Особенности управления лечебным процессому лиц пожилого возраста (обзор литературы)

Сохранение относительно хорошего зДоровья у лиц 75 лет и старше является приоритетом Для независимого и активного участия в жизни семьи и общества. Укрепление зДоровья и меры профилактики болезней могут преДотвратить или отсрочить появление неинфекционных и хронических болезней. Для оказания аДекватной помощи пожилым люДям очень важно поДготовить компетентных меДицинских работников и общество как обучение специалистов зДравоохранения оказанию помощи пожилым пациентам, профилактика и веДение хронических болезней, разработка устойчивых стратегий Длительного ухоДа, а также созДание служб и окружающей обстановки с благоприятными условиями Для Данного контингента больных.

Актуальность. В Казахстане, как и в других странах, воздействие фактора старения населения становится все более очевидным. В связи с неуклонным ростом потребности в распределении ресурсов для ухода за пожилыми людьми, необходимы меры общественного здравоохранения, направленные на управление их специфическими болезнями. Дальнейшее понимание факторов риска смертности пожилых людей на различных уровнях медицинского обслуживания позволит пациентам, семьям и междисциплинарным группам лучше планировать терапевтические подходы и более эффективно распределять имеющиеся ресурсы.

Пациенты пожилого и старческого возраста являются одним из сложных групп в медицинской практике. Основными отягчающими факторами являются: наличие множеств заболеваний, быстрое наступление декомпенсации состояния, высокая частота осложнений и необходимость длительной реабилитации [1]. Полиморбидность, сниженные показатели работоспособности, физической и психической активности, низкий уровень качества жизни — все это сопровождает процесс старения и в той или иной мере проявляется у каждого пожилого человека [2]. Наличие множеств заболеваний у пациентов пожилого и старческого возраста приводят к сложному сочетанию симптомов, скрывая типичные диагностические признаки и ухудшение течения основной патологии. Вышеуказанные трудности правильной постановки диагноза на фоне множеств заболеваний могут стать причиной профессиональной ошибки. Все это требует более детального подхода к принятию решения при постановке основного диагноза и назначений рациональной терапии с привлечением необходимых специалистов [3].

Цели лечения пациентов разных возрастных категорий имеют свои особенности. Лечениепациентовданной категории требует особого подхода, что обусловлено сниженной функцией организма, ограничением его физиологических адаптационных возможностей [4]. Целью лечения должно быть не максимальное восстановление нарушенных функций, а снижение выраженной симптоматики без ятрогенного воздействия на организм [5]. Массивная медикаментозная терапия заболеваний у данной когорты пациентов зачастую вызывает больше нежелательных эффектов, чем само заболевание [6]. При лечении молодых пациентов планируется лечение основного заболевания с максимальным восстановлением нарушенных функций, а у больных за 70 лет — уменьшение выраженности симптомов заболевания и компенсация нарушенных функций. Основным ориентиром должно быть сохранение и улучшение уровня качества жизни, что является основной стратегической задачей гериатрии [7]. Исходя из изложенного, термин «качество жизни» приобретает всё большую важность и используется в формировании гуманистической социальной среды, для решении её проблем в связи с необходимостью адаптации человека к условиям существования при старении, появлении и прогрессировании болезней, свойственных данному возрасту [8]. Качество жизни интегральная характеристика, осуществляющая физическое, социальное и психологическое функционирование пациента. Понятие качество жизни включает в себя не менее чем четырёх разных, взаимозависимых областей: физической (совокупность проявлений здоровья и/или болезни); функциональной (способность человека осуществлять деятельность, отвечающий его потребностям, амбициями и социальной ролью); эмоциональной; социальный статус (уровень общественной и семейной активности, включающий отношение к социальной поддержке, поддержание повседневной активности, работоспособности, семейные обязанности и отношения с членами семьи, сексуальность, коммуникабельностьс другими людьми) [9]. Понятие качество жизнитесно связано с определением здоровья, данным Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ): «Здоровье — состояние полного физического, социального и психического благополучия человека, а не просто отсутствие заболевания» [10].

Функциональная зависимость общее состояние, которое каждый год приходится почти на 12% лицам 75 лет и старше. Модель функционального здоровья, предложенная ВОЗ представляет собой полезную теоретическую основу и является инструментом, который измеряет функциональную автономность.

Функциональная система измерения автономности [SMAF] это всеобъемлющий масштаб, состоящий из 29 пунктов [11] в соответствии с классификацией ВОЗ по инвалидности [12] измеряет функциональные возможности в 5 областях:

  • ADL (питание, стирка, повязка, уход за волосами, мочеиспускание и функции кишечника, использование туалета);
  • мобильность (трансферы, ходьба внутри и снаружи, надевание протеза, движение в инвалидном кресле, передвижение по лестнице);
  • связь (видение, слух, речь);
  • умственные функции (память, ориентация, понимание, суждение, поведение);
  • IADL (ведение домашнего хозяйства, приготовление пищи, покупки, стирка, пользование телефоном, транспорт, использование лекарств, бюджет).

SMAF это рейтинговая шкала, которая измеряет фактическую производительность. Тестирование должно проводиться с помощью обученных медицинских работников, которые оценивают лицо после получения информации, либо путем опроса отдельных лиц и доверенных лиц или путем наблюдения или тестирования лица.

Синдром функционального спада, в котором функциональная автономия уменьшается или теряется, может возникнуть как острый статус, что требует неотложную медицинская помощь. Подострая форма более коварное состояние, при котором пациент требует комплексной оценкии программы реабилитации. По данным исследований, функциональный спад общего состояния у пожилых людей, каждый год появляется почти у 12% из тех, кто старше 75 лет. В дополнение к увеличению риска смертности, функциональный спад общего состояния также снижает качество жизни и несет ответственность за значительную часть расходов системы здравоохранения.

Приблизительно треть пострадавших восстанавливает утраченную автономию, что делает традиционные пораженческие отношения к этому вопросу несостоятельными и оправдывает программы оценки, лечения и реабилитации, которые уже имеются или должны быть доступны. Превентивный подход, основанный на скрининге лиц с риском, ранние вмешательства по показаниям, должны предотвращать или замедлять появление функционального спада или уменьшить его последствия. Эффективные стратегии профилактики или реабилитации от функционального спада помогут снизить заболеваемость и тяжесть инвалидности и сократить период зависимости. Это абсолютные предпосылки для контроля расходов на социальное обеспечение и, самое главное, достижения независимой и более здоровой старости [12].

Можно предпринять различные меры для предотвращения, замедления или компенсирования процесса функционального спада. Первичная профилактика проводится посредством индивидуальных или коллективных усилий, направленных на самого пациента(напр, питание и физическая активность) или его материальные и социальные ресурсы (напр, подготовка к выходу на пенсию). Вторичная профилактика включает скрининг лиц находящихся под угрозой функционального снижения, чтобы позволить более раннее вмешательство, прежде чем начнется спад. Этот процесс скрининга может быть проведен во время приема врача (например, когда пожилой человек консультируется у врача, посещает отделение неотложной помощи или получаетуслуги по уходу на дому) или универсальными методами в области общественного здравоохранения (например, посредством опросного листа).

Гериатрические услуги по оценке и реабилитации действуют как третичное звено путем снижения последствий функционального спада. Эти гериатрические вмешательства направлены на исправление нарушений, реабилитации лиц и мобилизации социальных и материальных ресурсов.

Особенностью возрастных пациентов является и то, что при большинстве заболеваний в этом возрасте, они с одной стороны не могут полностью выздороветь, с другой — желают полноценной жизни, достаточно высокого её качества. Для компенсации нарушенных функций организма следует проводить их длительную медикаментозную коррекцию или вмешательства с более длительным реабилитационным периодом. Течение заболеваний на фоне органических и функциональных изменений органов и систем, возникающих в процессе старения, наличие сопутствующей патологии с атипичной клинической картиной, затрудняют лечебные и диагностические процессы. Многие авторы утверждают необходимость особого подхода к гериатрическим пациентам, основной целью лечения которых должно быть сохранение и улучшение качества жизни.

Заключение. Сохранение относительно хорошего здоровья у лиц пожилого возраста является приоритетом для независимого и активного участия в жизни семьи и общества. Укрепление здоровья и меры профилактики болезней могут предотвратить или отсрочить появление неинфекционных и хронических болезней. Эти болезни необходимо выявлять и лечить на ранних стадиях для минимизирования последствий, а пациентам с осложненными заболеваниями требуются соответствующие услуги по уходу и поддержке в течении длительного времени. Для оказания адекватной помощи пожилым людям очень важно подготовить компетентных медицинских работников и общество в таких областях, как обучение специалистов здравоохранения оказанию помощи пожилым пациентам; профилактика и ведение хронических болезней, разработка устойчивых стратегий длительного ухода, а также создание служб и окружающей обстановки с благоприятными условиями для данного контингента больных.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Crabtree H. L., Gray C. S., Hildreth A. J. et al. The Comorbidity Symptom Scale: a combined disease inventory and assessment of symptom severity // J. Amer. Geriat. Soc. 2000. Vol. 48. №12. P. 1674-1678.
  2. Сбоева С. Г., Ряженов В. В. Характерные черты постарения населения и современные геронтотехнологии // Здравоохранение. 2003. №4. С. 15-18.
  3. Брискин Б. С. Полиморбидость пожилых и хирургические проблемы // Клин. геронтол. 2007. №5. С. 3-7.
  4. Г. Т. Арьева, Н. В. Советкина, Н. А. Коморбидные и мультиморбидные состояния в гериатрии // Успехи геронтол. 2011. Т.24., №4. С. 612-619.
  5. Stewart А.Black А., Robins S. P., Reid D. Bone density and bone turnover in patients with osteoarthritis and osteoporosis // J. Rheum. 1999. Vol. 26., №3. P. 622-626.
  6. Дыдыкина И. С., Муравьева Ю. В., Полянская И. П., Новоселова Т. М. Побочные реакции при лечении больных ревматическими заболеваниями // Клин. геронтол. 2002. №3. С. 28-32.
  7. Денисова Т. П., Малинова Л. И. Клиническая геронтология (избранные лекции). М.: Мед. информ. агентство, 2008.
  8. Дворецкий Л. И. Качество жизни пожилого человека // Руководство по геронтологии и гериатрии: В IV т./Под ред. акад. РАМН, проф.В. Н. Ярыгина, проф. А. С. Мелентьева. — T.II. Введение в клиническую гериатрию. Часть I. Глава 11. М.: 2005. — С. 154—160.
  9. Петров В. И. Седова Н. Н. Проблема качества жизни в биоэтике. — Волгоград: 2001. — 96 с.
  10. World Health Organization. Cancer pain relief. — Geneva: WHO, 1986. — P. 5—26.
  11. Hebert R, Carrier R, Bilodeau A. Le systeme de mesure de l’autonomiefonctionnelle (SMAF) // RevGeriatr. 1988. №13(4). Р. 161-167.
  12. World Health Organization. International classification of impairments, disabilities and handicaps: a manual of classification relating to the consequences of disease. Geneva: The Organization, 1980. 46 р.
  13. Rejean Hebert, MD, MPhil. Functional decline in old age // CAN MED ASSOC J. 1997. №157(8). Р. 88-94.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Медицина