Проблемы законодательной конструкции статьи 256 уголовного кодекса республики Казахстан "пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма"

В статье рассматриваются проблемы законодательной конструкции статьи 256 Уголовного кодекса Республики Казахстан "Пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма". Сравниваются признаки деяния, относящегося к террористической деятельности, зафиксированные в абзаце 6 подп. 18 ст. 1 Закона "О противодействии терроризму", и диспозицию частей 1 и 2 ст. 256 УК РК.

Президент Казахстана Н.А.Назарбаев в своем послании народу Казахстана "Стратегия "Казахстан- 2050: Новый политический курс состоявшегося государства" [1], касаясь вопроса национальной безопасности,особое внимание уделил проблеме терроризма. Поскольку пропаганда терроризма и публичные призывы к совершению акта терроризма, особенно в современных условиях развития IT- технологий, способствуют реальным действиям террористов, то, несомненно, не только сам терроризм, но и любые побуждающие к нему действия также являются национальной угрозой, что находит отражение во включении статьи 256 УК РК в главу 10 "Уголовные правонарушения против общественной безопасности и общественного порядка" [2]. Пропаганда терроризма в целом является одним из основных средств расширения деятельности террористических организаций, активность которых в Республике Казахстан из года в год возрастает.

Статьей 256 УК РК предусмотрена уголовная ответственность за пропаганду терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма. При этом толкование дефиниции "призыв к совершению акта терроризма" зафиксирован в подп. 6-1 ст. 1 Закона "О противодействии терроризму", согласно которому под таким призывом понимается обращение, выраженное публично или отраженноев распространяемом информационном материале, воздействующее на сознание, волю и поведение физического лица с целью побуждения его на совершение акта терроризма [3].

Касаясь термина"пропаганда терроризма", мы обнаруживаем, что ни УК РК, ни Закон "О противодействии терроризму", ни другие отраслевые законодательные актыне содержат толкования данной дефиниции. В связи с этим обратимся к "Словарю основных терминов и понятий в сфере борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма", в котором сказано, что "пропаганда терроризма - это распространение в письменной, устной и наглядно-демонстрационной форме идей, взглядов, теорий, концепций, оправдывающих терроризм и необходимость осуществления террористической деятельности, а также призывы к ее осуществлению; а равно изготовление и хранение в этих целях соответствующих материалов" [4].

Таким образом, составители международного словаря ставят знак равенства между пропагандой терроризма и публичными призывами к совершению террористического акта. Казахстанский законодатель названием статьи 256 УК РК ставит в тупик, так как союз "или" указывает на деяния, по значению взаимоисключающие или заменяющие друг друга, требующие необходимости выбора между ними. Отметим, что, если вдаваться в тонкости лингвистического анализа наименования статьи 256 УК РК, то оно никак не может свидетельствовать о тождественности понятий "пропаганда терроризма" и "публичные призывы к совершению акта терроризма", так как использование союза "или" в значение аналогичности требует постановки перед ним запятой: "пропаганда терроризма, или публичные призывы к совершению акта терроризма", чего не наблюдается в названии статьи 256 УК РК.

При этом, согласно подп. 18 ст. 1 Закона "О противодействии терроризму", под террористической деятельностью понимается совершение

В результате компаративного анализа можно прийти к следующим выводам: ст. 156 УК РК содержит более широкий перечень квалифи- любых из нижеследующих деяний:организация, планирование, подготовка, финансирование и реализация акта терроризма;подстрекательство к акту терроризма;организация незаконного военизированного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы в целях совершения акта терроризма, а равно участие в таких структурах;вербовка, вооружение, обучение и использование террористов;информационное или иное пособничество в организации, планировании, подготовке и совершении акта терроризма; пропаганда идей терроризма, распространение террористических материалов, в том числе с использованием средств массовой информации или сетей телекоммуникаций;оказание финансовой, правовой помощи или иное содействие террористам, а также организациям, деятельность которых признана террористической в соответствии с законодательством Республики Казахстан, с осознанием того, что указанные действия будут использованы для осуществления террористической деятельности либо обеспечения террористической организации.

Как видно, в перечне деяний, относимых к террористической деятельности, названа только пропаганда терроризма, публичные же призывы к совершению террористического акта как самостоятельное явление не находят своего отражения в подп. 18 ст. 1 Закона "О противодействии терроризму".

Возникает вопрос, касающийся квалифицирующих признаков пропаганды терроризма и публичных призывов к совершению террористического акта: являются ли все же данные понятия тождественными, как считает законодатель, или между ними существует различия? Чтобы ответить на данный вопрос прежде всего сравним признаки деяния, относящегося к террористической деятельности, зафиксированные в абзаце 6 подп. 18 ст. 1 Закона "О противодействии терроризму", и диспозицию частей 1 и 2 ст. 256 УК РК.

цирующих признаков рассматриваемого деяния, при этом если УК РК предусматривает в качестве такового пропаганду терроризма, то Закон о противодействии терроризма указывает на пропагандуидей терроризма. На наш взгляд, семантического расхождения в данных терминах не наблюдается, однако очевидно их грамматическое несовпадение. Также очевидным является умолчание в Законе о таком явлении, как публичный призыв к совершению террористического акта. Далее, если Закон предусматривает в качестве террористической деятельности только распространение террористических материалов, то Уголовный кодекс расширяет квалифицирующие признаки, включая не только распространение, но и изготовление, хранение с целью распространения. В Законе нашло отражение в качестве признака лишь использование средств массовой информацииили сетей телекоммуникаций, в то время как Уголовный кодекс РК содержит также указание на совершение рассматриваемого деяния с использованием своего служебного положения либо лидером общественного объединения, либо группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, в том числе с использованием средств, полученных из иностранных источников. В данном случае представляется уместным указание в Законе лишь такого признака, как использование средств массовой информацииили сетей телекоммуникаций, являющегося наиболее распространенным и широким признаком, так как другие признаки, зафиксированные в УК РК, являются более узкими, не присущими в преимущественном порядке проявлениям террористической деятельности.

Рассматривая вопрос соотношения понятий "пропаганда терроризма" и "публичные призывы к осуществлению акта терроризма", необходимо отметить, что в отличие от пропаганды призыв к осуществлению террористического акта, на наш взгляд, носит непосредственный характер, являясь одним воздействия на общественное сознание, поскольку призыв характеризуется устным или письменным обращением к слушателям или читателям для убеждения их в необходимости осуществления террористического акта. При этом имеют место призывы, если они осуществляются как в присутствии определенной аудитории, так и непосредственно для нее. Также публичные призывы подчинены строго установленной цели - совершению акта терроризма. "Призыв всегда содержит некоторые указания на то, какое именно действие ожидается от тех, кому предназначается это сообщение"[5, с. 92].

Пропаганда терроризма является более широким понятием, а призыв к совершению акта терроризма, отличающийся непосредственным характером, является одной их форм пропаганды терроризма, другими формами которой могут являться изобразительно-выразительные средства (символы и атрибутика), слоганы и многое другое.

Таким образом, обращение к ст. 256 УК РК может вызвать некоторые затруднения в правоприменительной практике, так как:

  1. В УК РК отсутствует концепция отождествления или разграничения дефиниций "пропаганда терроризма" и "публичные призывы к совершению акта терроризма", поскольку союз "или" указывает на деяния, по значению взаимоисключающие или заменяющие друг друга, требующие необходимости выбора между ними. В данном случае, на наш взгляд, необходим пересмотр названия статьи, которое должно отражать позицию законодателя по отношению к тождественности и толкованию данных понятий. Поскольку мы считаем, что призывы к осуществлению террористического акта являются одной из форм пропаганды терроризма, то целесообразным представляет следующее наименование статьи 256: "Пропаганда терроризма,в том числе публичные призывы к совершению акта терроризма".
  2. В ст. 256 УК РК отсутствует толкование публичных призывов к осуществлению акта терроризма и пропаганды терроризма, вследствие чего разграничение данных деяний от схожих достаточно затруднено. Поскольку пропаганда терроризма, на наш взгляд, является более объемным понятием, включающим не только публичные призывы, предлагаем изложить диспозицию ч. 1 ст. 156 УК РК следующим образом: "Пропаганда терроризма, то естьактивное воздействие на общественное сознание с целью возбуждения у людей стремления к совершению террористического акта,в том числе публичные призывы к совершению акта терроризма…".
  3. В диспозиции части 2 ст. 256 по сути зафиксирован перечень субъектов, несущих уголовную ответственность за пропаганду терроризма и публичные призывы к совершению акта терроризма. К ним относятся лица, использующие свое служебное положение, лидеры общественных объединений, группа лиц или группа лиц по предварительному сговору. При этом в данном перечне наличествует указание не только на субъектов деяния, но и на способы их осуществления: использование средств массовой информации или сетей телекоммуникаций; использование средств, полученных из иностранных источников. Такое смешение разновидовых категориальных признаков в одном перечне, на наш взгляд, является неоправданным. В связи с чем уместным представляется разграничение способов осуществления пропаганды терроризма и перечня субъектов данного деяния, то есть мы предлагаем изложить часть 2 ст. 156 УК РК в следующей редакции: "Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо лидером общественного объединения, либо группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, использующимисредства массовой информации или сети телекоммуникаций, а также средства, полученные из иностранных источников…".

Таким образом, результаты проведенного сравнительного анализа свидетельствуют о разночтении в целом такого деяния, как пропаганда терроризма и публичные призывы к осуществлению акта терроризма, при этом в одном законодательном акте используется термин "пропаганда идей терроризма", в другом - "пропаганда терроризма". Ни УК РК, ни отраслевые законодательные акты не содержат толкования понятия "пропаганда терроризма", что может существенно затруднить правоприменительную практику в данной сфере. В диспозиции ч. 2 ст. 256 УК РК наблюдается смешение разновидовых категориальных признаков в одном перечне.

Учитывая, что уголовно-правовая регламентация выступает в качествеважнейшей составляющейвсего комплекса мер по борьбе с пропагандой терроризма и публичными призывами к осуществлению акта терроризма, необходимо стремиться к единообразию используемых терминов, наличию их толкований, ясности и понятности законодательных норм,их способности к эффективному применению на практике.

 

Список литературы

  1. "Стратегия "Казахстан-2050: Новый политический курс состоявшегося государства". Послание Президента Казахстана Н.А. Назарбаева народу Казахстана.Официальный сайт Президента РК. URL: http://www.akorda.kz (дата обращения: 05.10.2017).
  2. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года № 226-V (с изменениями и дополнениями по состоянию на 11.07.2017 г.). ИС "Параграф". URL:http://online.zakon.kz/Document/ ?doc_id=31575252(датаобращения: 04.09.2017).
  3. Закон Республики Казахстан от 13 июля 1999 года № 416-I "О противодействии терроризму" (с изменениями и дополнениями по состоянию на 28.12.2016 г.). ИС "Параграф". URL: http:// online.zakon.kz/Document/ ?doc_id=1013957#pos=0;0&sdoc_params=text% (датаобращения: 04.09.2017).
  4. Словарь основных терминов и понятий в сфере борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма. / Под общ. редакцией Петрищева В.Е. - М.: Эдиториал УРСС, 2003. - 66 с.
  5. Цуладзе А.М. Большая манипулятивная игра. - М.: Алгоритм, 2000. - 336 с.
Год: 2018
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция