Исходы ко-инфекции туберкулез/вирус иммунодефицита человека в зависимости от модели оказания медицинской помощи в Казахстане

АННОТАЦИЯ

Несмотря на достигнутые успехи в борьбе с туберкулезом, он остается одной из актуальных проблем здравоохранения. При этом движущими факторами эпидемиологического процесса туберкулеза являются лекарственно-устойчивые формы заболевания и ВИЧ-инфекция, контроль которых представляет собой сложный и трудно управляемый процесс. Поиск оптимальных и эффективных путей организации контроля ко-инфекции ТБ/ВИЧ позволит предотвратить смертность людей, живущих с ВИЧ, от туберкулеза, который в настоящее время является основной причиной смерти людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ).

Цель исследования: изучить исходы лечения ко-инфекции ТБ/ВИЧ в группах низкого, среднего и высокого риска развития неблагополучного исхода туберкулеза в зависимости от модели оказания медицинской помощи.

Результаты исследования: Изучены исходы лечения 223 новых случаев ТБ/ВИЧ, зарегистрированных в 2016 году, у которых предварительно была спрогнозирована степень риска возникновения неблагополучных исходов. В исследуемой группе, куда вошли пациенты с регионов, где была осуществлена полная интеграция и вовлечены неправительственные организации, исходы среди пациентов со средним и высоким риском неблагоприятных исходов туберкулеза в 1,7 раз реже заканчивались неблагополучно (р≤0,05).

Вывод: интегрированный пациент-ориентированный контроль, заключающийся в выявлении и оказании помощи нуждам людей, позволяет снизить количество неблагополучных исходов заболевания, и, как следствие, снизить смертность лиц, живущих с ВИЧ, от туберкулеза.

Согласно официальным отчетным данным На - ционального научного центра фтизиопульмо- нологии Министерства здравоохранения Республики Казахстан заболеваемость туберкулезом в Республике Казахстан за последние 11 лет снизилась в 2 раза со 132,1 в 2006 году до 52,7 на 100 тыс. населения в 2016 году. За 10 лет в 3,5 раз отмечается рост заболеваемости туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью. В 2016 году заболеваемость МЛУ ТБ составила 13 на 100 тыс. населения, в 2006 году этот показатель составлял 3,7 на 100 тыс. [1,2]. Каждый четвертый «новый случай» туберкулеза обусловлен устойчивыми микобактериями [3]. Благодаря предпринимаемым усилиям, туберкулез с сохраненной чувствительностью перестал представлять былую угрозу человечеству. Однако напряженность эпидемиологического процесса поддерживается значимым распространением лекарственно устойчивых штаммов возбудителя и возрастающей численностью уязвимых групп населения [4-8]. К одной из наиболее уязвимых групп населения по туберкулезу относятся люди, живущие с ВИЧ. По отчетным данным Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИД по состоянию на 31.12.16 года в РК зарегистрировано 29573 случая ВИЧ-инфекции. Распространенность ВИЧ-инфекции среди населения РК составила 108,9, заболеваемость – 15,6 на 100 тыс. населения. Нарастающим итогом в Республике Казахстан стала смертность 7861 от ЛЖВ, за 2016 год умерло 923 человека с положительным ВИЧ-статусом. При этом основной причиной смертности людей, живущих с ВИЧ, является туберкулез [9].

В Казахстане заболеваемость ко-инфекцией ТБ/ ВИЧ в 2016 году составила 3,2 (2,1-4,6) на 100 тысяч населения. При этом эффективность лечения туберкулеза у ВИЧ-инфицированных пациентов составила 69%, тогда как у пациентов без ВИЧ-инфекции показатель составил 91% [10]

В контроле ко-инфекции ТБ/ВИЧ в Казахстане задействованы ряд служб: противотуберкулезная служба, СПИД-служба, центры психического здоровья, сеть первичной медико-санитарной помощи. Интегрированный контроль туберкулеза, основной идеей которого является переориентация на оказание помощи в амбулаторно-поликлинической сети и оптимизацией коечного фонда, внедрен не повсеместно. Немаловажным компонентом борьбы с туберкулезом является привлечение неправительственных организаций (НПО).

Начиная с 2016 года, модель интегрированного контроля туберкулеза с вовлечением НПО активно внедрялась в следующих регионах: Актюбинской, Акмолинской, Карагандинской, Восточно-Казахстанской, Павлодарской, Южно-Казахстанской и в городе Алматы. Эти рег- оы являются ило ными п активному вовлечению НПО в контр15,6ТБ/ВИЧ инфекции.

Интеграция служб осуще вл7861ь медленно, без учасВИЧ-статусом.мПринэтом основнойопричиной см скойтуберкулез [9]. хстанской, Кызылординской, Ко- станайскойВ Казахстанесзаболеваемость ко-инфекцие обланаях100Астысяч населения. При этом эффе инфицированныхи пациентов Тсоставила е69%,а т с попоказатель составилт91% [10] показана на рисунке 1. В контроле ко-инфекции ТБ/ВИЧ в

противотуберкулезная служба, СПИД-служба, це их медико-санитарной помощи. Интегрированный забокоторого является переориентация на оказаниевпо фак и ропт имизацией коечногоп фонда,увнедрен ннех мер борьбы с туберкулезомкявляется привлечениеянеп этот проце Начиная с 2016 года, модельеинтегрирова щийНПОнт актив ноактвнедряласьа нвбл следующихо исхоКарагандинской,лВосточно-Казахстанской,1Павл лет, Алматы. ЭтиУрегионыиявляютсяе пилотнымии п иммТБ/ВИ Чсинфекции. голизм, длительность ВИЧ- инфицировИнтеграция пслужб носуществляласьскмед про Атырауской,олЖамбылской, т Западно-Казахста лит Мангистауской, Северо-Казахстанской областях, нимизиров МодельлорганизациядконтроляьТБ/ВИЧ в вен показанаона рисунке 1. одов туберкулеза у людей, живущих с ВИЧ. Ко-инфекция перестала быть проблемой одной специальности или структуры. Наличие ряда медико-социальных и клинических особенностей у ВИЧ-позитивных пациентов требует их учета и контроля для недопущения возникновения неблагополучных исходов [15].

Цель: изучить исходы лечения ко-инфекции ТБ/ ВИЧ в группах низкого, среднего и высокого риска инфекциинсреди населенияиРКосоставилалеза в за- ния. Нарастающимиитогомив Республике помощи. од умерлои923 человека с положительным цели было тностиелюдей, живущих с ВИЧ, является а «случай контроль». В исследование были включены 223 новых ТБ/ВИЧ во2016 годуисоставила 3,2 (2,1-4,6)ованных в ивность слеч енияортуберкулеза. убяВИЧ- ным усло- даекаккуюпацие нтов ебез вВИЧ-инфекциие было согласие принимать АРВ-препараты во время лечения Казахстанеа. задействованы нрядсс служб: ю и кон- рыопсихического здоровья, сеть первичной ерритори- контроль ртуберкулеза,исосновнойт идеейи контроля ощи в амбулаторно-поликлинической сети ппу были всеместно. Немаловажным компонентом олинской, авительственных организацийз(НПО). кой, Павлодар- ного ,контроля туберкулеза сововлечением лматы. В егионах: нуАктюбинской,ли Акмолинской, атинской, арской, Южно-Казахстанскойаиавнгородехстанской, активномуи вовлечению тНПОс в йконтрольистауской, С-Казахстанской областях, г. Астане. Пациенты этих нно, обез участия еНПО квкоАлматинской, ппе. В ис- ской, емКызылординской, вкКостанайской, циентов с Астане., в контрольную – 83 случая. (таблица 1). Ста- гионахес полнойаиочастичнойхинтеграцией с использованием программы Excel 2016.

38

x.aiikevvvir⅛vande∖.kz

Таблица 1 - Распределение пациентов с ТБ/ВИЧ на исследуемую и контрольную группу в зависимости по территориальному признаку

Область

Количество случаев

Группа в

исследовании

¯¡~

Акмолинской

10

Исследуемая группа

140 человек

2

Актюбинской

0

3

Во сточно-Казахстанской

27

4

Карагандинской

37

5

Павлодарской

18

6

Южно-Казахстанской областях

23

7

г. Алматы

25

8

Алматинской

36

Контрольная группа 83 человека

9

Атырауской

1

10

Жамбылской

9

11

Западно-Казахстанской

2

12

Кызылординской

1

13

Костанайской

9

14

Мангистауской

0

15

С-Казахстанской

17

16

г. Астана

8

 

ВСЕГО

223

 

Данными для исследования послужили Журналы ТБ 03, ТБ 11, содержащие информацию о пациентах на нулевом месяце лечения, истории болезни. Анализ состоял из нескольких этапов:

  1. Изучение характеристик пациентов по факто- рам–риска неблагополучных исходов туберкулеза: возраст пациента, результаты теста на лекарственную чувствительность, иммунный статус, наличие или отсутствие бактериовыделения, длительность ВИЧ- инфицирования, наличие алкоголизма;
  2. Прогнозирование рисков неблагополучных исходов туберкулеза с помощью Шкалы прогноза рисков и распределение по группам с низким, средним и вы - соким риском неблагополучного исхода туберкулеза;
  3. Сравнительный анализ исходов туберкулеза в зависимости от модели оказания медицинской помощи пациентам с ТБ/ВИЧ;
  4. Расчет чувствительности, специфичности и прогностической значимости Шкалы прогноза рисков неблагополучных исходов туберкулеза.

Результаты исследования.

После изучения пациентов с ТБ/ВИЧ по факторам риска по Шкале прогноза рисков, представленной на рисунке 2, у каждого пациента было определено значение риска в процентах. Далее пациенты исследуемой и контрольной группы были объединены в группы в зависимости от величины риска.

39

Так, в исследуемой группе 52,1±4,2% пациентов имели низкий риск развития неблагополучного исхода туберкулеза, 32,9±3,9% - средний риск, 15,0±3,0% - высокий риск развития неблагополучного исхода ту - беркулеза. В контрольной группе 47,0±5,4% пациентов имели низкий риск развития неблагополучного исхода туберкулеза, 34,9±5,2% - средний риск, 18,1±4,2% высокий риск развития неблагополучного исхода туберкулеза. Согласно прогнозу, ни у одного пациента не было крайне высокого риска возникновения неблагополучного исхода туберкулеза. При этом, расчет при сравнивании средних величин по критерию Стьюден- та, различия в исследуемой и контрольной группах были не значимы (Таблица 2). страдает 6,8±2,9% пациентов в исследуемой группе и 5,1±3,5% (р=0,70). В исследуемой группе бактери - овыделителями являлись 28,8±5,2%, в контрольной 23,0±6,7% (р=0,49). МЛУ ТБ в исследуемой группе было зарегистрировано в 24,7±5,0%, в контрольной - 17,9±6,1% (р=0.39). По количеству CD4 <50 данные в двух группах были приближены и составляли 2,7±1,9% (р=0,97) и в количестве CD4 50-199 - 39,7±5,7 (р=0,90). При этом количество CD4 200-349 отличалось в двух группах: если в исследуемой группе у 19,2±4,6% случаев МЛУ ТБ, то в контрольной группе их число составило 7,9±6,1% (р=0,06). При этом пациентов с количеством CD4 ≥350 клеток преобладало в контрольной группе и составило 51,3±8,0%, против пациентов

Таблица 2 – Уровень риска неблагополучных исходов туберкулеза в исследуемой и контрольной группах пациентов

Уровень риска

Исследуемая группа

Контрольная группа

р-value

 

абс.

%

абс.

%

 

Низкий ≤ 30%

73

52,1±4,2

39

47,0±5,4

р=0,4

Средний (31-50%)

46

32,9±3,9

29

34,9±5,2

р=0,7

Высокий (51-80)

21

15,0±3,0

15

18,1±4,2

p=0,5

ВСЕГО

140

100%

83

100%

 

*р≤0,05 статистически значимое различие

Более подробная характеристика пациентов двух групп с низким риском неблагополучного исхода туберкулеза представлена в таблице 3. Так, анализ по факторам риска показал, что в группе пациентов с низким риском развития неблагополучных исходов туберкулеза в обоих группах превалируют люди в возрасте 19-39 лет: 56,2±5,8% в исследуемой группе и 59,0±7,9% в контрольной (р=0,77). Алкоголизмом с исследуемой группы, где аналогичное значение показателя иммунного статуса составили 38,4±5,7% (р=0,19). Длительность ВИЧ-инфицирования более года в исследуемой группе имели 53,4±5,8% пациентов, в контрольной - 48,7±8,0% (р=0,19). При этом, статистически значимых различий между пациентами двух групп не было выявлено (Таблица 3).

Таблица 3 – Характеристика пациентов с низким риском (≤30%) развития неблагополучного исхода туберкулеза

Характеристика

Исследуемая группа

(n=73)

Контрольная группа

(n=39)

р-value

абс.

%

абс.

%

 

Возраст

         

<18

0

 

0

   

19-39

41

56,2±5,8~

23

59,0±7,9~

=0,77

≥40

32

43,8±5,8

16

41,0±7,9

Алкоголизм

         

да

5

6,8±2,9

2

5,1±3,5

=0,70

нет

68

93,2±2,9

37

94,8±3,5

Бактериовыделение

         

да

21

28,8±5,2~

9

23,0±6,7~

=0,49

нет

52

71,2±5,2

30

76,9±6,7

МЛУ ТБ

         

да

18

24,7±5,0~

7

17,9±6,1~

=0,39

нет

55

75,3±5,0

32

82,1±6,1

CD4

         

<50

2

2,7±1,9

1

2,6±2,5

=0,97

50-199

29

39,7±5,7

15

38,5±7,8

=0,90

200-349

14

19,2±4,6

3

7,7±4,2

=0,06

≥350

28

38,4±5,7

20

51,3±8,0

=0,19

Длительность ВИЧ- инфицирования

         

до 1 года

34

46,6±5,8~

20

51,3±8,0~

=0,63

более 1 года

39

53,4±5,8

19

48,7±8,0

*р≤0,05 статистически значимое различие

Пациентов со средним уровнем риска развития неблагополучного исхода туберкулеза было 75 человек, 46 из которых были из исследуемой группы, 29 – из контрольной. Группы пациентов со средним риском развития неблагополучного исхода туберкулеза показал, что в отличии от группы пациентов с низким риском, больше зарегистрировано пациентов, страдающих алкоголизмом: в исследуемой группе 17,4±5,6%, в контрольной - 31,0±8,6% пациентов (p=0,18). Боль - шая часть пациентов являлись бактериовыделителями: 73,9±6,5% пациенты в исследуемой группе и 72,4±8,3% - в контрольной группе (p=0,88). В обеих группах со средним уровнем риска около половины пациенты имели резистентные формы туберкулеза (p=0,88). В исследуемой группе количество CD4 было меньше 50 в 17,4±5,6% случаев, в контрольной - 6,9±4,7% (p=0,15), CD4 больше 350 клеток в исследуемой группе пациентов было 6,5±3,6%, в контрольной группе - 24,1±7,9% (p=0,05). В обеих группах длительность ВИЧ-инфицирования имели более года имели около 40% пациентов (p=0,68). Между пациентами двух групп статистически значимых различий не было выявлено, кроме одного признака «количество СД4 350 клеток и более» в контрольной группе было значительно большее количество пациентов с количеством СД4 более 350 (p=0,05) (Таблица 4).

Таблица 4 – Характеристика пациентов со средним риском (≤31-50%) развития неблагополучного исхода туберкулеза

Характеристика

Исследуемая группа

(n=46)

Контрольная группа

(n=29)

р-value

абс.

%

абс.

%

 

Возраст

         

<18

 

0~

 

p=0,43

19-39

26

56,5±7,3 ¯¯

19

65,5±8,8~

≥40

20

43,5±7,3

10

34,5±8,8

Алкоголизм

         

да

8

17,4±5,6 ¯¯

9

31, 0±8,6~

p=0,18

нет

38

82,6±5,6

20

69,0±8,6

Бактериовыделение

         

да

34

73,9±6,5 ¯¯

21

72,4±8,3~

P=0,8

нет

12

26,1±6,5

8

27,6±8,3

МЛУ ТБ

         

да

23

50,0±7,3 ¯¯

14

48,3±9,2~

p=0,88

нет

23

50,0±7,3

15

51,7±9,2

CD4 ¯¯

         

<50

8

17,4±5,6 ¯¯

2

6,9±4,7

p=0,15

50-199

21

45,7±7,3

14

48,3±9,2

p=0,82

200-349

14

30,4±6,7

6

20,7±7,5

p=0,33

≥350

3

6,5±3,6

7

24,1±7,9

p=0,05

Длительность ВИЧ-

инфицирования

         

до 1 года

18

39,1±7,1 ¯¯

10

34,5±8,8~

p=0,68

более 1 года

28

60,8±7,1

19

65,5±8,8

*р≤0,05 статистически значимое различие

Согласно прогнозу, высокий риск развития неблагополучного исхода туберкулеза существует у 36 человек, из которых 21 – в исследуемой группе, 15 – в контрольной группе. При этом, в возрасте 19-39 лет в исследуемой группе было 81,0±8,6%, в контрольной группе - 60,0±12,6%. В возрасте 40 лет и старше в исследуемой группе было 57,1±8,6%, в контрольной группе - 40,0±12,6 (p=0.27). Алкоголизмом в исследуемой группе страдало 28,6±9,8, тогда как в контрольной группе это число составило 13,3±8,8 (p=0.25). Бактериовыделение среди пациентов с высоким риском развития неблагополучного исхода туберкулеза в исследуемой группе было зарегистрировано в 95,3±4,6% случаев, в контрольной – в 93,3±6,4% (p=0.80). При этом МЛУ ТБ в исследуемой группе составил 81,0±8,6%, в контрольной - 73,3±11,4 (p=0.59). Различий по количеству СД 4 клеток в контрольной и исследуемой группах также не выявлено (p=0.19): в исследуемой группе уровень СД4 составил 61,9±10,5%, в контрольной - 40±12,6%. Количество СД4 50-199 было зарегистрировано у 38,1±10,5% в исследуемой группе, 60±12,6% - в контрольной (Таблица 5).

Далее нами были изучены исходы лечения в исследуемой и контрольной группе. Анализ исходов среди пациентов с низким риском (≤30%) показал, что среди пациентов с низким риском развития неблагополучных исходов туберкулеза, исходы лечения не имели значимых различий: в исследуемой группе благополучные исходы туберкулеза были зарегистрированы в 82±4,5% случаев, в контрольной - 82,1±6,1 %. При этом в исследуемой группе в 17,8±4,5% случаев туберкулез закончился неблагополучно. В контрольной группе неблагополучный исход заболевания имели 17,9±6,1% пациентов Значимых различий в исходах ко-инфекции ТБ/ВИЧ в исследуемой и контрольной группе среди пациентов с низким риском неблагополучных исходов не выявлено (р=0.9) (Таблица 6).

Таблица 5 – Характеристика пациентов с высоким риском (51-80%) развития неблагополучного исхода туберкулеза.

Характеристика

Исследуемая группа (n=21)

Контрольная группа

(n=15)

р-value

абс.

%

абс.

%

 

Возраст

         

<18

0 ¯

 

0

   

19-39

17

81,0±8,6 ¯

9

60,0±12,6~

p=0,17

≥40

12

57,1±8,6

6

40,0±12,6

p=0,27

Алкоголизм

         

да

6 ¯

28,6±9,8 ¯

2

13,3±8,8~

p=0,25

нет

15

71,4±9,8

13

86,7±8,8

Бактерио-выделение

         

да

20 ¯

95,3±4,6 ¯

14

93,3±6,4~

p=0,80

нет

1

4,8±4,6

1

6,7±6,4

МЛУ ТБ

         

да

17 ¯

81,0±8,6 ¯

11

73,3±11,4~

p=0,59

нет

4

19,0±8,6

4

26,7±11,4

CD4 ¯¯

         

<50

13

61,9±10,5~

6

40±12,6~

p=0,19

50-199

8

38,1±10,5

9

60±12,6

200-349

0

 

0

 

≥350

0

 

0

 

Длительность ВИЧ- инфицирования

         

до 1 года

7 ¯

33,3±10,2~

3

20,0±10,3~

p=0,36

более 1 года

14

66,7±10,2

12

80,0±10,3

р≤0,05 статистически значимое различие

Таблица 6 – Результаты лечения ко-инфекции ТБ/ВИЧ среди пациентов с низким риском неблагополучных исходов туберкулеза

Исход

Исследуемая

Контрольная

p-value

абс

%

абс

%

 

благополучный

60

82,0±4,5

32

82,1±6,1

=0.9

неблагополучный

13

17,8±4,5

2

17,9±6,1

Всего

73

100

39

100

 

p≤0,05 статистически значимое различие

Среди пациентов со средним риском развития неблагополучных исходов туберкулеза неблагополучный исход был зарегистрирован в исследуемой группе в 34,8±7,0% случаев, в контрольной группе – в 58,6±9,1%. При этом, статистически значимых различий в исходах среди пациентов двух групп не выявлено (р≤0,05). Так, выявлено, что среди пациентов со средним риском неблагополучных исходов туберкулеза имелись значимые различия в исследуемой и контрольной группе. В регионах, где была осуществлена полная интеграция ПТО с ПМСП, а также вовлечены НПО, неблагополучные исходы заболевания возникали в 1,7 раз реже, по сравнению с пациентами в контрольной группе (таблица 7).

Заключение. Использование Шкалы прогноза неблагополучных исходов туберкулеза в работе с пациентами способствовало активному выявлению факторов риска. Кроме этого, объединение пациентов по группам риска позволило сформировать группу риска для направленной работы с ними и имеющимися факторами риска. На основании полученных данных нами установлено, что исходы туберкулеза в исследуемой и контрольной группе не имеют значимых различий среди пациентов с низким уровнем риска неблагополучного исхода туберкулеза (р=0,9). Это свидетельствует о том, что объема услуг, предусмотренных гарантированным объемом бесплатной медицинской помощи достаточно, чтобы достичь терапевтического эффекта

Таблица 7 – Результаты лечения ко-инфекции ТБ/ВИЧ среди пациентов со средним риском неблагополучных исходов туберкулеза

Исход

Исследуемая

Контрольная

p-value

абс

%

абс

%

благополучный

30

65,2±7,0

12

41,4±9,1

≤0,05

неблагополучный

16

34,8±7,0

17

58,6±9,1

Всего

46

100

29

100

 

*р≤0,05 статистически значимое различие

Среди пациентов с высоким риском развития неблагополучных исходов туберкулеза, в исследуемой группе терапевтический эффект возник в 42,8±10,8%, неблагополучный исход был зарегистрирован в 57,1±10,8% случаев. В контрольной группе благополучный исход заболевания возник в 6,7±6,4%, не достигли терапевтического эффекта 93,3±6,4% пациентов. Исходы ко-инфекции в двух группах имеют статистические значимые различия (р≤0,05): в контрольной группе пациентов в 1,6 раз чаще возникал неблагополучный исход туберкулеза (таблица 8). у пациентов с низким уровнем риска. Однако среди пациентов со средним и высоким риском развития неблагополучных исходов туберкулеза данного объема недостаточно. Данная группа пациентов имеет наибольшее количество факторов риска, определяющих тяжесть случая: низкий иммунный статус, наличие резистентных форм туберкулеза, поведенческих факторов риска, обширные деструктивные процессы. Выявлены значительные различия в исходах ко-инфекции ТБ/ВИЧ среди пациентов со средним и высоким риском развития неблагополучного исхода в зависимо-

Таблица 8 – Результаты лечения ко-инфекции ТБ/ВИЧ среди пациентов со средним риском неблагополучных исходов туберкулеза

Исход

Исследуемая

Контрольная

p value

абс

%

абс

%

благополучный

9

42,8±10,8

1

6,7±6,4

≤0,05

неблагополучный

12

57,1±10,8

14

93,3±6,4

Всего

21

100

15

100

 

*р≤0,05 статистически значимое различие

сти от объема оказанной им медико-социальной помощи. Контроль таких случаев представляет собой сложный процесс, требующий участия не только медицинских организаций, но и гражданских сообществ. Активное участие неправительственных организаций в оказании услуг пациентам с ТБ/ВИЧ показало пози - тивный результат. Интеграция с ПМСП способствует приближению услуг пациентам, что способствует быстрой постановке диагноза и определению адекватной тактики ведения случая ТБ/ВИЧ. При этом обслуживание в общем потоке способствует снижению стигмы и дискриминации. Немаловажным является инфекционный контроль: предотвращается возможный риск заражения туберкулезом ЛЖВ при прохождении диагностического алгоритма в ПТО. Работа психолога и социального работника позволяет вовремя провести мероприятия по коррекции психического и социального статуса больных ТБ/ВИЧ. Таким образом, интегрированный пациент-ориентированный контроль, заключающийся в выявлении нужд людей, и, в дальнейшем, оказании помощи, направленной на эти нужды, позволяет снизить количество неблагополучных исходов заболевания, и, как следствие, снизить смертность лиц, живущих с ВИЧ, от туберкулеза.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Берикова Э.А. с соавт. Основные аспекты МЛУ/ШЛУ ТБ в Казахстане // Фтизиопульмонология. № 2. 2016. С. 14 -15.
  2. Даришева М.А., Жусупов Б.С., Терликбаева А.М., Берикова Э.А., Аленова А.Х., Влияние ВИЧ-инфекции на исходы ТБ и развитие лекарственной устойчивости // Вестник КазНМУ. - №2 (4) – 2014
  3. Uyei J., Coetzee D., Macinko J. [et al.] The influence of integrated tuberculosis and human immunodeficiency virus service delivery on patient outcomes // Int J Tuberc Lung Dis. – 2014. – Vol. 18. – P. 315– 321.
  4. Uyei J., Coetzee D., Macinko J. [et al.] The influence of integrated tuberculosis and human immunodeficiency virus service delivery on patient outcomes // Int J Tuberc Lung Dis. – 2014. – Vol. 18. – P. 315– 321.
  5. WHOTuberculosisprofile.Kazakhstan-2015.Available at: https://extranet.who.int/sree/Reports?op=Replet&name=/ WHO_HQ_Reports/G2/PROD/EXT/TBCountryProfile&ISO2=kz&outtype=pdf
  6. Пунга В.В., Цыбикова Э.Б., Якимова М.А., Измайлова Т.В. Результаты лечения больных туберкулезом легким, сочетанной с ВИЧ-инфекцией // Социальные аспекты здоровья населения. – 2017. С. 1 – 11. - doi: 10.21045/20715021-2017-53-1-11
  7. Van Den Hof S, Tursynbayeva A, Abildaev T, Adenov M, Pak S, Bekembayeva G, et al. Converging risk factors but no association between HIV infection and multidrug-resistant tuberculosis in Kazakhstan. The International Journal of Tuberculosis and Lung Disease. 2013; 17(4):526–31. doi: 10.5588/ijtld.12.0703
  8. Фролова О.П., Шинкарева И.Г., Новоселова О.А. Обзор: ВИЧ-инфекция в Российской Федерации – фактор, замедляющий снижение заболеваемости туберкулезом // Медицинский Альянс. - №1. – 2013. С. 50-55
  9. Аликеева Э.А., Арингазина А.М, Берикова Э.А. Пути снижения влияния факторов риска неблагополучных исходов туберкулеза у ВИЧ-инфицированных//ВИЧ-инфекция и иммуносупрессии. 2018. -№1 doi. 10/22328/20779828-2018-10-1-51-56
  10. Аликеева Э.А., Арингазина А.М., Берикова Э.А., Джазыбекова П.М. Медико-социальные особенности пациентов с ко-инфекцией ТБ/ВИЧ // Инфекционные болезни.2018; 16(1):22-27. doi: 10/20953/1729-9225-2018-1-2227
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Медицина