Социальная ответственность бизнеса как важный ресурс реализации социальной политики государства

В статье рассмотрены различные теоретические подходы к корпоративной социальной ответственности в контексте формирования и развития социального государства. Освещены возможности и последствия использования корпоративной социальной ответственности как важного ресурса достижения социальных целей государства. Рассмотрены особенности и проблемы развития социальной ответственности бизнеса в Украине, предложены направления использования частного сектора для улучшения социальной защиты населения.

Постановка проблемы. Государственная социальная политика играет определяющую роль в снижении уровня бедности и неравенства, в реализации прав человека и в обеспечении роста человеческого и социального капитала. "Политика в области социальной защиты содействует экономическому развитию и развитию общества в долгосрочной и краткосрочной перспективе, гарантируя, что люди могут получить доход, реальный доступ к здравоохранению и другим социальным услугам и имеют право пользоваться экономическими возможностями. Такая политика играет ключевую роль в стимулировании внутреннего спроса, поддержке структурных преобразований в национальной экономике, содействии достойному труду и инклюзивному и устойчивому росту"[1]

Вместе с тем реализация государством его социальных целей требует финансового и ресурсного обеспечения, которое часто бывает очень проблематичным в развивающихся странах и в странах, находящихся в условиях кризиса. Это касается и возможностей социальных программ общественного развития в Украине: актуализация комплекса новых вызовов и угроз, которые обусловлены как военными конфликтами, так и затяжным экономическим и политическим кризисом в стране, существенно повышает требования к эффективности бюджетной политики. С одной стороны, за счет инструментов ее реализации необходимо обеспечивать поддержание существующих социальных стандартов и сохранять их положительную динамику, с другой стороны - существует риск преобладающего воздействия негативных факторов, которые угрожают восстановлением тенденции к углублению дефицита бюджета и комплекса производных макроэкономических проблем.

Указанное актуализирует необходимость разработки эффективной и научно обоснованной стратегии социализации экономической политики Украины, которая должна включать не только пересмотр приоритетов и ориентиров расходования средств в условиях неопределенности экономических перспектив, но также повышение действенности и эффективности бюджетных механизмов и расширение их арсенала. Замедление экономической динамики ограничивает возможности правительства, поэтому остро стоит задача поиска и привлечения дополнительных ресурсов, которые дали бы возможность не допустить снижения социальных стандартов. Таким резервом для обеспечения функционирования комплекса социальной сферы и существенным дополнительным фактором системного решения социальных проблем, которые только усилиями государства преодолеть не удается, может стать социальная ответственность предприятий и их участие в решении этих вопросов. Практика корпоративной социальной ответственности (КСО) может помочь достижению социальных целей, снизить финансовую нагрузку на государственный бюджет и стимулировать формирование гражданского общества. В этом контексте анализ теоретических концепций КСО с точки зрения их отношения к социальным, институциональным изменениям и общего восприятия взаимосвязи между бизнесом и обществом, коммерческим и государственным сектором дает возможность сформулировать рекомендации для Украины относительно формирования и реализации социальной политики в условиях построения рыночной экономики.

Анализ последних исследований и публикаций. Идеи об ответственности бизнеса перед обществом встечаются в литературе с 1930х гг (А.Берле и Г.Минс, 1932; К.Барнард, 1938; Д.Кларк, 1939) [2]. Кроме того, сам термин "корпоративная социальная ответственность" используется с 1960-х для описания и обсуждения роли бизнеса в обществе. Но даже после стольких лет исследований теоретики и практики могут согласиться только с доказанным фактом реального существования КСО, но продолжают дискуссии о ее сущности, формах, объемах реализации и степени влиянии на общество. В работах М.Фридмена [3], Дж. Бакана [4], П. Фримана [5], Дж. Локка [6], Г.Мура[7] и др. представлены разные теоретические позиции относительно роли корпоративной ответственности в решении социальных проблем общества, которые более подробно будут рассмотрены ниже.

В постсоциалистических странах проблемы формирования и реализации КСО стали предметом научных дискуссий, развернувшихся в конце ХХ в. в рамках новой транзитологии. В работах Д.Баюры, Ю.Благова, Н.Гражевской, М.Ескиндарова, А.Колота, Р.Ритво, М. Сапрыкина, Р.Спукиене, Д.Стремикиене, Н.Супрун и др. нашли отражение проблемы сущности и механизмов КСО, основных направлений и противоречий внедрения принципов КСО в постсоциалистических странах. В частности, в монографии Е.Гогули и И.Кудиновой [8] освещены проблемы социальной ответственности бизнеса как современной философии поведения предприятий на рынке. В.Шаповал акцентирует внимание на недостаточной поддержке государством корпоративных социальных инициатив [9]. Регулятивные инструменты усиления корпоративной ответственности в системе национальной экономики разработаны И.Царик [10]. Специфика практики КСО украинских предприятий и результаты исследования побудительных мотивов (факторов принятия) КСО в Украине представлены в исследовании Р.Куринько, Я.Филосов, Г. Холлинсхед [11] и др.

Выделение нерешенных ранее частей общей проблемы. Не смотря на значительное количество фундаментальных теоретичних исследований, посвященных указанной проблематике, в экономической литературе отсутствует единый подход к пониманию сущности КСО. Недостаточно разработанными остаются влияния корпоративной социальной ответственности на формирование социальной политики госудаства и обеспечение устойчивого развития в условиях трансформации социальной системы и обусловленного этим экономического кризиса. Не достаточно исследованы институциональные основы регулирования социальной деятельности бизнеса, специфики его взаимодействия с государственными и местными органами власти в постсоциалистических странах, а также вопросы оценки влияния КСО на экономику и общество.

Цель исследования. Целью предлагаемой работы является систематизация научных подходов к определению роли, возможностей и макроэкономических последствий использования корпоративной социальной ответственности как одной из форм социального обеспечения и важного ресурса достижения социальных целей государства; освещение специфики и проблем развития социальной ответственности бизнеса в Украине и разработка на этой основе практических рекомендаций по использованию возможностей бизнеса для совершенствованию системы социальной защиты населения в Украине.

Основные результаты исследования. Под социальной ответственностью бизнеса понимают принципы, механизмы и действия предпринимателя, которые предусматривают построение такой модели его взаимоотношений с обществом, органами власти, населением, другими предпринимателями, при которой достигается согласование и/или удовлетворение социальных, экономических, финансовых, этических интересов всех сторон при частичной или полной компенсации рыночных ограничений. Социальная ответственность бизнеса является одной из предпосылок достижения стабильности в государстве и налаживания эффективных отношений между всеми субъектами государственной власти.

Идеи участия бизнеса и других групп стейкхолдеров в совместном с государством решении социальных проблем получили широкое распространение в 1980-90е годы в рамках общей дискуссии о необходимости сокращать государственные структуры и расходы на их содержание, а также ограничивать влияние государства и предоставлять больше прав рыночным и различным общественным институтам. В работах Дж.Левиса, А.Эверса, Р.Мишры, Р.Росе [12] и др. неоднократно говорится о необходимости находить другие источники социального обеспечения, кроме государственных. В немного более поздних работах П.Кеннета, П.Алкока [13,14] концептуализируется социальное государство как "государство благоденствия" или как "смешанная (или партнерская) социальная экономика", состоящая из разных секторов "производителей" социальных благ. В такой модели экономики корпоративный сектор (коммерческие предприятия в сфере производства или услуг) является производителем социальных благ наравне с государственным (государственные институты, органы местного самоуправления, вневедомственные государственные организации) и некоммерческим, представленным различными общественными, религиозными, благотворительными и волонтерскими организа-циями.

В рамках этого подхода понятие социального государства, его структура, источники финансового обеспечения и уровни, на которых может осуществляться рост благосостояния, существенно расширяются, а инструментарий государственной бюджетной политики как фактора социализации общественного развития получает новые аспекты исследования, одним из которых яаляется концептуализация целесообразности, границ и форм участия бизнеса в разработке и реализации государственной социальной политики. На сегодняний день не существует единого когерентного взгляда на то, что такое КСО и в каких объемах она возможна и желательна для развития социального государства. Континуум определений имплементации КСО в механизм реализации социальных проблем простирается от полного отрицания такой возможности до признания ее обязательности и уравнивания в правах и обязанностях государственных и бизнес-структур. Все существующие теоретические позиции относительно социального партнерства государства и бизнеса можно условно расположить на шкале между позициями "за" и "против" корпоративной ответственности за социальные проблемы, признания или отрицания наличия у бизнеса обязательств перед обществом.

Выделим основные подходы к КСО и в соответствии с подходом Ж.Брейджинг [2] расположим их так, чтобы отразить отношение каждого из них к участию бизнеса в решении социальных проблем: от крайней консервативной позиции, которая ратует за отсутствие у бизнеса социальных обязательств, через скептиков, которые не верят в искренность его социальных намерений; через либеральные и социал-демократические подходы, каждый из которых более открыт к проблемам общества по сравнению с предыдушим; к радикальным позициям, которые выступают за более глубокие социальные перемены с участием бизнеса (рис.1.)

Консервативный подход к КСО принципиально отвергает идею корпоративной социальной ответственности. Сторонники такого подхода возражают против наличия у компании обязанностей, выходящих за рамки экономических. Наиболее широко цитируемый представитель консервативного подхода - Милтон Фридман, который уже в 1960-х и 1970-х годах утверждал, что единственная ответственность, которая есть у компании, - это ответственность перед ее акционерами. Фридман считал, что бизнес помогает обществу, создавая богатство и рабочие места, т.е. "дело бизнеса - это бизнес". Социальные проблемы, такие как перераспределение богатства или решение социальных проблем, полностью принадлежат правительству [3]. Другими словами, социальный контракт между бизнесом и обществом должен четко разграничить сферу бизнеса и социальную сферу, а также коммерческий сектор и государственный сектор как концептуально, так и институционально. Никакие компромиссы не могут быть предметом переговоров. Общество и бизнес должны вести себя, как они есть. По этой причине рост популярности КСО с точки зрения консерваторов является нежелательным.

 

Консервативный подход к КСО продолжает развиваться. В работах М Дженсена [15], МакВильямса и Сигеля и др. наблюдаются некоторые признаки того, что в рамках подхода появляется минимальная приемлемость вовлечения в социальные процессы, хотя только в том случае, когда предприятие подвергается реальным репутационным или другим рискам в случае отсутствия какой-либо стратегии КСО. Этот последний вариант неоконсервативного подхода можно назвать "неохотно поддерживающим" КСО. Тем не менее упор делается на стратегические, а не этические мотивы, и на минимизацию бизнес- рисков, вместо того, чтобы стремиться к достижению каких бы то ни было социальных целей [16]. Принимая минимум КСО, консерваторы адаптируются к формирующемуся институциональному консенсусу, в котором большинство приняло идею КСО, даже если все еще существуют разногласия по поводу его точного значения и социальных последствий. По словам Дж.Муна, КСО все более институционал-изируется[17].

Скептический подход к КСО также отрицает возможность реальной заинтересованности бизнеса в решении социальных вопросов. Основой для скептицизма является взгляд на КСО как на замаскированный инструмент для поддержания нынешнего статус-кво между государством и бизнесом, который позволяет корпоративным экономическим интересам все более и более отходить от социальных проблем. Сторонники этого подхода (К.Фарнсворт, Г.Монбиот) обеспокоены растущим влиянием бизнеса на правительство в вопросах социальной политики [18]. Сама концепция корпоративной социальной ответственности рассматривается как противоречие в терминах, поскольку, как говорит Дж. Бакан, "корпорация, подобно психопатической личности, которую она напоминает, запрограммирована на использование других для получения прибыли" [4, c. 69], а КСО - это всего лишь еще одно средство, служащее исключительно интересам бизнеса. Поэтому вместо того, чтобы продвигать КСО, скептики занимаются этой темой только для выявления ее бизнес-характера, например, разоблачая частую неискренность отчетов о КСО, противоречия между риторикой и действиями или прямое злоупотребление КСО компаниями, желающими "купить" лучшую репутацию [19]

Скептики отстаивают идею об избегании участия предприятий в социальных вопросах и минимизации, а не расширении роли коммерческого сектора в смешанной экономике. В отличие от других концепций КСО, авторы, связанные со скептическим подходом, предпочли бы, чтобы правительство вводило больше законов, ограничивающих возможности предприятий, особенно транснациональных корпораций, вместо того, чтобы побуждать компании к принятию стратегий КСО [4, 20]

Либеральный подход к КСО - первый из рассмотренных подходов, более восприимчивый к идее вовлеченности бизнеса в социальные вопросы и пересмотру в связи с этим его места в смешанной экономике. В рамках этого подхода идея КСО рассматривается как положительная и перспективная, но только в тех пределах, в которых она выгодна предприятию, оставляя вне зоны внимания выгоды для общества. Либеральный подход к КСО широко известен в литературе как теория стейкхолдеров (например, Ф. Смит [21], Дж.Хендри [22], Дж.Дох и Т.Гуэй [23], Д.Крилли, М.Хансен и др. [24]). Основанная в рамках бизнес- исследований в 1980-х годах Р.Фриманом [5], эта теория доказывает преимущества и долгосрочный смысл ориентации бизнеса на учет интересов не только своих акционеров, но и других контактных групп, прямо или косвенно причастных к его деятельности. Фриман определил их как стейкхолдеров, к которым отнес "любую группу или отдельных лиц, которые могут повлиять или влияют на достижение целей организации" [5,c.46]. Кажая из групп стейкхолдеров имеет свои собственные мотивы, групповые и личные интересы, идеологические убеждения, этические представления о социальных стандартах. Компания получает конкурентные преимущества, если строит свою бизнес-стратегию с акцентом на компромисс между множественными и часто конфликтующими интересами разных групп стейкхолдеров, включая руководителей предприятий, акционеров, наемных рабочих, партнеров по бизнесу, общественность, местные и государственные органы власти и т.д. Эти преимущества известны как "бизнес-кейс для КСО" и включают в себя укрепление бренда компании; привлечение и удержание лучших сотрудников; улучшение отношений с персоналом; укрепление доверия между бизнесом и его потребителями; стимулирование инноваций внутри компании; достижение экономии средств за счет мер по повышению эффективности и др. [17, 25]. Результаты различных исследований подтверждают наличие положительной связи между КСО, репутацией компании и ее финансовыми показателями [26].

Кроме этого, характерными чертами либерального подхода к КСО являются, во-первых, противодействие государственному регулированию социальной ответственности бизнеса путем мониторинга или установления формальных стандартов. Во-вторых, подчеркивается обязательность свободы выбора для каждого предприятия относительно необходимости, степени участия в КСО и форм ее интегрирования в стратегию деятельности. В-третьих, сторонники либерального подхода не уделяют большого внимания вопросу о социальных преимуществах КСО для общественности и государства, считая их вторичными побочными эффектами. В наиболее продвинутом варианте либеральный подход допускает формирование "бизнес-кейса для КСО" с точки зрения преимуществ для бизнеса в целом. Например, содействие развитию образования и профессиональной подготовки - это не только благо для общества, но и для предприятий, поскольку оно повышает качество рабочей силы и количество потенциальных будущих сотрудников [17].

Социал-демократический подход основывается на фундаментальном понимании того, что бизнес и общество имеют взаимную заинтересованность друг в друге. Ключевой идеей этого подхода является концепция партнерства. Дж.Локк, Дж.Руссо и др. [6, 21, 27] отстаивают существование социального контракта между бизнесом и обществом, в рамках которого государство предоставляет компаниям право на образование, владение и пользование землей и природными ресурсами, эксплуатацию и наем членов общества в качестве работников. При этом компании в обмен на свои права берут на себя обязательства действовать в рамках закона и получать прибыль таким образом, который способствует благосостоянию общества. Партнерский подход к КСО способствует более активному участию бизнеса в решении общественных и, в частности, социальных проблем. Вовлечение поощряется через партнерские отношения между предприятиями, государственными органами и часто также некоммерческим сектором. При этом акцент делается на выгодах КСО для общества, а не для бизнеса.

В рамках социал-демократического подхода КСО рассматривается, во-первых, как один из факторов выхода из кризиса идей социального государства и как средство, с помощью которого правительство может получать помощь предприятий для решения все более сложных задач обеспечения благосостояния и решения социальных проблем. Во- вторых, сторонники этого подхода обращаются к моральному и этическому поведению лидеров бизнеса, стремясь породить у них чувство, что социальные проблемы являются их проблемами, и поэтому они заинтересованы в содействии их предотвращению и решению. В-третьих, в отличие от либерального и консервативного подходов, социал-демократы рассматривают государственное регулирование как важное условие для того, чтобы предприниматели брали на себя больше социальных обязательств. На национальном и международном уровнях правительству отводится роль содействия, поощрения и продвижения корпоративной социальной ответственности, обеспечивая при этом оптимальную институциональную среду - экономическую, юридическую и социальную - для будущего роста КСО. Формы, виды и степень социальной ответственности в определенных государством рамках предприятия должны выбирать и внедрять самостоятельно.

Радикальний подход к КСО основывается на вере в необходимость и преимущества использования КСО в качестве инструмента для осуществления фундаментальных социальных изменений. КСО рассматривается не только как ресус отдельных смешанных национальных экономик, но и как возможность пересмотреть глобальный социальный контракт в целом. В частности, радикальный подход связывает КСО с глобальными проблемами, такими как бедность третьего мира, права человека, глобальная социальная справедливость и экологическая устойчивость [28, 29,30] - проблемами, выходящими за рамки национальных социальных государств. Радикалы считают, что глобальный социальный контракт нуждается в пересмотре, так как нынешняя капиталистическая парадигма институционализировала и узаконила не только глобальное социальное неравенство, но и корпоративную жадность и эгоизм [7]. Идеологически радикальный подход к КСО опирается на социалистическую перспективу. Также он часто используется в более широком социальном контексте движения против глобализации или как один из способов оспаривания гегемонистского, парадигматического статуса неолиберализма, особенно в международной сфере. Сторонники радикального подхода к КСО утверждают, что правительства и общественные организации должны оказывать давление на бизнес, вынуждая его следовать определенным кодексам делового поведения. Эти кодексы должны применяться в отношении любого аспекта деятельности бизнеса, и они должны особо соблюдаться, когда компании ведут свою деятельность в странах, где нормативные стандарты очень низки или отсутствуют [28,29]. В этом подходе особенно распространена тенденция использовать понятие "корпоративное гражданство" как синоним КСО, а иногда и как предпочтительный термин замены для КСО [29].

Как мы видим из проведенного анализа, при всем многообразии подходов к определению роли и значения КСО в решении социальных вопросов, на сегодняшний день не осталось ни одной концепции, полностью отвергающей ее существование. Даже в рамках консервативных устремлений допускается целесообразность социальной деятельности компаний, что доказывает принципиальную трансформацию взглядов на роль бизнеса в современном обществе и наличие возможностей для государства при реализации социальной политики использовать появившиеся тенденции социализации, гуманизации и экологизации бизнеса для его участия в решении насущных социальных проблем. Такие теоретические выводы подтверждает ускорившийся в последнее время процес институционализации КСО не только в пределах отдельных стран, но и на региональном и глобальном уровнях: в 2000 г. был принят Глобальный договор ООН, призванный способствовать развитию социальной ответственности бизнеса и решению предпринимательскими кругами социальных проблем, и по состоянию на 1.01.2017 г. к нему присоединилось свыше 12500 компаний из 170 стран [31]; в 2006г. - сформировано Европейский Союз корпоративной социальной ответственности; в 2010 г. - опубликовано Международный стандарт ISO 26000 "Руководство по социальной ответственности" и т.д. Однако несмотря на возрастающую унифицированность и всеобщность принципов КСО, задекларированных этими международными институтами, существуют довольно большие различия в их реализации в разных странах.

Исторически можно выделить три основных направления развития КСО - (1) филанропическая КСО (ориентированная на благо для других без учета прибыльности для компании), (2) стратегическая КСО (ориентированная на выгоды для компании, благо для государства и для стейкхолдеров) и (3) глобализационная КСО (ориентированная на устойчивое развитие, благо для всего общества). Каждое их этих исторических направлений развития социальной ответственности бизнеса мотивировано на идейном уровне различными теоретическими подходами к КСО: на филантропическую нить в основном влияет либеральный подход, стратегическая тесно повязана с социал- демократическим дискурсом, а направление глобализации движется вперед в результате конфликта между радикальным подходом к КСО и неохотно поддерживающим социальную деятельность консерватизмом [2].

Появление и развитие каждого из этих трех исторических направлений КСО всецело связано с развитием смешанной экономики, так как каждое из них ассоциируется с тем или иным ее сектором: филантропическая КСО возникла и развивалась в коммерческом секторе; стимулы к развитию стратегической КСО возникают в качестве инструментов политики для решения социальных проблем в государственном секторе, а идея использования КСО как реакции на глобальные вызовы в основном движется активностью некоммерческого сектора. Современные подходы к КСО в развитых странах отражают хотя бы одну, а иногда и все три из исторических линий КСО. Но каждое направление по- разному проявляется в разных национальных контекстах и зависит от модели смешанной экономики конкретной страны. Например, поскольку английская смешанная экономика имеет относительно большой коммерческий сектор, чем другие европейские страны, филантропическое направление КСО занимает в ней значительное место. Напротив, филантропическая КСО в Дании, Швеции, Норвегии, Германии и Франции минимальна. Здесь основную нагрузку социальной деятельности берет на себя государство [2]. Государственные сектора по- прежнему в настоящее время относительно более экспансивны в социал-демократических и консервативных государствах, чем в либеральном социальном государстве Англии.

В постсоциалистических странах, в том числе - в Украине, процесс формирования и реализации принципов КСО находится на начальном этапе. Активное распространение идей социальной ответственности бизнеса в Украине начинается с 2006 г, когда страна официально присоединилась к Глобальному Договору ООН по защите прав человека, соблюдению стандартов труда, защите окружающей среды и антикоррупционной деятельности. По состоянию на 01.01.2017 года общее количество участников Глобального договора в Украине составляло 56 компаний и организаций, из которых 22 международных и крупных украинских компаний, 8 бизнес-ассоциаций, 2 федерации работодателей и профессиональных союзов, 15 малых и средних предприятия и 9 неправительственных организаций. [31]. Создание нормативной базы КСО инициировано в Украине в 2011г. В этот период была разработана Концепция Национальной стратегии социальной ответственности бизнеса, которая определила три уровня реализации проектов КСО в национальной экономике:

  1. Соблюдение законных обязательств перед государством и обществом (уплата налогов, обеспечение безопасности труда, прав работников, потребителей, соблюдения экологических норм и отраслевых стандартов) - консервативный подход.
  2. Минимизация или устранение негативного влияния бизнеса на общество и управление рисками (нарушение прав человека, загрязнение окружающей среды и т.д.) - скептический подход.
  3. Усиление положительного влияния бизнеса на общество и создание ценностей через инновации, инвестиции и партнерство, направленные на социальное и экологическое благополучие (создание рабочих мест, социальное и экономическое развитие, разрешение конфликтов и т.д.) [32] - социальнодемократический подход.

Таким образом, ожидания государства по отношению к участию частного сектора в решении социальных вопросов в Украине носят консервативно - скептический характер с отдельными социально-демократическими перспективами. При этом важнейшим фактором их актуализации является не столько необходимость решения внутренних социальных проблем (безработица, дискриминация, коррупция, бедность и т.п.), сколько внешние требования, выдвинутые влиятельными международными организациями и, в определенной степени, задачи повышения конкурентоспособности национальных компаний на международном рынке.

В то же время ожидания бизнеса и его видение своей роли в решении социальных вопросов несколько отличны и неоднородны. Эмпирические исследования подтверждают готовность бизнеса разделить с государством ответственность за решение социальных вопросов. По результатам анализа экспертов Центра "Развитие корпоративной социальной ответственности" (Киев), около 70 % украинских предприятий в индустриальных регионах и городах осуществляют различные мероприятия КСО. При этом более 90 % так или иначе поддерживали необходимость реализации КСО в целом украинским бизнесом [33]. Такие же результаты показывает более позднее исследование Международного центра интернет-торговли Allbiz (2015 г): практически все компании (90% участников проведенного центром опроса) согласились, что корпоративная социальная ответственность полезна для бизнеса [34]. При этом сущность КСО разные представители бизнеса рассматривают по-разному.

В целом в Украине можно выделить как минимум четыре группы предприятий с различными подходами к КСО: (1) международные компании, действующие в Украине, или их филии, а также молодые инновационные компании, образованные после распада СССР и ориентированные на зарубежный рынок. В таких компаниях общие подходы к социальным обязательствам и видам деятельности в области КСО продиктованы штаб- квартирой (в случае международных компаний) или являются имплементацией зарубежного опыта (в случае новых национальных компаний) с прагматичными репутационными, финансовыми, маркетинговыми и др. целями. (2) Государственные компании или крупные предприятия, образованные в СССР и продолжающие декларировать принципы социальной защиты, принятые в прошлом на советских предприятиях, которые, будучи часто неэффективными в экономическом смысле, были частью плановой экономики, обязывающей их поддерживать социальную инфраструктуру в виде ведомственных детских садов, школ, лечебных учреждений, рекреационных, спортивных и др. структур. После приватизации эта неподъемная инфраструктура осталась на балансе предприятий. (3) Мелкие и средние предприятия, озабоченные преимущественно вопросами выживания, для которых вопросы КСО не приоритетны. Такие предприятия могут вести теневую экономическую деятельность, искать возможности обойти требования государства и ухудшать, а не улучшать жизнь социума. (4) Местные, чаще всего - муниципальные или сельськохозяйственные предприятия, интегрированные в местную инфраструктуру, владельцы которых имеют ценностную ориентацию "жить среди людей таким образом, чтобы они получали пользу, а не страдали от вашей деятельности" [11]. Как считает А.Куринько, "такой подход отражает "общественное благо", то классическое понятие, уходящее корнями в аристотелевскую традицию (Smith, 1999) …, … которое утверждает, что "бизнес должен внести свой вклад в общее благо, потому что он сам это часть общества" (Garriga и Mele , 2004: 62)".[11]

Таким образом, реалии украинского бизнеса показывают противоречивость и большой разброс мнений о социальной ответственности - от полного отсутствия и отрицания КСО - через значительную долю скептицизма и недоверия к ней - к высокой доли этичности, осознания себя частью общества. Последняя составляющая значительно активизировалась в последнее время. В звязи с развитием военного конфликта на Востоке и существенным снижением уровня жизни значительной части населения ускорился процесс формирования гражданского общества, значительно расширилось частное и корпоративное волонтерство, благотворительность и меценатство. В соответствии с Законом Украины "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" № 5073-VI от 05.07.2012, благотворительная помощь может предоставляться в виде единовременной или периодической финансовой, материальной и иной поддержки и мероприятий, не запрещенных законодательством, и предусматривает осуществление деятельности [35]

Вместе с этим анализ официальных отчетов по КСО украинских (национальных) компаний и международных корпораций, действующих на территории Украины (табл. 1) свидетельствует о том, что практика реализации социальных проектов украинскими компаниями слабо отражает специфику национального хозяйственного развития, в основном "копирует" политику и сферы применения КСО в развитых странах и не способствует решению насущных социальных проблем трансформационного периода.

Обобщая сказанное, можем выделить следующие особенности КСО в Украине: (1) подавляющее большинство компаний в Украине признают и поддерживают необходимость социальной ответственности бизнеса; (2) компании первой группы, преимущественно дочерние структуры международных фирм, составляют подавляющее большинство субъектов, практикующих КСО. Их

 

приоритетами являются мировые стандарты, которые не всегда согласованы с украинскими реалиями; (3) стратегические евроинтеграционные приоритеты Украины побуждают украинские компании следовать принципам КСО (уменьшение негативных воздействий на окружающую среду, соблюдение международных стандартов качества продукции и защиту социально уязвимых слоев населения (детей и женщин), которые иногда лишь декларируются и не реализуются на практике; (4) отсутствие законодательной базы формирования и реализации КСО в Украине, методики оценки ее эффективности, отчетности, слабая общественная поддержка КСО, вызванная незнанием, или недоверием к крупным отечественным компаниям (отношение к проектам КСО как к форме "отмывания денег" или другим формам коррупции), не стимулирует компании к активной деятельности в этой сфере [11]; (5) правовой нигилизм и низкий уровень информированности большого количества экономических субъектов, уклонение выполнения законодательных норм и "закрытость" многих украинских компаний, непрозрачность их финансовой деяльности и отчетности; (6) отсутствие действенных механизмов согласования интересов разных групп стейкхолдеров в сфере реализации социальной политики.

Эти особенности показывают, что развитие КСО в Украине сегодня остро нуждается в содействии государства, которое должно признать КСО как желаемое поведение для отечественного предпринимательства и как важный ресурс реализации социальных целей. Посредством КСО между государством и бизнесом закладываются правила ведения диалога, ценностные основы уважения прав и обязанностей друг друга. Через реализацию разнообразных социальных програм бизнес без излишней рекламы и при опоре на легитимность и авторитет государства улучшает свою репутацию, в лучшую сторону меняется отношение к частной инициативе в целом. Государство, перенимая передовой опыт, технологии, а также культурные ценности бизнеса, начинает работать более эффективно. Распространение и популяризация КСО в обществе обеспечит государству:

  • -сокращение бюджетных расходов, улучшение инвестиционного климата;
  • -экономию средств за счет использования внебюджетных источников финансирования; получение дополнительных ресурсов - финансовых, материальных, управленческого опыта
  • - повышение эффективности выполнения функций или задач, переданных на реализацию субъектам хозяйствования;
  • -возможность сконцентрировать силы на выполнении основных функций - контроль, регулирование, соблюдением общественных интересов;
  • -повышение уровня занятости;
  • - повышение качества и объема общественных услуг и товаров;
  • - интеграцию субъектов бизнеса в общественную жизнь за счет их непосредственного вовлечения в реализацию социально значимых проектов; повышение качества предоставляемых товаров и услуг.

Выводы и дискуссия. Современные теоретические подходы к КСО располагаются в широком диапазоне консервативных, скептических, либеральных, социал-демократических и радикальных взглядов, по-разному трактующих необходимость, объем, формы и мотивы социальной деятельности предприятий. Эти теоретические подходы мотивируют развитие филанропического, стратегического или глобализационного направления развития КСО. В Украине ожидания государства по отношению к участию частного сектора в решении социальных вопросов характеризуются преимущественно консервативно - скептическим подходом с выраженными социально-демократическими перспективами. Ожидания бизнеса, с одной стороны, связаны с осознанием важности и необходимости социальной деятельности, с другой - опираются на внешние стимулы как главную движущую силу развития корпоративной социальной ответственности. Большинство компаний, практикующих КСО, являются представителями или филиалами международных корпораций; отечественные компании чаще формально следуют принципам КСО при наличии перспектив выхода на внешние рынки. В стране не сформирована законодательная база КСО, не разработаны методики оценки ее эффективности; наблюдается слабая общественная поддержка КСО и недоверие к крупным отечественных компаниям. В то же время события последних лет способствовали активизации филантропического и этического направлений КСО украинских компаний, вызванного началом радикальных социально-экономических реформ и военными действиями на Востоке Украины [36]. Дальнейшее эффективное развитие КСО в Украине требует институционального упорядочения практики социальной деятельности, содействие "открытости" действий частного бизнеса и государства с целью снижения уровня недоверия в обществе; поощрение частного бизнеса к реализации приоритетных целей политики КСО путем предоставления определенных преференций; информационное обеспечение и содействие повышению имиджа компаний, которые придерживаются принципов КСО; позиционирования КСО как глобального конкурентного преимущества отечественного бизнеса; повышение уровня экономической грамотности населения, распространения идей КСО среди работников, потребителей, населения в целом.

В этом случае социальная ответственность бизнеса имеет все шансы стать действенным механизмом решения различных социальных проблем, таких как занятость, обучение и повышение квалификации персонала, борьба с коррупцией, этика ведения бизнеса, предупреждение дискриминации, социальная отчужденность и т.д. Дальнейшие исследования проблем КСО в трансформационных экономиках могут относиться, во-первых, к вопросам измерения, оценки и выбора приоритетов социализации, формирования государственных социальных гарантий и инструментария выбора приоритетов социальной политики; во-вторых - к вопросам финансового обеспечения социализации общественного развития в условиях ограниченности ресурсов с помощью развития социальной ответственности бизнеса.

 

Список литературы

  1. 1. Доклад о социальной защите в мире 2014/ 15: обеспечение экономического восстановления, инклюзивного развития и социальной справедливости / Группа технической поддержки по вопросам достойноготруда и Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. - Москва: МОТ, 2015. 436p.
  2. Corporate Social Responsibility and the Welfare State: The Historical and Contemporary Role of CSR in the Mixed Economy of Welfare by Jeanette Brejning 2012: Farnham, Surrey: Ashgate. ISBN 978-14094-2451-2. / Rasche, Andreas. In: International Journal of Social Welfare, Vol. 22, No. 1, 2013, p. 112.
  3. Friedman, M. 1979. The social responsibility of businesses is to increase its profits. The New York Times Magazine, 13 September. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.colorado.edu/ studentgroups/libertarians/issues/friedman-soc-resp- business.html
  4. Bakan J. (2004). The Corporation: The Pathological Pursuit of Profit and Power. London: Constable.
  5. Freeman, R.E. 1984. Strategic Management: A Stakeholder Approach. Boston, MA: Pitman/ Ballinger
  6. Locke, J. 1988 (1689). Two Treatises of Government. Cambridge: Cambridge University Press.
  7. Moore, G. 2003. Hives and horseshoes, Mintzberg or MacIntyre: What future for corporate social responsibility? Business Ethics: A European Review, 12, 41-53.
  8. Гогуля О.П. Соціальна відповідальність бізнесу: монографія / О.П.Гогуля, І.П. Кудінова; Каб.Міністрів Укра?ни, Нац. Ун-т біоресурсів і природокористування Укра?ни.- Ніжин: Лисенко М.М., 2011 - 175 с.
  9. Шаповал В.М. Соціальна відповідальність бізнесу в структурі управління економікою: монографія/В.М.Шаповал; ДВНЗ "Нац.гірн.ун-т".- Д.:Держ.ВНЗ "НГУ", 2011.- 356с.
  10. Царик І.М. Регулятивні інструменти посилення соціально? відповідальності бізнесу в системі національно? економіки: монографія/ І.М. Царик; Черніг.держ.ін-т права, соц.технологій і та праці.- Чернігів: [б.в.], 2011.- 152с.
  11. Corporate social responsibility in Ukraine: cynical utilitarianism or Aristotelian 'Common Good'? / Filosof, Jana; Hollinshead, Graham; Kurinko, Rostislav.University of Hertfordshire, 2012. p. 21 (UH Business School Working Paper).
  12. Evers, A., Lewis, J. and Riedel, B. 2005. Developing child-care provision in England and Germany: Problems of governance. Journal of European Social Policy, 15, 195-209.
  13. Kennett, P. 2004. Introduction: The changing context of comparative social policy. In: Kennett, P. (ed.) A Handbook of Comparative Social Policy.Cheltenham: Edward Elgar Publishing.
  14. Alcock, P. 2001. The comparative context. In: ALCOCK, P. and CRAIG, G. (eds) International Social Policy. Basingstoke: Palgrave.
  15. Jensen, M.C. 2000. Value maximization and the corporate objective function. In: Beer, M. and Nohria, N. (eds) Breaking the Code of Change.
  16. Husted, B.W. and Salazar, J.D.J. 2006. Taking Friedman seriously: Maximizing profits and social performance. Journal of Management Studies, 43, 7591.
  17. Moon, J. 2002. The social responsibility of business and new governance. Government and Opposition, 10, 385-408.
  18. Farnsworth, K. 2004. Corporate Power and Social Policy in a Global Economy. Bristol: Policy Press.
  19. Manokha, I. 2004. Corporate social responsibility: A new signifier? An analysis of business ethics and good business practice. Politics, 24, 56-64
  20. Macleod, S. and Lewis, D. 2004. Transnational corporations: Power, influence and responsibility. Global Social Policy, 4, 77-98
  21. Smith, F., Barker, J., Wainwright, E., Mandaret, E. And Buckingham, S. 2008. A new deal for lone parents? Training lone parents for work in West London. Area, 40, 237-44
  22. Hendry, J. 2001. Economic contracts versus social relationships as a foundation for normative stakeholder theory. Business Ethics: A European Review, 10, 223-232.
  23. Doh, J.P. and Guay, T.R. 2006. Corporate social responsibility, public policy, and NGO activism in Europe and the United States: An institutional-stakeholder perspective. Journal of Management Studies, 43, 47-73
  24. Crilly, D., Hansen, M., & Zollo, M. 2016. The grammar of decoupling: Stakeholder heterogeneity and firm decoupling of sustainability practices. Academy of Management Journal, 59: 705-729.
  25. Ioannou, I., & Serafeim, G. 2015. The impact of corporate social responsibility on investment recommendations: Analysts' perceptions and shifting institutional logics. Strategic Management Journal, 36: 1053-1081.
  26. Brammer, S. and Millington, A. 2005. Corporate reputation and philanthropy: An empirical analysis. Journal of Business Ethics, 61, 29-44.
  27. Dale Ditlev-Simonsen С., 2017. Beyond sponsorship - exploring the impact of cooperation between corporations and NGOs. International Journal of Corporate Social Responsibility (2017) 2:6.
  28. Coleman, G. 2000. Gender, power and poststructuralism in corporate citizenship: A personal perspective on theory and change. Journal of Corporate Citizenship, 5.
  29. Whitehouse, L. 2003. Corporate social responsibility, corporate citizenship and the global compact. Global Social Policy, 3, 299-318.
  30. Masoud N, 2017. How to win the battle of ideas in corporate social responsibility: the International Pyramid Model of CSR / International Journal of Corporate Social Responsibility (2017) 2:4
  31. Официальный Сайт Глобального Договора ООН [Електронний ресурс] // UN Global Compact: [сайт]. - Режим доступу: https:// www.unglobalcompact.org/what-is-gc/participants
  32. Концепція Національно? стратегі? соціально? відповідальності бізнесу [Электронный ресурс] // Центр "Розвиток корпоративно? соціально? відповідальності": [сайт]. - Режим доступа: http://csr-ukraine.org/]
  33. Зінченко, А. Г. Корпоративна соціальна відповідальність 2005-2010: стан та перспективи розвитку [Текст] / А.Г. Зінченко, М.А. Саприкіна. - К. : Фарбований лист, 2010. - 56 с.
  34. Готов ли украинский бизнес быть социально ответственным? [Электронный ресурс] -Режим доступа: http://ubr.ua/business-practice/own- business/gotov-li-ukrainskii-biznes-byt-socialno- otvetstvennym-335125
  35. Закон Украины "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" № 5073-VI от 05.07.2012 (с изменениями и дополнениями) [Электронный ресурс] - Режим доступа: http:// zakon2.rada.gov.ua/laws/show/5073-17
  36. Н. Гражевская, А. Мостепанюк. Развитие корпоративной социальной ответственности в условиях обострения глобальных проблем современности/ Н.И.Гражевская, А.П.Мостепанюк/ / Вісник КНУ. Серія ЕКОНОМІКА. - 2015. - №12(177).- с.12-17.
  37. Hinson R.E., Avornyo F., Kuada J. and Asante F.A., 2017. Corporate social responsibility and international business: examining the nexus and gaps from a developing economy perspective. In International Journal of Corporate Social Responsibility(2017)2:5
Год: 2017
Город: Караганда
Категория: Экономика