Категория падежа в туркменском и гагаузском языках

Как и другие языки, входящие в огузскую группу тюркских языков, туркменский и гагузский языки, хотя и обрели исторически определенные индивидуальные качества, от прототюрского языка концептуально не отличались. В этих языках категория падежа обладает лишь определенными фонетическими отличиями. Туркменский язык в падежных аффиксах характерен сохранением элемента сагыр нун. Категория падежей, исторически игравшая значимую роль в морфологическом строении тюркских языков, в туркменском и гагаузском языках обращает на себя внимание самобытными свойствами. Хотя в туркменских и гагаузских языках и проявляются определенные отличительные черты, связанные с категорией падежа, коренных изменений не произошло, в обоих языках категория падежа и присущие этой категории морфологические показатели формировались сообразно древнетюркским письменным памятникам, а также другим историческим памятникам.

Категория падежей, исторически игравшая значимую роль в морфологическом строении тюркских языков, в туркменском и гагаузском языках обращает на себя внимание самобытными свойствами.

В туркменском языке существует 6 падежей существительного. Однако названия этих падежей в определенной степени отличается от названий в других тюркских языках:

Baş основной падеж

Eelik родительный падеж

Yцneliş дательно-направительный падеж

Eniş – винительный падеж

Vaqt-orun – местный падеж

Зıkış – исходный падеж.

В туркменском языке родительный падеж формируется аффиксами –ıη,-nıη,-η: tovuqun (курицы), oğlanların (сыновей), Orazovın (Оразова) и др.

Как можно заметить, в туркменском языке аффикс родительного падежа используется с вариантом сагыр-нун (sağır nun). Эта форма часто встречается в эпосе «Книга моего отца Коркута», а также в произведениях наших классиков до XIX века. В древних тюркских письменных памятниках использовался вариант родительного падежа сагыр нун: Bilga kağanıη, bodunu (народ Билге-хана); tьrk bodunuη ilin (тюркского народа, края); igidmiş kağanınıη sabın almatın (не послушались возвысившей вас вашей госпожи).

И в древних уйгурских письменных памятниках используется вариант родительного падежа сагыр нун. Например: yaruknuη – işığın (света), burxanlarnıη – buddaların (будд).

Р.Мадатова пишет, что «использование родительного падежа с сагыр нун в качестве архаичного факта связано с древними слоями нашего языка [8, 75].

Эта форма использовалась М.Кашгари в своем диване и в эпосе «Деде Коркут»:

Anınğ barduki barmaduki bir.

Tьn kьn turup yığlayu yaşım meninğ savrulur

[2, 42].

Mәrә ozan, qopuzıη, mana vergil, atumi saηa verәyim [6, 60].

Любопытно, что в языке Кишвари аффикс родительного падежа и используется в форме – ın4, -nın4, в словах, завершающихся на согласную, применяется соединитель «n». Р.Эйвазова, принимая во внимание отсутствие этого факта в диалектах и наречиях нашего языка, пишет, что «можно предположить привнесение этой формы в наш язык как результата творческого обмена с поэтами Средней Азии» [3, 20]. Автор также привел пример использования в диване родительного падежа вместо дательного падежа, представил это как факт исторического замещения друг другом падежей существительных: sәnьn sarı – sәnә sarı (к тебе).

А.Танрывердиев, рассказывая об исторических особенностях родительного падежа пишет, что «в Орхон-Енисейских памятниках место-имения mәn (я) и biz (мы) используются в родительном падеже – с аффиксом –ıŋ: mәniŋ, biziŋ. Это характерно для «Дивана» М.Кашгари: mәninq kızım – моя дочь, bizinq әv – наш дом. А в «Книге отца моего Коркута» местоимения mәn и biz использовались с аффиксом –im: mәnim әrligim, bizim tağlarımız. Следовательно, применение в форме mәnim и bizim не сразу устоялось» [10, 198]. Ф.Джалилов в единственном числе первого лица посчитал алламорф родительного падежа –ım последующим событием и это показал начало этого изменения с аффикса принадлежности [1, 223].

Хотя А.Н.Кононов указал на появление аффиксов родительного падежа и принадлежности на основе одного корня, А.Шукурлу высказался о большей разумности соображения о происхождении от существительных со значением nan-şey, вещей аффикса родительного падежа. По мнению автора, в письменных тюркских памятниках аффикс родительного падежа встречается очень редко. А это, видимо, связано с появлением этого аффикса после аффикса другого падежа. На наш взгляд, хотя и можно принять появление аффиксов родительного падежа несколько позднее, утверждение о происхождение этого аффикса от слова со значением «nan» выглядит не настолько убедительно. Мы полагаем, что более разумно увязывание корня этого аффикса с аффиксами принадлежности.

В туркменском языке формирование дательного падежа указывается преимущественно аффиксами –a, -ә, -e, частично -ra, -re, -k. Например: цyьnә, dostlar, qa, sцzqe и др. С.Халилов показывает, что «являющаяся одним из самых древних форм выражения дательного падежа –a исторически была характерной для огузских языков» [5, 45]. И А.Танрыверди отмечает использование морфема -ğa, -gә в ограниченной сфере, а также под кипчакско-карлугским влиянием [10, 198]. Однако в древних тюркских письменных памятниках в основном использовались варианты аффикса –ka, -kә, в очень редких случаях же -a, -ya, -yә: Tabğaз kağanka (Tabğaз xanına), Tuputka (Tibe-tә), kanğa (xana), yağıya (yağıya).

Любопытно, что вариант –gә, -ka дательного падежа встречается в «Диване» Киш вари:

Nә halimә behbud, nә dәrdimğә tәbib. Bizka ruzi qıldı bikәslik bilә biзarәliğ.

В «Книге отца моего Коркута». Творчестве Насими, Г.Бурханеддина, Хатаи, Физули применялся вариант –a, -ә, -ya, -yә родительного падежа: Tәnriyә şьkrlәr qıldılar. («Книга отца моего Коркута»)

Dьşdь yenә dәli kцnьl gцzlәrinin xәyalinә,

Bilmirәm ki, bu kцnlumьn dәrdi nәdir, xәyali nә

(Насими).

Әr oldur hәq yoluna baş oynaya Dцşәkdә цlәn yigit murdar bolur (Г.Бурханеддин).

Qamu bimarinә canan, dәvayi-dәrd edәr ehsan,

Neзьn qılmaz mәnә dәrman, mәni bimar sanmazmı?

(Физули).

Gцzьndәn ahutәk dağlara dьşdьm, Nә sehr etdi mәnә ol iki cadu? (Хатаи).

Отметим, что указывается наличие характерного для огузской группы тюркских языков аффикса –a, -ә и в монгольском языке [7, 161].

В туркменском языке винительный падеж формируется лишь двухвариантным аффиксом

–ı, -i, -nı, -ni. Вариант этого аффикса –u, -ь, -nu,

-nь для этого языка не характерен. Например:

otı, obanı, qeзisini и др.

И здесь винительный падеж указывает определенность и неопределенность: O, kitap aldı.

В этом языке местный падеж образуется аффиксом –da, -de. В словах, завершающихся на гласную, используется соединитель n: qyьzde, ilindә и пр.

В туркменском языке исходный падеж формируется аффиксом –dan, -denobasından, adamdan, dereden.

Как можно заметить, категория падежа в туркменском языке, хотя и обладает общими чертами с другими тюркскими языками огузской группы, проявляются и определенные отличительные особенности.

И в гагаузском языке у категории падежа есть ряд самобытных особенностей. Так, в словах, оканчивающихся на согласную – к, родительный падеж выражается не аффиксом – ın4 , а аффиксом –an, -en: в это время согласная –к на конце выпадает, гласные удлиняются. Например: sokak-sokaan, inek-inean и т.д.

В этом языке в винительный падеже используется не аффикс –nı4 азербайджанского языка, а форма –yı4, применяемая в тюркском языке: şkolıyı, dereyi, babayı и пр.

Используемая в письменных памятниках азербайджанского языка до XVIII века параллельно с вариантом -nı4 форма -yı4 в данный момент, хотя и сохранилась в западной группе наших диалектов, пройти в народные элементы литературного языка не смогла»

Обе формы были рабочими для языка «Книги отца моего Коркута» и классиков:

Dәrbәnddәki dәmьr qapuyu dәpьb alan. Qızın

qaftanını geydi.

«Книга отца моего Коркута»

Hәr hәlqәyi dutmax şәni-sevdam degьldьr

(Г. Бурханеддин)

Zьlmәti-hicranә sцylәn hцkmini tәrk eylәsin

(Хатаи)

Подчеркнем, что в нашем историческом языке в словах, оканчивающихся на согласную, есть факты участия соединителя «n». Ряд исследователей, в том числе А.Танрыверди, не считая этот факт характерным для нашего языка, объясняет кипчакско-карлугским влиянием. Например:

Зьn bağban aldı ol gцvhәrni,

Vardı ki, nәdir ala xәbәrni (Хатаи)

Ey mәnim aşiqliğimin ol sәbәbdәn bildi kim

(Кишвари).

В целом, падежи и относящиеся к ним аффиксы в гагаузском языке можно определить следующим образом:

  1. Именительный падеж -
  2. Родительный падеж -ın, -nın, -an, әn
  3. Дательный падеж -a, ә, -ьa, -ьә,
  4. Винительный падеж -ı, -ın, -a, -ә
  5. Местный падеж -da, -dә, -ta, -tә
  6. Исходный падеж -dan, -dәn, -tan, -tәn

Как можно заметить, хотя в туркменских и гагаузских языках и проявляются определенные отличительные черты, связанные с категорией падежа, коренных изменений не произошло, в обоих языках категория падежа и присущие этой категории морфологические показатели формировались сообразно древнетюркским письменным памятникам, а также другим историческим памятникам.

 

Литература

  1. Джалилов Ф. Морфонология азербайджанского языка. – Баку, 1988. – 223 с. (на азерб. языке)
  2. Словарь тюркских наречий. – Т. II. – Анкара, 1992. – 42 с. (на азерб. языке)
  3. Эйвазова Р. Язык «Дивана» Кишвари. – Баку, 1983. – 20 с. (на азерб. языке)
  4. Азизов Э. Историческая диалектология азербайджанского языка. – Баку, 1999. – 171 с. (на азерб. языке) 5 Халилов Ш. Язык «Асрарнаме». – Баку, 1988. – 45 с. (на азерб. языке)
  5. Книга моего отца Коркута. – Баку: Писатель, 1988. – 60 с. (на азерб. языке)
  6. Кононов А.Н. Грамматика языка тюрских рунических памятников (VII-IX вв). – С. 161. (на азерб. языке)
  7. Мадатова Р. Инфинитив в письменных памятниках азербайджанского языка XIII-XVIII веков. – Баку: Нурлан, 2002. – 75 с. (на азерб. языке)
  8. Рамстедт Г.У. Введение в алтайское языкознание. – М., 1957. – 40 с. (на азерб. языке)
  9. Танрыверди А. Историческая грамматика азербайджанского языка. – Баку: Наука и просвещение, 2010. – 198 с. (на азерб. языке)
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология