Отдельные аспекты правового регулирования исполнения наказания в виде исполнения лишения свободы

В 2014 году был принят новый Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан, который введен в действие с 1 января 2015 года. Важно отметить, что новый УИК направлен на дальнейшее совершенствование уголовно-исполнительной системы, повышение уровня защищенности прав и законных интересов осужденных. В настоящее время ведется работа по важнейшему государственному вопросу - сокращение «тюремного населения». Так, на текущий момент «тюремное население» снижено на 25% – с 52 до 40 тыс. человек, сегодня на 100 тысяч казахстанцев приходится 233 заключенных [1].

Основными факторами, влияющими на ситуацию были чрезмерная жесткость уголовного закона; жесткая карательная судебная практика, слабость института примирения, законодательные барьеры для широкого применения условно-досрочного освобождения, недостаточная профилактическая работа с осужденными и, как следствие, значительный уровень повторных преступлений.

Для исправления ситуации и приведения эффективности пенитенциарной системы в соответствие с международными стандартами, с 2013 года ежегодно начали проводиться форумы тюремной реформы по наиболее актуальным проблемам в этой сфере.

В рамках первого форума в 2013 году впервые был презентован Проект «10 мер по снижению «тюремного населения».

Приняты меры к расширению институтов примирения, мер пресечения и наказания, не связанных с содержанием под стражей и лишением свободы, условно-досрочного освобождения и замены наказания более мягким видом.

Согласно статистики Генеральной прокуратуры РК, за последние три года в 5 раз увеличилось количество примирений до суда между подозреваемыми и потерпевшими (в 2012 году - 12 570, в 2015 - 61 475).

На 19,2% меньше стал применяться арест как мера пресечения (с 12552 до 10132). Чаще стали избирать залог. В 2015 году он применен в 4 раза больше, чем в 2014 (с 3711 до 16217).

Как результат, в 2015 году за совершение преступлений (без учета проступков) осуждено 20 430 лиц, в том числе к лишению свободы – 6940, или 33,9%.

Доминирующим наказанием стало ограничение свободы (40,5%, 8 271 из 20 430). Общественные работы в 2015 году выросли в 5 раз по сравнению с 2014 годом (с 2,8% до 11,6%, с 660 до 3 392).

До 21,2% возросли штрафы, ранее их было не более 3,5%. В 2015 году он назначен более 6-ти тысячам осужденным на сумму более 3,1 млрд. тенге.

В 2015 году количество освобожденных условно-досрочно и в связи с заменой наказания более мягким видом возросло в 2 раза и составило 11,6 тыс., или 70% от числа заявивших об этом.

За прошлый год число заключенных в колониях снизилось на 17% (с 47,5 тыс. до 39,8 тыс.). Это позволило улучшить положение Казахстана в международном тюремном рейтинге и занять в нем 55 место [2].

Принимаемые меры позволили отказаться от применения амнистии, как основного механизма гуманизации (за время независимости амнистия объявлялась 8 раз, после чего колонии вновь наполнялись заключенными), когда на свободу массово выпускались осужденные, по общим признакам тяжести преступлений, полу и возрасту, независимо от того, встали они на путь исправления или нет. Уже 4 года, как амнистия не применяется. Одиннадцать стран СНГ, кроме нас, до сих пор амнистируют.

Низкий тюремный индекс говорит не только об эффективности системы правосудия и безопасности общества, но и о меньших бюджетных расходах. С каждым годом наблюдалась стойкая динамика увеличения расходов на пенитенциарную систему. Новый Уголовно-исполнительный кодекс направлен на совершенствование регулирования в сфере уголовно-исполнительной деятельности. Концептуальные направления уголовной политики расширяет толерантный подход в отношении преступлений, совершенных впервые или социально уязвимыми лицами.

В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Республики Казахстан, лицу, отбывающему лишение свободы за преступления небольшой, средней тяжести или тяжкого преступления, в случае полного возмещения ущерба, причиненного преступлением, либо отсутствия у него злостных 136 нарушений установленного порядка отбывания наказания, оставшаяся неотбытой часть наказания может быть заменена судом более мягким видом наказания.

Согласно Уголовно-исполнительному кодексу предлагается в период исполнения наказания определять степень поведения осужденного, которая позволяет более дифференцированно подойти к условиям отбывания наказания в целях стимулирования правопослушного поведения осужденного (ст.89 УИК РК) [3].

Так, положительно характеризующиеся осужденные разделяются на первую, вторую и третью степени поведения. Осужденных, нарушающих дисциплину, разделяют на: нарушителей установленного порядка отбывания наказания; лиц, систематически нарушающих установленный порядок отбывания наказания; злостных нарушителей установленного порядка отбывания наказания.

Предлагаемые степени поведения осужденного являются основанием для изменения вида учреждения, условий отбывания наказания. Степень поведения осужденного определяются начальником учреждения.

С 2014 года в УИК представлены виды исправительных учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы, в зависимости от степени безопасности и содержания осужденных. Согласно новой редакции кодекса колонии-поселения теперь являются учреждениями с минимальной безопасностью содержания: колонии общего режима - средней безопасности; воспитательные колонии относятся к учреждениям средней безопасности для несовершеннолетних; колонии строгого и особого режима - к учреждениям максимальной и чрезвычайной безопасности. К исправительным учреждениям полной безопасности отнесены тюрьмы, следственные изоляторы, а также учреждения с изолированными участками различных видов режима. Исправительные колонии, в которых осужденные проживают в камерах, относятся к учреждениям смешанной безопасности.

Вызывает определённые вопросы использование термина «учреждения» разной степени «безопасности» исходя из этимологии слова «безопасность». Непонятно, о безопасности кого идет речь? Если о безопасности общества, то непонятно, почему минимальная безопасность для общества наступает при содержании осуждённых в колониях-поселениях. Означает ли это, что от них исходит самая большая опасность? Если речь идет о самих заключенных, то вообще нельзя говорить о степенях их безопасности, потому что всем им должна быть гарантирована максимально возможная безопасность. Если говорить о безопасности сотрудников учреждений уголовно-исполнительной системы, то точно также им должна быть обеспечена максимально возможная безопасность. Да и общество не может находиться в границах от максимальной до минимальной безопасности. Ему тоже нужно обеспечивать максимально возможную безопасность. Это задача государства.

Вообще термин «учреждение безопасности» не вполне удачен и требует пересмотра. Этот термин, видимо, появился в результате 137 формального перевода английского термина «security» (например, «high security prison»). Но дело в том, что «security» в зависимости от контекста может быть переведен не только как «безопасность», но и как «контроль (охрана, изоляция)». «High security prison» означает учреждение (тюрьма) с наивысшей степенью контроля (охраны, изоляции), а не - высокой или максимальной безопасности. Речь идёт о степенях контроля и изоляции осуждённых к лишению свободы (охраны и режима) [4].

Тогда логичнее называть учреждения максимальной охраны и учреждения минимальной охраны или учреждения минимального контроля и учреждения максимального контроля. Возможно использование термина «изоляция». Например, «учреждение с максимальной степенью изоляции», «учреждение с минимальной степенью изоляции» или «учреждение со средней степенью изоляции».

В целом необходимо отметить, что, несмотря на наличие в новом Уголовно-исполнительном кодексе РК ряда прогрессивных положений, в нём продолжает реализовываться отставшая от современных представлений концепция «воспитания и исправления», основанная на формальных оценках поведения осуждённых в использовании режима отбывания наказания и общественно-полезного труда как одних из основных средств исправления. Он нуждается в серьёзной доработке для приведения уголовно- исполнительной политики в Республике Казахстан в соответствие с международными стандартами и передовой практикой.

 

Литература

  1. Нургазина М. Тюремное население в Казахстане значительно сократилось // Казахстанская правда. Статья. - Астана, 2016. – С.2-3.
  2. Байкенов О. О мерах по снижению «тюремного населения» в Казахстане. Статья. – Астана, 2016. – С.1.
  3. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан: Кодекс Республики Казахстан от 5 июля 2014 года № 234-V (с изм. и доп. по сост. на 06.04.2015 г.).
  4. Жовтис Е.А. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Казахстан: Новая или слегка улучшенная старая Уголовно-исполнительная политика? // Информационный бюллетень правовых реформ Республики Казахстан. Выпуск 3. - Астана, 2016. - С.1-10.
Год: 2016
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция