Эпидемиология рака шейки матки в мире и в республике Казахстан

Рак шейки матки (РШМ) остается важной проблемой общественного здравоохранения мирового масштаба. Из всех форм злокачественных новообразований у женщин РШМ встречается в 9,8% случаев и занимает 2-е место после рака молочной железы по смертности. Несмотря на то, что эпидемиологические исследования в области изучения РШМ проводятся с XIX века проблема заболеваемости и смертности от данного заболевания остается актуальной.

Актуальность. Первые исследования, посвященные эпидемиологии рака шейки матки (РШМ), начали проводиться еще в XIX веке. Rigoni-Stern в 1842 г. опубликовал данные, основанные на изучении регистра смертей в Вероне с 1760 по 1830 г. Он заметил, что РШМ значительно чаще был причиной смерти замужних женщин и вдов и не встречался у девственниц и монахинь. Это позволило ученому высказать гипотезу об инфекционном происхождении РШМ. Известный интерес представляют данные, опубликованные F. Gagnon (1950), — при изучении 13 000 историй болезни монахинь Монреаля и Квебека РШМ не был обнаружен ни разу. Автор связывал подобные результаты с низкой частотой воспалительных заболеваний шейки матки у монахинь. [1]

Анализ статистических данных отечественных авторов и зарубежных служб, в частности AIRS, GLOB-OCAN (2008), показал, что ежегодно в мире зарегистрируется от 529 800 до 530 232 вновь выявленных случаев РШМ и умирают 190 000 женщин. [2-4]

В ежегодном Отчете Барселонской рабочей группы Информационного центра по ВПЧ и раку (ICO) за 2016 год приведены сводные данные по Азиатско-Тихоокеанскому региону, свидетельствующие о том, что РШМ занимает уже третье место среди рака женской половой сферы в Азии с уровнем заболеваемости 12.7 и показателем смертности 6.4 на 100000 женского населения [5]. Та же группа международных экспертов в своем ежегодном Отчете за 2015 г. по Казахстану [6] доложила, что РШМ в РК является вторым по распространенности среди женщин и занимает первое место по частоте в возрастной категории от 15 до 44 лет, с показателем заболеваемости 32.8, в несколько раз превосходящим аналогичные показатели европейских стран [7,8].

Распространенность РШМ в мире.

В большинстве случаев РШМ (78%) встречается в развивающихся странах, где он составляет 15% от всех форм злокачественных новообразований у женщин и является 2-й по частоте причиной смерти от рака, тогда, как в экономически развитых странах составляет только 4,4% от всех вновь диагностированных случаев рака [9,10].

Наиболее высокая распространенность РШМ наблюдается в странах Латинской Америки и Карибского бассейна, Восточной и Южной Африки, Южной и Юго-Восточной Азии, где он составил от 9 до 15 % от всех злокачественных новообразований у женщин и являлся 2-й причиной смерти от рака, В странах Северной Америки и Европы отмечается довольно низкая частота развития РШМ (стандартизованные показатели менее 14 на 100 000 женщин). Очень низкая распространенность РШМ отмечается в Китае и странах Западной Азии, от 2,3 до 4,4 %.Высокие показатели встречаются в таких странах как: Россия (заболеваемость 15,3%, смертность 6,1%), Украина (заболеваемость 16,6%, смертность 6,4%), Литва (заболеваемость 26,1%, смертность 7,5%), Латвия (заболеваемость 17,3%, смертность 6,3%), а также в Казахстане [1119]

В структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями населения стран СНГ доля РШМ колебалась от 4-6 % в Белоруссии, России и Украине, до 9-16 % в Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане. В этих регионах средний возраст вновь выявленных больных колебался от 49 до 53 лет. По данным В.И. Чиссова с соавт. (2009), средний возраст заболевших составил 52,6, из них более 50 % женщины моложе 49 лет. За последние 15 лет (с 1997 г.) средний возраст заболевших снизился на 4 года, а у женщин моложе 29 лет заболеваемость выросла в 2,5 раза [20-22].

Показатели заболеваемости и смертности РШМ значительно варьируют не только между странами, но и среди областей одной страны. Это может быть связано со многими факторами: социально-экономическими условиями, национальными традициями, образовательным уровнем населения, степенью развития системы здравоохранения, проведением программ скрининга и др. В целом, ситуация с заболеваемостью раком шейки матки в Казахстане развивается негативно, несмотря на наличие в стране действующей с 2008 г. государственной скрининговой программы по раннему выявлению рака шейки матки [23].

По прогнозам ВОЗ заболеваемость и смертность от злокачественных новообразований до 2020 года во всем мире увеличатся в 1,5-2 раза. Аналогичная тенденция роста заболеваемости раком характерна и для Республики Казахстан, учитывая рост благосостояния и продолжительности жизни населения, а также выявляемости заболеваний внедрением программ ранней диагностики. В Казахстане рак шейки матки занимает 3-е место в структуре онкопатологии среди женщин, по показателям смертности 10-е место в общей онкопатологии, пик ее приходится на женщин 30-54 лет детородного и работоспособного возраста [24,25] В 2016 году показатель заболеваемости злокачественными новообразованиями составил 199,1 на 100 000 населения против 207,7 в 2015 году. Показатель смертности от злокачественных новообразований по данным комитета по статистике в 2016 году в Республике составил 88,79 по сравнению с 92,2 случаев на 100 000 населения в 2015 году [26].

Также наблюдается снижение заболеваемости РШМ, так в 2015 году взято на учет с первые в жизни установленным диагнозом 1806 женщин, тогда как в 2016 году взято 1713 женщин, из них I, 11,111 стадии в 2015 году 94,1% (2016 96,5%), IV стадии в 2015 году 2,2% (2016 3,2%).

Среднегодовой средний возраст больных РШМ в целом по республике составил 52,9±0,4 лет (95% ДИ=52,1-53,7 лет) В динамике данный показатель при выравнивании имел тенденцию к росту, а среднегодовой темп убыли составил Туб=-0,8%, т.е. наблюдется «омоложение» контингента больных раком шейки матки, что, безусловно является негативным моментом [27].

Наиболее часто встречающимися злокачественными новообразованиями среди женщин в 2015по г. Алматы были рак кожи, рак молочной железы, рак шейки матки, рак тела матки, рак ободочной кишки. В 2017 году рак молочной железы по г. Алматы вышел на первое место, на втором месте рак кожи, РШМ на третьем месте, на четвертом и пятом месте рак тела матки и рак ободочной кишки соответственно [28].

Эпидемиологические исследования и факторы риска.

В настоящее время опубликованы результаты ряда эпидемиологических исследований, которые позволяют выделить следующие факторы риска развития РШМ и его предшественников (дисплазий), среди: половая активность; частая смена половых партнеров не только самой женщиной, но и ее партнерами-мужчинами; несоблюдение половой гигиены; частые травмы шейки матки, которые вызывают возникновение эрозии; аборты; длительный прием гормональных препаратов; инфекционные заболевания половых органов; генетическая предрасположенность; ослабленная защитная функция организма; венерические заболевания; частые роды с помощью недостаточно квалифицированных акушеров; недостаточно разнообразное питание, дефицит витаминов, в частности дефицит витаминов А и С; вирусные инфекции, среди которых наибольшее значение придают папиллома вирусной инфекции (HPV инфекции); курение; иммунодефицит; использование пероральных контрацептивов, гормональные нарушения и др. [29,30]. Среди многих факторов, способствующих развитию РШМ, особое внимание уделяется раннему началу половой жизни, так как в возрасте 14—18 лет биологически незрелый эпителий шейки матки более подвержен действию канцерогенных и коканцерогенных агентов. Так, значительное повышение половой активности молодежи, особенно подростков, обусловленное, главным образом, социальными мотивами, привело к широкому распространению генитальной HPV инфекции. По данным

В.А. Головановой, при цитологическом обследовании 425 сексуально активных девушек-подростков в возрасте 13— 17 лет частота выявления у них HPV-инфекции составила 30,3%, дисплазии многослойного плоского эпителия шейки матки — 4,5%[31,32].

В настоящее время хорошо известно, что эпидемиология РШМ связана с этиологической ролью инфекционного агента. Впервые серьезные высказывания о возможной роли HPV в развитии РШМ были сделаны в середине 70-х годов XX века. HPV передается половым путем, проникая внутрь клетки слизистой оболочки. Его развитие и созревание тесно связано с процессами дифференцировки эпителиальных клеток и продвижения их к поверхности эпителиального пласта. HPV может оказывать продуктивное и трансформирующее воздействие на слизистую оболочку [33].

Ведущую роль в развитии предраковых заболеваний и инвазивной карциномы шейки матки играет именно персистенция высокоонкогенных типов вируса РШМ наиболее часто встречается у женщин среднего возраста (35—55 лет), и лишь в 20% случаев обнаруживается в возрасте старше 65 лет. Рецидивы РШМ после специального лечения чаще всего возникают через 12—20 месяцев после начала лечения. Частота их колеблется от 3,3 до 40%; 78,3% рецидивов выявляется в первые 2 года после начала лечения [34].

Выживаемость больных РШМ во многом связана с такими факторами, как: стадия заболевания, способы лечения, период, прошедший после окончания лечения и др. По сводным данным популяционных раковых регистров стран Европы, годичная выживаемость больных РШМ в 90-х годах XX века составила 84%, 3-летняя — 66%, 5-летняя — 62%. Наименьшая 5-летняя выживаемость отмечена в Польше (51%), наибольшая — в Исландии (84,7%) [35].

Заключение. В настоящее время в развитых странах мира достигнуты значительные успехи в профилактике, ранней диагностике и лечении рака шейки матки (РШМ). Связано это главным образом с тем, что в отличие от других онкологических заболеваний, заболеваемость РШМ хорошо поддается контролю, поскольку заболевание имеет ясную этиологию, четкую и, часто, длительную предраковую стадию, и явную тенденцию к местному распространению. Эпидемиологические исследования позволили выявить взаимосвязь между онкогенным вирусом HPV и развитием РШМ.

Таким образом, РШМ является актуальной проблемой, как в Казахстане, так и во всем мире, требующего дальнейшего изучения и профилактики с целью снижения заболеваемости и смертности.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. F. Gagnon American Journal of Obstetrics and Gynecology. 1950. №60. 516 р.
  2. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Заболеваемость злокачественными новообразованиями населения России и стран СНГ в 2009 г. // Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина. 2011. Т.22., №3. С. 54-92.
  3. Марочко К.В., Артымук Н.В., Фетисова Т.И. Проблемы диагностики рака шейки матки в Кемеровской области // Мать и дитя в Кузбассе. 2015. №4(63). С. 31-35.
  4. M.P.Curado Cancer incidence in five continents VIX. Lyon: IARS, 2008. 160 р.
  5. L. Bruni et al. Human Papillomavirus and Related Diseases in Asia. Summary Report // ICO Information Centre on HPV and Cancer (HPV Information Centre). 2016. №2. P.16-19.
  6. L. Bruni et al. Human Papillomavirus and Related Diseases in Kazakhstan. Summary Report 23 December 2015 // ICO Information Centre on HPV and Cancer (HPV Information Centre). 2015. №4. P. 6-7.
  7. M. Guido et al. Prevalence and Distribution of Human Papillomavirus Genotype in South Eastern Italy, in the Period 20062011: Implications for Intervention // Curr Pharm Des. 2013. №19(8). P. 1498-1507.
  8. S.K. Kjrer et al. Carcinogenic HPV prevalence and age-specific type distribution in 40,382 women with normal cervical cytology, ASCUS/LSIL, HSIL, or cervical cancer: what is the potential for prevention? // Cancer Causes Control. 2014. №25(2). P. 179-189.
  9. Бакшеев С. Н., Руднева О. Д. Распространенность ВПЧ в мире и России // Status Praesens. 2012. №5(11). С. 7-9.
  10. Ferlay J.Shin H. R., Bray F., Forman D., Mathers C., Parkin D. M. Globocan Cancer Incidence and Mortality Worldwide: IARK CancerBase // International Agency of Research on Cancer. 2010. №10. Р. 269-276.
  11. Абдихакимов А.Н., Кошкина Т.А., Султанов Д.Т. с соавт. Первый опыт скрининга рака шейки матки с определением вируса папилломы человека в Центрально-Азиатском регионе // Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина. 2010. Т. 21., №3. С. 20-21.
  12. Новик В.И. Эпидемиология рака шейки матки, факторы риска, скрининг // HPYinfo/ru 2013 URL: www.hpvinfo.ru/cancer/uterine-neck-cancer-1html (дата обращения 26.01.2013).
  13. Урманчеева А.Ф., Мерабишвили В.М., Сельнов С.А. Эпидемиология и диагностика рака шейки матки // Акуш. и гин. 2001. №1. С. 80-86.
  14. Kovanda A.Juvan U., Sterbenc A., et al. Pre-vaccination distribution of human papillomavirus (HPV) genotypes in woman with cervical intraepithelial neoplasia grade 3(CIN3) lesions in Slovenia // ActaDermatovenerol. Alp. PanonicaAdriat. 2009. Vol. 18. P. 47-52.
  15. Lee J.S., Yoon A.Kalapurakal S.K., et al. // J. Clin. Oncol. 1995. Vol. 13. P. 1893-1903.
  16. Scwartz S.Daling J., Shera K., et al. Human papillomavirus and prognosis of invasive cervical cancer: a population-based study // J. Clin. Oncol. 2001. Vol.19. P. 1906-1916.
  17. Wright T.C., Kurman R.J., Ferenczy A. Precancerous lesions of the cervix. Heidelberg: Springer-Verlag,1995. P. 229-227.
  18. Hausen H. Papillomavirus infection a major cause of human cancer // Biochim. Biophys. Acta. 1996. №4. Р. 59-67.
  19. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2016 // Вестник Российского Онкологического Научного Центра имени Н.Н. Блохина РАМН. 2017. Т.2. С. 225-234.
  20. B.H. Чиссов, В.В. Старинский, Г.В. Петрова Злокачественные новообразования в России в 2011-м году (заболеваемость и смертность). М.: ФГУ МНИОИ им. П.А. Герцена Росмедтехнологий, 2012. С. 244-268.
  21. 4. Батурина И.Л., Орнер И.Ю., Абрамов-ских О.С. с соавт. Сопоставление показателей Т-клеточного звена иммунитета и содержания анти-гена плоскоклеточнои карциномы в сыворотке крови у пациенток с местнораспространенными формами РШМ // Медицинская иммунология. 2010. Т.12. С. 387-392.
  22. Салчак Ч.Т., Сиразитдинова А.К., Рассеник Т.И. Анализ состояния онкоолгической помощи больным раком шейки матки в республике Тыва // Сибирский онкологический журнал. 2008. №3(27). С. 58-60.
  23. К.Ш. Нургазиев Ранняя диагностика рака шейки матки на уровне первичной медико-санитарной помощи. Цитологический скрининг. Методические рекомендации. Алматы: 2012. 364 с.
  24. Программа развития онкологической помощи в Республике Казахстан на 2012-2016 годы. Постановление Правительства РК № 366 от 29.03.2012г.С.90.
  25. Арзыкулов Ж.А., Сейтказина Г.Д., Махатаева А.Ж. Показатели онкологической службы РК за 2010. 66 с.
  26. Аналитический материал расширенной Коллегии МЗРК (3м. 2017)
  27. Нуралинова С.И., Медико-социальная оценка заболеваемости и смертности от рака шейки матки в Казахстане: Дис. ... др.фил.наук Алматы, 2012. 94 с.
  28. Статистический сборник «Здоровье населения РеспубликиКазахстан и деятельность организаций здравоохранения в 2017 году». Астана: 2018.
  29. Новик В.И. Эпидемиология рака шейки матки, факторы риска, скрининг // Практическая онкология. 2002. Т.3., №3. С. 156165.
  30. Афанасьев М.С., Алешкин В.А., Афанасьев С.С., Сидорова И. и др. Вирусно-бактериальная природа дисплазии и рака шейки матки // Врач. 2013. №12. С. 35-39.
  31. Беляковский, В. Н. Основные факторы риска возникновения предраковых заболеваний шейки матки по результатам обследования в кабинете патологии шейки матки г. Гомеля // Профилактика и лечение онкологических заболеваний, г. Солигорск, 1994: материалы пленума Белорус. общества акушеров-гинекологов и неонатологов. Минск, 2011. С. 31-33.
  32. ВОЗ. Вирус папилломы человека (ВПЧ) и рак шейки матки: информационный бюллетень URL: http:// www.who.int/ru/newsroom/fact-sheets/detail/human-papillomavirus- (hpv)-and-cervical-cancer.
  33. Мейскенс Ф. М. Рака шейки матки. Причины и профилактика URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rak-sheyki-matki-prichina-iprofilaktika]
  34. Показатели онкологической службы РК за 2010 год.
  35. Ferlay J, et al. GLOBOCAN 2002 Cancer Incidence, Mortality and Prevalence Worldwide. IARC CancerBase. Lyon: 2004. 264 р.
Год: 2019
Город: Алматы
Категория: Медицина
loading...