Отдаленные последствия ионизирующей радиации у лиц, проживающих на территории Семипалатинского полигона

Действующие международные и национальные нормы радиационной безопасности с гигиенической точки зрения основаны прежде всего на результатах эпидемиологического наблюдения за населением Японии, пережившим атомную бомбардировку. С позиции современной радиационной гигиены очевидно, что простая экстраполяция данных, полученных в условиях острого облучения при высокой мощности дозы, на условия пролонгированного облучения при низкой мощности (в том числе испытания ядерного оружия) не корректна. Распространение коэффициентов радиационного риска и оценки ущерба здоровью населения в результате исследований на когортах людей, облученных при разовом или повторном гамма-нейтронном воздействии, на лиц, подвергшихся пролонгированному внешнему и внутреннему облучению от инкорпорированных радионуклидов, не всегда обоснованно. Исследования, проводимые на когортах американских, английских профессионалов и рабочих атомных производств бывшего СССР, также не дают достаточно информации о действии малых доз в связи с тем, что диапазоны эффективных эквивалентных доз имели значительные колебания не только по величине, но и по мощности дозы. В этой связи наиболее актуальными при индикации ионизирующего излучения в малых дозах являются исследования, проводимые на огромных по численности группах, в течение десятков лет подвергавшихся острому и хроническому облучению в диапазоне средних и малых доз . К таким исследованиям относится многим авторам, посвященная оценкам и интерпретации результатов изучения медико-демографических последствий острого и длительного хронического облучения населения южных районов Восточно-Казахстанской области. Сравнительно невысокие дозы облучения (ниже порога, вызывающего острые лучевые реакции), длительность нахождения под риском, большие по численности группы исследования позволяли исследователям проводить корректные оценки популяционных эффектов ионизирующего излучения, включающих в себя не только количественные, но и качественные проявления соматического и онкологического характера.

Проведенное Изатовой А.Е. и др. (2007) исследование позволило констатировать в различные временные промежутки после облучения населения с эффективной дозой 330 мЗв и поглощенной дозой на щитовидную железу 1500-2500 мГр онкологические, общесоматические и геронтологические эффекты, оказавшие модифицирующее влияние на формирование здоровья населения.

Исследователями подтвержден факт наибольшей чувствительности к действию ионизирующей радиации онкологических заболеваний, уровни которых в отдельные временные промежутки после различного по продолжительности для мужчин и женщин латентного периода имели 1,5–2-кратное превышение над показателями контроля. Эти результаты соответствовали таковым при проведении сравнений с литературными аналогами.

Казахстанскими исследователями получены неоспоримые доказательства наличия некоторых особенностей в реализации онкологических эффектов для экспонированного населения. Так, было показано, что структура онкозаболеваемости для лиц контроля практически оставалась без изменений на протяжении всего исследования, тогда как среди лиц основной группы претерпевала существенные изменения во времени. В первые 10 лет после формирования доз преобладали опухоли, локализованные в желудочно-кишечном тракте, в последующие годы – рак легких, бронхов и молочной железы среди женщин.

Латентный период для мужчин при реализации избытков практически всех локализаций раков был короче, чем среди женщин. Та же картина наблюдалась при анализе динамики смертности. Уровень смертельных случаев рака среди экспонированных мужчин и женщин был достоверно более высоким, чем в контрольной группе.

Особое место в работе ими было уделено анализу динамики радиационных рисков по некоторым неонкологическим заболеваниям. Установлено, что среди экспонированных мужчин и женщин уровни болезней системы кровообращения и эндокринной системы в отдельные временные промежутки после формирования доз имели 1,5-2-кратное превышение над показателями контроля.

Несомненно, более важными в медико-социальном плане оказались результаты исследования, подтверждающие наличие геронтологических эффектов, связанных с динамикой роста уровня артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца среди более молодых возрастных групп по сравнению с данными контроля. Эти результаты являются наиболее важными не только при гигиенических, но и при общих терапевтических оценках объемов и характера ущерба здоровью экспонированного населения.

Целью изучения явилось, определить по каким основным заболеваниям проходят лица в госпитале ИОВ, проживающие на территории Семипалатинского полигона, и по каким основным заболеваниям они лечатся при «отдаленных последствиях».

Результаты исследования. Житель ВКО, ЛПИИ- С, больной В., 1934 года рожения, № истории болезни 575 от 2010 года РКГИОВ, при поступлении предъявлял жалобы на головные боли, шум в ушах, головокружение, снижение памяти, быструю утомляемость, временами давящие загрудинные боли, связанное с физической нагрузкой, снимающиеся нитратами, одышку при подъеме на 2-й этаж, боли в эпигастрии ноющего характера, затрудненное глотание твердой пищи. В момент обследования, на ЭКГ отмечалось синусавая тахикардия с ЧСС 100 в минуту, отклонение эл. оси сердца влево, нарушение реполяризации по задней стенке левого желудочка. Со стороны биохим- ческого исследования крови: АлАТ – 11,2 ед/л, АсАТ – 11,4 ед/л, мочевина – 5,0 ммоль/л, билирубин – 22,6 мкмоль/л (в динамике билирубин – 10,0 ммоль/л), глюкоза – 9,02 ммоль/л, креатинин – 75,2 мкмоль/л, триглицериды – 1,88 ммоль/л, холестерин – 4,2 ммоль/л.

Коагулограмма: протромбиновое время – 18,3», протромбиновый индекс – 87,4%, общий фибриноген – 3,3 г/л, β-нафтоловый тест - положительный, этаноловый тест - положительный. Электролиты крови: Na+ - 145,5 ммоль/л, K+ - 4,27 ммоль/л, Ca++ - 1,10 ммоль/л. Гликемический профиль: 8,2 - 7,5 - 10,8 ммоль/л.

ОАК: Эр. - 4,8×1012/л, Hb - 154 г/л, ЦП - 0,9, лейк. - 5,1×109/л, пал. - 3%, сег/яд - 47%, лимф. - 41%, мон. - 7%, эоз. - 2%, СОЭ - 12мм/ч, микрореакция - отр.

ОАМ: кол-во 170,0, цвет - с/ж, реакция - кислая, уд. вес - 1,020, прозрачный, белок и сахар - нет, эпит. плоский

  • ед. в п/з, лейк. - 1-2 в п/з, слизь +.

ЭФГДС: полип в области привратника по задней стенке антрального отдела желудка, острые эрозии нижней трети тела желудка. Хронический атрофический рефлюкс- эзофагит. Атрофический гастродуоденит, обострение.

Биопсия № 186-187 от 25.02 - два фрагмента из верхушки и основания полипа в области входа в привратник по задней стенке антрального отдела желудка; хронический гастрит в стадии обострения.

УЗИ щитовидной железы: диффузные изменения щитовидной железы.

УЗИ органов брюшной полости: диффузные изменения паренхимы печени, поджелудочной железы, хронический холецистит.

УЗИ ОМТ: гиперплазия предстательной железы.

Больной А., 1940 года рождения, № истории болезни 1552 от 2011 года, ЛПИИ-С. Ранее проживавший в Семипалатинском регионе, на момент обследования предъявлял жалобы на сжимающие, давящие боли за грудиной, отдающие в левую руку, возникающие при физической нагрузке, психоэмоциональном напряжении, продолжительностью более 2-3 минуты, умеренную одышку при физической нагрузке, постоянные головные боли в височных областях, шум в голове, мелькание мушек перед глазами, чувство тяжести в затылке, головокружение, снижение памяти. На момент исследования ЭКГ: ритм синусовый, правильный с ЧСС 70 в минуту, горизонтальное положение эл. оси сердца, выраженное снижение процессов реполяризации в миокарде желудочков диффузного характера. Со стороны биохимии крови отмечалось, АлАТ

  • 9,4 ед/л, АсАТ - 12,3 ед/л, амилаза - 41,4 ед/л, мочевина
  • 3,7 ммоль/л, билирубин - 23,8 мкмоль/л, щелочная фосфатаза - 129,7 ед/л, глюкоза - 6,1 ммоль/л, креатин - 79,6 мкмоль/л, триглицериды - 1,47 ммоль/л, холестерин - 5,8 ммоль/л, тимоловая проба - 2,69 ед/л.

Коагулограмма: контрольный образец - 17,0», протромбиновое время - 15,0», протромбиновый индекс - 113,3%, этаноловый тест - отр. Электролиты крови: Na+ - 138,4 ммоль/л, K+ - 4,39 ммоль/л, Ca++ - 1,18 ммоль/л.

ОАК: Эр. - 4,3×1012/л, Hb - 132 г/л, ЦП - 0,9, лейк. - 3,8×109/л, пал. - 3%, сег/яд - 46%, лимф. - 40%, мон. - 5%, эоз. - 6%, СОЭ - 18 мм/ч.

ОАМ: кол-во - 90,0, цвет - с/ж, реакция - кислая, уд. вес - 1,025, прозрачный, белок и сахар - нет, эп. плоский

  • ед. в п/з, лейк. - 1-2 в п/з, слизь ++.

ЭхоЭГ: отклонений от нормы не отмечено.

ЭФГДС: расширение вен нижней трети пищевода, хронический атрофический эзофагит, атрофический гастродуоденит в фазе наступающей ремиссии, незначительная по- слеязвенная деформация луковицы 12-перстной кишки.

УЗИ органов брюшной полости: диффузные изменения паренхимы поджелудочной железы, хронический холецистит.

УЗИ ОМТ: очаговой патологии не выявлено, остаточная моча - 30 мл.

Больной Х., 1939 года рождения, № истории болезни 2020 от 2011 года, ЛПИИ-С. Ранее проживавший в Семипалатинском регионе, на момент обследования предъявлял жалобы на головные боли, шум в голове, головокружение, плохую память, раздражительность, бессонницу, боли в области сердца давящего, сжимающего характера, возникающие при физической нагрузке, длительностью до 5 минут, иррадиирующие в левую руку, под левую лопатку, купирующиеся после приема нитроглицерина и в покое, одышку при умеренной физической нагрузке, сердцебиение, боли поясничной области, крупных суставах.

На ЭКГ: ритм синусовый с ЧСС 70 в минуту, горизонтальное положение электрической оси сердца, диффузные изменения в миокарде желудочков. На ЭхоЭГ отклонений от нормы не отмечено. УЗИ щитовидной железы: смешанный зоб. УЗИ органов брюшной полости: диффузные изменения паренхимы печени, хронический панкреатит (реактивный), киста (3,2 см) левой почки. УЗИ ОМТ: гиперплазия предстательной железы, гипотония мочевого пузыря (I-II), остаточная моча - 155 мл.

На ЭФГДС: недостаточность кардии I ст., хронический дистальный рефлюкс-эзофагит, атрофический гастрит культи желудка (Б-II), поверхностный анастомозит в фазе наступающей ремиссии, дуодено-гастральный рефлюкс желчи, прорезавшиеся нити в области анастомоза.

Со стороны биохимической части крови имелось - АлАТ

  • 18 ед/л, АсАТ - 33 ед/л, общий белок - 78,2 г/л, мочевая кислота - 6,4 мг/дл, мочевина - 7,7 ммоль/л, креатинин - 105,6 мкмоль/л, билирубин - 10,5 мкмоль/л, глюкоза - 4,4 ммоль/л, триглицериды - 1,27 ммоль/л, холестерин - 4,6 ммоль/л, кальций - 2,0 ммоль/л, тимоловая проба - 0,49 ед, ревматоидный фактор - отр.

Коагулограмма: контрольный образец - 16», протромбиновое время - 16,3», протромбиновый индекс

  • 98,1%, общий фибриноген - 3,3 г/л, этаноловый тест
  • отр. Электролиты крови: Na+ - 141,6 ммоль/л, K+ - 4,54 ммоль/л.

ОАК: Hb - 128 г/л. Эрит. - 4,0×1012/л, ЦП - 0,9, лейкоцитов - 5,0×109/л, сег/яд. - 66%, моноц. - 4%, лимф. - 30%, СОЭ - 15 мм/ч, микрореакция - отр.

ОАМ: кол-во - 100,0, цвет - с/ж, реакция - кислая, уд.вес

  • 1,020, прозрачный, белок и сахар - отр., эп.плоский - ед. в п/з, лейк. - 3-4 в п/з.

Таким образом, из вышесказанного можно сделать вывод: учитывая общесоматические и геронтологические характеристики у обследованных лиц подвергавшихся облучению в дозе 330 мЗв, можно сказать, что профилирующим и основным заболеванием у данных пациентов было ИБС. Стенокардия напряжения. ФКІІ. Артериальная гипертензия 2 ст. ХСН. Сопутствующим - это со стороны желудочно-кишечного тракта.

Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Медицина