Женщины-медики Восточно-Казахстанской области в годы Великой Отечественной войны: героизм и фронтовая повседневность

В историографии по Великой Отечественной войне основное внимание было сосредоточено на политических событиях, на крупных сражениях, военной стратегии и тактике, эвакуации и милитаризации производства, военных героических подвигах. Однако практически неразработанной остались проблемы участия женщин на войне, их место и роль в военных событиях и в тылу. После 1990-х гг. гендерные аспекты истории войн стали актуальными. Ученые стали изучать опыт женского участия в войне, исследовать модели женской памяти о войне, государственную политику по отношению к женщинам, особенности женского поведения на войне и в тылу. Статья посвящена героизму женщин-медиков, призванных на фронт из Восточно-Казахстанской области, которые ценою своей жизни не только оказывали помощь раненым солдатам, но и воевали с оружием в руках. Архивные документы и воспоминания врачей-фронтовичек отражают трудности и страшную картину военной повседневности. Авторы приходят к выводу, что история каждой женщины, наполненная как героическими страницами, так и трагическими, имеет большую ценность и заслуживает внимание.

Великая Отечественная война 1941–1945 гг. была одним из крупных военных конфликтов в истории мира. Она унесла десятки и сотни тысяч жизней людей, коснулась каждой семьи. Особенно тяжело приходилось военным врачам и всему медицинскому персоналу, которые оказались в гуще событий, в самом пекле войны. Им пришлось выносить с поля боя раненых солдат, проводить сложные операции под обстрелами, а иногда – сражаться.

С первых дней войны медики подлежали немедленной мобилизации, так как относились к категории военнообязанных. Практически все медицинские образовательные учреждения Союза перешли на скорейшую подготовку медицинского персонала. В течение 1941–1942 гг. вузами страны в ряды Красной Армии были направлены более 65 тыс. врачей, более 80 тыс. были призваны из запаса. К примеру, Алма-Атинский медицинский институт за 1941–1945 гг. подготовил и направил на фронт более 2000 врачей. На территории Западно-Казахстанской области в г. Уральске подготовкой квалифицированных врачей занималось Высшее военное училище, которое было эвакуировано из Ленинграда. Подготовкой среднего медицинского персонала занималось Усть-Каменогорское медицинское училище. В Ташкенте были организованы месячные курсы по усовершенствованию военных врачей. Общество Красного Креста подготовило около 300 тыс. медсестер, 500 тыс. сандружинников, 36 тыс. санитарок. За годы войны непосредственно на фронте и в тыловых госпиталях долг исполняли более 200 тыс. врачей, 300 тыс. медсестер, 500 тыс. сандружинников. Согласно общесоюзным данным доля женщин среди всех медицинских работников составляла 46 %. Среди фронтовых врачей женщины составляли 41 %, среди военных хирургов — 43 %, медицинских сестер — 100 %, санитарных инструкторов и санитарок — 40 %.

Казахстан сыграл немалую роль в оказании помощи фронту медицинскими кадрами, поэтому считаем долгом посвятить эту статью героизму медиков-женщин из Восточно-Казахстанской области, совершавших подвиги на фронтах Великой Отечественной войны.

Война для казахстанцев, как и для всех советских людей, началась неожиданно. По воспоминаниям ветеранов, в первый день войны стояла летняя солнечная погода, люди занимались воскресными делами, отдыхали. Нагрянула война, и она изменила жизнь всех советских людей. Вспоминает ветеран войны и труда из г. Усть-Каменогорска В. Мартынин: «По улицам кричали, что началась война. На нас напала Германия! Люди выбегали из домов, спрашивали друг друга: «Что случилось?» и, узнав, обсуждали в семьях» [1; 16].

О жутких событиях войны вспоминала жительница Усть-Каменогорска Леся Ивановна Меньшикова, которой в 1941 г. исполнилось 10 лет: «Жили мы в городе Гадяч в Полтавской области на Украине. Я готовилась пойти во второй класс, но тут грянула война. Школа призвала нас на помощь: надо собирать, отмывать, связывать за горлышки стеклянные бутылки и нести в школу. Бутылки наполнялись зажигательной смесью и «воевали» против немецких танков. В городе появились раненые солдаты. Они лежали в школьных зданиях, в опустевших магазинах на соломе, прямо на полу. Мы, дети, носили в узелках приготовленную матерями еду, из ложки кормили лежачих тяжелораненых солдат. Бинты, кровь, стоны … . Но однажды наши узелки с борщом-кашей оказались ненужными. Мы пришли, а в помещениях с распахнутыми дверями ветер гонял солому. Солдаты отступали. Через два дня город был оккупирован фашистами. Целых два года оккупации. Нет слов, чтобы выразить тот кошмар, в котором мы существовали. Расстрелы тех семей, чьи родственники были партизанами, облавы, угон молодежи в Германию. Прямо в центре города на балконах вторых этажей повешены партизаны, среди них отец Толи – мальчика, с которым я сидела за одной партой. Уничтожали евреев, вывозили в Гончарские яры и там расстреливали. В феврале 1943 г. партизанам удалось выбить немцев, но не надолго. Уже в марте 1943 г. партизаны отступили. Бой за город был страшный: рвались бомбы, выли снаряды дальнобойных орудий, стрельба из пулеметов, автоматов, свист пуль, пожары, гарь, першилои, душило в горле. Хотелось превратиться в иголку, чтобы ничего не видеть и не слышать. Страшно» [2; 43, 44].

В Красную Армию женщин начали призывать не сразу. 17 сентября 1941 г. ГКО принял Постановление «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР», согласно которому было введено обязательное обучение для мужского пола от 16 до 50 лет без отрыва от производства. Занятия проводились по 110-часовой программе. Граждан обучали строевой подготовке, овладению пулеметом, винтовкой, минометом и ручной гранатой, противохимической защите, рытью окопов и маскировке, а также тактической подготовке одиночного бойца и отделения [3]. Через всеобуч в области были подготовлены тысячи призывников. Только в г. Лениногорске было создано 98 групп, в которых к концу 1941 г. прошло обучение 34 тыс. человек. Из числа молодежи через всеобуч было подготовлено 14 тыс. лыжников, горных стрелков и пулеметчиков [1; 96].

Однако из-за острой нехватки военных кадров руководство начинает активно привлекать женщин. Несмотря на то, что Постановление обязывало к обучению исключительно мужчин, активно участвовали в овладении военными знаниями и женщины. Военкоматы областей уделяли большое внимание обучению девушек старших классов и студенток техникумов военным специальностям. Только в Усть-Каменогорске по специальным программам на курсах радиотелеграфистов, телеграфистов, связистов, медсестер обучались около 5 тыс. девушек [1; 97].

Военные комиссариаты из числа прошедших эти курсы девушек составляли группы и отправляли на фронт. Судьба каждой девушки была особенной. На войне им пришлось испытать страх, встречу со смертью, увидеть кровь и убийства. Но, несмотря на это, нас поражает их небывалая жертвенность, патриотизм, стремление любить, жить и защищать Родину. Героизм каждой женщины- фронтовички заслуживает отдельной книги, но скудность материала, а самое главное, отсутствие самих героинь тех событий не позволяют более детально рассмотреть их фронтовые истории и фронтовую повседневность.

С началом войны первыми к призыву стали привлекаться медицинские работники: развертывались медсанбаты, полевые госпитали, санитарные эшелоны.

Самоотверженным был труд санинструкторов и фельдшеров, которые, находясь на поле боя, спасали раненых. Несмотря на обстрелы, они, передвигаясь ползком, делали перевязки, прятали раненых, тащили еще живых солдат для эвакуации. Не случайно наибольшие потери среди военных медиков приходились на санитаров-носильщиков и санинструкторов. За их труд и подвиги 23 августа 1941 г. нарком обороны СССР И.В. Сталин подписал приказ № 281 «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков» [4; 48]. Согласно данному документу за вынос с поля боя 15 раненых с их винтовками или ручными пулеметами представляли к правительственной награде медалью «За боевые заслуги» или «За отвагу». Награждали каждого санитара и носильщика: за вынос с поля боя 25 раненых — правительственной наградой орденом Красной Звезды, за 40 раненых — орденом Красного Знамени, за вынос с поля боя 80 раненых — орденом Ленина. Таким образом, работа санитаров и носильщиков была приравнена к боевому подвигу.

Среди многочисленной армии медиков восточно-казахстанцы гордятся одним замечательным человеком, отличником здравоохранения, заслуженным врачом Казахстана, которая за свою жизнь прошла нелегкий боевой и трудовой путь, Зинаидой Максимовной Кушнир (Шаповалова). Она была вторым ребенком из 12 детей Максима и Ульяны. Жили они в Бухтарме. После окончания семилетки и медицинского рабфака Зинаида Кушнир поступила в Омский мединститут. Выбранная профессия ей очень пригодилась. В 1943 г. она ушла на фронт. После 6-месячных курсов она в звании старшего лейтенанта была распределена на 2-й Украинский фронт, а точнее, в 5058-й эвакогоспиталь, который находился в Верхнеднепровске. Вспоминала Зинаида Кушнир: «Кровь, гниющие раны, стоны раненых, смерть — это будни военной медицины. На второй день меня поставили в операционную эвакогоспиталя. Выдержать помогла молодость» [5; 36]. Также Зинаида работала в госпиталях на территории Румынии, Венгрии, где и встретила победу [6; 184].

С особой теплотой вспоминала Зинаида Кушнир о Победе: «Сон в майскую ночь 1945-го оказался коротким. Мы тогда находились в румынском городе Мишкольце. Нас разбудила хозяйка дома. Здание, в котором находился госпиталь, было освещено и оттуда доносился сильный шум. Но то была не тревога. Ликовали раненые и медперсонал, услышав о Победе» [5; 36].

На войне Зинаида стала капитаном медицинской службы, вышла замуж. За свои подвиги ее наградили орденом Ленина, орденом Отечественной войны, Трудового Красного Знамени и многими медалями. После войны вернулась домой и работала заведующей райздравом Большенарыма, затем возглавляла областной лечебно-профилактический отдел облздрава.

В памяти устькаменогорцев сохранились воспоминания о враче Екатерине Михайловне Скуратовой. После окончания войны она работала преподавателем, завучем, директором Усть- Каменогорского медучилища, а затем терапевтом профилактория треста «Алтайсвинецстрой». В 1943 г., окончив Алма-Атинский мединститут, была направлена в Ташкент на месячные курсы по усовершенствованию военных врачей. После распределения в Москву ее командировали в только что освобожденный Киев. Здесь Екатерина Михайловна была зачислена в штат станции переливания крови 38-й армии, которая входила в состав 1-го, а затем 4-го Украинского фронта. Вспоминала Екатерина Михайловна: «Прифронтовым госпиталям требовалось много крови, и медики станции делали все возможное, чтобы раненые солдаты и командиры получали ее в достаточном количестве. В первую очередь кровь сдавали сами медработники, выздоравливающие воины, местные жители. Мы днем и ночью заготавливали и консервировали кровь и противошоковую вакцину Полосухина. Не раз добрым словом я вспоминала своего преподавателя и наставника Александра Порфирьевича Полосухина. Начальник станции Назаров, другие врачи, весь медперсонал работали самоотверженно. Ни артобстрелы, ни бомбежки, ни частые перемещения станции – ничто не останавливало кропотливую работу медиков» [5; 125]. За образцовое выполнение своего долга Екатерина Михайловна была награждена орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени [7].

Очень скудные сведения имеются о трех женщинах-медиках из Восточного Казахстана — Раисе Андреевне ЖитниковойМарии Петровне Васильевой и Агрипине Ерофеевне Шарыповой. Выяснить их военную историю впервые попытался местный краевед, писатель Менгали Мусин [8; 173, 174]. О судьбе Р.А. Житниковой известно, что она 1920 г.р., родом из Ленинградской области, Старорусского района, г. Старая Русса. Боевой долг она исполняла в составе 309 стрелкового полка, 291 стрелковой дивизии, 21 армии 1-го Украинского фронта в звании гвардии старший сержант. В книге «Донесения о безвозвратных потерях» указано, что она была санитаркой [9]. Была убита 10 апреля 1944 г. В книге погребения зарегистрировано, что похоронка отправлена на адрес ВосточноКазахстанская область, Большенарымский район, деревня Бурьяновка [10].

Более полные сведения о М.П. Васильевой были нами обнаружены на сайте «Память народа», где имеется документ из фонда Центрального архива Министерства обороны РФ – копия Наградноголиста. Согласно этим материалам известно, что Мария Петровна, 1913 г . р., жила в с. Черновая Катон-Карагайского района Восточно-Казахстанской области. Была призвана в ряды Красной Армии в 1939 г . Катон-Карагайский районным военкоматом. Она участник войны с белофиннами 1939– 1940 гг. Была дважды ранена. За ее самоотверженный труд по спасению жизни раненых бойцов и командиров в войне с белофиннами была награждена орденом Красного Знамени и медалью «За боевые заслуги». С первых дней начала Великой Отечественной войны майор врач (ведущий хирург) Васильева продолжила свою службу в составе 33 стрелковой дивизии 22 армии Северо-Западного фронта. С марта 1942 г. была назначена на должность командира операционно-перевязочного взвода 35 медсанбата. За время работы в 35 медсанбате ею было проведено 1598 операций, из них 170 — сложных. Майор Васильева проводила наисложнейшие операции в полевых условиях, порой с риском для своей жизни. В Наградном листе отмечено, что «21 августа 1943 г. в медсанбат № 35 был доставлен сержант 73 стрелкового полка Вяльцев Петр Ильич, у которого вражеская мина 50 мм миномета, проделав сквозное ранение в верхней части голени и не разорвавшись, застряла в верхней конечности. Тяжело раненному потребовалось срочное оперативное вмешательство. Майор медслуж- бы Васильева, не теряя силы воли, принялась за производство сложной операции, которую закончила успешно» [11]. Также командир 35 медсанбата майор Сиваницкий отметил в документе, что майор Васильева подготовила из молодых хирургов квалифицированных хирургов, которые могли производить любой сложности оперативные вмешательства. Обучила всех сестер взвода и врачей полков технике переливания крови. Систематически выезжала в дивизии консультировать и помогать врачам из других полков. За свои боевые заслуги Мария Петровна была представлена к награде орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». К сожалению, Мария Петровна была убита во время боевых действий 14 августа 1944 г. Она была похоронена на территории Эстонии, п. Реучев.

Агрипина Ерофеевна Шарыпова родилась в 1923 г. в Семипалатинской области, Катон- Карагайском районе, в деревне Езовая. Призвана в ряды Красной Армии Кировским РВК Новосибирской области. Служила в звании гвардии рядовой в 65 гвардейском стрелковом полку 22 гвардейской стрелковой дивизии. Агрипина Ерофеевна была санитаркой. Погибла 16 февраля 1944 г. Была похоронена в деревне Ковальки Идрицкого района Калининской области [12].

Валентина Алексеевна Бедарева уроженка Украинской ССР, Харьковской области, Изюмского района, с. Тихотское. На войне оказалась сразу же после окончания школы. Вспоминала Валентина Алексеевна: «Первая мысль, родившаяся после горького известия – пойти на фронт. Немцы были уже в 7 км от нашего села, надо было срочно бежать за Дон. С собой успела прихватить каравай хлеба и сало. Шли пешком, только в темное время суток, а днем отсыпались где-нибудь в лесу, отдыхая от страха и тяжелой дороги. Однажды залегла в небольшой колхозной избушке. Вдруг темноту прорезал луч карманного фонарика. Я легла на пол и неожиданно для себя, когда он подошел ближе, его пнула. Тот выхватил пистолет, но выстрелить не успел, во дворе раздались крики советских солдат. Так мы и двигались от деревни к деревне. В пути я осталась в госпитале, так и проработала там санитаркой до 1944 г. К смерти привыкать тяжело. Первые дни даже не могла есть. Потом притерпелось. Как санитарка я тащила раненых, принимала прибывших в санпропускнике, стелила постели, стирала окровавленные бинты и гладила их. После войны я вышла замуж и уехала жить в Восточный Казахстан в Усть-Каменогорск» [1; 110, 111].

Тяжелые воспоминания о войне оставила ветеран из Ульбинского района ВосточноКазахстанской области Александра Шахнович, выпускница Усть-Каменогорского медицинского училища: «Наш госпиталь находился на освобожденной территории. Но фашисты берут реванш за поражение под Сталинградом и рвутся на Кавказ. Пришлось срочно эвакуировать госпиталь. Переправа через Дон была сложная. Его воды пенились от почти непрерывных бомбежек и артиллерийских снарядов. Понтонный мост то взбалтывался, то опускался. На нем – телеги с ранеными. В ходе бомбежки с самолетов все провалились в воду. Я и моя подруга, медсестра, остались чудом живы. Когда остановились в небольшом укрытии, то оказалось, что в живых осталось меньше половины раненых и ни одного врача. Погибли и четыре мои подруги медсестры. На правом берегу Дона остались повозки с медикаментами, полевая кухня, запасы продовольствия. Как быть? Но нужно доставить раненых до пункта назначения. Десять дней и ночей мы шли до пункта. Дошли, правда, не все раненые» [1; 137].

Врач Жданова Лидия Митрофановна в годы войны работала в эвакуационных госпиталях. В 1944 г. она прибыла в составе 1-го Украинского фронта в госпиталь города Ровно. Сюда привозили раненых солдат со всех армейских госпиталей. Рассказывала Лидия Митрофановна: «Сюда же истекающих кровью, замерзших вперемежку с умершими в пути привозили и в машинах, и санях. Оставшихся в живых мыли, одевали, кормили, кому нужно оперировали. Кровь, стоны, агония, частая смерть — привыкнуть к такому, кажется, невозможно. Таким был лик войны» [1; 186].

Женщины-фронтовички, пройдя колоссальные трудности военных лет, не падали духом. Что помогало жить, несмотря ни на что? Как правило, ветераны войны отвечают: долг перед Родиной и вера в Победу!

Вспоминая военные годы, Лидия Митрофановна удивлялась: «И откуда только силы брались? На пункте сортировки молоденькие девушки на себе таскали раненых, перегружали их с узкой колеи на широкую, нетранспортабельных оставляли на месте. У многих началась газовая гангрена. Приходилось тут же делать ампутацию конечностей, извлекали осколки снарядов. Спали не больше 3–4 часов в сутки. Вся тяжесть войны легла на хрупкие плечи врачей, медсестер, санитарок. И несли они ее не ради славы» [1; 188].

Победу Лидия Митрофановна встретила со своей частью в немецком городке Ливнице. В Германии она познакомилась со своим будущим мужем, уроженем из Казахстана. После окончания войны Лидия Митрофановна работала в Лениногорске, заведовала отделом в больнице скорой медицинской помощи Усть-Каменогорска. Была награждена медалями за вклад в Победу.

Еловицкая Валентина Александровна из Восточно-Казахстанской области была хирургической медсестрой в 144 стрелковой дивизии на Западном фронте. Была тяжело ранена и отморозила ноги, когда выходила из окружения. После трех месяцев реабилитации снова пошла на фронт [13; 45].

Хотелось бы рассказать о женщинах, которые не родились в Восточно-Казахстанской области, а переехали сюда после войны и многое сделали для в развития края в сложный период.

Гвардии лейтенант медицинской службы Любовь Ивановна Меженская, 1921 г.р., из Ростовской области, прошла нелегкий фронтовой путь. В 1942 г. совсем девчонкой она окончила фельдшерско- акушерскую школу в Новочеркасске. Выпустили их досрочно, и через два дня военкомат выдал ей направление в 178 полк 34-й гвардейской дивизии. Вспоминала она о своем первом рабочем дне на фронте: «Героизм и бесстрашие – это легко сказать. Как страшно же было выползать под обстрелом на поле боя, где ждали моей помощи первые раненые. В нашу обязанность входило – подобрать всех раненых, оказать первую помощь и доставить в медсанбат. Чего только не пришлось видеть: и головы оторванные, и ноги. Машин не было, а в медсанбат всех как-то отправлять нужно. Дали нам мулов и санитарные повозки, на которых умещалось двенадцать человек в три яруса. И не всех довозили» [1; 212].

По прошествии лет ветераны никак не могут забыть ужасные картины войны. Любовь Ивановна Меженская рассказывала: «Между Витебском и Оршей дороги были трупами завалены так, что танки пройти не могли. А когда Херсон брали, не поверите, вода была от крови красная. Что с заповедником Аскания-Нова сделали! Сколько животных загубили! Представляете везде пусто, людей нет, а из животных в живых остался только павлин. Разве забудешь Армянск, где людей сжигали заживо. Запах горелого мяса держался много дней. Выходит к нам навстречу мальчик лет двенадцати с котенком на руках: из семи детей в семье один остался жив. С тех пор я не переношу даже запах шашлыка...» [1; 212].

После войны Любовь Ивановна Меженская ушла в запас и переехала с мужем в Шемонаиху. Она имеет боевые награды – орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» [14].

Лидия Порфирьевна Богданова, 1922 г.р. В 1940 г., окончив школу медсестер в Ленинск- Кузнецком Кемеровской области, Лидия устроилась работать в госпиталь. После начала войны госпиталь стал военно-полевым. Лидия Порфирьевна попала на 2-й Белорусский фронт. Вспоминала медсестра: «Передвигаться приходилось и поездом, и в автоколоннах. Бывало, подходили близко к фронту, когда от канонады гремели и земля, и небо. Поступавших с поля боя и из медсанбатов бойцов мы сортировали – тяжелораненых отправляли в глубокий тыл, остальных оставляли подлечиваться у себя. Делали перевязки, уколы, накладывали гипс. Однажды мне пришлось присутствовать при операции, поддерживать молоденькому бойцу Алеше ногу, которую хирург должен был ампутировать. К концу операции мне стало плохо, и врач попросил меня уйти. Прошло столько времени, а этот Алеша до сих пор стоит у меня перед глазами, хотя и самой тогда было всего 19 лет» [15; 20].

Лидия Порфирьевна дошла с госпиталем до Германии. Там встретила человека по душе, вышла замуж. Муж был военным, поэтому продолжил служить и после войны, с ним она побывала в разных городах страны. Когда его не стало, она переехала к родственникам в поселок Белоусовка Глубоков-ского района Восточно-Казахстанской области. Среди ее наград — орден Отечественной войны, две медали «За боевые заслуги», значок «Отличник санитарной службы», юбилейные медали.

Торчук Надежда Михайловна была родом из села Яровое Алтайского края. В годы войны служила в 24 отдельном зенитно-прожекторном батальоне 2-го Белорусского и 3-го Украинского фронтов. Дослужилась Надежда Михайловна от младшего лейтенанта до капитана медицинской службы. Войну прошла в медсанбате [13; 44].

Блохина (Петручик) Тамара Дмитриевна, 1921 г.р., была родом из Челябинской области. После окончания школы она поступила в Свердловский медицинский институт, который закончила в 1942 г. «Услышав о начале войны, — вспоминает Тамара Дмитриевна, — большинство студентов, в том числе и мы, три подруги, решили поехать на фронт, о чем и заявили на распределительной комиссии, а пока помогали фронту, чем могли, сдавали кровь для раненых. И вот мы едем по распределению на Калининский фронт в эвакогоспитали. Нас взяли субординаторами. Работали мы не жалея сил и здоровья, иногда сутками. Поток раненых не прекращался. Казалось, что мы всегда жили среди страданий, стонов и кровища — и мы старались помочь, облегчить страдания, помочь выздороветь. Нас не покидала мечта попасть на передовую» [16; 184].

Вскоре мечта Тамары сбылась, она попала в 96-ю Гомельскую стрелковую дивизию, 331 стрелковый полк Белорусского фронта. Вспоминала свой первый бой военврач 3 ранга: «При знакомстве с персоналом я поняла, что вся врачебная нагрузка ляжет в основном на меня. Но как в процессе ра - боты выяснилось, коллектив был дружным и хорошим. И вот полк укомплектован, как положено, и все ждут, когда вступим в бой, мы тоже готовы: палатки поставлены для оказания помощи для дальнейшего пребывания их до эвакуации в медсанбат и по госпиталям. Мы все в чистых халатах, инструмент, перевязочный материал и разные шины. Ждем. Тишина. В печурках потрескивают дрова. И вдруг раздался такой грохот, как будто землетрясение. Пошел дождь, стемнело. Вдруг мы услышали крики, стоны. Мы выбежали с фонарями и увидели множество раненых. Их несли на плащ- палатках, на телегах, кто полз сам, а кто мог, шел сам. И все они кричали: возьмите меня первым, спасите, у меня дома дети, а кто не мог кричать, стонали. Я дала команду, кого первых брать, кого очередных. И работа закипела. Тут были раненые в живот, голову, легкие, ноги, руки и др., так как я одна умела делать вагусные (при ранении легких человек погибал из-за открытого пневмоторакса) и бедренные блокады, брала сама извлекать осколки тяжелых, а остальные накладывали шины по показаниям и повязки. Двое суток мы работали, не зная, день или ночь. Фельдшера, санинструкторы менялись и чуть отдыхали, а я не могла отойти от операционного стола. На третьи сутки больных стало меньше.

Привезли тяжелого больного в голову. Я открыла рану, сняв повязку, и увидела, что в огромной ране пульсировал мозг. Попыталась позвать парикмахера, чтобы побрить вокруг раны, но он, после двух бессонных суток, уснул, так что его не разбудить. Тогда я сама попробовала побрить, но, только закончив и сказав, какую повязку нужно наложить, я потеряла сознание. И упала на шины. И тут вошла комиссия (как мне потом сказали) во главе с начальником санитарной армии, оказывается, наша дивизия продвинулась вперед, и они обходили военно-медицинские пункты.

Придя в себя, я, конечно, включилась в работу по свертыванию нашей полковой медицинской роты. Но первый бой остался в памяти навсегда» [16; 185].

За свой подвиг Тамара Дмитриевна была награждена медалью «За боевые заслуги». На сайте Центрального архива Министерства обороны имеется на ее имя Наградной лист, где командир полка майор Мамонов описал подвиг: «В бою с 25 июля по 2 августа 1943 г. за д. Милеева и Гольня Орловской области самоотверженно работала по оказанию помощи бойцам и командирам, без сна, под обстрелом противника целыми сутками не отходила от операционного стола, оказала помощь 300-м бойцам и командирам без единого случая смертности» [17].

В ноябре 1943 г. военврач Тамара Дмитриевна уже была представлена к награде — ордену Красной Звезды. В Наградном листе, который имеется на сайте «Память народа», отмечено: «В бою с 12.11 по 20.11.1943 г. по расширению плацдарма на правом берегу р. Сож под огнем противника в непосредственной близости к переднему краю, без устали, круглосуточно оказывала полную врачебную помощь тяжело раненным бойцам и офицерам, умело, организовала работу в операционной. Будучи тяжело больной, т. Петручик не ушла со своего поста, лично оказала помощь 213 тяжело раненым бойцам и офицерам, из которых в результате высокого качества и своевременности оказанной помощи, широкого применения переливания крови, ни один не умер» [18].

О своих подвигах рассказывала сама военврач: «Однажды мы двигались по большаку вслед за продвигающимися вперед нашими частями. С одной стороны — болото, с другой — лес. А у нас в батальоне был фельдшер, который не расставался с гармошкой. Шли мы колонной, измученные, усталые, и вдруг неожиданно, когда он растянул меха, чтобы нас подбодрить музыкой, начался страшный минометный обстрел. Аптечную повозку подкинуло в воздух, а нашему любимому гармонисту оторвало голову. Были раненые, меня контузило. Я оглохла, из носу шла кровь. Когда все закончилось, убитых захоронили, раненых позднее, которые нуждались, отправили в медицинский санитарный батальон или в госпиталь. Я подлечилась в своем медсанбате, кстати, меня в ноябре 1944 г. из полка, как лучшего врача, о чем говорилось в приказе, перевели в медсанбат командиром приемносортировочного взвода. Надо было сортировать по тяжести ранения, в порядке очередности оказывать необходимую помощь и осуществлять своевременную эвакуацию по госпиталям. И все это происходило под частыми бомбежками. Но я никогда ни в полку, ни в медсанбате не бегала в окопы, не пряталась от бомбежек и обстрелов» [16; 185].

Тамара Дмитриевна принимала участие в освобождении Белоруссии, Польши, Кёнигсберга. В годы войны она также была награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За Победу над Германией», «За взятие Кёнигсберга».

Таким образом, вклад женщин в победу над фрашизмом был велик. Подвиг каждой их них заслуживает отдельной истории. На хрупких плечах, ползком, под жуткими обстрелами, они оказывали помощь раненым солдатам. Для миллионов мужчин поле боя, нуждавшихся в медицинской помощи, эти женщины были ангелами милосердия. Нелегким был труд медработников и в госпиталях. Женщины — врачи по несколько часов, не отходя от операционного стола, проводили сложные операции. Молодым девушкам, медсестрам, приходилось не только делать уколы и перевязки, помогать на операциях, давать лекарства, дежурить, но и разгружать привезенных раненых солдат, мыть полы, отапливать госпитали, стирать белье и окровавленные бинты, кормить солдат. Помимо этого, приходилось оказывать психологическую помощь солдатам, ведь многие из них становились инвалидами, не хотели жить.

За свою боевую работу было награждено большое количество женщин из медицинского персонала — медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», орденами Красной звезды, Красного Знамени, орденом Ленина. Санитары, медсестры, врачи, санинструкторы — каждый из них отважно выполнял свой долг перед Родиной. Женщины на войне оказались стойкими и выносливыми воинами. Их проявленная храбрость и самоотверженность зачастую являлись бесценным примером для мужчин. Их мужество и небывалый героизм сыграли огромную роль в победе над фашизмом.

Статья подготовлена в рамках научного проекта по гранту № 1992-И-18 «Великая Отечественная война и женщины Казахстана на фронтах и в тылу: женские истории и повседневность».

 

Список литературы

  1. Мы — дети той большой войны. — Усть-Каменогорск: Изд-во ВКГУ, 2001. — 308 с.
  2. Наши ветераны: из биографий и личных воспоминаний ветеранов. — Усть-Каменогорск: Шығыс Ақпарат, 2011. — 60 с.
  3. Постановление ГКО № 690 «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР» от 17.09.1941 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.teatrskazka.com/Raznoe/PostanovGKO/194109/gko_0690.html.
  4. Приказы Народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 г. — 1942 г. — М.: ТЕРРА, 1997. — 522 с.
  5. Никто не забыт, ничто не забыто. — Усть-Каменогорск: ВКГУ, 2000. — 252 с.
  6. Турлыбаев Е. Приближали как могли: Повести и рассказы о ратном пути фронтовиков / Е. Турлыбаев. — Усть- Каменогорск: Медиа-Альянс, 2004. — 187 с.
  7. Память народа. 1941–1945. Скуратова Е.М. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://pamyat- naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_yubileinaya_kartoteka1519886655/.
  8. Мусин М. С Катонских гор, с берегов Нарыма / М. Мусин. — Усть-Каменогорск: Медиа-Альянс, 2004. — 360 с.

9 Память народа. 1941–1945. Житникова Р.А. naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_donesenie62879868/.

[Электронный

ресурс].

— Режим

доступа:

https://pamyat-

10 Память народа. 1941–1945. Житникова Р.А. naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_donesenie1151834972/.

[Электронный

ресурс].

— Режим

доступа:

https://pamyat-

11 Память народа. 1941–1945. Васильева М.П.

[Электронный

ресурс].

— Режим

доступа:

https://pamyat-

  1. naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_nagrazhdenie21491447/.
  2. Память народа. 1941–1945. Шарыпова А.Е. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://pamyat- naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_donesenie1151891836/.
  3. Есть в памяти мгновения войны = Отты жылдар есімізде / сост. Л. В. Аксенова. — Усть-Каменогорск: МедиаАльянс, 2010. — 65 с.
  4. Память народа. 1941–1945. Меженская Л.И. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://pamyat- naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_yubileinaya_kartoteka1516618738/.
  5. Сборник очерков о глубочанах, участниках Великой Отечественной войны. — Глубокое, 2010. — 159 с.
  6. Ер есімі ел есінде — Поклонимся и мертвым, и живым / сост. Л.Рифель. — Усть-Каменогорск, 2014. — 647 с.
  7. Память народа. 1941–1945. Петручик Т.Д. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://pamyat-naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_nagrazhdenie16949418/.
  8. Память народа. 1941–1945. Петручик Т.Д. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://pamyat-naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_nagrazhdenie19047573/.
Год: 2019
Город: Караганда
Категория: История