Жырау как источник сохранности исторической памяти казахского народа

Данная статья посвящена поэзии жырау как уникальному устному творчеству казахского народа, источнику исторической памяти о прошлом. По мнению автора, поэзия жырау, являясь богатейшим наследием периода средневековья, воспитывает духовно-нравственные ценности человека и общества. Акыны и жырау имели огромное значение, они выполняли функцию проводников знаний о мире, передавая их от поколения к поколению. Акыны и жырау оказывали заметное влияние на общественную жизнь казахов, воздействуя на слушателей художественным словом. В своих произведениях жырау затрагивали важные и актуальные социальные проблемы, выступали по вопросам морали, играли значимую роль в истории культуры казахского народа. В статье феномен жырау рассматривается как важнейший источник сохранности исторической памяти казахского народа.

Своеобразное устное индивидуальное творчество казахского народа и его оригинальное музыкальное искусство уходит своими корнями в глубокую древность. Заняв достойное место в истории культуры казахского народа, оно дошло до нас – современных потомков, которые не просто прочитывают тексты, но впитывают духовно-нравственные ценности и передают их из поколения в поколение. Ученый мир знал о поэзии жырау еще на заре XIX века, предпринимая попытки сохранить их и изучить особенности языка этого вида устного творчества.

Первым, кто передал потомкам сведения о жырау, был Махмуд Кашгари. В 70-е годы ХХ века к этому жанру обратился Мухтар Магауин. Современная эпоха, сохранившая жырау как важнейший источник исторической памяти народа, подарила науке выдающегося ученого, по праву считающегося корифеем казахстанской фольклористики – доктора филологических наук Едыге Турсунова, который посвятил свою жизнь изучению жырау, баксы, акынов, салов и серэ. В его трудах проведен детальный анализ различных источников устного народного творчества, что позволяет представить науке добротный исследовательский материал.

Комплексный анализ собранных в разное время источников и перевод их на другие языки, в частности с казахского на русский, позволяют увидеть уникальное творчество казахского народа, в котором зафиксирована историческая память о прошлом. Талантливые люди из народа, выдающиеся личности с героическим характером, борцы за справедливость – жырау, акыны, салы, серэ – своим творчеством создавали сокровища устной литературы.

Особенно значимой среди всех источников нам представляется поэзия жырау. Причем значимость эта обусловлена не только в общественном отношении, но и в государственном, поскольку авторы жырау выступали как носители идеи казахской государственности и влияли на идеологию и политику Казахского ханства. Среди них особенно заметны имена Жиембет-жырау Бортогашулы, приближенного хана Ишима, Ахтамберды-жырау Сарыулы, батыра, прославившегося в войнах с джунгарами в XVII веке, и соратники Аблай-хана – Умбетей-жырау Тлеулы и Бухар-жырау Калкаманулы. Их духовная значимость зачастую не ограничивалась пределами Казахской степи, а становилась достоянием и других народов постордынского культурного пространства. Свидетельством этого могут служить жизнь и творчество выходцев из Большой и Малой Ногайских Орд – Шалкииза-жырау Тленши-улы и уроженца города Азова Айдета Доспамбетжырау, знаменитых в казахском обществе конца XV – начала XVI веков поэтов-импровизаторов, определенный период жизни которых связан со столицами Крымского ханства и Османской империи – Бахчисараем и Стамбулом, а также с Северным Кавказом, где побывал Шалкииз-жырау, и с Доном, где жил Доспамбетжырау, хотя большую часть жизни и вечный покой они обрели в казахских степях.

Роль акынов, жырау, степных певцов-импровизаторов весьма значима как проводников знаний от поколения к поколению. Акыны и жырау оказывали заметное влияние на общественную жизнь казахов, художественным словом воздействуя на слушателей. В своих произведениях жырау затрагивали важные общественные проблемы, выступали по вопросам морали, играли значимую роль в истории культуры казахского народа. Именно поэтому мы рассматриваем жырау как важнейший источник сохранности исторической памяти казахского народа, который должен быть введен на всех образовательных ступенях, естественно, с адаптацией текстов к возрастным категориям читателей.

Как известно, статус жырау в степи считался наиболее почетным. Ханы и султаны, представители ханской власти всегда были зависимы от слова и оценки поэта, особенно в час испытаний. Многие жырау (Асан Кайгы, Шалкииз, Жиембет) были советниками ханов. Об этом мы читаем в жырау:

Храбрый высокий Есим, Ты душой высоким стал.

Не забывай, ты стал таким, Когда по советам моим поступал, С первых дней, как тебя узнал, Верной опорой тебе я стал.

Жиембет-жырау [1, 69].

Эй, хан!

Кто ты для всех без слов моих? Но даже мой высокий стих Твоих ушей не достигает.

…………..

Или возомнил себя царём Всея земли?!

………….

Ногайцы разоренные бегут, Вот-вот ударят в спину русы….

Как ты не можешь знать об этом?!

…………..

Враг окружил со всех сторон, Чтоб нанести нам всем урон!

Асан Кайгы. Обращение к хану Жанибеку [2, 188-189].

Жырау – мудрые старцы, народные заступники, выразители интересов народных масс, то есть, в народе их воспринимали как единое целое, в котором сконцентрированы ум, честь, совесть и мудрость казахского народа:

Эй, катаганов хан, Турсын, Клятвопреступник, подлый сын, Зачем безвинный бьешь народ? Взывая к богу, он ревет.

И ты не хан, ты подлый волк,

В кошмарном сне присниться мог. Сейчас ты возлежишь на троне, Но вот конец твой недалек!

Маргасха-жырау [3].

Гляди:

Народ твой мрёт кругом, А ты, упившись кумысом, Отрыжкой сытою рыгая, Едва шевелишь языком…

Асан Кайгы [4, 188].

С народом не живи ты во вражде, Певца, как я, ты не найдешь нигде, Который в девяносто с лишком лет Еще поет, в чьих песнях ты воспет.

Бухар-жырау [5].

В творчестве жырау отразились миросозерцание воина-кочевника, его понятия о чести, долге, о доблести воина, непоколебимости чувства достоинства. Жырау воспевали в своих песнях-толгау о походах, подвигах воинов-батыров, о силе и мужестве воинов и их любви к родной земле:

На рога пятнистого марала, Богембай, похож ты был.

И еще ты был похожим

На огромную, с железной кожей

Лапу беркута, что в каменистых скалах Рыжих лис, не промахнувшись, бил.

Умбетей-жырау о Богембай-батыре [1, 95].

Летящий стрелой аргамак – Вот это гордость батыра. Кольчуга, нервущаяся в бою – Вот это костюм для батыра

Меч-алдаспан рубящий голову с плеч –

Вот это руки батыра

Шалкииз-жырау [6].

Тот, кто не медля бросается в бой, Тысячу врагов побеждает в бою, Каждого, свалив, придавит ногой, Каждому силу показав свою, Арыстанбек у нас в войске есть.

Шалкииз-жырау [1, 61].

Быть батыром – значит мужественным быть. Даже безоружный бросайся на врага –

Богу лишь известно, когда смерти быть!

Шалкииз-жырау [1, 60].

Горы Баянааула и Кызылтау, Горы Абралы и Чингистау, Козы-Манрака пик,

Кой-Манрака пик, Вас захватил калмык.

Но твоя, батыр наш, мощь боевая, Тигру с которой сравниться лишь, Калмыков прогнала за горы Алтая В пустыню за Черный Иртыш.

На Ак-Шауле ты разбил свой стан. Могучее войско принял он.

Такой был удар калмыкам дан, Что дедовский край был возвращен

Вами, батыры Кабанбай и Богембай.

Умбетей-жырау [1, 95].

Жырау понимали, как важно для казахского народа, разбросанного по степным просторам Великой Степи, жить в единении, особенно в годы нападения внешних врагов. В своих речитативах выступали они за объединение степных племен и родов, объединение всех трех жузов и всего казахского народа в единое могучее государство. Жырау призывали народ к тому, чтобы забыть рознь и межродовую борьбу, поскольку они считали, что только тогда во врагов вселятся трепет и страх. Жырау хотели донести до каждого жителя-степняка необходимость жить в дружбе и соседстве для своего же блага. Об этом они распевали в своих песнях и властителям, и сородичам.

На троне своем золотом Все три жуза объединяешь, Вдов и сирот никогда,

Справедливый, не обижаешь. Ты держишься правоты, Очень умно действуешь ты.

Обращение Бухар-жырау к Аблай-хану [1, 107].

Ты, с русскими воюя, Абылай, Вражды к степям родным не вызывай. С народом не живи ты во вражде, Певца, как я, ты не найдешь нигде.

………………

Хан будет хорош, когда сведет В семью единую свой народ.

Тогда будут все уважать его, Достойного пояса своего.

Бухар-жырау [7].

Согласие – достаток означает, Иначе – быть посмешищем – беда, Когда раздоры разлучают

Родных и близких, может, навсегда.

Актамберды-жырау [5].

Хан будет хорош, когда сведет В семью единую свой народ.

Тогда будут все уважать его, Достойного пояса своего [2, 193].

В своих песнях-толгау – жырау размышляли о единстве государства, о стремлении народа к мирной жизни и необходимости жить мирно и в доброй взаимосвязи, взаимопонимании и взаимопомощи.

Лучшее жайлау, когда умрешь,

Пусть твое по праву, с собой не возьмешь, Потому не надо ни споров, ни ссор.

 

Видишь в небе уток стаю? Я гляжу, и мне завидно, Дружно как они летают. Так и нам давно уж, видно, Поступать, казахи, нужно. Кочевать давайте дружно, Меж собой объединитесь,

Не богатством, этой дружбой Первым делом вы гордитесь. Пусть тулпар не в силах будет Обскакать все наши степи; Рознь народ мой позабудет,

Во всех врагов вселяя трепет.

Бухар-жырау [1, 109, 110].

Жырау были также и воинами-батырами, участвуя в стычках и войнах, во многих военных походах и сражениях, они всегда были в гуще событий. Они старались своими жырами и своим примером, самоотверженными поступками вдохновить сородичей в борьбе с врагом. По некоторым строкам явно прослеживается, что они созданы в период походов, порой написаны в бою на скорую руку или же в военной обстановке. Своим участием многие жырау (Шалкииз-жырау, Актамберды-жырау, Жиембет-жырау) показывали, как надо любить свою землю, как надо любить свой народ и защищать его от внешних врагов:

Если шлем мой, подобно новому месяцу, Не проблещет, как тонкий месяц горя, – К чему батырская слава моя?!

Что в прибрежных ночевал тугаях У реки холодной, не жалею.

Что топор в руке своей сжимал, Войско удалое возглавляя,

Шел я в бой с врагами, не жалею. Что стрелою острою, крылатой Поражал я насмерть супостата, И об этом тоже не жалею.

Шалкииз-жырау [8].

Столько унижений я испытал,

Что в сердце скопились они мутной водой, И когда семнадцатилетним я стал,

То с саблей пошел боевой тропой, И Бога я сердцем своим призывал,

Чтобы скорей он послал мне с врагами бой.

Актамберды-жырау [1, 82].

Ты видел, каков в бою Я был в походах твоих.

Ты знаешь храбрость мою И советы слушать привык.

Жиембет-жырау [1, 69].

Жырау интересовали все вопросы жизни в казахской степи, что крайне важно для современной эпохи – это политические и социальные вопросы. Они старались не только поставить вопросы, но и дать на них ответы. Жырау, с одной стороны, были поэтами-импровизаторами. Так Бухар-жырау при обращении к Аблайхану, например:

Где же ты еще найдешь Девяностотрехлетнего старца,

Мог бы который без устали песни слагать?

Бухар жырау [1, 99].

Так же и Асан-Кайгы в обращении к хану Жанибеку:

Эй, хан!

Кто ты для всех без слов моих? Но даже мой высокий стих Твоих ушей не достигает.

Асан Кайгы [2, 188].

С другой стороны, жырау были пророками, прорицателями, и выполняли в обществе кочевников миссию жреца, вещими поэтами, предвидящими будущее (считается, что предками жырау были шаманы). Так Бухар-жырау предрекает Аблай-хану:

Это я пришел, Бухар, Бай Ахан и бай Тобет. Я прошу у вас коня, Мне не говорите «Нет»

Если и на этот раз

Ты коня мне, бай, не дашь, То тебе я предреку: Встретишь на своем веку Ты такого удальца, Жизнь которому отдашь. Бухар-жырау[1, 102].

Также Бухар-жырау,не страшась гнева Аблайхана, обращается к нему и предостерегает его:

В пятьдесят пять твоих лет, Разум усилив, встретишь расцвет, Если ж утратишь его,

Жалко завянет жизни твоей цвет.

Бухар-жырау [1, 100].

В обращении Шалкииза-жырау мы также видим пророческие слова, когда он как пророк также предостерегает и предрекает бию Темиру II бесславную смерть и гибель его народа в случае неосторожных действий и шагов когда бий Темир собрался попасть в Мекку и посетить Каабу:

Хоть ты славный потомок самого Едиге, А покинешь свой юрт – пропадешь вдалеке. Потеряешь все то, что имеешь сейчас.

Пропадешь и погибнешь без толку, без нас. И как только получим мы скорбную весть, – Соберутся враги, потерявшие честь.

Не поможет Аллах, ни святой аруах, И народ захлебнется в крови и слезах. Оскудеет природа без солнца и гроз.

И Едиль перельется от пролитых слез. От тоски я завою, одинокий, как пес [9].

Как правило, жырау находились рядом с сильными мира сего – правителями и ханами, и являлись не только поэтами-импровизаторами, не только пророками, но также советниками ханов, родовыми вождями тюркских племен, военачальниками. Как свидетельствуют источники, некоторые из них были выходцами из среды военной аристократии, видными политическими деятелями, главное – представителями всего народа в ханской ставке. Поэтому, заняв эту нишу в среде народа, жырау показывают всем и даже высшему сословию, что они ничего и никого не боятся.

Я словно клык у верблюда самца, Ястреб для стада крикливых гусей, Лучший из биев – наследник отца. Словно огонь моя жаркая речь, Длинный язык мой острее, чем меч. Даже луну я достану из туч, Солнца зажгу потухающий луч,

Казтуган-жырау [6].

Без меня тебе правды не знать, А без правды народу страдать.

Если слушать меня ты не будешь, То легко тебе все потерять.

Обращение Асан Кайгы к Джанибек-хану [1, 34].

К сожалению, сокровища устной литературы – поэтическое творчество жырау сохранялось лишь путем передачи в устной форме из уст в уста, от одних жырау к другому, от одного жыршы к другому, от поколения к поколению. При этом, жырау не записывались в силу традиций казахской степи, поэтому как текстовые источники они представлены уже в более позднюю эпоху. К великому сожалению потомков, многое из того, что имелось бесповоротно утеряно. Однако, несмотря на устный характер творчества носителей степной поэзии, многие фрагменты сохранилось до наших дней, но сохранились они в виде отрывочных данных богатейшего наследия периода средневековья. Кроме того, отдельные фрагменты сохранились даже без авторства.

Однако, поскольку жырау были творцами произведений, в которых зафиксированы исторические события казахского народа, жизнь и деятельность ханов и представителей ханской власти, в целом казахского народа, а также обладали феноменальной памятью и даром импровизации и предвидения, то сами они могут быть рассмотрены как хранители исторической памяти казахского народа.

Обращение к жырау, переводы их не только на русский язык, как например переводы М. Магаулина, Б. Каирбекова и др., но и переводы жырау на различные языки мира, может показать уникальное творчество, в котором зафиксированы история казахского народа, право, проблемы, социально-политические вопросы и менталитет.

 

Литература

  1. Кобыз и копье. Повествование о казахских акынах и жырау XV-XVIII веков / Пер. М. Магауина. – Алматы, 2003. – С. 69.
  2. Части целого. Избранное в 2-х томах. Стихи, проза, переводы. / Пер. Б. Каирбекова. – Алматы, 1998. – Т. 2. – С. 188189.
  3. Из личного архива К. Жанабаева.
  4. Обращение к хану Жанибеку // Части целого. Избранное в 2-х томах. Стихи, проза, переводы. / Пер. Б. Каирбекова. – Алматы, 1998. – Т. 2. – С. 188.
  5. Бектуров Ж. Бухар жырау – выдающийся представить духовной жизни казахского народа // http://catalog.karlib.kz/ irbis64r_01/Kraeved//Literaturnaya_zhizn.
  6. Уали М. Тысячелетие тюркских жырау // http://thenews.kz/2010/01/05/212508.html
  7. Перевод Цыбина В. // http://ref.by/refs/21/37989/1.html.
  8. http://turan.info/forum/showthread.php?t=5816.
  9. http://kk.convdocs.org/docs/index-32522.html?page=12.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология