Проблема народа и верующего в народ героя в поэме «саттар хан» Зохраба Тахира

Зохраб Тахир всегда гордился революционным прошлым своего народа и на протяжении всего своего творчества обращался к этой важной художественной тематике. Он верил в будущее своего народа, потому что этот народ прошел несколько революций в своей истории и боролся с врагами веками. Несмотря на то что, он жил в Исфагане, в Тебризе, в Тегеране или в Ширазе, он познал себя как Азероглы и верил в то что, мечты о светлом будущем Восточных народов обязательно исполнятся. Являющийся южноазербайджанским поэтом Сохраб Тахир в той же степени, что на Родине, любим и в Северном Азербайджане. В его творчестве нашли свое широкое отображение страницы из нашего революционного прошлого, желания поэта, борьба за свободное будущее, а жизнь Южного Азербайджана занимает главное место. Видевший ужасные события, приключившиеся с Родиной, поэт с молодых лет приобщился к революционному движению. Из произведений ощущается чувство национальной гордости от решимости к борьбе своего народа. Перевидавший столько революций народ Южного Азербайджана, его история и нынешняя жизнь были очень интересны и понятны поэту.

Yaşasın gözәl Әncümәn! Hәr dәrdә dözәr Әncümәn!

(Да здравствует прекрасное сообщество! Все беды выдержит сообщество!)

С. Тахир

Являющийся южноазербайджанским поэтом Сохраб Тахир в той же степени, что на Родине, любим и в Северном Азербайджане. В его творчестве нашли свое широкое отображение страницы из нашего революционного прошлого, желания поэта, борьба за свободное будущее, а жизнь Южного Азербайджана занимает главное место. Видевший ужасные события, приключившиеся с Родиной, поэт с молодых лет приобщился к революционному движению. Из произведений ощущается чувство национальной гордости от решимости к борьбе своего народа. Перевидавший столько революций народ Южного Азербайджана, его история и нынешняя жизнь были очень интересны и понятны поэту. Отец его был арестован деспотом Рза-ханом. В детские годы вместе с отцом провел в ссылке в Кырманшахе. Одним словом, с младых лет понял значения таких слов, как Родина, земля, родной край, борьба, история, тиран. Видел революцию, видел демонстрацию, познакомился с тюрьмой и виселицей.

История показывает, что революция не происходит вдруг. Этот процесс формируется постепенно, трудности, испытываемые народом, его «пресыщают», раздражают, формируются его политические взгляды. Дорога, ведущая к революции, начинает проглядываться несколько раньше. Следовательно, путь, ведущий к революционно-демократическому движению, начал проглядываться еще с начала ХХ века. Вообще, самые мощные революции в Южном Азербайджане, Иране происходили в ХХ веке. Самые сильные литературные образцы тоже появились в период этих революций. Иранская конституционная революция 1905-1911 годов, второй период революционного движения 19171920 годов скорректировали путь, ведущей к Революционному Демократическому Движению 1941-196 годов. Путь к революционному движению очень интересовала Сохраба Тахира. В его произведениях часто оживает память о Саттархане, Багирхане, Ш.М.Хиябани, С.Дж. Пишавари, их славный путь восхваляется поэтом. Революция 1905-1911гг. стала причиной создания Иранской Конституции. Под влиянием Первой Русской революции 1905-1907 гг. в Южном Азербайджане произошла конституционная революция под руководством Саттархана. Геройство сардари-милли – предводителя нации Саттархана нашумело на весь мир, справедливые поступки, отношение заставили народ его полюбить. Поэты и писатели написали во славу его произведения. Поэма Сохраба Тахира «Саттархан» написана под влиянием этих же событий. Готовность к борьбе с врагом Саттархана, его любовь к Родине, к народу воодушевило поэта. Одной из главных причин читабельности, популярности у масс поэмы «Саттархан», посвященной жизни и деятельности, отношению к народу, готовности к борьбе, героизму в окопах сардари-милли – предводителя нации, является то, что написавший его поэт был революционером, прошел суровую жизнь, всесторонне знал про разделение своей родины надвое и путь, пройденный заглавным героем. Вдохновение Сохраба Тахира бурно и гневно. Джабир Новруз пишет: «Взяв в 13-14 лет в руки оружие, вступил на правый путь в смертельную борьбу за счастье, сражался за будущее иранского Азербайджана. Ради этой высшей цели на пути свободы он вынужден был навечно оказаться вдали от отца, матери, села, где он был рожден, родни, друзей детства, первой любви. Это высшая цель – жажда свободы – навсегда зажгла в его душе гневный факел вдохновения. Этот факел уже долгие годы горит, пламенеет» [1, 5]

Между Сохрабом Тахиром и его Родиной течет всего одна река. У живущего в этом мире две жизни поэта алчущая судьба. Поэт пишет:

Mәn sahildә, sәn sahildә,

Я на берегу, ты на берегу, bir çay axır aramızdan.

Лишь река течет меж нами. bir cür olan yaramızdan Странная боль проходит bir cür ağrı gәlib keçir

От странной раны нашей [1, 60]

В поэму в первую очередь привлекают внимание «дорожные размышления». Веющий ветер разгоняет облака, дым от пушек Саттархана. Облака над зелеными садами Тебриза подобны белым бабочкам. Терпение бодрствующего и днем и ночью Тебриза на исходе. И немного

опьянел от победы Саттархана. Город разукрашен красными флагами, что еще больше увеличивает его величавость. В 1910 году в Тебризе не было свободного места из-за людей, так как весь стекался туда. Глаза Востока были устремлены на Тебриз. В течение года бывший под минным ливнем древний центр отдыхает.

azәrbaycan qapı açıb Азербайджан открыл двери Şәrqin müdrik arzusuna.

Мудрой мечте Востока. Özü dönüb sәngәr-sәngәr

Превратился сам окоп за окопом azadlığın ordusuna

В армию свободы [1, 104].

В эти момент Саттархан с Багирханом выйдя из окопа, стоят рядом. Голова их очень загружена. После победы правительство пригласило его в Тегеран, полководца ждет беспокойная поездка, результат которого не известен. Саттархан поднимается в седло черного иноходца, вместе с тремястами всадников и другом Багырханом выходит в путь. Народ, собрался, чтобы сказать ему «Счастливого пути». Здесь автор писал любовь народа к нему очень тонкими штрихами. Из народа вперед выходит некий старик. Он советует Саттархану не идти. Врагам в Тегеране веры нет. Если уйдет, народ останется без головы. Наставляет, что вместо того, чтобы идти говорить что-то деспотам в Тегеран, целесообразнее обрушить им на голову их трон. Азербайджанский герой считает недостойным себя изменить своему слову. До конца дослушал наставления старика. Гордый как горы, сильный как лев предводитель понимает любовь нации к нему, но на плечах у него долг Родине, народу, к тому же он дал слово прийти во дворец деспотов.

azadlıqdır mәnim varım, Свобода мое богатство, eldir böyük etibarım, Народ моя большая вера,

söz vermişәm, gәrәk gedәm, Слово дал, идти я должен, İstibdadın sarayını

Тирана дворец

viran edәm, viran edәm. Разорить, разорить [1, 106].

Лицо старейшины народа светится, из глаз текут слезы. Целует Саттархана в лицо, Саттар, пришпорив коня под собой, тронулся в путь. В Тегеране же визирь, векиль, щахская династия собрались, чтобы увидеть руководителя конституции. Боевые друзья героя, потемневшие, с обвисшими усами следуют за ним. Они храбрые молодцы. Поэтому сожалеют, что жизнь год сражавшегося с врагом как тигр, разнесшего его в пух и прах сардари-милли в опасности. Идти на диалог с врагом-кровопийцей – добровольно идти на смерть. Едящий в задумчивости на коне Саттар думает так же, как и они. Азербайджан вырастил сына, чтобы в битвах стал от шехидом, ныне он проверяет силы свои. Когда эта сила в будущем превратится в сель, никто её не остановит. Пережевывали его многие, да заглотать не удалось никому. Превращающаяся в битвах в бронзовый заслон, являющаяся источником ураганов, наша Родина была передним окопом сражений.

azәrbaycan, sәn neçә yol Азербайджан, сколько же раз alovlanıb odda yandın?!

Воспламенившись, сгорел ты в огне?! Әliqanlı düşmәnlәrin

Врагов с кровавыми руками “Dostluğuna” sәn inandın

В “дружбу” ты поверил [1, 108]

Сардар-милли полагает, что если Азербайджан, вскрыв себе грудь, покажет миру число убитых жертв ужаснет мир. Права народа, не могущего говорить на своем родном языке, бесправного, живущего не своим счастьем, обладающего только могучим прошлым, сильной волей, способностью сражаться как тигр, велики. Вокруг него кругом враги, даже в мирное время не должен складывать оружия. Должен быть един как один кулак, смыть вину историю. Полагает, может, победа не завершена? Опасность продолжается? Потом пытается отдалиться от этой мысли: я поверил в свой народ, в свою победу.

Возможно, не Тебриз в Тегеран, а Тегеран должен был прийти в Тебриз. Герой верит, что отныне будет веять как ветер, не допустит чужеземцев более в Иран. Не ощущает тяжесть лежащих в когтях мыслей дорог. Успокаивающий себя сардар, после того как всю дорогу сводил

счеты с Тегераном, начинает верить в то, что это приглашение – западня.

bu tәsәlli nә demәkdir, Что это за утешение, bu nәğmәnin adı nәdir?

Как называется эта песнь? Mәn bilirәm bu sәfәrlәr

Я знаю, эти поездки bir tәlәdir, bәhanәdir

Лишь западня, причина [1, 109]

Сардари-милли уже разговаривает в душе, выслушивает Тебриз, советует ему испытывать радость свободы, одевать на себя победный наряд, быть готовым к сражениям. Его родной город превратился в око края, в одиночку стоит перед врагом. Сардар, сказав в душе «Счастливо оставаться, Тебриз», прощается с ним. Он знает, что много было героев, которыми восславлено было имя Тебриза.

Саттархан издалека слышит песню, исполняемую девушками. Песня сочинена в его честь. Представитель из каждого слоя народа в какойлибо форме хочет продемонстрировать свою любовь к нему. Герой, способный на коне выйти навстречу врагу, может взять и Хойскую крепость. Песни примерно такого содержания. Поэтом в песне воспевается то, как горделиво садится Саттархан, подобрав одежду, в фаэтон, как собрав армию в Тебриз, установил порядок

yaşasın gözәl Әncümәn!

Да здравствует прекрасное сообщество! hәr dәrdә dözәr Әncümәn!

Выдержит каждый удар сообщество!

На дороги, по которым он идет, рассыпают цветы, конские подковы не видны из-за цветов. В этом уезде есть одна женщина. Все её знают. Со слезами на глазах, со спутанными волосами ходит повсюду, ищет сына. У поэта она встречается с mücahidlәr. Мать спрашивает у них о своем сыне, представительном, с густыми усами, печальным лицом, грустными глазами. Сыну, кулаки у которого с гору, которого вскормила своей грудью, вырастила его на честном хлебе, а сейчас потеряла:

viran qalsın bu dünyanı,

Пусть разрушен будет это мир,

Mәnim bircә oğlum hanı?

Где единственный мой сын? [1, 112]

Эта её жалоба вынуждает Саттара сойти с коня. Старается уговорить мать: мать, не проливай так слезы, мы победили в битве, но потеряли полные окопы сыновей, и все были такие же представительные, как твой сын. И твой стон, и данные приметы мне знакомы. Твой сын на коне на родном языке песни поет, не погиб, жив. Однако мать по-прежнему продолжает кричать, рассыпает проклятья в адрес врага.

Поэт в «беседе с сердцем» Саттара расценивает путь матерей, у которых убиты дети, как путь муджахеда. Ищущая своего сына мать для Саттархана не безумна, она самая разумная старушка, мать этого мира. В душе Сардар дает себе слово отомстить за выплакавших себе глаза матерей.

Сохраб Тахир подал в более выпуклой форме в сцене встречи матери с Саттарханом все ужасы, что свалились на голову народа.

Два друга – Саттархан и Багирхан – проходят через дороги Мияны. Перед ними фаэтон с шестью конями. Багирхан, обернувшись к муджахидам, просит их соблюдать правила поведения, ведь по дороге идут женщины и дети. Потом, оборотившись к Саттархану, повторяет о коварстве приглашения Тегерана. Сардар, знающий, что все торжества, телеграфы представляют собой лишь наглую ложь, тревожится о конституции, раздумывает о возможной двойной игре векилов. Затем поэт изображает личное бесопокойство:

Nigarandır tәbrizdәki,

Он тревожится в Тебризе, başsız qalmış әcümәndәn

Оставшемся без главы сообщества Nigarandır ana yurdum

Тревожится родной мой край bağır, sәndәn, sәttar, sәndәn

О тебе, Багир, о тебе, Саттар [1, 117]

Противопоставляющий славу и народ сардар воспринимает поход в Тегеран как славу, возвращение в Тебриз же – как дело чести. Однако торжественная встреча сельчанами Мияны, жертвы баранами, которую они в его честь приносили, отвлекают его мысли. Его торжественная встреча вытекает из веры народа в своего героя. Поэтому вновь происходит «разговор с сердцем». Честь матерей, честь Родины говорит «иди до конца». Задумчивый сардар встречается со слепым мужчиной, постукивая посохом, напевающим печальную песню. Мужчина жалуется на неверность людей: дочь сбежала замуж, сын пропал без вести. Сардар вступает с ним в беседу, говорит о том, что они послы, идут в Тегеран. Старик говорит о нахождении сардар в Тебризе: «Куда сардар, куда Тегеран?». Затем продолжает: «Мои глаза слепы, у сардара же они есть». Сардар представляется. Старик с сожалением говорит, что твое сардарство-предводительство мне стал ясен, был бы ты сардар, не вернулся бы обратно. Сардар понимает его и, смеясь, уступает дорогу мужчине. Старик не берет и денег, предложенных муджахидами. Задумчивый сардар сожалеет о том, что вышел из борьбы. В Зенджане снова его встречают празднично. Шейхмухаммед хочет удержать его от поездки в Тегеран. Говорит, что в Тегеране двоевластие, враги-друзья перемешались. Будь осторожен, азербайджанские окопы без муджахедов, Тебриз без Сардара остаться не могут.

biz gәlmişik vәkil kimi Мы пришли как адвокаты o şәhәrdәn salamına.

Из того города на твое приветствие. tehran böyük әjdahadır,

Тегеран – большой дракон, Çәkir sәni öz kamına.

Тянет себя в свои лапы.

Саттархан показывает свою осведомленность об исходящей из Тегерана опасности. Подчеркивает и то, что другого пути у меня нет, не могу спуститься с вершины, на которую взошел, Тегерана не боюсь, я жертва со стороны своей Родины. Если огни Конституции не освободят Тегеран, Тебриз свободным не станет.

Несколько растянувший беседу шейха с сардаром поэт обращает внимание на то, что фарсы и азербайджанцы представляют собой разные народы. Затем касается необходимости единства в общей борьбе и останавливается на мысли о том, что со временем Тегеран будет отдельно, Тебриз – отдельно. И у фарсов, и азербайджанцев враг один: гаджары и чужеземцы должны быть изгнаны из страны. У Саттара, не имеющего страха, чьи разговоры в силу восстания, есть молниеносная решимость, мечты его на правом пути, завтра из него будет новый Саттархан. Последние мысли шейха дают Саттару надежду:

son qoyulsun әvvәl gәrәk Прекращен должен быть сначала Qan-qan deyәn bu dövrana.

Кровожадный этот период sonra böyük mәclislәrә Потом на большие собрания Nümayәndә gәrәk getsin, Должен представитель идти, azәrbaycan Mәşrutәdәn

Азербайджан от Конституции Muxtariyyәt tәlәb etsin.

Требовать должен автономию.

Сохраб Тахир на основе исторических фактов отобразил поэтическими картинами тяжелую борьбу, которую вели Саттархан, Багирхан на пути, ведущему к революционному демократическому движению, поддержку народом конституции, отношения между народом и героем. Несмотря на то, что прошло уже много времени, до сих пор двойственны ответы о том, должен ли был Саттархан идти в Тегеран. Пошел – сделал шаг в направлении смерти, не пошел бы – под угрозой оказалось бы гордость, слово сардар, вершина, на которую поднялся. Из этой революции родились другие революции, были проведены определенные реформы, обретены некоторые свободы. Однако до сих пор азербайджанцы по ту и другую сторону настороже: когда соединится разделенное надвое сердце наше, когда освободится наш язык? Есть одна характерная особенность, отличающая наших южных соотечественников от мировых героев: они всегда носят с собой слово чести славного народа. Сохраб Тахир считается себя виновным за то, что не погиб вовремя – говоря его словами «в свое время не вкусил смерти сладкий вкус». На Родине есть его кенотаф (пустая могила – прим. пер.)

tarix, әlimdәn tut,

История, держи меня за руку, Әlindәn tutum,

Я держать буду за руку тебя, Mәni öz vәtәnim döyüşә sәslәr! Меня моя Родина зовет на бой! azadlıq yolunda,

Во имя свободы, ey ana yurdum, Отчий мой край,

boş qalmış qәbrimi özümә göstәr! [2, 12] Оставшейся пустой могилу мне мою покажи!

Поэт в раздумье: интересно, надоела ли скорбь Родины миру? Враг броней другого побеждает, петушится. В книгах, изданных врагами, слышно слово «Азербайджан». Склонившие в 1946 году перед азербайджанской революцией колени, ныне топчут нашу землю.

Qırx altının güllәlәri Пули сорок шестого Qulağımda vıyıldayır. Свистят в ушах моих. Küçәmizin daşlarının Улицы нашей камней yaraları,

Раны,

Parçalanmış ürәyimin Разбитого сердца моего Şәhidlәrin mәzarına

На могилы шехидов sәpәlәnmiş paraları

Рассыпавшиеся кусочки sızıldayır...

Ноют...

Кто скажет, что азербайджанцы осуждены, угнетены – врет. Они храбрый народ, видевший революции, свободы. У нас есть отцы и деды со священной судьбой – Бабек, Джаваншир, Кероглы, Саттар, Хиябани, Пишавари. В каждом сезоне истории есть следы наших ног. Враг пусть не радуется, история продолжается, колесо времени непостоянно, однажды и против них повернется. В предисловии книги «Источник огня» читаем: «Каждая новая встреча со стихами моего друга-поэта надолго запоминается, приводит в трепет человеческую натуру, создает у читателя решимость к борьбе, призывает его жить, творить… при написании им патриотических стихов, являющихся духом, кровью творчества, использует такие особые оттенки, такие специфические художественные средства, что читатель волей-неволей уходит в глубокие раздумья»… Сохраб Тахир является поэтом, умеющим затронуть самые тонкие струны человеческой души» [1, 6-7].

 

Литература

  1. Тахир С. Источник огня. – Баку, 1977 (на азерб. языке).
  2. Тахир С. Есть свободный брат у меня. – Баку, 1973 (на азерб. языке).
  3. Тахир С. Сильнее смерти, выше жизни. – Баку, 1981 (на азерб. языке).
  4. Тахир С. Цепи из золота. – Баку, 1965 (на азерб. языке).
  5. Тахир С. Отсюда прошел один всадник. – Баку, 1972 (на азерб. языке).
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология