Некоторые вопросы квалификации пропаганды терроризма и публичных призывов к совершению актов терроризма

В статье рассмотрены проблемы квалификации деяний. предусмотренных статьей 256 УК РК. противодействие которым требует совершенствования норм антитеррористического законодательства.

В настоящее время одним из источников угроз общественной безопасности в мировом пространстве и. в частности. в Казахстане является терроризм. уровень которого. несмотря на предпринимаемые меры антитеррористического характера. остается достаточно высоким.

Пропаганда терроризма осуждается и запрещается на международном уровне. Ряд международных договоров. конвенций и соглашений. к которым присоединился Казахстан. запрещает пропаганду. подстрекательство и поддержку терроризма. Так. к примеру. Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма. утвержденная резолюцией 49/60 Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1994 года. провозглашает запрет на организацию террористической деятельности. подстрекательства к ней. содействие ее осуществлению. финансирование. поощрение или проявление терпимости к ней [1]. Конвенцией Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г. предусмотрена отдельная ст. 5 "Публичное подстрекательство к совершению террористического преступления" [2]. Аналогичные нормы содержатся в Конвенции Шанхайской организации сотрудничества против терроризма от 16 июня 2009 года [3].

Общая опасность террористических актов. отличающихся особыми целями и методами их совершения. обусловленатакими их отличительными чертами. какгласность. публичность. пропагандистский характер. Намеренное стремление создать обстановку подавленности. страха и напряженности выступает в качестве одного из самых важныхпризнаков терроризма в связи с тем. что такое психологическое влияние на население нельзя рассматривать как побочный эффект террористического акта. для данного деяния оно является составляющим компонентом конечной цели террористов.

Данный факт подтвердили результаты социологокриминологического исследования. проведенного автором. заключающегося в выявлении воздействия образа террористической угрозы на групповое числа респондентов боятся стать жертвой акта сознание студентов вузов г Караганды. Так, 43% из терроризма (рис. 1).

При этом большая часть опрашиваемых студентов (38%) считают, что количество террористических угроз благодаря принимаемым государством мерам расти не будет (рис. 2). Меньшая часть респондентов считают, что количество угроз будет снижаться (27%).

Таким образом, террористам удается своими действиями вызвать у населения страх, тем самым обеспечивая успешность своей деятельностипосредством контролируемого хаоса.

Террористические действия могут проявляться различными способами, но все они имеют два общих признака: своей целью они имеют подрыв государственного строя и сеют в создании населения чувство беспомощности и страха, являющиеся следствием жестокого насилия. В терроризме Умышленное уничтожение тех или иных материальных объектов являются не самоцелью, а способом посредством страха вынудить определенные категории граждан (в первую очередь, входящих в группу риска) совершить нужные террористам действия.

Как пишет Сабитова А.А., террористические акты, как правило, приводят к массовым человеческим жертвам, разрушают материальные и духовные ценности, сеют межгосударственную вражду, провоцируют проявление страха и недоверия [4, с. 67].

Примечательным является, на наш взгляд, то, что Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма в 2006 году рекомендовала криминализировать публичные подстрекательства к совершению преступлений террористической направленности.Тогда как в Казахстане на основании Закона РК от 19 февраля 2002 года "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам борьбы с терроризмом" [5] Уголовный кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997 года, утративший в настоящее время силу, был дополнен статьей 233-1 "Пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма"

 

(в действующем УКРК - статья 256), то есть в 2002 году впервые были установлены уголовно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов таких преступлений, как пропаганда терроризма и публичные призывы к совершению акта терроризма [6].

Рассматривая статью 256 действующего УК РК, необходимо отметить, что при кажущейся простоте ее диспозиции, существуют правоприменительные проблемы при квалификации данного деяния.

Рассмотрим ее более подробно. Объективная сторона деяния, предусмотренного статьей 256 УК РК, содержит два альтернативных действия: пропаганда терроризма и публичные призывы к осуществлению акта терроризма. При этом использованы две совершенно разные семантические категории - "терроризм" и "акт терроризма", "пропаганда" и "публичные призывы".

Согласно подп. 5 ст. 1 Закона о противодействии терроризму, под терроризмом понимается идеология насилия и практика воздействия на принятие решения государственными органами, органами местного самоуправления или международными организациями путем совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству [7].

Акт терроризма - совершение или угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений государственными органами Республики Казахстан, иностранными государствами или международными организациями, а также посягательство на жизнь человека, совершенное в тех же целях, а равно посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (подп. 6 ст. 1 Закона).

Таким образом, очевидно смешение разновидовых понятий, с одной стороны идеология (собственно идеологическая база) как система взглядов и идей, с другой стороны - реализация или угроза реализации действий, в основе которых лежит данная идеология. Аналогичная ситуация прослеживается и с понятиями "пропаганда" и "публичные призывы".

Казахстанское законодательство содержит толкование дефиниции "публичные призывы к совершению акта терроризма", под которыми, согласно подп. 6-1 ст. 1 Закона о противодействии терроризма, понимается обращение, выраженное публично или отраженное в распространяемом информационном материале, воздействующее на сознание, волю и поведение физического лица с целью побуждения его на совершение акта терроризма.То есть законодатель в качестве объекта воздействия называет не группу лиц, а отдельное физическое лицо. Возникает вопрос: чем отличаются публичные призывы к совершению акта терроризма от склонения к совершению акта терроризма или пособничества в его осуществлении, если речь идет о воздействии на физическое лицо, а не на группу лиц, но при этом очевидным признаком призывов является публичность?На наш взгляд, публичность призывов исключает конкретизацию, поскольку публичность подразумевает, что призывы должны осуществляться в общественных местах, в связи с чем они направлены на группу лиц, и именно поэтому отсутствует склонение конкретного объекта (объектов)воздействия к совершению конкретного акта терроризма. Тем самым публичные призывы к совершению акта терроризма отличаются от подстрекательства или пособничества в совершении террористического акта. По нашему мнению, во избежание неясности формулировки толкование понятия "публичный призыв к осуществлению акта терроризма" нуждается в доработке: если речь идет о публичных призывах, то, несомненно, объектом воздействия прежде всего выступает группа лиц, то есть определенная аудитория, а не отдельное физическое лицо.

Интересно в этом отношении законодательство России, Федеральным законом от 06.03.2006 №35-ФЗ "О противодействии терроризму" которой зафиксировано, что призывы к террористической деятельности - это обращение, направленное на возбуждение у части населения желания совершения определенных действий террористического характера [8]. Российский законодатель, так же, как и казахстанский,одним из признаков данного деяния указывает публичный характер. При этом, если призыв к осуществлению террористической деятельности направлен только на одного человека, то такие действия в Российской Федерации квалифицируются либо как подстрекательство к осуществлению терроризма, либо содействие террористической деятельности (ч. 4 ст. 33 , ст. 205.1 УК РФ [9]), а также иные составы (ст. 206, 208, 277, 278, 279, 360 УК РФ). Думается, российский подход в данном случае более логичен.

Что касается квалификации действий, которые связаны с пропагандой терроризма в Казахстане, то нельзя не отметитьправоприменительные проблемы, связанные с определением содержательных признаковданного деяния, поскольку отраслевые законодательные акты не содержат толкования термина "пропаганда". Экстраполируя признаки понятия "пропаганда" и "терроризм" на термин "пропаганда терроризма" автором было предложено следующее определение дефиниции: пропаганда терроризма - это активное воздействие на общественное сознание с целью возбуждения у людей стремления к совершению террористического акта посредством устных выступлений, распространения печатных материалов, использования Интернет-ресурсов и др. средств. отличие от пропаганды призыв к осуществлению террористического акта. на наш взгляд. носит непосредственный характер. являясь одним воздействия на общественное сознание. поскольку призыв характеризуется устным или письменным обращением к слушателям или читателям для убеждения их в необходимости осуществления террористического акта. При этом имеют место призывы. если они осуществляются как в присутствии определенной аудитории. так и непосредственно для нее. Также публичные призывы подчинены строго установленной цели - совершению акта терроризма. "Призыв всегда содержит некоторые указания на то. какое именно действие ожидается от тех. кому предназначается это сообщение" [10. с. 92]. Таким образом. напрашивается вывод. что пропаганда является более широким понятием. а призыв к совершению акта терроризма. отличающийся непосредственным характером. является одной их форм пропаганды терроризма. куда входят также такие составляющие. как листовки. изобразительно-выразительные средства (символы и атрибутика). слоганы и многое другое. Как свидетельствует судебная практика. если в пропаганде терроризма участвовали несколько лиц. то суды в своем решении ссылаются только на статью 256 УК РК без указания. что именно имело место - пропаганда терроризма или публичные призывы к осуществлению акта терроризма. Тогда возникает логический вопрос: для чего законодатель ввел в диспозиции альтернативные действия. Также в судебных материалах отсутствуют ссылки на статью 28 УК РК. то есть в деяниях террористической направленности. совершенных группой лиц. не рассматриваются такие квалифицирующие признаки. как соучастие. подстрекательство и т.д. При этом осужденные. как правило. размещали материалы террористической направленности в социальных сетях. т.е. были адресованы не одному физическому лицу. а группе лиц.

Наибольшие проблемы при квалификации преступления по ст. 256 УК РК вызывает установление субъекта преступления. так как нередко публичные призывы к совершению акта терроризма или пропаганда терроризма осуществляются в сети Интернет неизвестным лицом. Выявление субъекта в таких случаях затруднительно в силуневозможности обнаружения посредством существующих технологий и также тем. что многие интернет- ресурсыразмещаются вне пределов Казахстана.

Таким образом. уголовно-правовые меры противодействия пропаганде терроризма и публичным призывам к совершению акта терроризма требуют в настоящее время как повышения их эффективности посредством совершенствования антитеррористического законодательства. так и поиска новых методовпревентивных мер.

 

Список литература:

  1. Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма. Принята резолюцией 49/60 Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1994 года. Официальный сайт ООН. URL: http://www.un.org/ru/ documents/decl_conv/declarations/terrdec1.shtml (дата обращения: 04.09.2017)
  2. Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г. // Бюллетень международных договоров. - 2009. - № 9.
  3. Конвенция Шанхайской организации сотрудничества против терроризма от 16 июня 2009 г. // Бюллетень международных договоров. - 2012. - № 10.
  4. Сабитова А.А. Международно-правовые аспекты сотрудничества прикаспийских государств по борьбе с терроризмом. // Каспийское море: правовой статус и режим. безопасность региона и охрана окружающей среды: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф.. 23-25 сент. 2005 г. Алматы.
  5. Закон Республики Казахстан от 19 февраля 2002 года № 295-II "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам борьбы с терроризмом". ИС "Параграф". URL: http:// online.zakon.kz/Document/ (дата обращения: 03.09.2017).
  6. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 16 июля 1997 года № 167-I (утратил силу). ИС "Параграф". URL: http://online.zakon.kz/Document/ (дата обращения: 03.09.2017).
  7. Закон Республики Казахстан от 13 июля 1999 года № 416-I "О противодействии терроризму" (с изменениями и дополнениями по состоянию на 28.12.2016 г.). ИС "Параграф". URL: http:// online.zakon.kz/ Document/?doc _id=1013957#pos=0;0&sdoc_params=text% (датаобращения: 04.09.2017).
  8. Федеральный закон от 06.03.2006 №35-ФЗ "О противодействии терроризму" // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146.
  9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп.. вступ. в силу с 26.08.2017). ПС "КонсультантПлюс". URL: http://www.consultant.ru/document/LAW_10699/ (дата обращения: 08.09.2017).
  10. Цуладзе А.М. Большая манипулятивная игра. - М.: Алгоритм. 2000. - 336 с.
Год: 2018
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция