Посольский приказ – главное российское ведомство XVI-XVIII вв.

В статье говорится о времене зарождения «Посольского приказа», в частности, о дипломатическом делопроизводстве, каким образом составлялись документы, контролируемые Посольским приказом, и переписка с зарубежными странами. О работе ведомства, которое являлось главным курирующим органам всего делопроизводства России XVI –XVIII вв. Рассматривается проблема дипломатических лиц в ведомстве и их график работы на годы. Также говорится о том, что на составление документов уходили месяцы, что и являлось особенностью данного учреждения. Посольский приказ был главным сектором, обеспечивавшим все отношения между государствами. По работе Посольского приказа можно было судить обо всех дипломатических отношениях. По сей день Посольский приказ является главным ведомством Российской Федерации, где структура работы изменилась, но принцип ведения документации и механизм до сих пор строятся на компетентности, дипломатичности и знании делопроизводства, когда-то заложенного. Таким образом, в статье расскрывается история ведомства, которому исполнилось более 500 лет.

Бұл мақалада XVI-XVIII ғғ. «Посольский приказ» мекемесінің дипломатиялық іс-қағаздары қалыптасқан кезіндегі уақыт көрсетіледі. Іс жүргізу және оның қалай қалыптасатынын қарастырады. Посольский приказ мекемесінің шет мемлекеттермен қарым-қатынастарын және мекеме жұмысын қалай ұйымдастырылғанын көрсетеді. Посольский приказ ведомствосы өзінің іс-қағаздарын айлап кейде одан да көп уақыт мерзімінде жасаған, сондықтан да бұл құжаттар әрқашан үлкен қызығушылықпен қабылданып отырды. Бұл мекеменің құжаттары қазіргі кезде де дипломатиялық іс жүргізу негіздемесі болуда.

Аталған мақалада дипломатиялық кұжаттандырудың бастау алған кезеңінде қалыптасқан үлгілердің жасалуы және ерекшеліктері талданып оларға сипаттама беріледі, бұл мекеменің 500 жылдан астам тарихы бар екені қызықтырады.

Во второй половине XVII века формуляр посольских книг окончательно сформировался, и к последней четверти века некоторые составные части (наказы, статейные списки, вписки, росписи) представляли собой уже одельные книги. В целом книги составлялись по завершении посольства в период от одного до 30 лет, что зависело от дипломатической надобности. К середине XVI века существовали официальные печатные книги с объяснением причин Смуты для распространения за рубежом. В указанный период довольно часто составлялись выписки из посольских книг за определенный хронологический период: о дипломатических отношениях.

Состав документации Посольского приказа в XVII веке оставался прежним. Как и в XVI веке, материалы делопроизводства этого ведомства делились в целом на две группы: «приезды» и «отпуски», существовавшие в двух основных формах — в столбцах и книгах. В столбцы помещались документы, касавшиеся той или иной дипломатической миссии (грамоты, отписки, переводы, памяти, наказы, статейные списки и др.) Отдельные документы, составляемые или получаемые в Посольском приказе, писались по четко установленному формуляру, отклонения от которого встречаются довольно редко. Составление столбцов подразумевало отбор и отсеивание определенного объема документации (прежде всего, дублирующих друг друга документов). На базе столбцов позднее составлялись книги, содержавшие более ограниченный и систематизированный объем информации.

Служащие Посольского приказа работали весьма оперативно, опираясь на принцип прецедента, предусматривающий постоянное обращение к прежнему делопроизводству (как при решении мелких вопросов, так и при составлении посольского наказа для миссии, отправляемой за рубеж). Делавшиеся в этих случаях выписки из документации прошлых лет включались в новые столбцы, что является в настоящее время особенно ценным ввиду утраты многих материалов Посольского приказа с конца XVI до середины XVII века.

Первым уровнем обобщения и отбора материалов, связанных с той или иной дипломатической миссией, являлись столбцы, составлявшиеся из разнородной документации. Анализ столбцов Посольского приказа XVII века позволяет сделать вывод о том, что в них включались далеко не все поступавшие или исходившие из этого ведомства документы; не случайным был и порядок последовательности материалов, подклеивавшихся в столбцы. Включавшиеся в столбцы документы не всегда помещались в столбец сразу по поступлении в приказ, иногда между их составлением или получением в Москве и внесением в столбец проходило несколько дней или недель.

Особое внимание уделялось составлению грамот, отправляемых за границу. Для написания грамоты использовали тексты грамот прошлых лет, учитывали современные отношения с государем, к которому отправляли послание; черновой вариант тщательно сверялся с чистовым, после чего черновик вносился в столбец. Помещались в столбцы и переводы иностранных грамот.

Особый интерес вызывает укоренившаяся в Посольском приказе практика предварительного составления протоколов аудиенций иностранным дипломатам. Первый подобный случай удалось зафиксировать в 1608 году (о чем подробнее будет сказано ниже), в дальнейшем церемониал приемов у царя расписывался заранее весьма часто вне зависимости от ранга дипломата и страны, откуда он прибыл. В этих случаях протокол аудиенции также составлялся с учетом прецедентов; в случае отклонений от протокола в текст вносились соответствующие исправления.

Богатый материал для исследователя предоставляют исправления и пометы, встречающиеся в столбцах довольно часто, поскольку столбец являлся «рабочим» материалом. Некоторые пометы являются резолюциями по решению вопросов, связанных с внешней политикой, а также руководством по составлению столбцов и книг. Интересны также вставки и вычеркнутые фрагменты текстов столбцов, позволяющие делать выводы о том, что руководство Посольского приказа желало скрыть от своих зарубежных партнеров, а что, напротив, стремилось продемонстрировать. Исправления в столбцах позволяют в некоторых случаях более точно датировать время возникновения документов, а также проследить эволюцию дипломатической терминологии. В этом отношении столбцы Посольского приказа являются более информативными источниками, чем составлявшиеся на их основе книги.

Исходящие документы (грамоты, памяти, наказы) в обязательном порядке копировались в Посольском приказе. При этом черновик вклеивался в столбец; в большинстве случаев в конце документа помещалась помета, сообщавшая о том, с кем и когда подлинный документ был отправлен из приказа. Иногда делались более подробные пометы: «Такова ж память послана в Володимирскую четь, чтоб послали грамоты, потому что Данков и Переславль Рязанской ведают в Володимерской чети, а в Разряд такова ж послана об одной воронежской грамоте с толмачом з Булгаком». Составленный первоначальный черновой вариант исходящего из приказа документа подвергался правке. Фрагменты текста, подлежащие удалению, вычеркивались: при этом небольшие участки текста (от слова до нескольких строк) перечеркивались одной горизонтальной чертой; если же удалению подлежал большой фрагмент текста, то первая и последняя строка фрагмента перечеркивались горизонтальными линиями, которые соединялись вертикальной чертой, перечеркивающей остальные строки. Исправления текста производились путем написания правильного варианта поверх ошибочного (если исправлялась одна или несколько букв). Если объем исправлений был больше (одно или несколько слов, иногда — несколько строк), то новый вариант писался над строкой над зачеркнутыми словами. Если в текст документа следовало сделать обширную вставку, то на лицевой стороне документа вместо начала вставки вырисовывался соответствующий знак — крест, вписанный в круг, а на обороте соответствующего листа ставился тот же символ, после чего следовал текст вставки.

В составлении наказа посланникам, отправляемым за границу, принимали участие не только служащие Посольского приказа, но и члены Боярской думы. В столбце по связям России со Швецией можно обнаружить указание на то, что дума имела прямое отношение к составлению наказов.

В процессе подготовки дипломатической миссии составлялся не один черновик наказа. Так, в описи 1626 года упомянут «Наказонной самой черной, как посланы на съезд с литовскими послы для мирного постановленья, а имян посольских не написано, черненье думного дьяка Петра Третьякова, 123-го году». Данная цитата доказывает факт существования двух или более черновых вариантов наказа русским послам под Смоленск; первый – «самой черной» наказ был составлен еще до определения состава российской дипломатической миссии. Кроме того, мы можем документально подтвердить факт активного участия судьи Посольского приказа Петра Алексеевича Третьякова в подготовке наказа.

Также особый интерес вызывает и деятельность переводчиков и толмачей, служивших при дворе Посольского приказа. Их работа является самой ответственной в контактах обеих стран. Переводчикам в отличие от толмачей необходимо было обладать умениями и навыками ведения письма, т.е. определенными принципами делопроизводства. Например, в современном понимании к определенным требованиям к переводу относятся:

  • точность, которая означает, что «переводчик обязан довести до адресата полностью все мысли, высказанные автором. При этом должны быть сохранены не только основные положения, но также и нюансы и оттенки высказывания»;
  • сжатость, «переводчик не должен быть многословным, мысли должны быть облечены в максимально сжатую и лаконичную форму»;
  • ясность, где «лаконичность и сжатость языка перевода, однако, не должна идти в ущерб ясности изложения мысли, легкости ее запоминания»;

Во время нашествия монголо-татар практическое знание тюркских языков на Руси не ослабевает, а может быть, даже упрочивается в связи с потребностью поддерживать необходимое – подневольное связи с завоевателями, частые поездки русских князей в Орду, общение с представителями Орды вызвали к жизни

Посольский приказ – главное российское ведомство XVI-XVIII вв.

появление первых официальных переводчиков толмачей.

Таким образом, на основании анализа текстов столбцов можно сделать вывод о том, что при подготовке дипломатической документации в Посольском приказе довольно широко использовали материалы прежних лет. Данный факт не означает того, что в российском дипломатическом ведомстве не учитывали изменений, происходивших на международной и внутриполитической арене. При составлении новых наказов копировались лишь основные, шаблонные моменты, не подвергавшиеся серьезным изменениям с течением времени. Основная же часть наказа учитывала изменившиеся реалии. Заново составлялись речь, которую должны были произнести при заграничном дворе русские дипломаты. В составлявшемся по прежнему шаблону наказе было оставлено место для посольских речей, выписанных позже, о чем свидетельствует помета на полях.

 

Литература

  1. Николсон Гарольд. Искусство дипломатии (Лекции по истории дипломатического метода) / под. ред. А.Е. Абишева. Астана: Казахстанский Институт «Свободное Общество», 2005. – 201 c.
  2. Рогожин Н.М. Посольский приказ: Колыбель Российской дипломатии. – М.: Междунар.отношения, 2003. – 432 c.
  3.  Медведев И.П. Очерки Византийской дипломатики. – Ленинград: Наука, 1988.
  4.  Хафизова К.Ш. Китайская дипломатия в Центральной Азии. XIV-XIXвв. – Алматы: Ғылым, 1995. – 288 с.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология