Лексические репрезентации концепта «тоска» через признаки птиц

Научное исследование посвящено изучению проблемы лексических репрезентаций концепта «тоска» с позиции семантико-когнитивного подхода. Новизна исследования заключается в описании когнитивной модели лексико-семантического поля концепта «тоска» через признаки птиц, что отражает исследуемый концепт в языковом сознании носителей языка. С целью получить доступ к содержанию концепта как мыслительных единиц установлен смысловой объем концепта по следующей схеме: прямые номинации концепта (ключевое слово-репрезентант концепта, которое избирается исследователем в качестве имени концепта и имени номинативного поля, и его системные синонимы); производные номинации концепта (переносные, производные); контекстуальные синонимы; окказиональные индивидуально-авторские номинации; метафорические номинации; устойчивые сравнения с ключевым словом; образные концептуальные признаки, которые характеризуют концепт; художественные тексты, раскрывающие содержание концепта, которые свидетельствуют о том, что признаки птиц, представленные лексической синонимией, наиболее точно отражают эмоции и структурируют языковое сознание человека.

Концепт «тоска» описывается через образ птицы (И Слабостью рожденные три птицы – Уныние, Отчаянье, Тоска, три черные, уродливые птицы – зловеще реют над его душою… М. Горький, Человек; Смешные птицы! Земли не зная, на ней тоскуя, они стремятся высоко в небо и ищут жизни в пустыне знойной. М. Горький, Песня о Соколе; Я видал, что с наступлением бури, все робкие птицы, суетясь и тоскуя, с криком ищут убежища… Ф. Глинка, Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия; Слышу птицу предвещаний: Дик ее унылый стон; Светлую толпу мечтаний И надежду гонит он. В. Кюхельбекер, На Рейне).

Когнитивная модель ‘тоска → птица’ репрезентируется лексической синонимией через объемный перечень следующих птиц [1, 87-96]:

  • ‘беркут’ (Так старый беркут пьет, тоскуя, свою последнюю полынь. Я. Смеляков, Любезная калмычка);
  • ‘ворон’ (Только вороны суетливее прежнего хлопочут вокруг гнезд и неистовым криком как бы возвещают, что одна тоска, зимняя, кончилась, и началась другая тоска, весенняя. М.Е. Салтыков-Щедрин, Дворянская хандра; Черный вран, свистя крылом, Вьется над санями; Ворон каркает: печаль! В.А. Жуковский, Светлана);
  • ‘галка’ (Бесконечно унылы и жалки Эти пастбища, нивы, луга, Эти мокрые, сонные галки, Что сидят на вершине стога… Н.А. Некрасов, Утро);
  • ‘глухарь’ (Заунывным карком В тишину болот Черная глухарка К всенощной зовет. С.А. Есенин, Дымом половодье…);
  • ‘голубь’ (Стонет сизый голубочек, Все тоскует, все тоскует И тихонько слезы льет. И.И. Дмитриев, Стонет сизый голубочек…; Их воркование так нежно Звучит во мгле земных скорбей… М. Лохвицкая, Не убивайте голубейСизокрылый голубочек, Сядь в саду его на ветку, И уныло заворкуй… И уныло и печально День и ночь воркуй, стони… Н. Цыганов, Русская элегия);
  • ‘горлица’ (Затоскуется ль горлица нежная, Как птенцов ее коршун убьет. В.И. Красов, Разлука);
  • ‘грач’ (С деревьев тысячи грачей Сорвутся в лужи и обрушат Сухую грусть на дно очей. Б. Пастернак, Февраль. Достать чернил и плакать!...);
  • ‘жаворонок’ (И вечная тишина этих полей, их загадочное молчание… Но грустит ли

в тишине, в глуши какой-нибудь сурок, жаворонок? И. Бунин, Жизнь Арсеньева);

  • ‘журавль’ (Полюбил я с тоской журавлиною На высокой горе монастырь. С.А. Есенин, За горами, за желтыми долами…; Вот она, невеселая рябь С журавлиной тоской сентября! С.А. Есенин, Нощь и поле, и крик петухов…; Тоскуя о родном тепле, Цепочкою вдали Летят, а что тут на земле, Не знают журавли… А.Т. Твардовский, Страна Муравия; Отговорила роща золотая Березовым, веселым языком, И журавли, печально пролетая, Уж не жалеют больше ни о ком. С.А. Есенин, Отговорила роща золотая…; Тает в небе журавлиный Удаляющийся крик. Замер, кажется, в зените Грустный голос, долгий звук. А. Блок, Золотистою долиной…; И журавль лениво бредет, Как скучающий аристократ. М. Светлов, Артист; Вот уж близко летят и, все громче рыдая, Словно скорбную весть мне они принесли… Из какого же вы неприветного края Прилетели сюда на ночлег, журавли? А. Жемчужников, Осенние журавли);
  • ‘иволга’ (Я слышу иволги всегда печальный голос И лета пышного приветствую ущерб, А к колосу прижатый тесно колос С змеиным свистом срезывает серп. А. Ахматова, Я слышу иволги всегда печальный голос…; Еще раз прозвенел над вами звонкий голос пеночки; где-то печально прокричала иволга, соловей щелкнул в первый раз. И.С. Тургенев, Ермолай и мельничиха);
  • ‘индейка’ (Меж тем печально, под окном, Индейки с криком выступали Вослед за мокрым петухом… А.С. Пушкин, Граф Нулин;

там, как годы, будут долги степные дни, когда в зыбком мареве тонут горизонты и так тихо, так знойно, что спал бы мертвым сном весь день, если бы не нужно было слушать осторожный треск пересохшего гороха, домовитую возню наседок в горячей земле, мирногрустную перекличку индюшек, не следить за набегающей сверху жуткой тенью ястреба и не вскакивать, не кричать тонким протяжным голосом: «шу-у!»… И. Бунин, Суходол);

  • ‘кукушка’ (Я стоял на забытой опушке, И в душе серебрились печали, Те печали, что вечно звучали В кукованье весенней кукушки… К.Д. Бальмонт, Кукушка; …где-то далеко вдали мерно и настойчиво, как бы убежденная среди всех этих тщетных соловьиных восторгов в правоте только своей одинокой, бездомной печали, не смолкая куковала кукушка, и ее гулко-полый голос казался то ближе, то дальше, грустно и дивно чередуясь с еще более дальними откликами вечереющего леса. И. Бунин, Жизнь Арсеньева; И забольная кукушка Не летит с печальных мест. С.А. Есенин, Сторона ль моя, сторонка…; Мгла кругом густая Поле одевала, Да в лесу кукушка Грустно куковала. С. Дрожжин, Там, где мы с тобою…; На яблоне грустно кукушка кукует, На камне мужик одиноко горюет… И.С. Никитин, На пепелище; Кукушка выскакивает из часов и насмешливо-грустно кукует над тобою в пустом доме. И. Бунин, Антоновские яблоки; А снизу, от сонной речушки, Из зарослей – вдруг в тишине – Послышится голос кукушки, Грустящей уже о весне. А.Т. Твардовский, Жестокая память);
  • ‘курица’ (Так приятно и так легко мне Видеть мать и тоскующих кур. С.А. Есенин, Ты запой мне ту песню, что прежде…);
  • ‘лебедь’ (А впереди их лебедь. В глазах, как роща, грусть. С.А. Есенин, Иорданская голубица);
  • ‘овсянка’ (И как горестно-нежно звенела в бурьяне своей коротенькой песенкой овсянка! Тю-тю-тю-тю-ю… И. Бунин, Жизнь Арсеньева);
  • ‘орел’ (Вскормленный в неволе орел молодой, Мой грустный товарищ, махая крылом, Кровавую пищу клюет под окном… А.С. Пушкин, Узник);
  • ‘петух’ (Уносит бедную злодей [коршун]. Напрасно, горестью своей И хладным страхом пораженный, Зовет любовницу петух… А.С. Пушкин, Руслан и Людмила);
  • ‘скворец’ (И ты, товарищ тайной скуки, Тревог души, страданий, муки, И ты, о добрый мой скворец, Меня покинул наконец! Он создан с нежною душой, Он, верно, мучился тоской… Как часто резвый голос свой Он изменял на звук печальный, Как бы внимая скорби тайной. О вы, жестокие сердца! Учитесь чувствам от скворца! И все за то скворца хвалили, Что он, средь скорби и недуг, И в узах был мне верный друг… И мнилось – пел мой друг сердечный: «Печаль и жизнь не бесконечны». И умер мой скворец со скуки! В. Раевский, На смерть моего скворца);
  • ‘снегирь’ (Красногрудый друг мой милый! Отчего ты все грустишь, Ноешь в песенке унылой Иль насупившись сидишь? Отчего ж так часто, милый, Грудью бьешься ты в стекло? Вместо песен – крик унылый? Отчего? Ф. Глинка, К снегирю);
  • ‘сова’ (Думали: совы пророчат беду, Ухая ночью тоскливо и сиро. К. Арсеньева, Помнишь ли домик под тенью вершин…);
  • ‘сокол’ (И крикнул Сокол с тоской и болью, собрав все силы… М. Горький, Песня о Соколе);
  • ‘соловей’ (Сладко пел душа-соловушко Ах! та песнь была заветная, Рвала белу грудь тоской… И. Лажечников, Сладко пел душасоловушко…; Слышишь, в роще зазвучали Песни соловья; Звуки их, полны печали, Молят за меня. В них понятно все томленье, Вся тоска любви… Н.П. Огарев, Serenade; Ты гремел – почто же, милый, Вдруг замолк? и скучен стал? Чем же, друг мой, недоволен? Отчего тебе грустить?.. Ф. Глинка, К соловью в клеткеСоловьиная песня унылая, Что как жалоба катится слезная… А. Толстой, Запад гаснет в дали бледно-розовой…; Есть одна хорошая песня у соловушки – Песня панихидная по моей головушке. Лейся, песня звонкая, вылей трель унылую. С.А. Есенин, Песня; Иль поет и ярко так и страстно Соловей, над розой изнывая? А.А. Фет, Фантазия; В горе, в черный день, Соловьем поешь; При нужде, в беде Смотришь соколом… И.С. Никитин, Наследство);
  • ‘удод’ (…только по временам раздавался заунывный, троекратный возглас удода да сердитый крик ореховки или сойки; молчаливый, всегда одинокий сиворонок перелетал через просеку, сверкая золотистою лазурью своих красивых перьев. И.С. Тургенев, Поездка в Полесье);
  • ‘чайка’ (Нет, это чайки. Странно дики И нарушают смутный сон Неумолкающие крики
  • Короткий свист и скорбный стон. С.Я. Маршак, Чайки);
    • ‘чибис’ (Где-то там тоскливый чибис

Пролетает ввысь. А. Белый, Предчувствие);

    • ‘ястреб’ (Долго ехал молодец по дорогеразлучнице – кручина, как ястреб, рвала его сердце. А. Бестужев (Марлинский), Роман и Ольга).

Известно, что среди сотворений Бога были и птицы (И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. Библия).

Кукушка – одна из наиболее мифологизированных птиц в славянской традиции. Кукушка, согласно поверьям, это превращенная в птицу скорбящая вдова, зовущая загубленного мужа жена, проклятая родителями дочь. Известен обряд гадания о количестве лет жизни, определяемых по количеству кукований кукушки («кукушка, кукушка, сколько мне лет жить»). Кукушка – птица вещая. В некоторых местах по кукованию кукушки девушки гадали о количестве лет, оставших до замужества. Прилет кукушки в деревню, к дому, кукование на крыше знаменует смерть, тяжелую болезнь или пожар, поэтому кукушка наделена печалью, грустью в литературном дискурсе. В виде кукушки представляют душу умершего. В облике кукушки душа слетает на землю побеседовать со своими близкими [2, 237-238].

Тоску могут испытывать птицы, которые сами являются охотниками, добытчиками: орел (Вскормленный в неволе орел молодой, Мой грустный товарищ, махая крылом, Кровавую пищу клюет под окном… А.С. Пушкин, Узник), сокол (И крикнул Сокол с тоской и болью, собрав все силы… М. Горький, Песня о Соколе), ястреб (Долго ехал молодец по дороге-разлучнице – кручина, как ястреб, рвала его сердце. А. Бестужев (Марлинский), Роман и Ольга). Орел считался особо почитаемой божьей птицей. Орел – царь птиц и владыка небес. Орел связан с небесными стихиями и управляет ими; он предводитель градовых туч. Убивать орлов нельзя. Орлу приписывается способность посещать небесный мир. Существует поверье о том, что в гнезде орла находится камень огневик [3, 288].

К разряду ритуальных жертв относится петух. Жертвенной кровью петуха дружка окроплял присутствующих на свадьбе. Петух – это традиционная жертва и ритуальное блюдо на свадьбе всех славян. Петуха и курицу приносили в виде жертвы при строительстве дома [4, 182].

У тоски-птицы отмечаются следующие орнитологические признаки:

  • ‘гнездо’ (Здесь труд и бедность, здесь неволя, Здесь горе гнезда вьет свои… И.С. Никитин, Хозяин);
  • ‘крылья’ (Мое наивное смущение, моя отчаянная тоска как будто окрыляли ее преследовать меня до конца. Ф.М. Достоевский, Маленький герой; На крылах печали Любовью к вам несусь из темной дали – Поминки нашей юности – и я Их праздновать хочу. Воспоминанья! В. Кюхельбекер, 19 октября 1836 года);
  • ‘пение’ (Мою тоску, мою беду Пою для вас… Н.А. Некрасов, Чуть-чуть не говоря: «ты сущая ничтожность!»…; Она певала мне – и полон был тоской И вечной жалобой напев ее

простой. Н.А. Некрасов, Муза; И опять, как раньше, с дикой злостью Запоет тоска… С.А. Есенин, Свищет ветер под крутым забором…; В моей душе, как облака, Роились сны, теснились звуки И пела смутная тоска. К.М. Фофанов, Печально верба наклоняла…; И тонкие пальцы дрожащей руки, Под робкие звуки певучей тоски… К.М. Фофанов, Шарманщик; Сладко пел душа-соловушко Ах! та песнь была заветная, Рвала белу грудь тоской… И. Лажечников, Сладко пел душа-соловушко…; Пою то радость, то печали, То пыл страстей, то жар любви, И беглым мыслям простодушно Вверяюсь в пламени стихов. Д. Веневитинов, Я чувствую, во мне горит…; И мнилось – пел мой друг сердечный: «Печаль и жизнь не бесконечны». И умер мой скворец со скуки! В. Раевский, На смерть моего скворца; Слыхали ль вы за рощей глас ночной Певца любви, певца своей печали? А.С. Пушкин, Певец; Слышишь, в роще зазвучали Песни соловья; Звуки их, полны печали, Молят за меня. В них понятно все томленье, Вся тоска любви… Н.П. Огарев, Serenade; Я лиру томно строю Петь скорбь, объявшу дух. Прийди грустить со мною, Луна, печальный друг! В.В. Капнист, На смерть Юлии; Красногрудый друг мой милый! Отчего ты все грустишьНоешь в песенке унылой Иль насупившись сидишь? Ф. Глинка, К снегирюСоловьиная песня унылая, Что как жалоба катится слезная… А. Толстой, Запад гаснет в дали бледно-розовой…; Есть одна хорошая песня у соловушки – Песня панихидная по моей головушке. Лейся, песня звонкая, вылей трель унылую. С.А. Есенин, Песня; Иль поет и ярко так и страстно Соловей, над розой изнывая? А.А. Фет, Фантазия; В горе, в черный день, Соловьем поешь; При нужде, в беде Смотришь соколом… И.С. Никитин, Наследство);

  • ‘полет’ (А потом бы улетела Со слезами и тоской… И.И. Дмитриев, Ах! когда б я прежде знала…; Я думал, что Коновалов изменился от бродячей жизни, что наросты тоски, которые были на его сердце в первое время нашего знакомства, слетели с него, как шелуха… М. Горький, Коновалов);
  • ‘скорлупа’ (Лопни грудь Ионы и вылейся из нее тоска, так она бы, кажется, весь свет залила, но тем не менее ее не видно. Она сумела поместиться в такую ничтожную скорлупу, что ее не увидишь днем с огнем… А.П. Чехов, Тоска);
  • ‘трепет’ (А сердце от тоски, как птицы, трепетало. Надсон; Узнаешь, отчего мучительно во мне Тоскуют, трепеща, безумные сомненья. С. Сафонов, Скажи мне, отчего теперь, когда кругом…; Прошли восторги, и печали, И легковерные мечты… Но вот опять затрепетали Пред мощной властью красоты. А.С. Пушкин, Я думал, сердце позабыло…; И в сердце стало холодно, И на одно воспоминанье Трепещет горестно оно. Н.П. Огарев, Я помню робкое желанье…).

Черты птицы-тоски обусловлены славянской мифологией и сохранившимися русскими традициями. Известно, что названия деталей крыши русской избы включают в себя «конька», «курицу» или «петуха».

Так орнитологический код русской культуры отображает мировоззрение человека, перенося его признаки на описание мира внутреннего – психического (духовного) посредством эмоций. Таким образом, лексическая синонимия концепта «тоска» в образе птиц и ее признаков структурирует языковое сознание человека.

 

Литература

  1. Пименова М.В. Концепт сердце: Образ. Понятие. Символ: монография. – Кемерово: КемГУ, 2007. – С. 87-96.
  2. Гура А.В. Кукушка //Славянская мифология: энциклопедический словарь. – М., 1995. – С. 237-238.
  3. Гура А.В. Орел //Славянская мифология: энциклопедический словарь. – М., 1995. – С. 288.
  4. Петрухин В.Я. Жертва //Славянская мифология: энциклопедический словарь. – М., 1995. – С. 182.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...