К вопросу эпидемиологической оценки распространенности возрастной макулярной дегенерации в современных условиях

АННОТАЦИЯ

В данной статье представлен литературный обзор по базам данных NCBI, Medline, Pubmed, библиотеке Cochrane. электронные ресурсы Clinical Trials, Cyberleninka, а также частный поиск посредством браузеров на русском и английском языках. В общей сложности было найдено 1825 источников, включая диссертации, научные статьи, клинические исследования и обзоры за последние 10 лет, из которых 5 рандомизированных метаанализов за последние 5 лет легли в основу данной статьи. Целью данного обзора был анализ эпидемиологической картины возрастной макулярной дегенерации (ВМД) в современных условиях. Необходимость выявления особенностей распространённости ВМД в разных возрастных группах актуально с точки зрения общественного здравоохранения, как залог в профилактике инвалидности среди трудоспособного населения.

Введение. Возрастная макулярная дегенерация сегодня является одной из ведущих патологий, которая приводит к снижению зрительных функций необратимого характера у населения старше 55 лет. [24] Рост числа пациентов с ВМД придает вызову серьезную медико– социальную значимость. По данным Beaver Dam Eye Study, распространенность ВМД у лиц в возрастной группе от 40 до 50 лет составляет 10% случаев. [25] Данная возрастная группа соответствует средней возрастной группе (45-59 лет) согласно ВОЗ с потенциальным запасом трудоспособного возраста от 8 до 16 лет в зависимости от пенсионного возраста страны.

Для Республики Казахстан (РК) пенсионный возраст 59,5 и 63 для женщин и мужчин соответственно согласно указу от 1 января 2020 г. на основании ст.11 Закона РК «О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан». [27] Потенциальный период трудоспособности населения попадает в область риска для средней возрастной группы, что чревато трехсторонними последствиями. В первую очередь, для экономического развития страны это вызывает ряд трудностей объективного и субъективного характера, связанных с повышением процента инвалидности среди трудоспособного населения. Во-вторых, для пациентов, у которых нарушается их зона комфорта, снижается качество жизни, и они вынуждены мириться с возникшими обстоятельствами, которые могут привести к изменению привычного уклада жизни, трудовой деятельности. Данный отрицательный аспект приводит к ухудшению психоэмоционального состояния, повышается уровень тревожности, депрессии, но также могут быть изменения в социально-экономической сфере, в части снижения заработной платы, карьеры и др. [26] В-третьих, нарушение зоны комфорта для окружающих, в первую очередь для близких родственников пациентов. Они также вынуждены подстраиваться и справляться с последствиями изменений образа жизни у родственника-пациента, что также негативно сказывается на эмоциональном состоянии.

В этой связи, изучение и анализ эпидемиологической характеристики возрастной макулярной дегенерации представляется актуальным для решения вопросов профилактики, разработки превентивных мер по предотвращению инвалидизации населения по причине ВМД. Как показывают результаты исследований в области эпидемиологии ВМД, в настоящее время отмечаются следующие тенденции: омоложение ВМД в средней возрастной группе, увеличение распространённости ВМД в пожилой (60-74 лет) и старческой (7590лет) возрастных группах. Определяется четкая закономерность увеличения частоты ВМД с возрастом. [3], [7].

Улучшение экономической ситуации в странах, а также усовершенствование частных составляющих способствуют демографическому развитию и увеличению доли населения в старческих и пожилых возрастных группах.

Сосредоточенность Всемирной Организации Здравоохранения и систем здравоохранения отдельных стран на снижение смертности, зависящие от внешних факторов, уже имеет положительный результат. Согласно данным, предоставленным Организацией Объединённых Наций (ООН), меняется картина сдвига численности населения. Уже спустя 60 лет после основания ООН, численность населения на 2011 год составляла 7 миллиардов человек, по сравнению с 1950 годом, когда численность составляла 2,6 миллиардов. По прогнозам данных ООН к 2030 году популяция достигнет до 8,5 миллиардов, к 2050 году 9,7 миллиардов, а к 2100 году будет составлять 11 миллиардов человек. [7] На основании анализа данной статистики за последние 70 лет можно отметить усиленный рост населения. Средняя продолжительность жизни на 2019 год составляет 72,6 года, которая по прогнозам увеличится до 77,1 года к 2050 году. Средний показатель пожилых людей с возрастом от 60 лет и старше к 2050 году может увеличится в два раза, а к 2100 году в три раза. [7]

На основании данных ООН, в 1950 году количество пожилых людей (65+) в мире не превышало 130 миллионов. К 2015 году оно выросло в 4,6 раз до 600 миллионов. В 2050 году ожидается 1,6 миллиарда, к 2100 – 2,5 миллиарда. В сто раз больше должно стать тех кому больше 80 лет: с 10 миллионов в 1950 до 910 в 2100-м году.

В аналогии с мировой тенденцией демографического старения ситуацию в Республике Казахстан можно рассмотреть, как частный случай. По отчетам за 2016 год количество пожилых людей (60+) составляло 5,7% от 17,9 млн. людей. [8] Увеличение доли процента лиц пенсионного возраста в РК, что соответствует возрастной группе (60+) к 2030 году будет составлять 13,7%. [9]

Увеличение продолжительности жизни в свою очередь приводит к увеличению тенденции старения населения и характерным для данной возрастной группы изменениям здоровья. В результате, перед мировым сообществом, а в частности перед системой здравоохранения возникают новые задачи, связанные с бременем болезней, ассоциированных с возрастом и улучшением качества жизни населения пожилой возрастной группы.

Стремительное увеличение людей пожилого возраста прямо пропорционально увеличению показателей инцидентов различных возрастных нарушений в том числе и нарушение зрения. Согласно отчету, The World Health Organization (ВОЗ) по состоянию на 2019 год 2,2 миллиарда людей по всему миру страдают от нарушения зрения или слепоты. На ряду с этим более 1 миллиарда вынуждены примириться сих состоянием по причине отсутствия профилактического или терапевтического лечения в связи с отсутствием надлежащей помощи. [10] Рост населения в совокупности с демографическим старением будет способствовать увеличению количества людей с нарушениями зрения. [11], [2]

Среди основных причин нарушения зрения ВОЗ выделяют: 1) нескорректированные аномалии рефракции, 2) катаракта, 3) возрастная макулярная дегенерация, 4) глаукома, 5) диабетическая ретинопатия, 6) помутнения роговицы, 7) трахома.

Следует отметить, что распространённость нарушений зрения по основным причинам, в количественном соотношении различно, в зависимости от уровня развития страны. Для стран с низким уровнем экономического развития превалируют в качестве причин нарушения зрения ошибки в коррекции рефракции и катаракта. Страны с высоким экономическим уровнем развития характеризуются высоким показателем нарушения зрения по причинам ВМД, глаукомы и диабетической ретинопатии.

По последним оценкам, относительно глобальных масштабов и причин нарушений зрения, выделяются целый спектр возможностей, позволяющих изменить жизнь миллионов людей: 80% всех причин нарушений зрения можно предотвратить или излечить по заявлениям ВОЗ.

Специалистами шестьдесят шестой сессией Всемирной ассамблеи здравоохранения был разработан глобальный план действий по обеспечению всеобщего доступа к здоровью глаз на 2014–2019 гг. с целью сократить масштабы предупреждаемых нарушений зрения и обеспечить доступ к реабилитационным услугам для тех, кто в них нуждается. [8]

Тотальное обеспечение надлежащей доступной системы офтальмологической помощи является основным аспектом эффективного контроля за нарушением функции зрения, в том числе слепоты. На основании этого предпочтение отдается укреплению системы офтальмологической помощи посредством ее интеграции в систему здравоохранения. Важным шагом в этом направлении является включение программы профилактики нарушений зрения и реабилитации в более широкие программы и стратегии общественного здравоохранения. [28]

Материал и методы. Был проведен литературный обзор по базам данных NCBI, Medline, Pubmed, библиотеке Cochrane, электронные ресурсы Clinical Trials, Cyberleninka, а также частный поиск посредством браузеров на русском и английском языках. Из 1825 источников включая диссертации, научные статьи, клинические исследования и обзоры за последние 10 лет, из которых 5 рандомизированных мета-анализов за последние 5 лет легли в основу данной статьи. Ключевыми поисковыми терминами были: распространённость, частота, возрастная дегенерация, прогрессирование, основные факторы. Термины использовались во всех возможных комбинациях, включая «и» и «или» в зависимости от ситуации.

Результаты и обсуждение. Спектр клинических проявлений и диагностических критериев ВМД широко варьирует и до конца не изучен. На текущее время общепринятым является разделение ВМД на «сухую» и «влажную» формы согласно клинической классификации (модифицированная по MPS 1991, TAP 1999, VIP 2001) Из которых около 85 % случаев выпадает на долю сухой формы и только у 1015 % развивается влажная (экссудативная) форма ВМД согласно эпидемиологическим исследованиям [29].

Исходя из того, что этиопатогенез заболевания на данный момент окончательно не выяснен, ВМД рассматривается как мультифакториальное заболевание, основными факторами риска которого являются возраст, светлый цвет радужки, курение, избыточная масса тела и др. Отдельные мета-анализы указывают на наибольшую распространённость ВМД среди форм ма- кулопатии, которая представляет собой основную причину потери зрения у пожилых людей с резким увеличением распространённости после 75 лет. Возраст является одним из ключевых факторов риска [3], [15], [16], [17], [18], [19].

Доказано, что у курящих людей риск возникновения поздних стадий ВМД в 2,4 раза выше, чем у некурящих. Курение, является одним из немногих факторов риска, значимость которого подтверждалась во всех исследованиях. Также риск зависит от дозы: при увеличении количества выкуренных «пачка/лет» риск развития ВМД повышается. Прекращение курения сочеталось со снижением риска ВМД; риск развития ВМД у тех, кто не курил более 20 лет, был сравним с риском у некурящих. [5], [6]. Отдельными исследованиями подтверждается увеличенная частота случаев среди женщин (почти в 2 раза выше, чем среди мужчин), а также зависимость от наследственности и принадлежности к европеоидной расе: распространённость ВМД превалирует среди европеоидной расы. [1], [4].

Анализ мета-анализов по распространённости ВМД в мире с 1990 г. по настоящее время показал, что ВМД сохраняет 3-е место среди общих причин нарушения зрения. В 2010 г. ВМД составляла 6,6% среди всех случаев нарушения зрения. [12], [13] Однако количественные изменения в группе лиц, страдающих ВМД будут колоссальными по прогнозу мета-анализа приведённому Wong WL и соавторами. По оценкам ученых, к 2020 г. от ВМД будут страдать 196 млн. человек, а к 2040 г. уже 288 млн. человек. [3] В процентном выражении распространённости любого типа ВМД, приводящие к слепоте, составляет 8,6% от всех случаев слепоты в возрасте 45-85 лет. [3] В 2015 г. ВМД заняло 4-е место среди причин слепоты в мире, около 5,8% слепых людей и 3 –е место среди общих причин нарушения зрения 3,9%. [14]

Данная отрицательная тенденция будет усугубляться, пока не будут разработаны надлежащая профилактика и эффективная терапия. Глобальное исследование бремени болезней в 2010 г. наглядно показывает, что увеличение численности населения, значительное увеличение населения со среднем возрастом и снижение смертности привели к перекоординации бремени болезней к расстройствам и осложнениям, вызывающим инвалидность с незначительной смертностью. [20]

На фоне нарушения зрения пациенты с ВМД попадают в группу риска с ограниченной независимостью, что усугубляет их психоэмоциональное состояние. Отмечается повышенный риск депрессии, тревоги и инвалидности. [21] Данные аспекты психоэмоционального состояния и последующая инвалидность пациентов с ВМД в свою очередь способствуют увеличению эмоционального напряжения для всех членов семьи. Увеличение процента населения с инвалидностью также отрицательно воздействует на экономику страны в целом.

В Республике Казахстан проблемы пациентов с ВМД также занимают отдельную нишу, так как это прямо пропорционально оказывает воздействие на социальную сферу страны: потеря трудоспособности и дороговизна лечения осложнений. [22]

На сегодняшний день отсутствие корректных эпидемиологических данных по ВМД в РК препятствует экономической оценки масштабов затрат на профилактические и терапевтические мероприятия по ВМД.

На ряду с этим присутствует необходимость определения клинических особенностей ВМД, характерных как для страны в целом, так и отдельно для регионов. Данный аспект углубленного изучения вопроса актуален на фоне недавних систематических обзоров и мета-анализа в 2016. [23] Мета-регрессионный анализ показал, что инсоляция, широта и долгота локализации, возраст и раса оказывают существенное влияние на показатели распространённости ранней и поздней ВМД.

Выводы. Значимость прояснения точной картины эпидемиологического состояния, а также зависимости от различных внешних и внутренних факторов клинических форм ВМД в РК подчеркивают актуальность углубленного исследования данного вопроса.

Определение факторов и группы риска характерных для региона позволит обеспечить правильный подход к разработке и оптимизации профилактических мероприятий. Целесообразно, проведение опроса в регионе по оценке влияния ВМД на изменение качества жизни пациентов сцелью дальнейшего анализа, определения экономических затрат и их минимилизацию. Разработка и внедрение профильной литературы в виде информационных помяток и листовок позволит повысить осведомленность населения, в частности группы риска об основных факторах риска ВМД.

В изучении вопроса эпидемиологического состояния ВМД ключевами со- стовляющими являются: статистическая обработка на первичном этапе постановки диагноза, а также последующее полное информационное обеспечение пациента и ближайщего круга семьи посредством надлежащей литературы.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Zhao, MD Shan, Xiaowen Lan, BM, Jingyang Wu, MM, Song Yue, MM, Han Zhang, PhD, Qiang Wu, MM, Guisen Zhang, MM, and Lei Liu, Protocol of global incidence and progression of age-related macular degeneration 2030-2050, а systematic review, PhD,2019)
  2. Johns Hopkins University, Low Vision Depression Prevention Trial for Age Related Macular Degeneration, Dartmouth-Hitchcock Medical Center, 2014
  3. Wan Ling Wong, Xinyi Su, Xiang Li, Chui Ming G Cheung, Ronald Klein, Ching-Yu Cheng, Tien Yin Wong Global prevalence of age-related macular degeneration and disease burden projection for 2020 and 2040: a systematic review and meta-analysis Lamcet,p106-116,2014
  4. La Cour M, Vesti Nielsen N, Larsen M, Haamann PH, Vinding T Age-related macular degeneration - A widespread disease, Ugeskrift for laeger, 2001
  5. Ноіісіс M.F. Sunlight, Vitamin D and C skin cancer: How much sunlight we need? // AСvaпces in ехрегітепШ теСісіпе апС biіogy. 2008. Ѵоі. 624. Р. 72-76
  6. Khan J. C., Thurlby D. A., Shahid H. et al. Smoking and age related macular degeneration: the number of pack years of cigarette smoking is a major determinant of risk for both geographic atrophy and choroidal neovascularization. Br J Ophthalmol.2006; Vol.90: 75–80
  7. United Nations, official site www.un.org\en
  8. World Health Organization, official site www.apps.who.int
  9. Министерство экономики и бюджетного планирования РК, аналитический доклад на тему: «Демографический прогноз РК: основные тренды, вызовы, практические рекомендации». Астана, 2014
  10. The World report on Vision, World Health Organization, 8 oct. 2019
  11. Flaxman SR, Bourne RRA, Resnikoff S, Ackland P, Braithwaite T, Cicinelli MV, Das A, Jonas JB, Keeffe J, Kempen JH, Leasher J, Limburg H, Naidoo K, Pesudovs K, Silvester A, Stevens GA, Tahhan N, Wong TY, Taylor HR; Vision Loss Expert Group of the Global Burden of Disease Study, Global causes of blindness and distance vision impairment 1990-2020: a systematic review and meta-analysis, Lancet Glob Health.2017, p.1221-1234
  12. Stevens G, White R, Flaxman SR, et al. Global prevalence of visual impairment and blindness: magnitude and temporal trends, 1990–2010. Ophthalmology 2013; 120: 2377–84.
  13. Bourne RRA, Stevens GA, White RA, et al. Causes of vision loss worldwide, 1990 –2010: a systematic analysis. Lancet Glob Health 2013; 1: p.339–49
  14. Jonas JB, Cheung CMG, Panda-Jonas S., Updates on the Epidemiology of Age- Related Macular Degeneration. Asia Pac J Ophthalmol (Phila). 2017 Nov-Dec; 6(6):493-497
  15. Klein R, Klein BE, Linton KL. Prevalence of age-related maculopathy. The Beaver Dam Eye Study. Ophthalmology. 1992; 99:933-943
  16. Mitchell P, Smith W, Attebo K, et al. Prevalence of age-related maculopathy in Australia. The Blue Mountains Eye Study. Ophthalmology. 1995; 102:1450-1460
  17. Klaver CC, Assink JJ, van Leeuwen R, et al. Incidence and progression rates of age- related maculopathy: the Rotterdam Study. Invest Ophthalmol Vis Sci. 2001; 42:2237-2241
  18. Chen SJ, Cheng CY, Peng KL, et al. Prevalence and associated risk factors of age-related macular degeneration in an elderly Chinese population in Taiwan: the Shihpai Eye Study. Invest Ophthalmol Vis Sci. 2008; 49:3126-3133
  19. Wong TY, Chakravarthy U, Klein R, et al. The natural history and prognosis of neo- vascular age-related macular degeneration: a systematic review of the literature and meta-anal- ysis. Ophthalmology. 2008; 115:116-126
  20. Salomon JA, Vos T, Hogan DR, et al. Common values in assessing health outcomes from disease and injury: disability weights measurement study for the Global Burden of Disease Study 2010. Lancet 2012; 380: 2129–43.
  21. Dartmouth-Hitchcock Medical Center, Association for the Blind and Visually Impaired, Macular Degeneration and Aging Study (MADAS), 2019, ClinicalTrials.gov Identifier: NCT02224963
  22. А.К.Альмадиева, А.Е.Гуляев, Е.М.Айсенова, А.Т.Кыдырбаева, А.Н.Нурбакыт, Анализ затрато-эффективности ранибизумаба при диабетичнском макулярном отеке и возрастной макулярной дегенерации. «Вестник КазНМУ», 2018, УДК 616.24-271-036.7., с.394-397
  23. Reibaldi M, Longo A, Pulvirenti A, Avitabile T, Russo A, Cillino S, Mariotti C, Casuc- cio A, Geo-Epidemiology of Age-Related Macular Degeneration: New Clues Into the Pathogenesis. Am J Ophthalmol.2016 Jan; 161:78-93.p.1-2.
  24. 24 Fraser-Bell S, Wu J, Klein R, et al. Smoking, alcohol intake, estrogen use, and age-related macular degeneration in Latinos: the Los Angeles Latino Eye Study. // Am J Ophthalmol. 2006.
  25. 25. Klein R, Klein BE, Knudtson MD, Meuer SM, Swift M, Gangnon RE., Fifteen-year cumulative incidence of age-related macular degeneration: the Beaver Dam Eye Study Ophthalmology. 2007 Feb;114(2):253-62.
  26. 26. Нерпина М.Е., Пожарицкая Е.М., Южакова О.И. Оценка качества жизни у пациентов на поздних стадиях возрастной макулярной дегенерации, Актуальные проблемы офтальмологии, 2011, 218
  27. 27 Указ от 1 января 2020 г. на основании ст.11 Закона РК «О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан».
  28. 28. «Всеобщий доступ к здоровью глаз», Глобальный план действий на 2014–2019 г, ВОЗ, 1-4.
  29. 29. Milton АА, ѴоіапС R., SoпСeІ SA., Parekh N., НогоЬ R.L. Milton АА Ѵкатіп D status апС еагіу age-гeІateС тасШаг Сegeпeгatioп in postmeпopausaі womeп // Achieves оn Ophthaіmoіogy. 2011. Ѵоі. 129(4). Р. 2126
Год: 2020
Город: Алматы
Категория: Медицина