Ретроспективный анализ отечественного законодательства, регламентирующего порядок реализации процессуальных мер пресечения, связанных с ограничением свободы

В статье проводится системный анализ эволюции отечественного законодательства, регламентирующего порядок реализации процессуальных мер пресечения, связанных с ограничением свободы в разные исторические периоды. На основании анализа данных отечественной и зарубежной литературы, уголовно-процессуального законодательства по вопросам совершенствования института меры пресечения в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан указываются его социальные и правовые проблемы. Всесторонний исторический анализ института меры пресечения позволяет проследить не только поэтапное его развитие в сфере уголовно-процессуального законодательства, но и выработать превентивные меры в борьбе с преступностью в нашей стране. Учитывая криминогенную обстановку и современные требования борьбы с преступностью, органам уголовного преследования необходимо выработать эффективные методы организационно-правового и стратегического характера. Со стороны государства при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства, в частности, имплементации международных норм в национальную правовую систему, в сфере применения института меры пресечения необходимо учитывать историческое развитие данного института со времен советского периода. Исходя из анализа и обобщения действующих нормативных источников, теоретических подходов в содержании статьи нашла отражение основная позиция автора в части совершенствования уголовно-процессуальных механизмов досудебного производства.

Эволюция отечественного законодательства, в частности, института мер пресечения, связанных с ограничением свободы, прошла значительный этап своего развития, в зависимости от условий и обстоятельств того времени подвергалась различным уголовно-процессуальным изменениям. При разработке какого-либо законопроекта либо имплементации зарубежных норм в национальное уголовно-процессуальное законодательство необходимо учитывать его исторические предпосылки и поэтапное развитие. На сегодняшний день одна из приоритетных задач, поставленных перед государством, — профилактика и борьба с преступностью. Необходимо отметить, что сам институт меры пресечения занимает ключевую позицию в выработке эффективных механизмов в борьбе с преступностью. Таким образом, исторический анализ института меры пресечения позволит не только проследить его поэтапное развитие, но и выявить положительный опыт для будущей нормотворческой деятельности государства.

В связи с этим применим периодизацию к институту мер пресечения, связанных с ограничением свободы в Казахстане. Известный ученый Е.А. Абиль предлагает следующую периодизацию развития государственно-правовой системы на территории Казахстана:

  1. Период зарождения государства и права на территории Казахстана (III тыс. до н.э. – III в. до н.э.).
  2. Период расцвета государственно-правовых систем кочевников Казахстана (III в. до н.э. – начало XVIII в. н.э.).
  3. Период кризиса и ликвидации государственно-правовых систем кочевников Казахстана (XVIII – начало XX вв.).
  4. Период конституционной эволюции Казахстана в составе России и СССР (февраль 1917 – декабрь 1991 гг.).
  5. Период суверенного независимого Казахстана (с 1991 г. до наших дней) [1; 15].

Как показывает исторически сложившаяся практика, сам институт мер пресечения в Казахстане коренным образом перенял правовую систему из дореволюционной России и Советского государства.

Первый и второй периоды. В этих периодах, точнее с III тыс. до н.э. и до начала XVIII в. н.э., в правовых источниках об институте меры пресечения не упоминается. Появление новых на евразийском пространстве империй (кангюйской, хунской, тюркской, монгольской и т.д.), затем их последующий распад на территории Казахстана привели к формированию государственно-правовой системы.

По мнению автора учебника «История государства и права Республики Казахстан» Ж.Ч. Салим- баевой, «во II в. до н.э. начал составляться первый в истории Азии кодекс писаных законов у кочевых народов. В основу кодекса легли обычаи. Согласно китайским источникам, у кангюйцев имелось уложение, которое хранилось в храме. Им пользовались при определении наказания и решения дела. Судья в споре принимал решение, исходя из конкретного случая на основе своего жизненного опыта» [2; 17]. При этом заметно, что в большинстве случаев судьями, по внутреннему убеждению, назначались жесткие виды наказания и исполнялись они публично, в целях обеспечения порядка в обществе.

Со временем, как альтернатива смертной казни, применялось наказание в виде общественного порицания. В свою очередь, автор учебного пособия «История государства и права Республики Казахстан (древность и средневековье)» Т.С. Жумаганбетов указывает на то, что «по хуннским законам извлекший оружие во время народного собрания приговаривался к смерти, за похищение хуннских девушек и детей конфискации подвергалось семейство преступника. За другие уголовные преступления надрезывали лицо виновному, что в дальнейшем лишало его доверия перед сородичами и было серьезным наказанием в корпоративных обществах» [3; 27].

Третий период. Примерно в конце XVI в. и начале XVII в. началось присоединение к России Казахского ханства, объединявшего три самостоятельных джуза-ханства. Правовую основу составляли «Касымханнын каска жолы» («Касыма праведный путь» XVI в.) и «Жеті жарғы» («Семь уложений» XVII в.) хана Тауке, закреплявшие феодальное обычное право казахов [4; 15]. Четкая регламентация нормативно-правовой базы, регулирующая все сферы жизнедеятельности общества, позволила развить судебную систему и помогала разрешению споров в сфере гражданского и уголовного процесса. Заметим, что в этот период времени можно встретить прообраз института мер пресечения. К примеру, за совершенное преступление подозреваемый находился под наблюдением, во избежание побега его из общины. При возникновении спора между сторонами народ обращался за справедливостью в бийский суд. Бии отличались особой справедливостью и правильным разрешением спорного дела.

Судебная реформа царской власти 1863 г. стала началом ликвидации биев. Об этом процессе немало сказано в труде известного казахского ученого Чокана Уалиханова «Записки о судебной реформе». В своем труде Чокан Уалиханов подчеркивал, что царская власть не считалась с устоявшимися представлениями «большинства киргизского народа». По его мнению, бии полностью соответствовали господствующим тогда в казахском обществе «родовому быту и родовым отношением». Отсюда Уалиханов делал вывод о преждевременности ликвидации суда биев. Реформа коснулась статуса би- ев, который был сведен к минимуму [5; 29].

Четвертый период. Вхождение в состав Союза ССР самого государства КазССР предопределило правовую, социально-экономическую и политическую систему жизнедеятельности всего народа. Кроме того, политический шаг такого рода для государства КазССР повлиял на создание и последующее развитие судебной системы, а также правоохранительных органов и отдельных его институтов.

Первоначальное нормативное закрепление института мер пресечения в разграниченном виде появилось в Приказе Реввоенсовета Республики № 1595, утвержденного 30 сентября 1919 г. в положении «О военных следователях». Согласно указанному выше положению в пункте 78 к мерам пресечения относятся:

  1. письменное обязательство о явке к следователю и неотлучке с места службы или жительства;
  2. отдача на поруки;
  3. предоставление залога;
  4. отдача под ближайший надзор начальства;
  5. арест [6; 109].

26 мая 1922 г. был принят Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (далее — УПК РСФСР), который вступил в законную силу 1 июля этого же года, просуществовавший всего лишь один год. Далее был принят новый УПК РСФСР — 15 февраля 1923 г. Причина — необходимость совершенствования правоохранительной системы в целом. В соответствии со ст. 143 УПК РСФСР сам следователь обязывал каждого подозреваемого или обвиняемого давать письменное обязательство о безотлагательной явке в суд и к следствию по требованию, а также предоставлять информацию в случае изменения места жительства. Кроме того, органы уголовного преследования, пользуясь процессуальными правами, имели возможность в отношении обвиняемого в случае его уклонения от следствия или суда избрать соответствующую меру пресечения.

Сам институт мер пресечения в виде досудебного производства регулировался ст. 144 УПК РСФСР. К его основным видам относились: «подписка о невыезде; поручительство, личное и имущественное; залог; домашний арест; заключение под стражу; ближайшее наблюдение за красноармейцами в военных частях» [7].

Действовавшее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство в советский период главным образом учитывало интересы государства, а правовое положение отдельного лица сводилось к минимуму. Принятая в 1936 г . Конституция СССР обеспечивала неприкосновенность личности. В статье 127 сказано, что «никто не может быть подвергнут аресту иначе, как по постановлению суда или с санкции прокурора» [8]. Но, несмотря на нормативное провозглашение конституционных прав личности, применялись жесткие меры в досудебном производстве, скажем, «следственные органы ВЧК – ЧК – НКВД – ГПУ – МТБ – КГБ образовывали самостоятельные структуры и преследовали «врагов народа» в годы массовых репрессий (1934–1952 гг.), они не подвергалась ни прокурорскому надзору, ни судебному контролю» [9; 159].

В советский период содержание под стражей как мера пресечения рассматривалась в ст. 70 Уголовно-процессуального кодекса Казахской ССР от 2 июля 1959 г. и назначалась в случае, если за преступление по уголовному законодательству предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок свыше 1 года, а также, в исключительных случаях, если за содеянное деяние санкция не превышала срока до 1 года [10].

Учитывая сложившуюся практику и необходимость совершенствования правоохранительной системы, 27 октября 1960 г. Верховным Советом РСФСР утверждается следующий Уголовнопроцессуальный кодекс РСФСР. В УПК РСФСР ст. 89 дополняется основанием применения мер пресечения, а также перечисляются основные виды мер пресечения. Согласно указанной выше статье органы уголовного преследования, имея достоверные сведения, что обвиняемый скроется от предварительного следствия и в целях пресечения эпизодов преступной деятельности, а также реализации исполнения приговора, вправе избрать меру пресечения в виде подписки о невыезде, личного поручительства или поручительства общественных организаций, заключения под стражу [11]. Залог в качестве мер пресечения применялся с санкции прокурора либо по определению суда, обеспечивая конституционную защиту прав личности. Кроме того, в случае отсутствия оснований, способствующих необходимости избрания меры пресечения, у подозреваемого, обвиняемого изымалось обязательство о явке по вызовам и предоставлении данных о смене адреса места жительства.

В период действия УПК РСФСР существовала персонифицированная ответственность за принятое решение о применении наиболее строгой меры пресечения. Дознаватель, следователь в полном объеме отвечали за полноту и достоверность сведений, указывающих на необходимость избрания данной меры пресечения. Прокурор, в свою очередь, в полном объеме нес ответственность за законность, обоснованность и необходимость заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу [12; 38].

Известный юрист В. Маевский утверждает, что «практика обращения в суд с жалобами на арест (в порядке ст. 220-1 УПК РСФСР. — В.М.) и продление срока содержания под стражей показали достаточно высокий уровень законности и обоснованности арестов, санкционированных прокуратурой. В период предварительного следствия судами по жалобам арестованных и их защитников освобождается не более 12 % арестованных» [13; 38].

Пятый период. В XXI в. Республика Казахстан объявила себя на международном уровне как независимое государство, тем самым расширив культурные, социально-экономические, политические и правовые связи, кроме этого, законодательно были закреплены концептуальные основы уголовноправовой политики и правовое положение подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных в соответствии с базовыми международными стандартами.

Укрепление национального законодательства и международных связей на межгосударственном уровне позволило Казахстану выйти на новый этап развития. За последнее время в рамках совершенствования законодательства в Республике Казахстан реализован ряд программ, которые позволили укрепить правопорядок досудебного производства.

13 декабря 1997 г. в Казахстане был принят УПК РК, регулирующий общественные отношения, возникающие в ходе досудебного производства. В соответствии со ст. 139 к основным видам мер пресечения относятся: подписка о невыезде и надлежащем поведении; личное поручительство; передача военнослужащего под наблюдение командования воинской части; отдача несовершеннолетнего под присмотр; залог; домашний арест; арест [14].

В зарубежной практике, в частности, таких стран, как Англия, США и Франция существуют уголовно-правовые институты, благодаря которым можно не применять наказание за совершенное преступление, а при определенных условиях заменять уголовно-правовыми мерами. К таким институтам относится пробация.

В виде новшества Казахстан вводит систему электронных средств слежения. В уголовнопроцессуальном законодательстве разрешается применение электронных средств слежения в отношении подозреваемого, обвиняемого, кроме случаев во время передачи военнослужащего под наблюдение командования воинской части либо ареста. В данном случае проводится разъяснительная работа о его слежении и в итоге делается отметка в самом постановлении. При применении электронных средств слежения в отношении подозреваемого, обвиняемого органам досудебного производства необходимо учитывать возраст, состояние здоровья, семейное положение и образ жизни в обществе.

На современном этапе развития общества (24 августа в 2009 г.) Указом Президента РК была принята Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 гг., а также принят ряд других нормативно-правовых актов, к примеру, Уголовный кодекс РК, Уголовнопроцессуальный кодекс РК и Уголовно-исполнительный кодекс РК. Кроме того, Казахстан ратифицировал международные договоры, касающиеся защиты прав и свобод граждан при реализации мер, связанных с изоляцией от общества. К их числу относятся: Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Пакт о гражданских и политических правах (1966 г.), Международный билль о правах человека, процедуры осуществления Минимальных стандартных правил обращения с заключенным (1984 г.), Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, 1985 г.), а также свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятой резолюцией Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1988 г., Минимальные стандартные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), приняты Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН №45-110 от 14 декабря 1990 г.

Важным шагом на пути развития национальной правовой системы в Казахстане стало принятие нового Уголовно-процессуального кодекса РК от 4 июля 2014 г. № 231-V, который вступил в законную силу с 1 января 2015 г. На сегодняшний день в ст. 128 действующего УПК РК основанием для задержания подозреваемого является «пресечение преступления и разрешение вопроса о применении к нему меры пресечения в виде содержания под стражей или для обеспечения производства по уголовному проступку, по которому имеются основания полагать, что лицо может скрыться либо совершить более тяжкое деяние» [15]. В отношении подозреваемого увеличился срок содержания под стражей за тяжкие и особо тяжкие преступления — с 12 до 18 месяцев. Следующим немаловажным изменением является замена понятий одного из видов меры пресечения «арест» на «содержание под стражей», во избежание схожести с видом уголовного наказания ареста.

Согласно ст. 137 УПК РК к видам мерам пресечения относятся: подписка о невыезде и надлежащем поведении; личное поручительство; передача военнослужащего под наблюдение командования воинской части; отдача несовершеннолетнего под присмотр; залог; домашний арест; содержание под стражей [15].

Исследование эволюции отечественного законодательства позволяет избежать ошибок прошлого и извлечь положительный опыт для дальнейшей демократизации институтов государства и общества. Введение института меры пресечения в действительности является важным элементом механизма эффективной реализации основных задач уголовного судопроизводства в Казахстане.

В заключение, проанализировав отечественное законодательство, регламентирующее порядок реализации процессуальных мер пресечения, связанных с ограничением свободы, сделан вывод: во- первых, введение института меры пресечения является очень важным шагом на пути гуманизации уголовно-процессуального законодательства, а также совершенствования правоприменительной практики; во-вторых, своевременное применение соответствующей меры пресечения в отношении подозреваемого позволяет органам уголовного преследования выработать меры организационноправового, стратегического и тактического характера по противодействию угрозам национальной безопасности; в-третьих, как показывает международная практика, это приведет к уменьшению уголовных правонарушений, совершенных неоднократно.

На сегодняшний день институт меры пресечения находится на этапе формирования, и по этой же причине законодателю и органам уголовного преследования необходимо не только учитывать исторические предпосылки, но и ориентироваться на международный опыт, во избежание правоприменительной проблемы и для усовершенствования данной системы.

 

Список литературы

  1. Абиль А.Е. История государства и права Казахстана: курс лекций / А.Е. Абиль. — 3-е изд., перераб. и доп. — Караганда: ТОО «Учебная книга», 2005. — 256 с.
  2. Салимбаева Ж.Ч. История государства и права Республики Казахстан: практикум для самостоятельной работы / Ж.Ч. Салимбаева. — Алматы: АФ НОУ ВПО «СПбГУП», 2014. — 72 с.
  3. Жумаганбетов Т.С. История государства и права Республики Казахстан (древность и средневековье): учеб. пособие / Т.С. Жумаганбетов. — Алматы: Жеті жарғы, 2000. — 88 с.
  4. Нурпеисов Е.К. Государство Казахстан: от ханской власти — к президентской республике / Е.К. Нурпеисов, А.К. Котов. — Алматы: Жеті жарғы, 1995. — 88 с.
  5. Валиханов Ч. Записка о судебной реформе / Ч. Валиханов. — Алматы: Жеті жарғы, 2003. — 29 с.
  6. Положение о военных следователях от 30 сентября 1919 года / История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры: сб. документов. — М., 1955. — 109 с.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 15 февраля 1923 г. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://pravo.by/ImgPravo/pdf/UPK_RSFSR_1923.pdf
  8. Конституция СССР от 5 декабря 1936 г. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/ cnst1936.htm.
  9. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. — М.: Проспект, 2008. — 288 с.
  10. Уголовно-процессуальный кодекс Казахской ССР от 2 июля 1959 г. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://adilet.zan.kz/rus/docs/K590001000
  11. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.democracy.ru/library/laws/federal/up_kodex/index.html.
  12. Маслов И.В. Задержание и заключение под стражу. Проблемы законодательной регламентации и практики применения / И.В. Маслов // Уголовное судопроизводство. — 2006. — № 2. — С. 32–39.
  13. Маевский В. Страсти по судебной реформе / В. Маевский // Российская юстиция. — 2001. — № 11. — 39 с.
  14. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 г. — № 206-I. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.zakon.kz.
  15. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 4 июля 2014 г. № 231-V (с изм. по сост. на 10.02.2017 г.). — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.zakon.kz.
Год: 2018
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция