Корпоративный договор как средство разрешения дедлока

В настоящее время существует тенденция по активному развитию корпоративного законодательства в связи с развитием и усложнением корпоративных отношений. Одним из дискуссионных вопросов в области корпоративного права, требующим пристального внимания, является урегулирование ситуаций дедлока (deadlock).

Под дедлоком понимают конфликтную ситуацию, при которой учредители юридического лица корпоративного типа, обладающие равным количеством голосов, не могут договориться между собой[26] [27].

Типичным примером являются ситуации, складывающиеся в обществах с ограниченной ответственностью, в которых имеются только два участника, обладающих равными долями в уставном капитале. Такая ситуация обычно сопровождается конфликтом интересов участников и, поскольку участники общества имеют равные возможности по влиянию на деятельность организации, то каждый стремится блокировать принятие решения, с которым такой участник не согласен, что, в свою очередь, может привести к блокированию хозяйственной деятельности юридического лица в целом.

Так как государство заинтересовано не просто в участнике гражданского оборота, а в активном участнике, который будет эффективно использовать имеющиеся активы (а дедлоковые компании, как правило, «замирают» в своем развитии), необходимо создать такие условия, при которых ситуация дедлока не возникнет вообще либо при возникновении может быть разрешена быстрыми и действенными способами.

В свете решения данной проблемы возникает основной вопрос: как наиболее эффективно разрешить возникший корпоративный конфликт в ситуации дедлока?

Специальных способов разрешения подобных ситуаций российским законодательством в настоящее время не предусмотрено. Если попытаться все же выделить в российском праве механизмы для разрешения «тупиковой ситуации», которые уже нашли подтверждение в законодательстве и судебной практике, то можно отметить такие варианты как: ликвидация общества или его реорганизация, принудительный выкуп (продажа) доли в уставном капитале общества, исключение участника из общества, принятие одним из участников решения о выходе из общества.

Так, в одном из определений Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала следующее: «в ситуации, когда уровень недоверия между участниками общества, владеющими равными его долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений, результатом чего может стать принятие участниками решения о ликвидации общества либо принятие одним из участников решения о выходе из него с 27 соответствующими правовыми последствиями» .

Наиболее радикальным способом выхода из дедлока является ликвидация юридического лица. В данном варианте разрешения возникшей «тупиковой ситуации» особо стоит обратить внимание на возможность ликвидации организации по иску участника, предусмотренную пп. 5 п. 3 ст. 61 Гражданского кодекса РФ[28] (далее по тексту – ГК РФ), позволяющую принудительно ликвидировать юридическое лицо в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется.

Еще одним применяемым вариантом разрешения ситуации дедлока является реорганизация юридического лица в форме выделения или разделения, при которой каждый из участников получает отдельное юридическое лицо.

Также ст. 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»[29] предусмотрен такой способ защиты, как исключение участника из общества с ограниченной ответственностью. Основанием для применения подобного способа является грубое нарушение таким участником своих обязанностей либо существенное затруднение деятельности общества действиями (бездействием) такого участника.

На наш взгляд особого внимания при решении рассматриваемой проблемы заслуживает корпоративный договор, поскольку именно эта конструкция направлена на урегулирование порядка осуществления участниками юридического лица своих корпоративных прав на уровне организации.

Корпоративный договор – это давно укоренившийся в мировой практике инструмент регулирования отношения между участниками корпорации. Если обратиться к институту корпоративных соглашений в развитых иностранных правопорядках, то можно сделать вывод, что одной из основных целей корпоративного договора является его направленность на уменьшение возможности наступления конфликтных ситуаций в компании, а при наступлении конфликта – наиболее эффективный из него выход[30].

Корпоративный договор – наиболее приемлемый инструмент для достижения соглашений между участниками, который направлен на установление баланса интересов всех его сторон. Стороны корпоративного договора могут заранее предусмотреть возможные конфликтные ситуации (дедлоки) и определить правила поведения в случае возникновения подобных ситуаций.

В странах общего права для предотвращения и разрешения ситуаций дедлока в корпоративный договор включают так называемые shotgun-условия, к которым можно отнести следующие правовые механизмы: «техасская стрельба» (Texas shoot-out); «голландский аукцион» (Dutch auction); «русская рулетка» (Russian roulette)[31].

«Техасская стрельба» (Texas Shoot-out) – каждая из оказавшихся в тупиковой ситуации сторон акционерного соглашения направляет независимому посреднику запечатанное и скрепленное печатью предложение о цене, по которой она готова выкупить акции другой стороны. После этого оба запечатанных ценовых предложения одновременно вскрываются посредником в присутствии акционеров. Победившим считается тот из них, кто предложит более высокую цену. Далее победивший акционер обязан приобрести (а проигравший – продать) акции проигравшего акционера по цене, указанной в победившем ценовом предложении.

«Голландский аукцион» (Dutch Auction) – одна из разновидностей «Техасской стрельбы», обязывающая каждого акционера передать независимому посреднику запечатанное и скрепленное круглой печатью предложение о минимальной цене, по которой данный акционер намерен продать свои акции другому акционеру. После этого оба запечатанных ценовых предложения одновременно вскрываются посредником в присутствии акционеров. Победившим считается тот, кто предложит наименьшую цену продажи. Далее победивший акционер обязан приобрести (а проигравший - продать) акции проигравшего акционера по цене, указанной в проигравшем ценовом предложении.

«Русская рулетка» (Russian Roulette) - один из двух акционеров (инициирующий) направляет другому акционеру (принимающему) предложение о выкупе его акций с указанием цены, срока и иных условий. Акционер, получивший такое уведомление, имеетвыбор: продать свой пакет акций другому акционеру по указанной цене либо, наоборот, купить пакет другого акционера по той же цене и на тех же условиях .

Полагаем, что включение shotgun-условий в содержание корпоративного договора имеет существенные преимущества перед вариантами выхода из ситуации дедлока, выработанными российской судебной практикой.

Во-первых, при наличии подробного описания порядка реализации соответствующего механизма в корпоративном договоре преимуществом является их удобство и простота, а также отсутствие необходимости обращаться в юрисдикционные органы для разрешения конфликта. Во-вторых, путем использования подобных механизмов можно определить наиболее справедливую цену доли участника, так как впоследствии предлагающая сторона может оказаться как на стороне продавца, так и на стороне покупателя. Также существенным преимуществом является то, что применение данного способа не повлечет за собой прекращение деятельности компании, в отличие от такого способа выхода из дедлока как ликвидация корпорации.

Необходимо отметить, что большинство правовых систем стран континентальной Европы уже позаимствовали подобные механизмы, успешно применяемые в странах англо-американского права. Так, в 2009 году Суд апелляционной инстанции в Вене утвердил правомерность включения «deadlock clause» (оговорка о дедлоке) в устав закрытого общества и в реестр компаний. Сторона определила выкупную цену акций без учета коммерческой или балансовой стоимости. При этом стороны предусмотрели право участнику B самому приобрести акции A, если он находит такую выкупную цену слишком низкой. Как указал суд, такой механизм основывается на системе «сдержек и противовесов», препятствуя А получить несправедливые преимущества[32] [33].

Подводя итог, можно сказать, что регулирование способов выхода из дедлока в российском корпоративном праве крайне мало и не содержит в себе те способы, которые активно используются в зарубежных странах. В связи с этим, считаем, что необходимо основательно разработать правовую базу для разрешения возникающих в деятельности юридического лица ситуаций дедлока.

Складывающаяся в последнее время тенденция расширению диспозитивности в области гражданского права и развитию принципа свободы договора способствует повышению самостоятельности участников гражданского оборота и увеличению роли договорных конструкций в регулировании отношений, являющихся предметом гражданского права, в том числе корпоративных отношений.

В связи с этим, поскольку как таковое законодательное регулирование и, в связи с этим, правоприменительная практика разрешения подобных ситуаций практически отсутствует, полагаем, что урегулирование данного пробела возможно путем заключения корпоративного договора с включением в его содержание тех механизмов и способов, которые активно используются в иностранных правопорядках, в частности, способов указанных выше.

 

Литература

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Российская газета. - № 238-239. - 08.12.1994.
  2. Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Российская газета. - № 30. - 17.02.1998.
  3. Определение Верховного Суда РФ от 08.10.2014 по делу N 306-ЭС14-14, А06- 2044/2013. [Электронный ресурс]. Доступ из справ-правовой системы «Консультант плюс» (дата обращения 30.10.2016).
  4. Бородкин В.Г. Корпоративный договор как механизм разрешения тупиковых ситуаций в хозяйственном обществе // Закон. – 2015. – № 10. – С. 138 - 146.
  5. Козлова Н.В. Deadlock: как выйти из корпоративного тупика и не попадать в него. Российская и зарубежная практика // Юрист Компании – 2015. – № 12. – С. 13-21.
  6. Ростовский А. Способы разрешения тупиковых ситуаций в рамках акционерного соглашения // Корпоративный юрист. – 2010. – № 10. – С. 45 - 46.
Год: 2016
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция