Мотив страданий в творчестве Ф.М. Достоевского

Основные темы и проблемы творчества Достоевского рассматриваются в статье через призму представлений Достоевского о человеческих страданиях, влекущих за собой бунт и смирение. Достоевский сам выстрадал эту мысль на каторге: страдание как путь к счастью. Автор статьи рассматривает философию Достоевского, нашедшую художественное воплощение в его художественных текстах. Во главу угла ставится мысль о том, что основой основ всего творчества Достоевского являются страдания личности, которая не желает мириться со злом и призывает бороться против него средствами чисто моральными. Также сделан анализ раскрытия этой темы в романе Ф.М. Достоевского «Униженные и оскорбленные». Писатель для реализации своей идеи проводит героев через страдания и проверяет общество на гуманное, справедливое отношение к слабым и обездоленным.

Федор Михайлович Достоевский – один из немногих русских писателей, кто проник в самые глубины человека, необычайно ярко и выразительно описал человеческие страдания. Восприимчивость к страданиям людей подавляла самого художника. Тем не менее он не уставал показывать сцены страданий, находя все новые формы их художественного выражения. Им двигала безмерная жалость и любовь к людям, боль за поруганное человеческое достоинство. Но к великому ужасу Достоевского, развитие общественных противоречий, какое он мог наблюдать в 60 – 70-е годы Х1Х века, не только не улучшало жизнь людей, но безмерно увеличивало их страдания. Особенно волновали художественное воображение Достоевского мучения детей. Дети не являются соучастниками злодеяний мира, они невинны, их страдания не могут быть оправданы. А.А. Белкин в своей книге о Достоевском говорит о том, что в творчестве писателя можно выделить две картины, в которых художник достигает огромного обобщения при изображении детских страданий [1, 40]. Первая картина – рассказ Ивана Карамазова брату Алеши о том, как генерал затравил мальчика собаками на глазах матери. На вопрос Ивана, который не хочет прощать палачам их злодеяния, не приемлет несправедливостей мира, что же делать с генералом, Алеша тихо отвечает: «Расстрелять» [2, 233]. Даже смиренный, кроткий и религиозный Алеша, проповедующий всепрощение и любовь и к палачу, и к его жертве, не может мириться со страданиями невинного ребенка и несчастной матери и считает справедливым расстрелять изверга. Но в этом ответе заключается отказ Алеши от своего нравственного кодекса. Другая картина – сон Мити Карамазова после судебного допроса. Ему снятся погорелые деревенские избы, голодные, замученные крестьянские женщины и плачущий на груди у матери посиневший от холода голодный ребенок. В этот момент во сне Мите страстно и безудержно захотелось «сделать что-то такое, чтобы не плакало больше дитё, не плакала бы черная, усохшая мать дити, чтоб не было вовсе слез от сей минуты ни у кого, и чтобы сейчас же это сделать, не смотря ни на что... » [2, 138]. И эта картина символизирует страдания народа, мировое зло.

Любимые Достоевским герои отличаются исключительной добротой и верностью. Никакие обстоятельства, например, не могут заставить ни князя Мышкина, ни Алешу Карамазова перестать быть добрыми. Н.В. Кашина в своей работе говорит о том, что доброта оценивается по-разному, у каждого писателя она освещается по-своему, и отмечает, что одним из самых добрых писателей для Достоевского был Диккенс, что в мире Диккенса нет сомнений по поводу доброты: она всегда торжествует. «Понимать другого человека, чутко прислушиваться к нему, видеть в нем лучшее – вот главное свойство доброты героев Достоевского. И все это не для себя, а для другого», – пишет исследовательница [3, 182]. Во время уединения в каторге Ф.М. Достоевский отмечает, что в его жизни начался новый этап, перерождение его убеждений, взглядов. Он вел беспощадный суд над самим собой и над всей

прошлой жизнью. Несмотря на то, что рядом с ним были его товарищи, он пребывал в страшном одиночестве, и это, в свою очередь, помогло ему пересмотреть всю свою прошлую жизнь. Он перебирал все до последних мелочей, вдумывался в свое прошлое, он судил себя неумолимо и строго, и даже благодарил судьбу за то, что она ему послала такое уединение, без которого не состоялись бы ни этот суд над самим собой, ни этот пересмотр прежней жизни.

В первом же послекаторжном письме к Н.Д. Фонвизиной Достоевский рассказывает ей, в каком направлении шло перерождение его убеждений: «…Я сложил себе символ веры, в котором все для меня ясно и свято. Этот символ очень прост; вот он: верить, что нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но с ревнивою любовью говорю себе, что и не может быть. Мало того, если бы кто мне доказал, что Христос вне истины, то мне лучше бы хотелось оставаться с Христом, нежели с истиной» [4, 54]. Отныне и навсегда «сияющая личность» Христа заняла главное место в новом миросозерцании Достоевского.

Для Достоевского важным этапом на пути религиозного становления стала жизнь на каторге, когда он осознал, что единственным спасением для него является возврат к религиозной вере. Все его произведения пропитаны христианскими мотивами. Он считал, что каждый человек должен пройти мучительный путь от гордыни к смирению, что человек сам должен «выстрадать» свое счастье.

Ф.М. Достоевский был человеком беспредельной доброты. Он проявлял ее в отношении не одних лишь близких ему лиц, но и всех, о несчастии, неудаче или беде которых ему приходилось слышать. Его не надо было просить, он сам шел со своею помощью. Имея влиятельных друзей (К.П. Победоносцева, Т.И. Филиппова, И.А. Вышнеградского), он пользовался их влиянием, чтобы помочь чужой беде. Он размещал в богадельни стариков и старух, устраивал в приюты детей, определял на места неудачников. Ему приходилось читать и исправлять бесчетное количество чужих рукописей, выслушивать откровенных признаний и давать советы. Защищая Достоевского от критики Н.Н. Страхова, его жена Анна Григорьевна пишет: Он не жалел своего, ни своих сил, если мог оказать ближнему какую-либо услугу. Помогал он и деньгами, а, если их не было, ставил свою подпись на векселях и, случалось, платился за это. Доброта Федора Михайловича шла иногда вразрез с интересами нашей семьи, и я подчас досадовала, зачем он так бесконечно добр, но я не могла не приходить в восхищение, видя, какое счастье для него представляет возможность сделать какоелибо доброе дело» [5, 172].

Страдания, по мысли Достоевского, дают человеку ключ к собственному пониманию чужих несчастий, чужого горя, делают его нравственно более чутким. Страдание как путь к счастью – эту мысль Достоевский сам выстрадал на каторге. Ее он впервые на языке художественных образов попытался показать и доказать в «Униженных и оскорбленных». Роман Ф.М. Достоевского повествует о нелегкой судьбе своей маленькой героини Нелли Валковской. Автор не случайно вписывает в сюжетную линию историю девочки-сироты Нелли. Представляя читателю образ несчастной девочки, оставшейся одной на белом свете, но при этом имеющей отца, того самого князя Валковского, которому она совсем не нужна, Достоевский показывает нам, в каких страданиях приходится существовать ни в чём не виноватому ребёнку. Кроме этого, трагическая история Нелли позволила Достоевскому изобразить петербургские трущобы и притоны с их обитателями, жизнь городского социального «дна», где господствуют нищета, болезни, пороки, преступления. «Маленький человек», затерявшийся в этом страшном мире, обречен на нищету, позор, физическую и нравственную гибель.

В этом романе перед нами еще прежний автор «Бедных людей», чуткий к человеческим страданиям, ненавидящий зло и его носителей и вместе с тем автор «Униженных и оскорбленных» – новый писатель. Новый потому, что меняется характер его гуманизма, появляется идея «очищающей» роли страдания. Достоевский не желает мириться со злом, он против него, но борется средствами чисто моральными. Понимая, что миром правит зло, Достоевский утверждает, что его теперь может спасти лишь сострадание, милосердие и любовь. В его понимании, человек должен сам узнать страдание, чтобы не вздумать строить свое счастье на страдании других. Писатель видел неизбежность страдания, видел в нем горнило будущей радости, проверку жизнестойкости личности, ведь наслаждения неизбежно расслабляют и рано или поздно могут привести к разложению личности. В этом смысле страданию можно дать положительную нравственно-эстетическую оценку, ибо оно тоже в той или иной мере способствует формированию цельной личности.

Достоевского-христианина волновала проблема спасения души грешника. Он рассматривал страдание не только как заслуженное человеком наказание, но и как необходимость, ведущую к очищению души. Дмитрий Карамазов после первого допроса с волнением говорит: «…Страдать хочу и страданием очищусь! Ведь, может быть, и очищусь, господа, а?» [2, 436]. Не искупленный покаянием и страданием тяжкий грех может привести к духовной смерти и самоубийству. Трагические судьбы литературных героев – Свидригайлова, Ставрогина, Смердякова – убедительное тому подтверждение. Человек, ведущий греховный образ жизни, по-настоящему не может быть счастлив, поскольку всякий грех в самом себе заключает наказание. Актуальными являются и рассуждения писателя о мироустройстве. В романе «Идиот» представлены переживания о мире, где описаны люди, потерявшие всяческое представление о христианской любви и святости, где любящий «положительно прекрасный человек» выглядит идиотом [6, 153]. С утратой общих идеалов семья разрушается. Такие понятия, как супружество, отцовство, материнство, детство, духовно опустошаются, становятся лишь правовыми категориями и терминами. Отношения в семье нередко строятся не на духовно-нравственной основе, а на формальных связях, закрепленных юридическими документами вроде брачного контракта, гражданско-правового договора, наследственного права. Если нет духовной опоры, скрепляющей семейный очаг, то семья становится ненадежной, зыбкой, «случайным семейством», по определению писателя. Достоевский был убежден, что поглощенность человека исключительно материальными интересами, подкрепленная установлениями многочисленных законов, рост индивидуализма и катастрофический распад личности при утрате высших нравственных идеалов приведут человечество к краху. Он показывает, что есть другой путь – жизнь по Закону Божьему, по Евангельским заповедям Христа, исполнение которых позволит человеку наполнить смыслом историю и достичь идеала соборного единства в Боге. Высказывая свои идеи, писатель старался не нарушать свободу человека, он понимал, что человек должен дойти до истины самостоятельно, чтобы она стала результатом его собственного внутреннего духовного делания. В духовном перерождении и возрождении человека писатель видел содержание и цель исторического процесса, и смысл земной жизни. Он был уверен, что возрождение каждого человека, а через это и всего окружающего мира, невозможно без Бога. Человек без Бога, по утверждению Достоевского, превращается в беса. Отвержение веры во Христа, гордыня, своеволие и сладострастие приводят человека к бунту против Творца и всего мироустройства и неизбежно к совершению преступления. Для Феодора Михайловича вера во Христа не должна быть формально-показной, а действенной и живой. Алёша Карамазов, стремясь исполнить призыв Христа: «Раздай всё и иди за Мной», говорит: «Не могу я отдать вместо «всего» два рубля, а вместо «иди за Мной» ходить лишь к обедне» [2, 715]. Вера подразумевает не статичность, не закостенелость сердца, а нелегкую постоянную духовную работу над самим собой. Через героев своих произведений Достоевский призывает к покаянию, смирению, прощению друг друга: «Смири свою гордость, гордый человек, поработай на ниве, праздный человек, а главное, люби других как себя!» [2, 843]. Писатель показывает, что смирением человек не унижается, а, напротив, постигает свою сущность и вообще человека, поскольку смирение есть тот свет, благодаря которому человек видит себя таким, каким он является на самом деле.

Самым главным персонажем, способным спасти этот мир, полный злобы, Ф.М. Достоевский считал детей. Благодаря детям писатель проверял общество на гуманность. Он пытался найти истинных героев в окружающей действительности, и проверял своих героев, их истинно человеческое начало по отношению к сиротам и обездоленным. Не случаен эпизод в романе «Преступление и наказание», когда Раскольников спасает от преследователя пьяную девочку, отправляя ее с полицейским домой.

Иван Петрович в «Униженных и оскорбленных» принимает самое деятельное участие в спасении Нелли от возможного злодейства в доме мещанки Бубновой. Соня Мармеладова в «Преступлении и наказании» ради сводных братьев и сестер идет на панель, спасая их от голодной смерти. Но писателем выведены и полемичные характеры: мать Нелли и Катерина Ивановна в слепой гордости не видят зла, которое причиняют собственным детям. Мать Нелли не хочет «поклониться» князю даже ради спасения, она предпочитает погибнуть, чем быть обязанной этому страшному человеку. А в бездонную пучину нищеты и горя затягивается Нелли – чистая душа. Она хорошо помнит наказ умирающей матери: «Будь бедная, Нелли, и, когда я умру, не слушай никого и ничего. Ни к кому не ходи; будь одна, бедная, и работай, а нет работы, так милостыню проси, а к ним не ходи» [7, 54]. Это почти благословение на гибель. В порыве безумия Катерина Ивановна гонит детей на улицу тоже просить милостыню у прохожих. Разуверившись в справедливости, они толкают на гибель своих детей, но писатель-гуманист не мог согласиться на такую участь ребенка. Поэтому раскаивается Свидригайлов («Преступление и наказание»), обеспечивает будущее детям Катерины Ивановны, пытаясь спасти свою душу перед лицом вечности. Облегчают последние месяцы жизни Нелли старики Ихменевы («Униженные и оскорбленные»), принимая сироту в дом. Но писатель не обольщается, он понимает, что это не выход из ситуации, нужны кардинальные перемены в обществе, чтобы оградить самых беззащитных от гибели, создать условия, при которых исчезнут несчастные и в первую очередь – перестанут страдать невинные дети, отвечая за грехи взрослых. В романе «Братья Карамазовы» Достоевский станет еще бескомпромисснее в своем неприятии зла, когда скажет устами Ивана Карамазова, что отвергает будущее счастливое общество, если в основе его заложена слеза ребенка.

 

Литература

  1. Белкин А.А. Ф.М. Достоевский. – М.: Знание, 1956. – 217 с.
  2. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. – М.: Художественная литература, 1973. – 895 с.
  3. Кашина Н.В. Эстетика Ф.М. Достоевского. – М.: Высшая школа, 1989. – 288 с.
  4. Достоевский Ф.М. Дневник писателя. Статьи и очерки. – Ленинград: Наука, 1873. – 221 с. 5 Достоевская А.Г. Воспоминания. – М.: Художественная литература, 1971. – 496 с.
  5. Достоевский Ф.М. Идиот. – М., 1981. – 428 с.
  6. Достоевский Ф.М. Униженные и оскорбленные. – М.: Художественная литература, 1969. – 365 с.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...