Признание спустя пять с половиной столетий

В статье говорится о том, что о сочинении азербайджанского (тюркского) учёного Хv века Махмуда Хыналуги «События в Дагестане и Ширване Хiv-Хv веков» впервые было сообщено А. Берже (1828-1886), однако факт обнаружения этой рукописи до конца ХХ столетия ничьего внимания не привлёк. Видный учёный-востоковед профессор А.Р. Шихсаидов первым перевёл рукопись данного сочинения с арабского языка на русский и, написав к нему предисловие и снабдив обширными комментариями и примечаниями, издал в виде книги (Махачкала, 1997, 208 с.), после чего сочинение М. Хыналуги вошло в научный оборот. Начиная с середины vii столетия и до Хvi века писатели и учёные тюркских народов создавали свои произведения в основном на арабском языке и на фарси. Среди них были и азербайджанские писатели и учёные, получившие образование и работавшие в Тебризе, Стамбуле, Бухаре, Ташкенте, Герате, Самарканде, Багдаде и других городах Востока. Широко пользовались этими двумя названными языками также и писатели – выходцы из знаменитого азербайджанского села Хыналыг, древняя история которого насчитывает ни мало, ни много четыре тысячи лет.

Начиная с середины vii столетия и до Хvi века писатели и учёные тюркских народов создавали свои произведения в основном на арабском языке и на фарси. Среди них были и азербайджанские писатели, и учёные, получившие образование и работавшие в Тебризе, Стамбуле, Бухаре, Ташкенте, Герате, Самарканде, Багдаде и других городах Востока. Широко пользовались этими двумя названными языками также и писатели – выходцы из знаменитого азербайджанского села Хыналыг, древняя история которого насчитывает ни мало ни много четыре тысячи лет.

Йакут ал-Хамави (1179-1229), посетивший Иран, Среднюю Азию, Азербайджан (1213, 1220) и другие страны и познакомившийся с их учёными, книгами, библиотеками, очагами образования и культуры, обычаями и традициями народов, их населяющих, – в своих записях обозначил село Хыналыг как «городок», особо при этом отметив, что из него вышло немало крупных деятелей науки [1, 23].

Однако их работы, научные труды всё ещё остаются неизвестными. Настоящая статья – об одном из таких учёных, обретшем известность и признание лишь по прошествии пяти с половиной столетий (в конце ХХ – начале ХХi века). В статьях, научных работах ряда видных учёных (С.Онуллахи, Т.Буниядов, А.Губатов, Ш.Ф.Фарзалибейли и др.) указывается, что родившийся в Хv веке в древнейшем азербайджанском селе Хыналыг Мухаммед Хыналуги своими работами значительно обогатил азербайджанскую историческую науку и книжную культуру. В отличие от работ других названных авторов, в книге Ш.Ф.Фарзалибейли «История Губы» (Баку, 2001, с.31) отмечается, что Мухаммед Хыналуги в Хvi веке получил образование в Бухаре и был известен как учёный-историк. Историк И.Шахбазов [2, 54] и академик Т.Буниядов подчёркивают, что произведение (название не указывается – И.З.) жившего в Хv веке М.Хыналуги, «посвящённое связям (событиям – И.З.) Ширвана и Дагестана, считается ценным первосточником» [3, 95-96].

С адекватных позиций касательно Мухаммеда Хыналуги выступают также и другие учёные. Однако время лишило нас возможности определить, уточнить что-либо относительно его личности и созданных им научных трудов. Покамест напрочь отсутствуют сведения о существовании рукописных и печатных экземпляров каких-либо его книг и не зафиксировано обретение ими «пристанища» в библиотеках, музеях и архивах мира. В увидевших свет первом и втором томах (Баку, 1964, 1982) библиографии «Азербайджанская книга», состоящей из трёх объёмистых томов и пяти книг, равно как и в других источниках, – нет и намёка на это.

Абсолютное отсутствие в известных источниках каких-либо фактов, касающихся жизни, деятельности и плодов научных изысканий Мухаммеда Хыналуги поставило азербайджанских историков и исследователей истории книги перед сакраментальным, до сего дня остающимся без ответа вопросом: кто же он – Мухаммед Хыналуги?

Нам представляется, что считающийся автором сочинения о событиях, имевших место быть в Дагестане и Ширване в Хiv-Хv веках, Мухаммед Хыналуги – это или неизвестный представитель азербайджанской (тюркской) интеллигенции того времени, или же его имя спутали с именем историка Хv века Махмуда Хыналуги.

Отсюда возникает целый ряд следующих правомерных вопросов. Если нам ничего конкретно неизвестно о личности и научных работах Мухаммеда Хыналуги, – тогда кто же, в таком случае, Махмуд Хыналуги? Чем можо объяснить отсутствие и посейчас в трудах известных исследователей каких-либо сведений о них, а также о других просвещённых, высокообразованных хыналыгцах и их работах – нехваткой надлежащего материала или просто равнодушием? Не приспело ли время для изучения их жизни и деятельности, творческого пути, для выявления и обнародования их произведений, перевода их на родной язык, издания и научного исследования, вынесения на суд читателей? Долго ли еще наши соотечественники будут лишены возможности заказывать и брать в библиотеках и приобретать в книжных магазинах книги писателей-хыналыгцев? Если личные инициативы и усилия издателей, переводчиков, учёных совпадут с претворением в жизнь их надежд на государственную заботу, – можно ли будет с уверенностью сказать, что интересы и чаяния читателей будут наконец-таки удовлетворены?

Для внесения ясности в эти и другие подобные им вопросы наиболее рациональный путь – это смелые, уверенные шаги к решению проблемы. Хотя и за пределами Азербайджана, но первый успешный шаг в этом направлении, который можно приравнять к подвигу, сделан и полученные результаты весьма удовлетворительны. Успех этот принадлежит известному ориенталисту, текстологу и учёному-историку профессору А.Р.Шихсаидову.

После длительных научных поисков он восстановил истину о Махмуде Хыналуги и открыл его Востоку, тюркскому и всему миру [4, 208].

Несмотря на то, что Махмуд Хыналуги жил в Хiv-Хv веках, его личность и научное наследие оставались тайной за семью печатями вплоть до нашего времени. Глубоко и всесторонне изучавшему произведния азербайджанских и восточных авторов, живших и творивших в средние века, А.Бакиханову, Гасану Эфенди Альгадари и другим историкам также ничего не было известно ни о самом Махмуде Хыналуги, ни о его научных трудах.

Относительно этого вопроса с выдающимся азербайджанским драматургом, прозаиком, критиком, философом М.Ф.Ахундзаде (1812-1878) в научном плане часто консультировался, получал от него советы и рекомендации широко известный ориенталист Адольф Петрович Берже (1828-1886); именно Ахундзаде подвигнул его на поиски рукописей, относящихся к Азербайджану. Оба они (Ахундзаде и Берже) с 1851 года были одними из ведущих членов Российского географического общества. Плодотворной была их совместная деятельность и в Кавказской Археографической Комиссии (КАК).

Хотя мы и не располагаем никакими данными о домашней библиотеке Махмуда Хыналуги и написанных им книгах, однако уже имеются сведения о пройденном им жизненном пути, известны «пристанище» рукописного экземпляра одной его книги, ее исследователь и место её издания. Называется эта книга «События в Дагестане и Ширване Хiv-Х веков» [4]. Отражающее политическую, социально-экономическую и дипломатическую историю эпохи, в том числе внутреннюю и внешнюю политику Тейму ра (Тамерлана), его роль в упрочении идейных устоев страны, государства и другие вопросы, произведение это – одна из редчайших, драгоценнейших жемчужин истории Азербайджана Хv века и книжных сокровищниц. Книга читалась и перечитывалась переходя из рук в руки, пока не нашла вместе с рукописями, документами Гайтаг усмилийе (крупное феодальное владычество) убежище и хранилище в Дербенте в запертом сундуке; если бы таковое не произошло, – заводить сегодня разговор о названном произведении было бы крайне затруднительно.

Объездив (1860) целый ряд населённых пунктов Дагестана (Дербент, Теймурханшура, Хунзах, Гуниб, Кумук и др.)А.П.Берже добыл из личных библиотек, из архивов различных учреждений и ведомств многочисленные рукописи на арабском, фарси, азербайджанском (тюркском) языках и в 1862 году под общим заголовком «Краткий очерк путешествия по Дагестану» опубликовал о них цикл материалов в январских номерах газеты «Кавказ» (Кавказ, 1862, № 1,2,3).

Среди оригинальных и переводных текстов, собранных Берже во время его путешествия, находилась также и переписанная в 1456 году книга М.Хыналуги. Отчего-то этот интересный, существенный факт до самого конца ХХ столетия оставался вне поля зрения наших учёных, исследователей книгоиздания и периодической печати.

Здесь необходимо остановиться ещё на одном не менее интересном факте. В 1868 году в Тифлисе, на яркой блестящей белой бумаге и в темно-каштановом кожаном переплёте, приблизительно десять килограммов весом – из печати выходит второй том Актов Кавказской Археографической Комиссии (АКАК). В этом томе (с.1073-1077) отведено место сведениям о собранных Берже на трёх языках (турецком, арабском, фарси) «65 манускриптах» (древних рукописях) и их переводам на русский язык, в том числе произведению М.Хыналуги. По мнению профессора А.Шихсаидова, если бы Берже представил в данном томе текст сочинения азербайджанского учёного также и на арабском языке, то можно было бы сопоставить текст оригинала с текстом русского перевода и уточнить, в какой степени второй соответствует первому. К счастью, в томе (с.1071) дана информация о том, что Берже собранные им рукописные материалы, в том числе и рукописную книгу Махмуда Хыналуги, дабы уберечь их от опасности оказаться утерянными и сохранить, – передал их Королевской библиотеке Парижа (ныне Национальная библиотека Франции). Не зная её шифра отыскать книгу М.Хыналуги среди миллионов рукописных и печатных книг Французской

Национальной библиотеки было бы архисложно. Если бы не составленный Вайдой Георгес «Каталог рукописей мусульманских авторов на арабском языке, хранящихся во Французской Национальной библиотеке» (Париж, 1953), – данная проблема ещё долгое время ожидала бы своего практического решения.

После того как известный учёный-востоковед профессор М.-Г.О.Османов произвёл микрофильмирование всех собранных в Дагестане рукописей, в том числе книги Махмуда Хыналуги, интерес к её исследованию возрос [4, 10]. Немало способствовали этому и усилия кавказоведа А.Н.Генко [4, 15]. Начиная с середины ХХ столетия на страницах азербайджанских литературных изданий и периодической печати (например, в газете «Баку», 1965, 6 февраля) под рубрикой «Редкие книги» стал появляться материал без подписи, в котором, в частности, сообщалось, что в 1866-1904 годах в Тифлисе, на яркой, блестящей белой бумаге, в переплёте тёмно-каштанового цвета, в двенадцати крупноформатных томах общим весом более 100 кг., – были изданы Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссией (АКАК); однако ни о личности Махмуда Хыналуги, ни о его творчестве, ни о вопросах, которых мы коснулись выше, – в материале этом не было сказано ни слова.

В Х1Х веке состоящая из пяти частей книга М.Хыналуги «События в Дагестане и Ширване Хiv-Хv веков» была переведена в Хыналыге с арабского языка на азербайджанский (тюркский). Так же, как и арабский, азербайджанский (тюркский) текст этого сочинения завоевал признание среди читателей и стал широко популярен. Эти и подобные факты свидетельствуют, что и в ХiХ столетии, так же, как и в предшествующие века, в Хыналыге наряду с читателями, свободно говорившими и писавшими на нескольких языках, жили и работали способные, даровитые переводчики, каллиграфы, переплетчики и другие искусные мастера книжного дела, слава о которых простиралась далеко за пределами Азербайджана.

В настоящее время рукописный текст пока что единственно известной научному миру книги учёного из Хыналыга существует на трёх языках: азербайджанском (тюркском), арабском, русском. К сожалению, на родине его не имеется ни одного списка этих трёх экземпляров, ни одной копии их, ни одного микрофильма, ни одного экземпляра первого печатного издания книги, увидевшей свет на русском языке в Дагестане (Махачкала, «Книжное издательство», 1997).

Заново переводя с арабского языка на русский книгу Махмуда Хыналуги «События в Дагестане и Ширване Хiv-Хv веков», состоящую из пяти компактных, лаконических частей, профессор А.Шихсаидов на основе арабского текста осуществил некоторые уточнения, наряду с предисловием написал научный очерк об авторе и его сочинении; дополнив книгу обширными комментариями и примечаниями, составил и издал её (1997) объёмом в 208 книжных страниц, совершив тем самым весьма и весьма полезное, благое для читателей деяние. В сущности говоря, высвободив книгу Махмуда Хыналуги из вековечного заточения и выведя её на свет Божий, видный учёный-ориенталист фактически явил образец научного подвижничества.

Единственный экземпляр этой книги, подаренный А.Р.Шихсаидовым, хранится в личной библиотеке поэта и учёного Шахина Фазиля Фарзалибейли. Из трёх ксерокопий, снятых нами с данного экземпляра, одна находится в отделе редких книг Азербайджанской национальной библиотеки имени М.Ф.Ахундзаде, другая – в личной библиотеке генерального директора Государственного предприятия «Азерпочта», изобретателя и учёного-новатора Гамбара Бейбалаева и третья – у автора этих строк. (Дополнительно сняв копии с книги М.Хыналуги, мы передали их также Центральной научной библиотеке Национальной Академии наук Азербайджана и Фонду республиканского Института рукописей имени М.Физули).

Переведя на русский язык экземпляр книги М.Хыналуги на арабском языке, принадлежащий Королевской библиотеке (фонду нынешней Парижской Национальной библиотеки), и представив свой перевод на суд М.Ф.Ахундзаде, А.Берже в 1868 году опубликовал его во втором томе АКАК.

Экземпляр этого сочинения на азербайджанском (тюркском) языке, переведённого в середине Х1Х века в Хыналыге, вместе с текстом перевода её на русский язык хранится в фонде Научного центра восточных рукописй Дагестанского института истории, археологии и этнографии (д. 286, инв.№ 1654) [4, 26; 40]. Можно утверждать, что М.Ф.Ахундзаде – первый из представителей азербайджан-ской интеллигенции, кто был осведомлён о существовании рассматриваемого нами произведения и при посредничестве А.Берже принял самое деятельное участие в его разыскании, нахождении, переводе и издании. На это утверждение даёт нам право также и нижеследующее.

Mежду М.Ф.Ахундзаде и известным востоковедом А.Берже сложились давние искренние дружеские и творческие отношения. В постановке и решении, можно сказать, всех творческих вопросов и задач Ахундзаде был для Берже единственным консультантом и советчиком. Одним из многочисленных весомых результатов его плодотворного идейно-творческого сотрудничества с таким энциклопедическим умом, каким являлся М.Ф.Ахундзаде, и стало нахождение рукописных экземпляров неизвестной книги М.Хыналуги на арабском и азербайджанском (тюркском) языках, перевод её на русский язык и опубликование в Тифлисе. Многие подобные факты свидетельствуют, позволяют сделать вывод, что М.Ф.Ахундзаде был для А.Берже не только другом и советчиком, но и подлинным, истинным учителем и наставником. Ограничивать их отношения исключительно творчеством Махмуда Хыналуги было бы просто наивно. То, что М.Ф.Ахундзаде являлся «ближайшим помощником и советчиком А.Берже» в деле нахождения и изучения неизвестных страниц жизни и творчества азербайджанских писателей, поэтов и учёных, в сборе, переводе и издании их литературного и научного наследия – в середине Х1Х века нашло отражение и в тифлисской периодической печати (Кавказ, 1855, № 161). Собираясь переводить с фарси на русский язык «Карабахнамэ» (историю Карабаха) Мирзы Джамала Джаваншира и собрать сведения о жизни и деятельности учёного, «А.Берже также в первую очередь обратился к М.Ф.Ахундзаде». Лично знавший Мирзу Джамала, Ахундзаде написал его сыну письмо и, получив от него необходимые данные, передал их А.П.Берже (5, 61-62). Последний, как и всегда, представил выполненный им перевод на предмет одобрения своему другу М.Ф.Ахундзаде и после этого по частям напечатал его в газете «Кавказ» (Кавказ, 1855, № 61,62,63,67,69; повторная публикация: 1884, № 139, 150, 154, 161, 167). Этот факт позволяет с полным на то основанием считать появление на свет «Карабахнамэ», перевод этого труда, его редактуру и публикацию – плодом совместных творческих усилий А.Берже и М.Ф.Ахундзаде. Значительна была направляющая роль Ахундзаде как консультанта и советчика и в появлении на свет Божий книги «Сборник стихотворений, известных на Кавказе и в Азербайджане поэтов» объёмом в 131 страницу, вышедшей из печати в Лейпциге в 1867 году, составителем которой и автором предисловия на немецком языке являлся А.Берже.

Совершенно прав профессор Адиль Мишиев, называя текст, собранный в этой книге, и его издание «плодом совместного труда» [5, 61] двух выдающихся авторов – Ахундзаде и Берже. Эти и подобные сведения и факты привлекали внимание азербайджанских учёных, тогда как сенсационное научное изыскание А.Берже, касающееся Махмуда Хыналуги и его произведения, выпало из их поля зрения. Этот огрех, пробел, имеющий место в работах исследователя литературно-научной среды Тифлиса ХiХ века (1820-1905) А.Мишиева, свободно владевшего русским и турецким языками, читавшего и писавшего на них, и трудах других учёных,

  • устранил первый превосходный изыскатель жизни и творчества М.Хыналуги профессор А.Шихсаидов. Мы располагаем весьма скудным числом источников, раскрывающих жизнь и деятельность М.Хыналуги, однако сведений, фактов, подтверждающих творческое сотрудничество и личную дружбу Ахундзаде и Берже, их регулярные, частые выступления на страницах «Кавказа» – ведущей газеты того времени,
  • предостаточно. В своих письмах современникам М.Ф.Ахундзаде отмечал, что так же, как и тома АКАК, «все номера этой газеты заполнены моими переводами» (в том числе материалами, связанными с Азербайджаном. – И.З.). Профессор А.Мишиев пишет, что хотя в «Кавказе» имя писателя впервые упоминается в год, когда газета начала издаваться (1846, 10 августа), однако к тесному сотрудничеству с ней он приступил с начала 1850-х годов – с периода (1851-1854), когда газету редактировал И.А.Сливицкий (18201874) (5, 60). В научной статье М.Султанова

«М.Ф.Ахундзаде как археограф», написанной на основе источников Грузинского государственного архива, подчеркивается, что начиная с 40-50-х годов ХiХ века и до конца 70-х годов «высшие чиновные лица перевод официальных документов возлагали на М.Ф.Ахундзаде; даже окончательное редактирование работ других переводчиков (в том числе литературных, научных, публицистических переводов с восточных языков на русский – И.З.) – также поручалось ему» [6].

Сопоставление целого ряда подобных фактов наглядно свидетельствует о том, что Ахундзаде неоднократно подвигал и вдохновлял своего друга А.Берже на поиски и собирание азербайджанских и восточных рукописей, оказывал ему в этом всяческую бескорыстную помощь и поддержку, на страницах «Кавказа» публиковал информацию, сведения о новых находках и добивался печатания важных, нужных произведений. Ставить под сомнение и отрицать роль М.Ф.Ахундзаде в чём-либо из вышеозначенного – невозможно и несправедливо. Произведения таких всемирно известных авторов, как М.Каланкатлы («История Албании»), М.Гош («Албанская летопись»), К.Гянджали («История»), Ф.Рашидаддин («Джамият-таварих»), А.Кашани («Тарихи-Улджайту»), Мухаммед Нахчывани («Дастур ал-катиб фи-тайин ал-маратиб» – «Руководство для писца при определении степеней», Абу Бакр ал-Гутби алАхари («Тарихе Шейх Увейс»), Низамеддин Шами («Зафарнамэ») и другие, – неизменно являлись неисчерпаемым источником духовной пищи и верных идейных направлений для последующих творческих поколений, что даёт основание говорить об их преемственности. Учёные уровня Махмуда Хыналуги не могли сформироваться на пустом месте. Внимательно, тщательно изучивший светские и религиозные произведения своих предшественников и создавший себе богатую личную библиотеку, М.Хыналуги – сын своего времени, ярчайшей, блестящей эпохи истории Азербайджана и Востока – эпохи Возрождения. Азербайджанские историки, имеющие право гордиться творческими достижениями предшественников этого выдающегося учёного, жившего и работавшго в самую продуктивную эпоху истории Азербайджана, – наименовали Хiii-Хiv столетия «золотыми веками мировой исторической науки», а Азербайджан – «центром исторической науки». Правда о жизни и творчестве М.Хыналуги – одного из достойных продолжателей заслуживающих внимания научных трудов, считающихся памятью названных золотых столетий, – прозвучавшая на стыке двух веков (ХХ-ХХi), – важный, знаменательный для азербайджанской, восточной и мировой исторической науки факт. Своим произведением «События в Дагестане и Ширване Хiv-Xv веков», являющимся одним из надёжных, достоверных научных источников средних веков, Махмуд Хыналуги внёс ясность в некоторые вопросы, касающиеся так называемых тёмных пятен исторической науки, предоставил учёным шанс и возможность заново вернуться к страницам давно минувших событий в Дагестане и Ширване и отношений, связей между ними, заполнить имеющиеся явные пробелы и упущения и выправить допущенные ошибки и погрешности. При том, что имя Махмуда Хыналуги, извлекшего пользу из традиций его предшественников и давшего духовную пищу многим и многим последующим поколениям, достойно быть вписанным золотыми буквами в страницы азербайджанской и восточной исторической науки, – его жизненный и творческий путь до сих пор в Азербайджане, Турции, Иране и других странах Востока остаётся надлежащим образом не изученным и на эту тему не написано ни одной солидной, полноценной научно-исследовательской работы. Хотя всё это рождает лишь чувство глубокого сожаления, – стоит всётаки порадоваться тому, что, хотя и несколько поздновато (всего-то каких-то пятьсот пятьдесят лет спустя!), историческая наука, восточная и мировая книжные сокровищницы пополнились и обогатились ещё одним произведением азербайджанского (тюркского) автора.

От времени создания вышепоименованной книги выдающегося учёного из села Хыналыг нас отделяют почти шесть столетий, однако богатством, насыщенностью, компактностью и точностью собранных в ней фактов она в состоянии привести в восхищение и сегодняшних своих читателей. Произведение «События в Дагестане и Ширване Хiv-Хv веков», потребность в издании которого огромна также и на турецком, фарси, арабском языках, – это, как пишет авторсоставитель книги, «драгоценный письменный памятник», вошедший в ряд редчайших жемчужин средневековья. Произведение это – не первый и не последний из исчезнувших золотых кирпичей возведённого Махмудом Хыналуги величественного чертога. Редкостные рукописные на трех языках – турецком, арабском, русском – экземпляры книги «События в Дагестане и Ширване Хiv-Хv веков» архиталантливого востоковеда, историка и учёного-полиглота, явившего незаурядную плодотворную научную деятельность, – свидетельствуют о том, что при внимательных, тщательных научных разысканиях в книжных сокровищницах Востока и мира могут быть выявлены и другие произведения Махмуда Хыналуги и его соотечественников. В результате чего шаги, предпринятые на пути их издания и исследования, будут эффективно способствовать обогащению науки и литературы не только тюркских, но также и других народов мира.

 

Литература

  1. Йакут ал-Хамави. Муджам ал-Булдан (Сведения об Азербайджане. Перевод с арабского З.М. Буниятова и П.К. Жузе). – Баку: Элм, 1983.
  2. Шахбазов И. Историческое исследование Хыналыга. – Журнал «Улдуз». – Баку, 1984. – №8. – C. 54. 3 Буниядов Т. Зирве-гала. – Баку: Гянджлик, 1988.
  3. Махмуд из Хиналуга. События в Дагестане и Ширване Хiv-Хv веков. (Пер. с арабского, составление, предисловие, комментарии и приложения проф. А.Р. Шихсаидова). – Махачкала: Книжное издательство, 1997.
  4. Мишиев А. Азербайджанские писатели и литературно-общественная среда Тифлиса (1820-1905). – Тбилиси: Ганатлеба, 1987.
  5. Газета «Адабийят ве инджесенет». – Баку, 1984. – 20 января. – № 3(2086).
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...