Прагматические функции невербальных средств общения в деловом дискурсе (на материале русской и китайской культур)

В статье рассматриваются проблемы онтологии делового дискурса и роли в нем невербальных средств общения. Деловое общение характеризуется как институциальное явление со своим коммуникативнопрагматическим пространством и со своими участниками коммуникативного события. Обосновывается положение о национально-культурной обусловленности невербальных средств делового общения. Выбор этих средства и их прагматические функции обусловлены культурными стереотипами, присущими определенному народу. Анализ невербальных средств делового общения и их прагматических функций проводится на материале русской и китайской культур.

Как известно, термин «дискурс», широко используемый в современных отраслях гуманитарного знания, понимается неоднозначно даже в рамках одной науки, в частности, в лингвистике, в которой учение о дискурсе сформировалось в самостоятельную парадигму научного знания. При этом выделяют более широкий и более узкий подходы к пониманию этого явления. В широком смысле дискурс это коммуникативное событие, происходящее между говорящим, слушающим (наблюдателем и др.) в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном контексте. Это коммуникативное действие может

быть речевым, устным или письменным, иметь вербальные и невербальные формы выражения, эмоционально и экспрессивно окрашенным или нейтральным, обслуживать все сферы жизни или функционировать в строго ограниченном событийном и тематико-профессиональном пространстве. Неоднозначно решается также вопрос о типологии дискурса. Так, в одних случаях используется жанрово-стилистический критерий, в других – форма коммуникативной деятельности, в третьих – функционально-прагматическая направленность коммуникации и т.д. (см. об этом (см. об этом (см. об этом [1], [2], [3] и др.). Деловой дискурс обычно выделяется в рамках так наз. институального дискурса [4]. Институциональный дискурс представляет собой общение в заданных рамках статусно-ролевых отношений. В современном обществе существуют следующие виды институционального дискурса, получившие определенную исследовательскую оценку: политический, дипломатический, административный, юридический, военный, педагогический, религиозный, мистический, медицинский, деловой, рекламный, спортивный, научный, сценический и массово-информационный. Институциональный дискурс выделяется на основании двух системообразующих признаков: цели и участники общения. Именно с учетом этих признаков следует рассматривать деловой дискурс как особый вид коммуникативной деятельности со своими сугубо прагматическими целями и особым составом участников общения. В нем, как и в любом типе дискурса, принято выделять несколько жанров (см. [5]).

С учетом многоаспектности исследуемого феномена, можно говорить о том, что деловой дискурс – это система узуально-нормативных жанров, актуальных в общении специалистов в области менеджмента, маркетинга, экономики, торговли, бизнеса и т.д. Этот дискурс сводится к образцам вербального и невербального поведения, сложившимся в обществе применительно к закрепленным за экономистами сферам профессионального общения. Следует также учитывать, что в деловом дискурсе весьма существенным представляется национально-культурный аспект, игнорирование которого часто приводит к коммуникативным провалам, порой к коммуникативному конфликту.

Принято считать, что дискурс на любом языке и в любой культуре включает три измерения:

лингвистический, т.е. собственно использование языка; 2) когнитивный аспект передачи знаний, информации, представлений; 3) интерактивный аспект взаимодействия субъектов речевой деятельности в социальных ситуациях. Все эти три аспекта, безусловно, взаимосвязаны. Рассматривая речевое взаимодействие представителей разных культур, мы говорим о дискурсе с точки зрения межнационального или межкультурного общения. Необходимо отметить, что в настоящее время культурная обусловленность дискурса не вызывает сомнений. В межкультурных исследованиях дискурса задача состоит в определении максим каждой культуры, а не в приложении к ней максим, характерных для западной коммуникации. В этой связи бессмысленно стремиться к тому, чтобы любое общение характеризовалось искренностью, «чтобы участники говорили по делу, избегали неясностей, давали достаточное количество информации» [6]. Представители разных культур вкладывают в названные принципы тот смысл, который обусловлен их культурой. Приведем типичный пример, когда российские участники общения на английском языке в ответ на ритуальный вопрос о том, как обстоят дела, подробно начинают описывать свои проблемы и трудности. В этом проявляется национально-культурная специфика коммуникативных стереотипов, стандартов, формирующих своего рода клише. Так, например, коммуникативные клише русского делового дискурса и их соответствия в китайском языке и в китайской культуре являются одной из важнейших областей существования знаков и знаковой информации и занимает значительное место в жизни человека и общества. Знаковая информация проявляется как в вербальном, так в невербальном поведении коммуникантов. Особенности невербального поведения людей могут оказывать влияние на внутреннее устройство, форму, стилистику и результаты ведения деловой беседы, деловых переговоров. Поэтому для тех, кто работает в международном бизнесе, крайне важно учитывать национальнокультурные особенности соматического поведения людей, невербальные средства выражения различных отношений, норм и эмоций.

Несоответствие жестовых знаков в разных культурах порождает сложности в понимании между сотрудничающими сторонами (например, в китайском деловом дискурса совершенно исключаются фамильярно-снисходительные жесты, вроде похлопывания по плечу).

Приведем типичные примеры и рассмотрим главные особенности невербального поведения китайцев и русских.

Рукопожатие. Традиция при встрече обмениваться рукопожатиями для Китая относительно нова. И хотя рукопожатие сейчас распространено практически повсеместно, существует национальное своеобразие рукопожатия – в Китае жмут руку друг другу не так сильно, как в России. Кроме того, в традиционном китайском этикете нормой является церемония «Гун Шоу Ли» (拱手礼), во время которой руки складываются перед грудью в форме «арки». Эта церемония насчитывает более трех тысяч лет, с династии Западного Чжоу, а сегодня часто встречается среди представителей старших поколений и является ритуальным этикетом на соревнованиях по Ушу, а также в дни традиционных праздников и на торжественных мероприятиях. Кроме того, так же, как и рукопожатие, церемония «Гун Шоу Ли» (拱手礼) проводится на ритуальных мероприятиях (похоронах).

Улыбка. В начале ХХI века улыбка стала главным выражением лица у китайца: от улыбки гостеприимства у простых людей до «обслуживания с улыбкой» у бизнесменов. Однако улыбка, конечно, не всегда присутствует на лице бизнесмена. При знакомстве человека обычно представляют очень формально, в довольно строгой и официально выдержанной форме.

Обмен визитными карточками. Обмен визитными карточками в китайской традиции несколько отличается от европейской и от русской. По классической китайской традиции визитную карточку подавать и принимать принято двумя руками с легким поклоном и/или наклоном головы. Однако эта традиция в Китае уже не соблюдается как обязательная.

Выражение благодарности. В Китае существует своеобразный, непонятный европейцу жест выражения благодарности – постукивание костяшками двух согнутых пальцев правой руки (указательного и среднего), символизирующих коленопреклоненного человека. Также в качестве жеста благодарности может использоваться жест приветствия, называемого «Гун

Шоу Ли» (拱手礼).

Порядок рассаживания участников переговоров. Порядок рассаживания участников переговоров (и просто гостей) в китайской традиции связан так же, как и многое другое, с древними обычаями народа. В древнем Китае юг (“ 南 ” – Нань) считался высшей, почетной стороной света, а север (“北” – Бэй) – символом неудачи. Императорский трон, дворцы, храмы поэтому всегда строились фасадом на юг. В быту эта концепция выражается в том, что во всех ситуациях левая сторона считается мужской, то есть более почетной, а правая сторона женской, менее почетной. Эта традиция в Китае соблюдается большинством населения и в официальной, и в неофициальной обстановке. Однако при встрече и переговорах с партнерами из Европы, в том числе и из России, используется европейский порядок рассаживания участников переговоров.

Счет. Китайская традиция счета с помощью пальцев руки отличается от европейской и русской. В Китае считают одной правой рукой, начиная с указательного пальца. Изображение чисел с помощью пальцев напоминает некоторые иероглифы: перевернутый иеро-

глиф 六 (лю), означающий число 6; переверну-

тый иероглиф 八(ба), имеющий значение 8. Кроме того, жест, обозначающий число 7 идентичен русскому православному троеперстию.

    1. Ритуалы, приметы, суеверия. Китайские

народные приметы, суеверия, традиционные ритуалы значительно отличаются от русской традиции. Это проявляется, например, в отношении к числам 4, 6, 8 и 9, которое связано с наличием омонимов у слов, обозначающих эти числа. В китайском языке название числа «4» – 四(сы) совпадает со звучанием слова 死«смерть».

Поэтому считается, что 4 – несчастливое число, а числа 6, 8 и 9 («6» 六 – лю – символ благополучия; «8» 八 – ба –напоминает слово “ 发 ” фа – «богатство», «9» 九 – цзю по звучанию совпадает со словом “ 久 ” долго) считаются счастливыми.

С омонимией слов и выражений связаны и другие нормы невербального поведения китайцев. Например, в Китае не принято дарить настенные часы, так как по произношению выражение подарить настенные часы (送钟 – сун чжун) совпадает со словами прощание на похоронах ( 送 终 – сун чжун). В китайском языке слово груша ( 梨 – ли) по произношению совпа-

дает со словом разлука ( 分 离 – фэнь ли), поэтому в Китае считается, что лучше не брать груши при посещении больных или идя в гости;

не делить грушу с друзьями; слово яблоко (苹 果 – пхин го) по звучанию совпадает со словами покой, благополучие. Поэтому в Китае яблоко является символом счастья.

Некоторые символические традиции существуют и в области приема пищи, составления меню торжественного стола. В Китае говорят:

送行的饺子,接风的面 (Сун син дэ цзяо цзы, цзе фэн дэ мянь – «На прощание пельмени, а на встречу – лапша». Поэтому на банкете по поводу встречи китайцы обязательным угощением является длинная лапша, символизирующая неразлучность друзей. А на прощальный ужин заказывают пельмени. Это означает пожелание благополучия своим друзьям.

Сопоставительный анализ невербальных средств коммуникации в русско-китайском деловом дискурсе позволяет сделать вывод, что знание этих важных средств может способствовать успеху делового общения, так как они не менее, чем вербальные, выражают уважение к адресату, показывают воспитанность собеседников, демонстрируют их уровень культуры общения.

 

Литература

  1. Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – С. 136-137.
  2. Макаров М.Л. Основы теории дискурса. М.: ИТДГК «Гнозис», 2003. – 280 с.
  3. Прохоров Ю.Е. Действительность. Текст. Дискурс. – М.: Флинта: Наука, 2009. – 224 с.
  4. Шлёпкина М. А. Деловой дискурс как институциональное явление. Роль клише в деловом дискурсе // Современная филология: материалы междунар. заоч. науч. конф. – Уфа: Лето, 2011. – С. 222-227.
  5. Анисимова, Т.В. Типология жанров деловой речи (риторический аспект): автореф. дис. канд. филол. наук. – Краснодар, 2000. – 24 с.
  6. 6. Бергельсон М. Б. Языковые аспекты виртуальной коммуникации. Интернет – публикация (http://www.rik.ru/ vculture/seminar/index.html), 1999.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...