... Признания армянской элиты. – Баку, 2006. – 263 с. (на англ., русском и азерб. языках)
  2. Алекперли А. Памятники Западного Азербайджана. – Баку, 2006. – 230 с. (на азерб. языке)
  3. Факел в стране невежества. – Баку: Гисмет, 2006. – 360 с. (на азерб. языке)
  4. 4 Кавказский календарь // Тбилиси: 1886, 1898, 1899, 1900, 1901, 1903, 1907, 1908
  5. 5 Газета «Ведибасар», № 07 (122), 01-15 апреля 2008.
  6. Габиббейли И. Представление в школе Баш Норашен // Литературная газета, 4 марта 1994, № 10. (на азерб. языке)
  7. Исмаилова К. Село Нехрам // СМОМПК: Тифлис, 1900. – № 27. – С. 196.
  8. Маммадов И. Иреванская тетрадь. Скучающие горизонты истории общественной мысли. – Баку: Адилоглы, 2008. – 216 с.
  9. Габиббейли И. Мастер слова Мирза Джалил Мамедкулизаде // Мамедкулизаде Дж. Произведения. – Том 1. – Баку: Чинар, 2003. – 464 с.
  10. Ахмедов Т. Драматургия Наримана Нариманова. – Баку: Элм, 1971. – 272 с.
  11. Гаджиев А. Тифлисская литературная среда. – Баку: Язычи, 1980. – 183 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...