Сопоставление китайских и казахских пословиц в гендерном аспекте

В данной статье дается сопоставление казахских и китайских пословиц в гендерном аспекте, а также рассматривется концепт «женщина» как важная часть китайской и казахской культур. Специ­ фика семантического наполнения концепта изучается с использованием паремии, основу которой составляют казахcкие и китайские толковые словари. Центральное место в статье занимает исс­ ледование концепта, основанное на анализе семантических полей: последовательно описываются поле бытовой жизни, поле семейных отношений, поле абстрактных концепций. Наблюдения, полу­ ченные относительно сходства и различия в организации изучаемого концепта, подтвердил мате­ риал казахских и китайских пословиц и поговорок. Специфика функционирования концепта «жен­ щина» в двух языках и культурах связывается со степной традицией и конфуцианством.

Богатая палитра такого жанра, как пословицы и поговорки, способствовали тому, что уже с давних времен большие количества этнических эквивалентов были собраны в словарях и пособиях. Однако впервые предметом исследования избрано сопоставление китайских, казахских пословиц в гендерном аспекте. На основании трудов известных китайских и казахских ученых и лингвистов нами выявлены некоторые черты, свойственные женской природы двух разных культур. Для выяленения новых черт, присущих китайским и казахским женщинам в целом или по отдельности, мы провели сравнителный анализ, для которого привлекаются различные языковые материалы (в нашем случае материалы казахского и китайского языков).

«Известно, что женщины Степи отличались от женщин других восточных народов тем, что обладали гораздо большей независимостью и свободой. Степь родила такие типы женщин, как подруга-соратница, родоправительница, женщина-острослов и, наконец, женщина-воин. При этом в казахской культуре не было женщин для развлечений. Согласно степному кодексу чести, соплеменница могла стать в будущем только женой. «Величайшим уважением к женщине преисполнены казахские пословицы и поговорки. Там женщина ценится наряду с конем и оружием. И самое интересное – она персонифицируется как ум батыра, его интеллектуальная изворотливость, в то время как сам батыр изображается эдаким простодушным буяном, которого всегда следует направлять и поддерживать. Но так или иначе женщина в Степи всегда при мужчине» [1].

В китайской традиции женщину принято считать слабым существом, она полностью во власти мужчины, как подательница наслаждения или инструмент для продолжения рода. В казахской традиции, напротив, женщина считается во всем равной мужчине, в том числе и в способности к труду. Поэтому для казахской паремиологической картине мира характерен образ активной женщины, во многих пословицах показана определяющяя роль женщины: «Әйел – үйдің сəні» – «Женщина придаст уют очагу», «Әйелсіз үй оңбас» – «Дом без женщины пустой звук», «Әйелі жоқ үй жетім», «Үйдің басын қатын қосар» (Женщина укрепляет единство семьи), Хан жарлығынан қатын жарлығы күшті (Приказ жены страшнее ханского приказа);

«Әйелдің жолы үлкен», «Ерін баққан əйел елін де бағады» (Женшина, которая заботится о муже может заботится о земле), «Анаңды қадірлесең, əйеліңді жəбірлеме» (Если чтишь мать, то не обижай жену»). «Әйелсіз үй – сусыз диірмен» ( дом без женщины как мельница без воды).

При кочевом образе жизни мужчине всегда приходилось быть вне дома: выпасать скот, охотиться за дичью, добывать пищу. Женщина была живым передвижным домом-юртой, символом семейного очага. В решающие моменты кочевой жизни женщина даже влияла на принятие решений, это очень четко отражено в казахской пословице: «Мужчина – это голова, женщина – шея, головой вертит шея». Женщина в казахском обществе традиционно занимала высокое положение (как нередко подчеркивается историками) в сравнении с соседними народами. В казахской культуре женщине как раз приветствовалось ее способность к общению, активность, женщине относились уважительно: «Жақсы қыз – жағадағы құндыз»; «Қыздың қабағы күлімдесе – құт келеді» (С улыбкой девушки придет удача)»,

«Ауылдан қыз кетсе, қызық та кетеді.» (С уходом девушки и аул потеряет красу); «Қыз – өріс, ұл – қоныс» (Дочь – пастбище, сын – стойбище),

«Алып анадан туады, ат биеден туады» (Скакун родится от кобылицы, а батыр от женщины).

«Покорность, покорность и еще раз покорность – такова была главная добродетель женщины. В девичестве она во всем подчинялась отцу, после замужества становилась служанкой мужа и его родителей. «Если я выйду замуж за птицу, – гласило древнее китайское присловье,

– я должна летать за ней; если выйду замуж за собаку, должна следовать за ней всюду, куда она побежит; если выйду замуж за брошенный комок земли, я должна сидеть подле него и оберегать его» [2].

«В китайской культуре важнейшими и лучшими качествами женщин считались – робость, сдержанность, умение приспосабливаться к характеру мужа. Гость, пришедший в дом, всегда спрашивал хозяина о его здоровье, о здоровье его отца, деда, сына, но никогда – о здоровье жены или дочерей» [3].

Опираясь на конфуцианскую мораль, общество всегда было на стороне мужчины, порой обрекая женщину на невыносимые условия жизни и она с этим ничего не могла поделать, ей приходилось только терпеть и подчиняться, женщина сама по себе не представляет никакой ценности, особенно сильно подчеркивается низшее положение по отношению к мужчине в следующих паремиях: «母以子贵»: мать знатна благодаря сыну»; «Жена идет за мужем, вода течет по канаве», «烈女不嫁二夫»: «Настоящяя женщина не должна выходить дважды замуж». Рождение в семье девочек не приветствовалость, об этом свидетельствуют следующие пословицы: 养 儿人家热腾腾,养女人家冷清清 (Радость живет у того дома, где воспитывается сын, грусть живет у того дома, где воспитывается дочь), 养儿能代老,女婿是门楣 (У кого сын растет, у того опо-

ра есть, у кого дочь растет, у того есть перекры-

тие), 有儿考儿, 无儿靠女婿 (Есть сын – есть

на ком опереться, нет сына –опирайся на зятя).

«Девочка, когда придет время станет невестой и уйдет в чужое семейство, поэтому она не сможет приносить жертвы усопшим родителям. Выдан-

ная замуж дочь – то же, что вылитая вода – 嫁出去的女儿,拨出去的水, т.е. совершенно бес-

полезный для семьи человек. В традиционной китайской семье было принято, что дочь носила фамилию матери, и лишь сын наследовал фамилию отца[4].

В казахской традиции отношение к дочерям совсем иное, до замужества девушек баготворили: «Қыз жоқ жерде қызық жоқ» – Где нет девушек – нет веселья.»Астың дəмін тұз келтірер, ауылдың сəнін қыз келтірер» Вкус пищи – соль, краса аула – девушки «Ырыс алды қыз» – Предвестник счастья – дочь. Известно, что женщины Степи отличались от женщин других восточных народов тем, что обладали гораздо большей независимостью и свободой.Девушки могли выступать в различных состязаниях (на айтысах, кыз куу), свободно передвигаться и общаться.

В китайской кульуре девочка же была тягостью, от которой хотели побыстрее избавиться.

Об этом гласят пословицы:«女孩都是赔钱货», «沙子打不了墙, 女儿养不了», также есть такая пословица: «Выданная замуж дочь – все равно что проданное поле», в казахской пословице:

«Дочь рождена для чужой семьи» 女孩早晚是别人家的тоже проявляется такая тенденция, одна-

ко до замужества ее оберегали и баготворили, о чем свидетельствует пословица: «Дочь – гостья в доме» – «女儿是客人».

В источниках китайского языка отсутствуют пословицы о ворожбе, о нечисти женского рода (албасты,жалмауыз, пері, сайтан, жезтырнақ ).В китайском языке злая женщина ассоцируется с мифическими или фантастическими существами (куфия, феникс, лиса) и реже с животными, а в казахском – чаще с жиотным миром: мауыққан мысықтай (как пьяная кошка, опьяненный чувством), қырқылжың түлкідей (букв.хитрая, как лиса) все перечисленные животные употребляются при описании отрицательного женского характера.

Поскольку пословицы – это меткие выражения, то китайские несут в себе отпечаток «мудрого познания жизни», а казахские отличаются «живостью», «бойкостью», некоторые из них, действительно, «животрепещут» и «кипят».Для примера можно взять пословицы о сварливых и злых женах. Сколько в казахских пословицах о них ярких сравнений; как метко подобраны слова: в них ярость, отчаяние, разочарование:

«Долыдан пері қашыпты» (От злюки и злой дух сбежит), «Жаман қатын – тозақ, жаман бала – мазақ». Вносит различие в китайские и казахские пословицы и то, что в них отражаются обычаи и нравы, моральные устои народа-создателя. Они несут на себе национальный колорит, и поэтому некоторые из них не имеют аналогов

в другом языке. Например: китайская пословица: «三寸金莲, 举案齐眉» дословно перводиться

как: «Крошечный золотой лотос всегде наблюдает за движением бровей мужа» (Указывается на то,что как бы хороша не была жена, а все равно командует муж). «Две бабы – гонг, а три бабы – драма».

Процессу женского говорения в обеих традициях приписывается малая ценность. Примечательно, что сочетание слов 女人, женщина, катын и говорить практически не встречается. Женщины сплетничают, плетут, метут языком,

врут, бормачат: «老太太纺–花扯起来没完» (указывается на болтливость женщины: «бабка как начнет прясти узоры, что остановить ее будет

сложно», или же: 三个老太婆, 赛过敲锣鼓, есть и такие как: «Три бабы смотрятся одним гонгом»; «Две бабы –гонг, а три бабы – драма», схожий вариант на казахском языке: «Екі əйел –базар, үш əйел – жəрмеңке».

Нашли отражение в народной мудрости и национальные праздники, и народные поверья:

Старая китайская пословица гласит: «懒女人盼新年»: «Ленивая жена ждет наступления нового года по лунному календарю»; казахский вариант данной пословицы: «Жалқау қатынның төсегі тал түске дейін жиылмас»;

«吝啬女人盼过节»: «Жадная женщина ждет праздника холодной пищи»: Сараң қатын майын тығумен құртар, жаман қатын кірін сығумен жыртар.

Есть и казахские пословицы, где можно увидеть богатую национальную окраску: «Қызға бергенді Қыдыр өтер»; «Анаңды Меккеге үш

арқалап барсаң да, қарызыңнан құтыла алмайсың.» (Даже если трижды мать на себе в Мекку перевезешь – с долгом перед ней не рассчитаешься.)«Қыздың құны қырық жеті»; Әпкенің үйі – кең жайлау. (Дом сестры – раздольное джайляу), «Әйел кұны бес байтал» (Цена женщины – пять кобылиц).

У каждого народа своя одежда, свои орудия труда: «Ақ сəлделі қожадан, Ақ жаулықты қатын артық» (Чем мулла в белой чалме, лучше баба в платке); «Жаулығы болса – қатын, Жалыны болса – отын». «Апасы киген сəукелені сіңлісі де киеді» (Саукеле – национальный свадебный головной убор невесты, здесь говорится о том, что младшая сестра пройдет тот же путь, что и старшая) Здесь названия орудий труда и одежды чисто казахские.

И обычаи у каждого народа своеобразны. Девушка по старым китайским обычаям должна была обладать и внешними и умственными данными, всесотронне развитой, быть добропорядочной, хозяйственной, добродетельной. В китайской культуре существует целый ряд паремий, описывающих женскую красоту: « 窈 窕淑女, 君子好逑», «花肠肚,雪做肌肤» ,少女要有百灵的的歌声. Она также должна быть хороша нравом: «与其择漂亮的脸,不如则善良的心», «一个美丽的姑娘只能悦目,一个高尚的姑娘能够贴心», «美名胜过美貌». Трудно перевести на иностранный язык такие пословицы:«Өсектен сау сонау қыз, шайқалмаған сары уыз».«Сары уыз» – означает непорочность девушки.

Имеются и подобные изречения и в китайском языке. Их нельзя понять без знания событий, которые когда-то произошли в стране и стали нарицательными в пословицах. Сюда же относятся поговорки о народных праздниках, обычаях. Например: «三寸金莲, 举案齐眉», здесь 金莲 переводиться как «золотой лотос», женщина со ступнями в виде лотоса по китайским традициям считалась идеалом красоты, а женщины «большими ногами», то есть нормальной ступней, не могла рассчитывать даже на место наложницы или служанки в приличном доме.

Несмотря на все индивидуальные национальные особенности, у китайского и казахкого народов много пословиц со сходным значением. Объяснить это можно общечеловеческими ценностями: ведь есть понятия, принципы, убеждения общие для всех народов. Поэтому многие шедевры народной мудрости интернациональны. К казахским пословицам часто можно подобрать китайские с тем же смыслом. Некоторые из них почти полностью совпадают:

«Әйелдің шашы ұзын, ақылы қысқа» – «女人头发长,见识短»;

«Байтал шауып бəйге алмас» – «Кобыла в бегах не побеждает, во главе с женщиной ничего не получается», китайский вариант данной пословицы: 雌不上战场.

Пословицы подчеркивают умение женщины все сделать по-своему: 有智妇人,胜过男人 – мудрая женщина покорит мужчину; казахская версия: «Бұлт шығып, жаңбыр жаумай жерді алдайды, əйелдің айлакері ерді алдайды»,

«Жақсы əйел жаман еркекті би етеді» (Хорошая жена сделает из мужчины правителя). «Жақсы əйел еркектің жақсысын асырады, жаманын жасырады»: 好女人是男人的外表,不好的藏来;

«Жаман əйел жақсы еркектің төрдегі басын көрге сүйрейді, Жақсы əйел жаман еркектің көрдегі басын төрге сүйрейді» – Плохая жена хорошого мужа до могилы сведет, а хорошая жена плохого мужа от беды убережет. «Жақсы əйел – ақылшың» (Хорошая жена – советчица).

«В казахских тардициях одним из положительных качеств женщины считается умение давать умные и дельные советы мужу; в истории казахской степи известно немало женщин, заслуживших своей мудростью почет и уважение у всего народа.Мудрые женщины всегда находились рядом со своими мужьями в трудные минуты, советами и заботой воодушевляют их, придают им силу» [6]. Подобные паремии встречаются и в китайском языке: «家有贤妻男人不做橫事», «功名出于闺阁»; Есть и поговорки, где

говорится о болтливости женщины: казахский вариант:«Отқа барған əйелдің – отыз ауыз сөзі бар» – За огнем к соседям пошла-тридцать слов понесла. Китайский вариант: 快嘴大姐惹事多.

Суть этих пословиц: берегись женского языка.

«Әйел – үйдің сəні» – «Женщина придаст уют очагу», «Әйелсіз үй оңбас» – «Дом без женщины пустой звук», «Перед покупкой подумай месяц,

перед женитьбой подумай год» – «买东西要商量一个月,娶妻,要商量一年» Данные изречения

убеждают мужчину в том, что надо жениться, что женитьба – очень ответственный момент в жизни.

情人眼里出西施 – Всякому мужу своя жена

милее.Әркімдікі өзіне – күн көрінер көзіне.

Конечно, здесь есть оттенки различия, но главный смысл: мужу дорога своя половина.

Не всякую муж жене правду сказывает.

«Муж и жена вместе живут, а сердца их за тысячи ли друг от друга». Казахский вариант данной пословицы: Астыңдағы атыңа, қойныңдағы қатыныңа сенбе. Главная суть – не во всем будь откровенен с женой.

Имеются пословицы, в которых для выражения одной и той же или сходной мысли часто берутся различные образы, которые, в свою очередь, отражают различный социальный уклад и быт двух народов и часто не являются абсолютными эквивалентами. К ним можно отнести такие пословицы:

Китайский фон:Хорошие всходы – хороший рис; хорошая мать – хорошая дочь.

Казахский фон: Шешесін көріп қызын ал, аяғына қарап асын іш.

夫唱妇随– Екі жарты – бір бүтін, ерлі-қатын

– бір түтін;

有子方为妻,无子便是婢– Әйел ұл тапса жар

саналады, ұл таппаса қар саналады.

Есть пословицы, где критикуется женская болтливость: «Қатын көп болса, Шөмішті ит жа-

лар» – «三个女人一台戏»: Если трое женщин

собрались вместе, то драмы не избежать.

Казахский фон: Қатынды бастан, баланы жастан. Китайский фон: «Нож без точки – мертвое железо, жена без управления – чудовище»:

菜刀不磨成死铁, 女人不打成妖孽

Китайский фон: Укус белогубой куфии и жало осы – еще не яд; самое ядовитое – сердце женщины.Казахский вариант; Қатынның айласы қырық есекке жүк, Жақсы əйелдің қолы ұзын, Жаман əйелдің тілі ұзын.

娶恶妇一生遭殃– Женившись на злюке и бу-

дешь беден на всю жизнь.

«Қатын долданса, қырық қазан қайнатады». (Если в доме жена недовольна, то сорок казана одновремнно кипят).

Стереотип «послушной дочери» и «кроткой невестки » ярко отразились в паремиологии ки-

тайского и казахского языков: 嫁出去的女儿, 拨出去的水 – «Тастай батып, судай сің» 嫁鸡随, 鸡嫁狗随狗。丑媳妇最怕见公婆。Некрасивя невестка боится увидеть свекровь. 十年私服熬成婆,三十年小渠流成河。Через десять лет невестка становится свекровью, а арык рекою. 经过多年的艰苦生活,把一个美丽的新媳妇折磨成一个老太婆: Келінді күте алмаған күң етеді, жібекті түте алмаған жүн етеді.

Положительные коннотации характерны обеим культурам, где описывают женщину как мать и добродетельную жену: «儿行千里母担忧»; «咽苦吐甘»; «凯风寒泉», «Рысак часто ве-

зет на себе дурака, мудрая женщина часто жи-

вет с глупым мужчиной»;в казахском фоне данная картина проявляется в следуюих половицах: Ана мейірімі жүректі жылытады, күннің шуағы

денені жылытады – «母亲的慈爱暖人心,太阳的抚爱暖人身» Жақсы əйел жаман еркекті тү-

зетеді (Хорошая жена плохого мужа человеком сделает); Жақсы əйел жаманын жасырар жақсынын асырар.(Хорошая жена скроет недостатки и преувеличит достоинства мужа). «Ақылды əйел ішінде алтын бесікті ұл жатар» (В утробе умной женщины мальчик как в золотой колыбели). По мнению большинства исследователей, наиболее уязвимой стороной женской сущности является интеллект, что подтверждается анализом паремии: у бабы волос долог, да ум короток; «алтын басты əйелден бақыр басты еркек артық»

– бритоголовый мужчина лучше чем златоволосая женшина», «Әйел ақылсыз, бақа көріксіз»,

«Байтал жүйрік парқы жоқ, қатын шешен нарқы жоқ»; китайский вариант: «三个女人不如一个男», 兄弟如手足,妻子如衣服– Муж-это тело, а жена одежда. 九个姑娘不如一个跛腿男人 – Де-

вять женщин не сравнятся с одним хромоногим мужчиной; «男女有别,授受不亲».

Вышеуказанные пословицы показывают, что в восточном сознании зафиксировалось отношение к женщине как ироничное, так и явно оскорбительное. И в казахской и в китайской традициях женский ум оценивается как инфантильный, а мужские интеллектуальные способности выступают в качестве нормы, здесь прослеживатся гендерное неравенство, вот как оно проявляется в казахских пословицах: «Әйел жолда, бала белде», «Қатынның қоры – табашыл, Еркектің қоры – тобашыл», «Қатын өлді

– қамшының сабы сынды» в китайских пословицах: 男子心, 海一样深, 女人心, 一枚针,男子三十一枝花,女子三十老人家 , 打老婆, 骂老婆, 手内无钱卖老婆

Схожесть: Во-первых, сближает пословицы двух народов их художественное своеобразие. Они отличаются художественной яркостью, организованностью – меткость, заостренность, наличие юмора, то лукавого, озорного, то горького; неожиданностью сравнений, ритмическим началом. Во-вторых, одинаково и строение китайских и казахских пословиц. Это единицы с замкнутой структурой, обладающие смысловой и интонационной завершенностью. Пословицы обычно состоят из двух частей: общего суждения и «приложения, толкования, поучения». Облегчает запоминание не только весьма искусная ритмика, но и разные созвучия, рифмы:

人凭田地虎凭山, 女人凭里男子汉 – казахская версия данной пословицы :«Әйел ерімен, диқан жерімен»

«夫为妻纲»: «Бақа жарығы – сумен, Катын

жарығы – ерімен».

种不好庄稼一季子,说不好媳妇是一辈子 –

Атың жаман болса, сатып құтыларсың, қатының жаман болса, қайтып құтыларсың?

男人是街前荡,女人是锅房蹬– Еркек – түз-

дің сəні, əйелүйдің мəні.

少年新妇年年有, 独怕铜钱不凑手 – Қатын

жолда бала белде.

Во-вторых, изобразительно-выразительные средства языка придают народным изречениям яркость. Пословицы пестрят образцами риторики, то есть тропами:

Түлкінің қызылы – өзінің соры (Красива на свою беду)

两个小缠着绷带的腿和一个大染缸的眼泪

Пара бинтованных ног стоит ванну слёз: Сұлулық құрбандықты қажет етеді.

丈夫没有个性如脆铁,女人没有个性如芝麻 糖 – Муж без характера – негодное железо,

женщина без характера – кунжутные конфеты, употребление сравнения бесхарактерной, безропотной женщины с кунжутными конфетами (мягкими и изысканными), указывает на то, что женщина имела только обязанности, но не права.Казахский вариант данной пословицы: Еркек дауысты əйелдің ісі болмас, Қатын дауысты еркектің күші болмас.

Есть и аллегория: «Рысак часто везет на себе дурака, мудрая женщина часто живет с глупым мужчиной» -

  • метафора:

女人是朵花, 总在灶前爬, 男人生得丑, 总在外边走: Еркек – түздің аңы, Әйел – үйдің қамы.

  • синекдоха:

«三寸金莲, 举案齐眉» «Золотой лотос сле-

дит за бровями мужа»

«Есік көргенді алма, бесік көргенді ал»:Не женись на той, которая была замужем, а женись на той, которая из колыбели»

Казахский фон: Айдарлым – айбарым, тұлымдым – тұнығым (Сын мой – мощь и сила моя, дочь моя – сокровище мое.)

Среди основных причин различия китайских и казахских пословиц можно выделить такие как: отсутствие языкового родства, особенности исторического развития стран, своеобразия традиций, нравов, обычаев, склада ума и характера у англичан, казахов и русских, моральные устои народа-создателя,; пейзажи, климат, флора и фауна, отголоски древних религиозных верований, детальная картина современной социальной организации. На основании выше изложенного, можно сделать вывод, что женщина не представляет для китайкой культуры такой ценности, как для казахской. Женщина для казахов имела почетное место, была уважаема.

Что касается общих черт образа женщины, то для всех культур характерен образ женщиныхозяйки, сидящей дома и работающей от зари до зари. Отношение к умственным способностям женщины двоякое: есть пословицы, признающие мудрость женщины, есть и отрицающие.Китаянки и казашки одинаково относятся к возрасту и своей внешности, пользуются своей слабостью, прибегают к различным уловкам и любят поболтать, сплетничать: 三个女人一台戏: «Бір үйде екі əйел болса – ойран, Бір үйде екі сиыр бол са – айран» или же «Екі əйел – базар, үш əйел – жəрмеңке». Несмотря на то, что китайский и казахский языки относятся к разным группам, что наши народы не имели тесных контактов, и каждый шел своим путем исторического развития, многие народные изречения полностью или частично соответствуют, а некоторые совпадают по смыслу. В основном это интернациональные пословицы, отражающие взгляды на женщину с позиций общечеловеческих ценностей:

Алғаның жақсы болса, жалғыздықты аңсамайсың (Утверждается, что хорошо жить с доброй и веселой женой.)

Жақсы əйел жаман еркекті түзетеді (Хорошая жена плохого мужа человеком сделает).

Жақсы əйел жаманын жасырар жақсынын асырар (Хорошая жена скроет недостатки и преувеличит достоинства мужа). «Ерін баққан əйел елін де бағады» (Жена, которая кормит мужа и всю округу прокормит), «Абысын тату болса – ас көп», «Алған жарың жақсы болса – үйіңнен қонақ кетпес, алған жарың жаман болса – досыңның да аяғы жетпес» А в китайских поговорках :«Рысак часто везет на себе дурака, мудрая женщина часто живет с глупым мужчиной». Содержание данных пословиц может служить своего рода моральным кодексом восточной культуры.

В ходе сравнительного анализа образа женщины в китайских и казахских пословицах выявлены причины сходства и различия в системах женских образов. Среди основных причин различия китайских и казахских пословиц можно выделить такие как: отсутствие языкового родства, особенности исторического развития стран, своеобразия традиций, нравов, обычаев, пейзажи, климат, флора и фауна, отголоски древних религиозных верований, детальная картина современной социальной организации.

Для китайцев женщина в основном тайна. Они призывают осторожно обращаться с женщинами: 面若桃花,心似毒蝎«На лице улыбка, а в душе яд», «Заботу о красивой жене не доверяй другим», «Когда любишь и обезьяна кажется красавицей, а если нет – то и лотос гадкий», «Красивая женщина будет всегда враждовать с некрасивыми», «Лучшие ступени – на чужом полу, красивая жена – чужая жена», «Настоящая красота людей пленяет, редкая – смех вызывает», «И самая красивая жена не сварит каши, если не будет риса»,«Не ругайся с женой на ночь глядя – придется одному спать»

Что касается общих черт образа женщины, то для всех культур характерен образ женщиныхозяйки, сидящей дома и работающей от зари до зари. В китайских и казахских пословицах также прослеживается мысль об изначальной греховности женщины и ее связи с дьяволом. Отношение к умственным способностям женщины двоякое: есть пословицы, признающие мудрость женщины, есть и отрицающие. Например:

«Байтал шауып бəйге алмас», «Қатын бастаған көш оңбайды» – «Кочевка, которую возглавляет женщина, потерпит крах»( Здесь отражена мысль: плохо, когда жена в доме верховодит.) Китаянки и казашки одинаково относятся к возрасту и своей внешности, пользуются своей слабостью, прибегают к различным уловкам и любят поболтать, посплетниачать: «快嘴大姐惹事多», ‘妇人之言不可听’

Несмотря на то, что китайский и казахский языки относятся к разным группам и наши народы не имели тесных контактов, каждый шел своим путем исторического развития, многие народные изречения полностью или частично соответствуют, а некоторые совпадают по смыслу. В основном это интернациональные пословицы, отражающие взгляды на женщину с позиций общечеловеческих ценностей.

В ходе сравнительного анализа образа женщины в китайских и казахских пословицах выявлены причины сходства и различия в системах женских образов. Среди основных причин различия китайских и казахских пословиц можно выделить такие как: отсутствие языкового родства, своеобразия традиций, нравов, обычаев, моральные устои народа-создателя, этнографические реалии от орудий труда до одежды;

пейзажи, климат, отголоски древних религиозных верований. В изучаемой картине мира в отличие от внутренних признаков по внешним характеристикам казахские женщины занимают лидирующее положение:

«Астың дəмін тұз келтірер, ауылдың сəнін қыз келтірер». (Соль вкус пище придает, а красоту аула девушки создают). «Гүл өссе жердің көркі, қыз өссе елдің көркі». (Цветок – краса земли, девушка – краса народа).

Внешность не ставится во главу угла, это не самое важное условие для того, чтобы женщина считалась красивой. Намного важнее, чтобы она была хорошей хозяйкой, была доброй и заботливой и понятливой. Любая женщина, если она любима и желанна, будет восприниматься как привлекательная: «Сұлу сұлу емес, сүйген сұ-

лу» (Красива не красавица, красива любимая. 情人眼里出西施), «Қыз қылығымен жағады».(Де-

вушка может понравиться своим нравом), китайска я версия: «Когда любишь и обезьяна кажется красавицей, а если нет – то и лотос гадкий». Вместе с тем в языке анализируемой культуры является стереотипным мнение о низких интеллектуальных способностях женщины. Ментальный признак «ум» не включает склонность женщины к аналитическому или рациональному мышлению, напротив, от природы таким даром наделен «мужской» ум:

«Әйелдің ақылы – көркінде, еркектің көркі – ақылында»: «Ум женщины – в красоте, красота мужчины – в уме». «Если у женщины нет таланта – это уже добродетель»: 女子无才便是德.

Кəрі қыз жар таңдамас, өлген адам жер таңдамас – 老女不择婿, 死人不择地. Немаловажным компонентом женского образа является пара признаков «ленивость» – «лживость» «неряшливость»: «Олақ қатын оймақшыл, салақ қатын сауықшыл»; «Еріншек қатынның етегі жыртық; ерке қатынның еріні тыртық», «Қатын өтірік айтпайды, қағыс естиді. Баба не врет, она, ослышавшись, перевирает».

Анализ пословиц и поговорок, относящихся к гендерным стереотипам, позволил получить следующие результаты:

В стереотипном образе женщины у обеих культур приписываются пассивность, нерешительность, осторожность, забота о соблюдении норм.Во-вторых, «женскими» являются характеристики, как покорность, зависимость, слабость. Качества, характеризующие когнитивную сферу человека, также полярны как по содержанию, так и по оценке. Склонность к размышлению,

более быстрый ум, находчивость приписываются мужчине; меньшая способность рассуждать – женщине. Такая картина прослеживается у обеих культур: «Әйелдің шашы ұзын ақылы қысқа»,

«女人你头发长,见识短»; 好男不和女斗,好鸡不跟狗斗; 兄弟如手足,妻子如衣服; 九个姑娘不如一个跛腿男人; 人凭田地虎凭山, 女人凭里男子汉. Приведенные выше пословицы опреде-

ляют женщину как вещь. Единственные положительные качества, которыми должна обладать традиционная китайская женщина–покорность и почтение к мужу.

«女大十八变,越变越好看»; «十八姑娘一朵花»; «四十女人豆腐渣»; «女大不中留,留来留去结怨仇»; «最毒妇人心»; «三个女人一台戏» –

Если трое женщин собрались вместе, то драмы не избежать. «唯小人与女人难养也: « Если жен-

щину черезчур баготворишь – она возгордится, проигнорируешь – обидиться», «饿死事小,失节事大», 若父不像父,女仍须为女。

«Женщина видится носителям казахско го языка, прежде всего как подруга-соратница, советчица . Что же касается китайцев, то своих женщин они видят, в первую очередь, как покорную жену, робкую дочь.

Проанализировав образы женщины в казахких и китайских поговорках и пословицах, мы пришли к выводу, что сам концепт «женщина» («əйел») – «妇女» является некой совокупность представлений, сложившихся в ходе истории о женщине.

Несмотря на то, что казахский и китайский языки относятся к разным группам, что наши народы не имели тесных контактов, и каждый шел своим путем исторического развития, многие черты женщин очень схожи: чувство собственного достоинства, упрямство, гордость, болтливость, любопытство, сварливость, притворство, ленивость и т.д.Казахский концепт «əйел» «қатын» является оценочно амбивалентным. При детальном рассмотрении отдельно концептов китайской и казахской концептосферы выясняется, что в зоне дифференциации казахских концептов профилирующих признаков не обнаружено (самые яркие из них – «катын»: «властная» и «ленивая», « болтливая», «əйел»: «мудрая» , «шедрая», «великодушная», а содержание этих концептов практически идентично.

В концепте «катын» ядерными являются признаки «властная», «гордая», «свободолюбивая» и «ведет домашнее хозяйство», «болтливая». В концепте «女人» к числу ядерных относятся признаки «робкая», «послушная», «застенчивая», «ведет домашнее хозяйство», «много страдает». Ядерные и ближние периферийные зоны китайких концептов характеризуются антонимичными когнитивными признаками с противоположной оценочностью («женщина» – «女人»: «привлектельная» -«некрасивая»; «мудрая» – «глупая»). В целом, ядро и ближняя периферия концепта « 女 人 » характеризуются преимущественно признаками положительной направленности (робкая, немнгословная,застенчивая, покорная, заботливая), тогда как в ядре и ближней периферии концепта «катын» в большей степени содержатся негативно-оценочные признаки («управляет», «ругается», «властная», «грубая», «активная», «хозяйственная»), а концепт «əйел» содержит в себе позитивные признаки (советчица, гостеприимная, мудрая, щедрая, заботливая, помогает и поддерживает).

Пословицы и поговорки, как продукт народного творчества, не только воспроизводит национально-специфическое видение мира, а также активно участвует в его формировании, влияя на то, как человек-носитель языка воспринимает явления действительности. Национальные стереотипы яркий отпечаток накладывают уклад жизни, географическая среда, традиции и нравы, религия и обычаи, устои нации, а также культурно-исторические бытия, имевшие место на всем протяжении развития культуры той или иной нации.

 

Литература

  1. Оспанулы Н. Тюркский опыт мира: сплавление горизонтов. – Тамыр. – 1999. – №1 (1).
  2. Емельянова Т. Китай: женщина и общество. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.chelt.ru/2001/9/chi- na_9.html.
  3. Зыбина А. Взгляд на значение женщин. – Т. 1: Китай. – М., 1970. – 215 с.
  4. Сыма Цянь. Исторические записки. – Т. 6. – М.: Профиль.1996. – 276 с.
  5. 双建萍。俗语里的妇女观.长江大学学报.第34 卷第10期2011年10月
  6. Смагулова Г.Н. Концепт «женщина» в казахских фразеологизмах // Вестник Новгородского Государственного университета. – 2008. – №49. – 85 с.
  7. 女子地位不如男?––论中西成语俗语中的女性地位.
  8. 赵亚娜.谚语中女性传统观念及其历史地位的变迁。海南师范大学学报。2010年第4期,第24卷:‘夫为妻纲’.2010 年8月号中旬刊
  9. 金明华. 中韩谚语中的女性文化透视。语言文学研究..2010年8月号中旬刊:
  10. 唐静.西汉谚语文化透视.西南科技大学外国语言学院:中国科教创新刊:2010年底4期。
  11. 王娟。 哈萨克族谚语中的妇女传统形象 论文
  12. 耿静静.谚语中的中国古代女性文化透视
  13. 蒋 静. 论中日传统谚语中的女性文化观。文教资料。2013 年第6 卷
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...