Аграрно-правовая наука о правовом регулировании сельского хозяйства в Советской России (1917- 1990 гг.)

До октябрьской революции 1917 года сельское хозяйство в России развивалось в духе земельно-аграрной реформы, названной в честь ее инициатора – Столыпинской.

Главная цель столыпинской реформы – передача, продажа земель в частную собственность крестьянам и на этой основе формирование рыночных отношений в аграрном секторе экономики, а также развитие аграрного предпринимательства.

В результате Октябрьской революции 1917г. и принятия Декрета «О земле» начался новый этап в развитии сельского хозяйства в России.

Были приняты такие правовые акты, как «Положение о земельных комитетах и инструкциях им» от 4 декабря 1917 г.; «Декрет ВЦИК о социализации земли» от 19 февраля 1918 г.; «Положениео социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию» от 14 февраля 1919 г.;30 октября 1922г. был принят Земельный кодекс РСФСР.

Закрепляя государственную собственность на землю, Земельный кодекс провозгласил право бессрочного трудового пользования землей для ведения сельского хозяйства, определил субъектов землепользования - земельное общество и составляющие его трудовые земледельческие хозяйства (дворы). Земельный кодекс разрешал сдачу земли в аренду и наемный труд, имел разделы о плате за землю и о разрешении земельных споров.

К концу 1920-х гг. политика в отношении крестьянства и развития всего сельского хозяйства меняется в сторону организации коллективных хозяйств.

Задачей правительства в сельском хозяйстве стала организация вместо единоличных крестьянских хозяйств - коллективных, которые должны производить сельскохозяйственную продукцию на государственной земле, государственными орудиями труда и сдавать ее государству согласно утвержденному плану.

На начальном этапе развития сельского хозяйства после революции 1917 года на селе осуществляли сельскохозяйственную деятельность такие формы организации труда как: коммуны, ТОЗы (товарищества по совместной обработке земли); артели, крестьянские хозяйства, другие виды общественного хозяйства.

С 1929 г. начался период сплошной коллективизации, когда государство приступило к массовой кампании организации колхозов. В этот период принимается ряд нормативных актов, регулирующих сельское хозяйство и носящих исключительно административный характер. Например, постановление ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» закрепило политику ликвидации кулачества как класса. Постановление ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 г. «О мерах по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством» отменило аренду земли и применение наемного труда в единоличных хозяйствах. Теперь областным и краевым исполкомам предоставлялось право производить конфискацию кулацкого имущества и принимать иные меры против кулачества, вплоть до выселения кулаковв другие области. Конфискованное имущество передавалось в неделимые фонды колхозов.

Значительная часть научных проблем, затрагивающих правоотношения с участием колхозов, в 20-е гг. разрабатывалась в рамках так называемого кооперативного права. Концепция кооперативного права была основана на теории социальной автономии кооперации. Ее сторонники считали, что поскольку все вкооперативах принадлежит его членам, то регулирование всех отношений с участием кооперативных предприятий является автономным правом самого кооператива.

Концепция социальной автономии кооперативных предприятий возникла не случайно. Она представляет собой результат теоретического осмысления принципов кооперирования в условиях перехода к социализму. Известно, что первые коллективные хозяйства на селе возникали под руководством отделов Наркомзема, которые, управляя этим процессом, по существу управляли коллективными хозяйствами. Перегибы в деле управления коллективными хозяйствами поставили на повестку дня вопрос о кооперативных союзах. В начале 20-х гг. В. И. Ленин выдвинул по отношению к кооперации лозунг «Не сметь командовать!», который адресовался, прежде всего, государственным органам. По его же предложению в 1921 г. был создан Сельскосоюз (позднее – Колхозцентр СССР), объединявший сельскохозяйственные кооперативы в масштабе страны. В ведение Сельскосоюза были переданы сельскохозяйственные ком - муны и артели, ранее находившиеся под руководством Наркомзема. В начале 30 -х гг. Колхозцентр СССР был упразднен, и его функции вновь стал выполнять Наркомзем.

Названная концепция в определенной мере опиралась и на правотворческую практику. Об этом свидетельствует тот факт, что издаваемые Наркомземом примерные уставы коммун, артелей и товариществ по общественной обработке земли имели характер образца, а не обязательного для исполнения нормативного акта. В этих условиях основное внимание исследователей общественных отношений с участием колхозов было направлено на обоснование социалистической природы колхозов, колхозной собственности. Дело в том, что до Октября 1917 г. колхозов не существовало. Потребительская и иные формы кооперации, которые функционировали в то время, не считались разновидностью социалистических объединений, рассматривались как предприятия государственно-капиталистические. Поскольку концепция кооперативного права в то время была широко распространена, появившиеся коллективные хозяйства в деревне рассматривались в науке с ее позиций.

Теория кооперативного права получила значительное развитияв период перехода к новой экономической политике, когда началось организационное слияние коммун, артелей и товариществ по обработке земли с системой сельскохозяйственной кооперации вообще. В частности, на основании декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 16 августа 1921 г. «О сельскохозяйственной кооперации»[2] на колхозы (коллективные хозяйства) наряду с нормами земельного законодательства распространялись и нормы законодательства о сельскохозяйственной кооперации.

В становлении, укреплении и дальнейшем развитии колхозов и созданных ими межколхозных (межхозяйственных) предприятий, организаций и объединений наряду с последовательным внедрением и использованием достижений науки и техники, проведением экономических, политических и организационных мероприятий, важное место принадлежит также правовым средствам воздействия на развитие колхозного производства, советскому праву в целом, одной из его важных отраслей — колхозному праву, в особенности.

Ленинскими принципами колхозного строительства являлись: добровольность объединения крестьян в коллективные хозяйства; руководство и помощь колхозам со стороны партии и государства; соответствие формы коллективного хозяйства достигнутому уровню развития колхозного строя; бесплатность и бессрочность землепользования колхозов; техническое перевооружение колхозного производства на основе ведущей роли государственной социалистической собственности; правильное сочетание общественных и личных интересов в колхозах; хозяйственная самостоятельность колхозов, правильно сочетаемая с централизованным плановым руководством; материальная заинтересованность колхозов и колхозников в развитии об - щественного хозяйства и результатах труда; управление делами на основе колхознойдемократии; социалистическая законность. Эти принципы пронизывали все основные правовые нормы и важнейшие институты колхозного права.

Предмет регулирования советского колхозного права — органический комплекс неразрывно связанных между собой имущественных, трудовых и организационно - управленческих отношений, базирующихся на членстве в колхозе, являющемся главной правовойпредпосылкойих возникновения. Важная особенность колхозно-правовых отношений - уставный характер прав и обязанностей участников этих правоотношений. Для колхозных отношений характерно также сочетание государственного и внутриколхозного регулирования. Такое сочетание достигается, прежде всего, наличием утвержденного в соответствующем порядке Примерного Устава колхоза, на основе которого каждое коллективное хозяйство разрабатывает свой устав, учитывая сложившиеся в данном хозяйстве особенности производства и специфику быта кол - хозников.

Таким образом, колхозное право как самостоятельная отрасль советского права представляет собой совокупность установленных либо санкционированных Советским государством норм, закрепляющих основные принципы, формы и порядок организации и деятельности колхозов, межколхозных предприятий, организаций и объединений, выборных органов — советов колхозов в целях укрепления и дальнейшего развития колхозного строя.

Реализация ленинского кооперативного плана выразилась не только в сплошной коллективизации, но и в издании значительного числа законов и других правовых актов по вопросам колхозного строительства в конце 20 -х - начале 30-х гг. (Примерные уставы сельскохозяйственной артели 1930 и 1935 гг. и т. д.), что и позволило выделить колхозное право в самостоятельную отрасль. Однако в те годы колхозное право еще окончательно не освободилось от «родительских» уз земельного, гражданского, трудового права и т. п. Долгое время функционировало земельно-колхозное право как единая научная и учебная дисциплина, хотя колхозное право как совокупность норм, регулирующих отношения, складывающиеся в процессе организации и производственно-хозяйственной деятельности колхозов, функционировало самостоятельно. И, несмотря на все более усиливающееся обособление колхозного права от «родительских» отраслей, представителям науки колхозного права приходилось прилагать значительные усилия для обоснования его как самостоятельной отрасли права. В этих условиях главным теоретическим стал вопрос о сущности колхозного права.

Конечно, данный вопрос получил четкую формулировку лишь сегодня, после изучения и осмысления высказанных в то время отдельных суждений и теорий. Тогда же речь шла о поисках наиболее оптимальных форм правового регулирования отдельных видов общественных отношений с участием колхозов. Причем представители различных отраслей права (гражданского, трудового, земельного, административного и т.д.) считали, что колхозные отношения не могут быть предметом самостоятельной отрасли права, а являются составной частью гражданских, трудовых, земельных, административных отношений и должны регулироваться нормами соответствующих отраслей.

Поистине открытием для своего времени (с позиций современного уровня развития аграрно-правовой мысли) стала концепция, обосновывающая самостоятельность колхозного права с точки зрения специфики колхозного производства. Не сущность имущественных, земельных, трудовых, управленческих отношений является главным в объяснении природы колхозных отношений, а специфика колхозов как новых социалистических кооперативов, коллективных хозяйств, которая и выделяет в отдельную группу имущественные, земельные, трудовые, управленческие отношения в колхозах. Эти различные виды общественных отношений, объединенные в неразрывное целое на основе специфики колхозной собственности и обусловленных ею особенностей управления внутриколхозными делами, как раз и образуют предмет колхозного права.

Названная концепция опиралась на марксистско-ленинские принципы колхозного строительства, на решения партии и государства того времени в области сельского хозяйства. Так, на XVI съезде партии (1930 г.) подчеркивалось: «Антиленинской является всякая попытка перенесения на колхозы организационной системы управления совхозами, ибо, в отличие от совхоза, являющегося государственным предприятием, созданным на средства государства, колхоз является добровольным общественным объединением крестьян, созданным на средства самих крестьян, со всеми вытекающими отсюда последствиями»» Большинство ученых признали данную концепцию правомерной и основное внимание обратили на изучение соотношения колхозного права с земельным, гражданским, трудовым правом и т. д. Однако были у нее и противники, да и сегодня можно встретить высказывания, отрицающие самостоятельность колхозного права.

В непосредственной связи с вопросом о сущности советского колхозного права на протяжении всей истории его развития находился вопрос о предмете колхозного права как отрасли права. Но в отличие от первого вопроса, который исследовался в основном на межотраслевом уровне, второй дискутировался главным образом представителями науки колхозного права, преследовавшими цель совершенствования колхозного законо- дательства и уточнения границ колхозного права как научной и учебной дисциплины.

В трудах А. П. Павлова, Л. И. Дембо, Н. Д. Казанцева, И. В. Павлова, П. П. Пятницкого, А. М. Турубинера и других ученых старшего поколения мы находим научные объяснения основных путей формирования колхозных отношений как предмета колхозного права. Хотя данные труды и создавались в конце 30 -х гг. и позднее, в них получил освещение весь процесс становления и развития правового регулирования кол - хозных отношений с первых лет советской власти[3]. Мы выделяем этот факт особо потому, что, как уже отмечалось, до формирования колхозного права в самостоятельную отрасль права, причем особенно в 20-е гг., проблемы колхозного права нередко трактовались с позиций кооперативного права, которое зачастую исходило из противопоставления колхозов социалистическому государству[4].

Более четко предмет колхозного права был определен после Всесоюзного совещания по вопросам науки советского права и государства 1938 г., когда было признано целесообразно разделить земельно-колхозное право на две самостоятельные отрасли. Правда, на совещании говорилось о разделении курса земельно -колхозного права на два самостоятельных курса, т. е. речь шла о научной и учебной дисциплинах. Однако нет сомнений в том, что такое разделение обусловливалось наличием реально сложившихся совокупностей правовых норм земельного и колхозного права.

Одним из первых занялся теоретическими исследованиями предмета колхозного права Л. И. Дембо. Так, в работе «Проблема кодификации колхозного права» (1939) он всю совокупность колхозных отношений подразделял на 3 вида: а) взаимоотношения колхозов с государством; б) внутриколхозные отношения; в) взаимоотношения колхозов с другими организациями и лицами.

В первом учебнике по колхозному праву колхозные отношения как предмет колхозного права подразделялись на внутриколхозные и внешнеколхозные. Причем к внешним были отнесены отношения: а) юридически связанные в своем возникновении с внутриколхозными отношениями, вытекающими из членства в колхозах; б) регулируемые на основе Примерного устава сельскохозяйственной артели и специальных норм колхозного законодательства; в) возникающие там, где колхоз выступает не как всякое другое юридическое лицо, а именно как своеобразное объединение трудящихся со всеми ему присущими особыми свойствами, не могущее быть замененным в этих отношениях каким-либо другим субъектом.

В другом учебнике анализируемые отношения подразделялись на следующие группы: отношения колхоза со своими членами; отношения колхоза с колхозным двором; отношения колхоза с органами государства, кооперативными объединениями и с отдельными гражданами (внешние отношения).

Таким образом, представления о круге общественных отношений, образующих предмет колхозного права, в период его становления были весьма неопределенными. Это объясняется многими причинами.

Во-первых, как неоднократно отмечалось в колхозном законодательстве, судебной практике, выступленияхруководителейСоветского государства, общественные отношения с участием колхозов были не только новы в общественно -политическом смысле, но и сложны, многогранны. Так, в постановлении ЦИК и СНК СССР от 16 марта 1927г. «О коллективных хозяйствах» указывалось, что коллективные хозяйства представляют собой наиболее сложную и трудную форму кооперативного строительства. Обобщив судебную практику, журнал «Советская юстиция» писал, что «гражданские колхозные дела показывают все разнообразие и сложность правовых взаимоотношений»[5]. М.И. Калинин в выступлении 13 июня 1935г. подчеркивал, что в лице колхозов «мы имеем комплекс очень сложных хозяйственных единиц»[6].

Во-вторых, поскольку колхозное право только что отпочковалось от земельного, государственного, гражданского, трудового и других отраслей, влияние теорий, отрицающих его самостоятельность, было еще сильным. Лишь на Всесоюзном совещании научных работников-юристов в 1938г. таким теориям был дан решительный отпор. На этом совещании А.Я. Вышинский сформулировал концепцию места колхозного права в системе советского права, которая в последующем нередко воспроизводилась другими учеными. Он отмечал: «Земельное и колхозное право соединять в одно нельзя. Если говорить о дисциплине, то здесь мы имеем дело с двумя дисциплинами: земельным правом и колхозным правом». Но признавая самостоятельность колхозного права, А. Я. Вышинский считал, что оно является комплексной отраслью права. Он писал: «Колхозное право входит своими частями в советское государственное право (земельная собственность, основы землепользования, а равно пользование недрами, лесами и водами, государственное планирование в области колхозного строительства, колхозов и др.) и советское гражданское право (договоры, имущественные правоотношения, семейное право и т. д.)»[7]. Поэтому он предупреждал, что нельзя колхозное право изучать в отрыве от государственного и гражданского права.

Мы не будем подробно анализировать высказывания А. Я. Вышинского. Отметим лишь, что концепция о комплексном характере колхозного права, получив «прописку» в юридической науке в конце 30-х гг., использовалась противниками колхозного права как самостоятельной отрасли еще долгое время, и можно сказать, что используется и в наши дни. Особенно часто эта концепция бралась на вооружение представителями трудового права. В учебниках по трудовому праву, изданных в 1938 и 1939 гг., вопросы правового регулирования труда в колхозах были полностью включены в предмет трудового права. В учебнике по трудовому праву 1946 г. указывалось, что «колхозное право является комплексной дисциплиной, изучающей относящиеся к колхозам вопросы советского гражданского, трудового и отчасти административного права».

В этих условиях представителям науки советского колхозного права и тогда, и в дальнейшем приходилось в своих работах ставить вопросы о предмете колхозного права, отстаивать его самостоятельность. Усилиями Н. Д. Казанцева, Л. И. Дембо, А. М. Турубинера, И. В. Павлова, П. П. Пятницкого, Д. Н. Исупова, А. А. Рускола и других юристов -аграрников предмет колхозного права постепенно выкристаллизовывался, получая признание в советской юридической науке.

Правда, вопрос о предмете колхозного права трактовался сторонниками самостоятельности колхозного права по -разному. Так, И, В. Павлов считал, что предметом колхозного права являются лишь внутриколхозные отношения. Н. Д. Казанцев к колхозным относил все отношения колхозов с государственными и кооперативными организациями и отдельными лицами по признаку их урегулированности нормами Примерного устава сельскохозяйственной артели и дополняющего его законодательства.Впоследствии он был вынужден отказаться от этой концепции, так как она чрезмерно расширяла колхозные отношения в качестве предмета колхозного права [9].

Наиболее существенным итогом развития колхозно -правовой мысли того периода был вывод о том, что земельные, трудовые, имущественные и организационные отношения, складывающиеся в колхозах, представляя собой сложное органическое единство, во взаимодействии на основе членских отношений, образуют новый вид общественных связей — внутриколхозные отношения, составляющие предмет самостоятельной отрасли колхозного права. Этот вывод И. В. Павлова [10] был воспринят большинством представителей науки, а выведенный в нем критерий стал основным фактором обособления колхозного права в качестве самостоятельной отрасли в традиционной системе советского права.

Весьма плодотворным оказалось и учение о колхозе как специфическом, незаменимом в колхозных отношениях субъекте. Соответствующее положение, впервые сформулированное еще в 1939г. [11] стало базовым в науке [12]. Развивали идею о колхо - зе как незаменимом субъекте колхозных отношений (в силу специфики самих этих отношений) А. А. Рускол, А. М. Турубинер [13].

Правда, позже В. З. Янчук предпринял попытку поставить под сомнение универсальность этого критерия. Однако несмотря на приемлемость некоторых его доводов на этот счет, в целом концепция о колхозе как специфическом субъекте колхозных отношений позволила провести четкую грань между колхозным правом и смежными с ним науками (гражданско -правовой, административно-правовой, земельноправовой и т. д.). В. 3. Янчук, по нашему мнению, не совсем четко воспринял тот факт, что когда речь идет о колхозе как незаменимом субъекте колхозных отношений, то в первую очередь имеется в виду содержательная сторона понятия «колхоз», его кооперативная природа, которая и делает некоторые внешние его отношения специфическими, внося в них колхозно -правовые элементы.

Исследуя вопросы развития колхозно-правовой мысли, нельзя не отметить, что в годы Великой Отечественной войны сильное воздействие на нее оказали факторы военного времени. Колхозное законодательство должно было содействовать укреплению оборонной и хозяйственной мощи страны, что требовало некоторого сужения прав колхозников, усиления государственного регулирования отдельных сторон внутриколхозных отношений. Нормы колхозного законодательства военного времени способствовали обеспечению должной организованности труда колхозников, что сыграло важную роль в деле победы над врагом. Развитие колхозно -правовой мысли до конца 50-х гг. шло в полном соответствии с развитием советской науки о государстве и праве. Первая дискуссия о системе советского права (1938-1940) единственным материальным критерием деления его на отрасли признала предмет правового регулирования. Соответственно этому и в науке колхозного права основное внимание было уделено разработке своего предмета. Вторая дискуссия о системе советского права (1955—1959) признала необходимым использовать при делении советского права на различные отрасли в качестве критерия метод правового регулирования. Поэтому исследователи стали обращать внимание на выявление специфического для колхозного права метода. Однако метод правового регулирования не был все же признан обязательным классификационным признаком деления системы права на отрасли [14]. Соответственно этому в науке колхозного права метод правового регулирования колхозных отношений также никогда не признавался квалификационным признаком колхозного права. Представители данной науки в большей части говорили об особенностях правового регулирования колхозных отношений, понимая под этим, прежде всего особенности самого предмета и обусловленного им метода регулирования, т, е. рассматривали метод в качестве неотъемлемого (а отсюда и несамостоятельного) свойства предмета.

Впервые в науке колхозного права о методе правового регулирования колхозных отношений как классификационном признаке отрасли высказался И. В. Павлов [15]. Однако, сводя этот метод к особенностям порядка создания колхозно -правовых норм, он по существу говорил об особенностях колхозов как кооперативных организаций, т. е. не отграничивал предмет правового регулирования от его метода. Такой же примерно подход мы видим и в трудах А. А. Рускола; А. М. Турубинера и некоторых других.

В работах, вышедших в свет в 60 -х гг., проблема метода правового регулирования колхозных отношений ставилась уже по -иному. Его стали рассматривать в качестве классификационного признака колхозного права. Однако даже в таком (созвучном рекомендациям представителей общей теории права относительно места и роли метода правового регулирования в системе советского права) плане разные авторы приходили к различным выводам. Например, Я. Я. Страутманис под методом колхозного права понимает сочетание государственного правового регулирования с правотворчеством самих колхозников. Но то, что он считает методом колхозного права, З. С. Беляева квалифицирует как специфический принцип колхозного права.

Следующей значительной проблемой, разрабатываемой представителями науки колхозного права в 60-е гг., стала структура нового Примерного устава колхоза. Ей были посвящены ряд конференций юристов -аграрников, коллективные их труды, многочисленные статьи.

Принятие Примерного устава колхоза в ноябре 1969 г. стимулировало дальнейшее развитие колхозного права. В этих условиях в науке колхозного права уделялось большое внимание, во-первых, уяснению сущности Примерного устава колхоза как основного закона жизни и труда колхозного крестьянства, во -вторых, оказанию помощи в выработке научных концепций актов, дополняющих и конкретизирующих устав, в -третьих, определению закономерностей дальнейшего развития колхозного законодательства, уточнению его места в системе советского права.

Колхозное законодательство 70 -х гг., достигнув значительного уровня в развитии, одновременно сблизилось по содержанию с законодательством, определяющим правовое положение государственных сельскохозяйственных предприятий, В 70 -е гг. произошли значительные качественные изменения в аграрном секторе экономики. Здесь начали появляться новые формы организации сельскохозяйственного производства, получили развитие межхозяйственная кооперация и агропромышленная интеграция. Иначе говоря, жизнь поставила перед аграрно-правовой наукой задачу исследовать проблемы соотношения колхозного законодательства с законодательством о совхозах, о межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции.

В этих условиях вновь возникла (на совершенно новой основе) проблема определения места колхозного права в системе советского права, т. е. проблема соотношения колхозного права со смежными отраслями, в том числе с формирующейся отраслью сельскохозяйственного (аграрного) права. Колхозное право выступало фундаментом, на основе которого надо было искать новые пути совершенствования аграрных отношений. В целом, по нашему мнению, без достижений науки колхозного права было бы не только трудно, но и невозможно выйти на рельсы современного аграрного права.

Составной частью предмета аграрно-правовой науки является правовое регулирование деятельности совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий, т. е. предприятий, основанных на базе государственной собственности.

Это все совхозы, независимо от вида деятельности и ведомственной подчиненности (союзного и республиканского подчинения, совхозы Министерства обороны и т, д.), птицефабрики, конезаводы, племенные хозяйства, свиноводческие комплексы, агрофирмы, межхозяйственные предприятия (организации), откормочные хозяйства, теплично-парниковые комбинаты, плодопитомники, машинно-тракторные станции, учебно-производственные хозяйства сельскохозяйственных учебных заведений и другие предприятия, основной деятельностью которых является производство сельскохозяйственной продукции.

Корни совхозов (как и колхозов) лежат в марксистско-ленинском учении о социалистическом переустройстве сельского хозяйства. Так, еще до победы Октябрьской революции, в период борьбы за установление диктатуры пролетариата, партия боль - шевиков в резолюции по аграрному вопросу, принятой на седьмой (апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) 1917 г., выдвигая требования национализации всей земли и передачи ее трудящимся крестьянам, рекомендовала пролетариям и полупролетариям деревни добиваться образования из каждого помещичьего имения достаточно крепкого образцового хозяйства, которое бы велось за общественный счет советских депутатов от сельскохозяйственных рабочих под руководством агрономов и с применением наилучших технических средств.

На первом Всероссийском съезде крестьянских депутатов 22 июля (4 июля) 1917 г, В. И. Ленин призвал крестьян к скорейшему образованию из экспроприированных помещичьих имений крупных советских хозяйств. Он говорил: «Второй шаг, который наша партия рекомендует, состоит в том, чтобы из каждого крупного хозяйства, из каждого, например, помещичьего имения, которых в России 30000, образованы были, по возможности скорее, образцовые хозяйства для общей обработки их совместно с сельскохозяйственными рабочими и учеными агрономами, при употреблении на это дело помещичьего скота, орудий и т. д. [16].

Таким образом, первые совхозы (советские хозяйства) возникли как образцовопоказательные предприятия на базе крупных помещичьих имений, национализированных на основе Декрета о земле. ВЦИК РСФСР 14 февраля 1919 г., утвердив Положение о социалистическом землеустройстве и мерах перехода к социалистическому земледелию, определил цели и задачи совхозов следующим образом: «Давать наибольшее количество продуктов и промышленного сырья путем повышения производительности труда и расширения посевных площадей, способствовать созданию условий для полного перехода к коммунистическому земледелию, быть культурно - агрономическими центрами». Эти задачи получили дальнейшее развитие в постановлении ЦИК и СНК СССР от 16 марта 1927 г. «О советских хозяйствах», где законодательно была закреплена линия государства на всемерную поддержку совхозов как ведущих сель - хозпредприятий.

Уже к 1922 г. в РСФСР было организовано свыше 4 тыс. совхозов, за которыми закреплялось более 4 млн га земли.

В 1950-х гг. число совхозов в СССР резко увеличилось за счет их создания в Казахстане и Сибири в ходе освоения по решению партии и правительства целинных и залежных земель, а затем и в связи с преобразованием в совхозы экономически слабых колхозов.

Аграрная политика КПСС в 60-х - середине 80-х гг. была, направлена на дальнейшее огосударствление, централизацию и концентрацию сельскохозяйственного производства. Постановление ЦК КПСС от 28 мая 1976 г. «О дальнейшем развитии специализации и концентрации сельскохозяйственного производства на базе межхозяйственной кооперации и агропромышленной концентрации» дало импульс к переводу сельского хозяйства на современную основу. С 1954 по 1985 г. 27962 колхоза т. е. почти одна треть их общего числа, были преобразованы в совхозы.

К сожалению, этот курс партии (без достаточного научного обоснования) получил дальнейшее развитие в виде ликвидации неперспективных сел и деревень. Так, постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства нечерноземной зоны РСФСР» (март 1974 г.) была намечена ликвидация 119 тысяч сельских населенных пунктов.

Перед аграрно-правовой наукой в этот период были поставлены новые задачи. В первую очередь нужно было сформулировать критерии, по которым совхозы отграничивались от промышленных предприятий. К этим признакам были отнесены следующие:

1) совхозы — сельскохозяйственные предприятия; 2) земля для совхоза является основным средством производства, и совхоз обязан заботиться о рациональном ее использовании. Совхозная земля находится в исключительной государственной собственности; 3) производство в совхозах во многом зависит от природных условий, чего нельзя сказать о производстве промышленных предприятий; 4) время производства и рабочее время в совхозах отличается от таковых на промышленных предприятиях, что ставит на повестку дня проблему сезонности труда и занятости работников.

Все это свидетельствует о том, что совхозное строительство всегда рассматривалось как часть аграрных преобразований, а сами отношения с участием совхозов входили составной частью в аграрные отношения. Более того, совхозы играли ведущую роль в разрешении аграрных вопросов даже в условиях полной победы колхозного строя в нашей стране.

В юридической науке проблемам правового регулирования аграрных отношений с участием совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий уделялось гораздо меньше внимания, нежели земельным правоотношениям с участием колхозов. Но все же юристы-аграрники вели здесь теоретические исследования, о чем говорят и темы защищенных докторских диссертаций: Н. Н. Веденин - «Правовое положение совхозов в современных условиях»; Л. Н. Баховкина — «Регулирование государственных закупок сельскохозяйственных продуктов у колхозов и совхозов»; Ф. М. Раянов - «Теоретические проблемы правовой охраны труда в сельском хозяйстве на современном этапе»; И. Ф. Казьмин — «Теоретические проблемы сельскохозяйственного законодательства в СССР»; X. А. Сийгур - «Правовые проблемы совершенствования' оплаты труда работников совхозов»; М. И. Палладина — «Проблемы правового регулирования оплаты труда в сельском хозяйстве»; Г. Е. Быстров — «Теоретические проблемы сельскохозяйственного законодательства в условиях развития агропромышленного комплекса СССР» и т. д. В тот же период было защищено свыше 25 кандидатских диссертаций на темы, так или иначе касающиеся правового положения совхозов, межсовхозных объединений, агрообъединений и других субъектов сельскохозяйственного производства, организации и оплаты в них труда, а также охраны труда [1].

Для исследователей интерес представляли проблемы правового статуса рабочих и служащих совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий; организация деятельности агропромышленных объединенийпроблемы совершенствования государственного управления сельскохозяйственными предприятиями и организациями и т. д.

Таким образом, политические решения КПСС и правительства по совхозному строительству в наилучших традициях нашего государства подкреплялись научными исследованиями.

Поскольку появился предмет для исследования, то место науки колхозного права заняла и получила развитие наука сельскохозяйственного права. В 1982 г. Министерство высшего и среднего образования СССР утвердило учебный план для юридических вузов по советскому сельскохозяйственному праву вместо учебного плана по колхозному праву. В 1985 г. был издан первый учебник по этой дисциплине. Сказанное свидетельствует о том, что юристы-аграрники стремились адекватно общественно-политической мысли и экономической ситуации в стране исследовать проблемы правового регулирования отношений, складывающихся в сельскохозяйственном секторе народного хозяйства.

Выводы

Осмысливая сегодня спектр проблем, связанных с деятельностью совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий, необходимо ответить на вопрос, было ли создание совхозов ошибкой в аграрной политике государства или оно следовало логике развития сельского хозяйства в стране?

Как любая наука, аграрно-правовая наука не терпит категоричности, но исследователь обязан быть объективным в своих выводах. На наш взгляд, у совхозного периода были и положительные, и отрицательные стороны.

Положительным было то, что условия труда рабочих и служащих совхозов приближались к условиям труда в городе. Это позволяло селянам более гармонично развиваться, приобщаться к культуре, образованию, у них было больше времени для семьи и т. д. На крупных агрокомплексах действовала самая современная научно обоснованная система земледелия и животноводства, там велась селекционная и племенная работа, внедрялись новейшие технологии, техника и механизмы. В те годы получило развитие массовое капитальное строительство в сельской местности. Было построено много жилья, инженерных коммуникаций, объектов коммунального и социально-бытового назначения. Для работников совхозов и других сельхозпредприятий были созданы реальные социальные гарантии и т. д.

Наряду с этим аграрная политика КПСС и правительства в тот период привела к окончательному отчуждению крестьян от собственности, превратила их в наемных рабочих. Преобразование колхозов (порой насильственно) в совхозы, отселение «неперспективных» деревень работали на практическую ликвидацию крестьянства. И если объективно проанализировать эти факты, то надо признать, что именно в 70 -80-е гг. «крестьянство перестало быть крестьянством в собственном смысле этого слова».

В то же время в стране была предпринята попытка установить причины отставания сельского хозяйства, «вдохнуть» в него новые импульсы. От сплошного восхваления колхозов и совхозов перешли к выпячиванию роли межхозяйственной кооперации и агропромышленной интеграции. Все это преподносилось как новый этап развития аграрного сектора, заставляло провести переоценку традиционных форм организации сельскохозяйственного производства, правовых способов их опосредствования. Происходящие в аграрном секторе изменения поставили аграрно -правовую науку перед необходимостью переосмысления всей аграрно-правовой мысли, выработанной ранее. Нужно было искать пути повышения эффективности правового регулирования общественных отношений в сельском хозяйстве.

2017 год – год 100-летия Октябрьской революции 1917 года в России.

В данной главе рассмотрен советский период развития российского сельского хозяйства с точки зрения правового регулирования реализации аграрной политики и сельскохозяй ств енной д еятельности.

Как известно, до 1917 года аграрные отношения в России регулировались нормами административного права, гражданского права, земельного права, кооперативного права. В советский период сельскохозяйственная деятельность регулировалась нормами земельно-колхозного права и сельскохозяйственного права. При этом следует учитывать, что в правовом регулировании сельского хозяйства участвовали, в пределах своих компетенций, такие отрасли права как административное право, гражданское право, земельное право, трудовое право, экологическое право. Однако ядром правового регулирования сельского хозяйства в советский период были колхозное право и советское сельскохозяйственное право.

Эти правовые отрасли стали фундаментом для теоретического осмысления и формирования современного аграрного права Российской Федерации.

 

Литература

  1. Б.А. Воронин Аграрно-правовая наука России: история и современность. Екатеринбург, 1999, УрГЮА, С.169.
  2. Петров В.В. Устав сельскохозяйственной артели и современное законодательство о колхозах. Казань, 1966, С.26.
  3. Казанцев Н.Д. Колхозное право в период первого года Советской власти. Вопросы колхозного и земельного права. М. 1951, Дембо Л.И. Очерки колхозного права. Л. 1940.
  4. Павлов И.В. Правовые формы управления делами в колхозах М., 1955, С.110.
  5. Советская юстиция. 1936.№11, С.2.
  6. Калинин М.И. Статьи и речи, 1936.С. 17.
  7. Вышинский А.Я. Вопросы теории государства и права. М. 1949, С.107.
  8. Советское трудовое право под ред. Н.Г. Александрова, Д.М. Генкина. М. 1949, С.16.
  9. Казанцев Н.Д. О колхозных правоотношениях в СССР. Советское государство и право. 1953, №4.
  10. Павлов И.В. Понятие и сущность колхозных правоотношений и роль органов управления в формировании и развитии этих отношений. Вопросы колхозного и земельного права М., 1951, С.86.
  11. Аксененок Г.А., Григорьев В.К., Пятницкий П.П. Колхозное право. М. 1950 С. 18-19.
  12. Колхозное право. Учебник, М., 1939, С.21.
  13. Миколенко Я.Ф., Никитин А.Н. Колхозное право М. 1946 С.8-10.
  14. Рускол А.А. Колхозное правоотношение в СССР М. 1960. Турубинер А.М. Вопросы теории колхозного права М. 1961.
  15. Сорокин В.Д. Метод правового регулирования. Теоретические проблемы. М., 1976.
  16. Павлов И.В. О соотношении государственного руководства и внутриколхозной демократии в правовом регулировании колхозов. Вопросы кодификации законодательства о колхозах М., 1959, С.23-28.
  17. Ленин В.И. полн. собр. соч. Т.24, С.404.
  18. Б.А. Воронин Аграрно-правовая наука России: история и современность. Монография. Екатеринбург, 1999. изд. УрГЮА. С.76.
  19. Сельскохозяйственное право. Учебник. М. Юридическая литература, 1985. Отв. ред. М.И. Козырь, В.В. Петров. С.575.
Год: 2018
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция