Ультразвуковая диагностика в ранние сроки беременности. Обзор литературы

Выявление врожденных и наследственных заболеваний является важной задачей современного акушерства. К настоящему времени достаточно подробно изучены такие эхографические маркеры как избыточная шейная складка, вентрикуломегалия, кисты сосудистого сплетения, гиперэхогенный фокус в желудочках сердца плода, пиелоэктазия и гиперэхогенный кишечник плода. Однако эти эхографические маркеры преимущественно проявляются только во второй половине беременности. Поэтому особого внимания заслуживает изучение толщины воротникового пространства плода и длины носовой перегородки, являющихся одними из наиболее частых и значимых маркеров в ранние сроки беременности.

Благополучный исход беременности в значительной мере зависит от правильно выбранной тактики ее ведения – определения оптимального алгоритма пренатального мониторинга [1]. Существенную роль при этом играет прогнозирование с ранних сроков вероятных осложнений беременности [2]. В течение начального и эмбрионального периодов внутриутробного развития человека (первые 10 недель от начала последней менструации) отдельная оплодотворенная клетка подвергается преобразованиям и из клеточной массы превращается в узнаваемую человеческую форму. Из-за сложной последовательности событий, которые происходят в течение этого короткого периода времени, не являются редкостью и осложнения развития беременности. Так, частота потерь в эмбриональной фазе после имплантации колеблется в пределах 20–31% [3].

В ультразвуковой диагностике для определения сроков беременности измеряется средний внутренний диаметр плодного яйца, который определяется в самые ранние сроки беременности, когда эмбрион еще не визуализируется. Более точно срок беременности можно определить путем измерения копчико-теменного размера (КТР) эмбриона, то есть максимального расстояния от головного конца до копчика. Немаловажным является оценка желточного мешка, изображение которого в норме регистрируется начиная с 6 недель беременности . Обычно его диаметр составляет 4–5 мм. К концу первого триместра наблюдается обратное развитие желточного мешка. Важное прогностическое значение имеет диаметр желточного мешка. Так, при диаметре желточного мешка менее 2 мм в 8–12 недель и более 6 мм после 10 недель достаточно часто наблюдается самопроизвольный выкидыш или неразвивающаяся беременность. Аномальные формы желточного мешка также относятся к неблагоприятным прогностическим признакам. Однако изменения формы желточного мешка могут сопутствовать нормальному исходу беременности. Поэтому при любых отклонениях в развитии желточного мешка показано динамическое эхографическое наблюдение. При эхографическом исследовании следует изучать особенности хориона, придатков матки, строения стенок матки [4]. Особое значение в плане прогноза имеет оценка развития плодного яйца, в частности амниотической полости [5]. Следствием нарушения развития оболочек плодного яйца многими исследователями признается развитие плацентарной недостаточности и невынашивание беременности [6-7]. В ряде исследований указывается на сочетание патологического соотношения размеров полостей с пороками развития и хромосомной патологией эмбриона [8-9].

Внедрение диагностической ультрасонографии в клиническую медицину дало мощный импульс в развитии практического акушерства, появилась возможность оценить состояние плода, экстраэмбриональных структур, формирование плаценты [10-11].

Применение ультразвуковых методов исследования позволяет широко использовать возможности комплексной морфофункциональной оценки эмбриона, хориона, экстраэмбриональных структур, не только констатировать уже имеющуюся патологию, но и во многом судить о патогенетических механизмах , приводящих к развитию патологических состояний [12].

Ценным дополнением к рутинным методам исследования служит ультразвуковая допплерометрия, основные параметры которой характеризуют состояние кровотока в маточно - плацентарной и плодово-плацентарной системах [13-14].

Помимо выявления ультразвуковых критериев хромосомной патологии в ранние сроки гестации, большое значение имеет изучение маточно - плацентарного и плодовоплацентарного кровообращения в периоды эмбриогенеза, плацентации с целью прогноза возможных осложнений беременности [15-17].

Внедрение цветового допплеровского картирования в сочетании с высокой разрешающей способностью трансвагинальной эхографии позволило проводить прежизненную оценку гемодинамики в формирующейся системе мать- плацента-плод [18].

Знание структуры и функции плаценты, современных методов диагностики нарушений в плаценте и пути их коррекции необходимы для обеспечения эффективной перинатальной охраны плода и новорожденного [19].

В настоящее время комплексное ультразвуковое обследование беременных в первом триместре гестациивключает в себя - определение размеров плодного яйца в сопоставлении со сроком гестации, размеров и расположения желтого тела беременности, тонуса миометрия, и допплерометрических показателей в яичниковых и маточных артериях [16].

Внедрение новых технологий — трехмерное сканирование в сочетании с допплерометрией, и четырехмерная сонография — «Real Time 4D» расширяют возможности ультразвуковой визуализации [20].

Комплексная допплерометрическая оценка кровотока в единой системе мать-плацента-плод позволяет не только значительно улучшить диагностику плацентарной недостаточности, но и оценить эффективность ее патогенетической терапии и сделать выбор рациональной акушерской тактики при данной патологии.

К настоящему времени не выработана методика проведения трехмерной ультразвуковой допплерометрии в первом триместре гестации, что обусловливает необходимость дальнейшей разработки достоверных критериев оценки состояния гемодинамики в ранние сроки при нормальном и осложненном течении беременности.

По данным литературы алгоритм комплексного ультразвукового обследования в первом триместре включает: - стандартную эхографию в В -режиме, цветовое допплеровское картирование и допплерометрические исследования кровотока в маточных и яичниковых артериях, трехмерное сканирование при угрозе выкидыша в 8 недель и в 12-13 недель гестации с определением объема хориона и его объемного кровотока, что позволяет выявить закономерности формирования ФПК в 1 триместре при физиологическом течении беременности и угрозе прерывания [21].

Таким образом, благодаря результатам комплексного ультразвукового обследования имеется возможность проводить лечебные и профилактические мероприятия беременным женщинам с ранних сроков гестации.

 

Список литературы

  1. Кулаков В.И., Серов В.Н., Демидов В.Н. и др. Алгоритм пренатального мониторинга // Акушерство и гинекология. – 2000. – № 5. – С . 56–59.
  2. Савельева Г. М ., Панина О.Б ., Сичинава Л . Г. и др. Прогнозирование некоторых осложнений беременности в I триместре // Проблемы беременности . – 2000. – № 1. – С . 17–20.
  3. Bateman B.G., Kolp L.A., Nunley W.C.Jr. et al. Subclinical pregnancy loss in clomiphene citrate-treat- ed women // Fertil. Steril. – 1992. – Vol. 57, № 1. – Р. 25–27.
  4. Медведев М.В. Основы ультразвукового исследования в акушерстве: практическое пособие для врачей. – М.: Реал Тайм, 2006. – 96 с.
  5. Панина О.Б. Развитие плодного яйца в I триместре беременности: диагностика и прогнозирование перинатальной патологии: автореф. … д-ра мед. наук: 14.00.01. – М., 2000. – 37с.
  6. Бугеренко Е.Ю. Эхографические особенности плодного яйца в I триместре беременности: автореф. … канд. мед. наук: 14.00.01. – М., 2001. – 28с.
  7. Поморцев А.В., Астафьева О.В., Агаева З.А. Эхографические маркеры невынашивания в I триместре беременности // Пренатальная диагностика. – 2003. – Т. 2, № 3. – С. 202–205.
  8. Рябов И.И., Николаев Л.Т., Титова Л.А. и др. Выраженная для срока дифференциация полостей амниона и хориона: сочетание со структурными аномалиями плода // Пренатальная диагностика. – 2002. – Т. 1, № 1. – С. 68–72.
  9. Dugoff L.Ultrasound diagnosis of structural abnormalities in the fi rst trimester // Prenat. Diagn. – 2002. – Vol. 22, № 4. – Р. 316–320.
  10. Серова О.Ф., ВитушкоС.А., Будыкина Т.С., Гаспарян Н.Д. Тез. Всероссийск. Пленума Ассоц. акуш. и гинек. М. 2000; 209-210.
  11. Сохова З.М. Регуляция процессов апоптоза и его нарушений в формировании фетоплацентарной недостаточности. Автореф. дис.канд.мед.наук. — М. — 2004.
  12. Сидельникова. В.М., СоснинаВ.В. Привычная потеря беременности в первом триместре. Тактика ведения \\ Журнал акуш. и женских болезней. -2002. -№2 .-с.23-27.
  13. Агеева М.И. «Допплерометрические исследования в акушерской практике».2000 г. ВИДАР.
  14. Орлов В.И. Диагностическая роль допплерометрии маточных артерий в первом триместре беременности. Журнал акуш. и женские бол., 2001.№4.С.25-28.
  15. Гридчик A.JL, Тамазян Г.В. Материалы пленума Российской ассоциации акушеров и гинекологов. М.2000; 66-68.
  16. Кокашвили Х.Б. Прогнозирование и диагностика плацентарной недостаточности в ранние сроки беременности: Автореф. дис. . .канд.мед.наук. — М., 2002. — 26 с.
  17. Серова О.Ф. Предгравидарная подготовка женщин с невынашиванием беременности (патогенетическое обоснование, критерии эффективности). Дис. .д-ра мед. наук. -М., 2000. С. 44-52.
  18. Махмудова А .Р., Хашоева Т. Х., Рамазанова И .В. и др. Внутриутробное инфицирование как фактор невынашивания беременности \\ Материалы 111 Рос. форума «Мать и дитя». — М., 2001. -с. 116-117.
  19. Радзинский В.Е., Оразмурадов A.A. Ранние сроки беременности. Москва 2005г.
  20. Краснопольский В.И., Федорова М.В., Сидельникова В.М. Мониторинг беременных при аутоиммунных нарушениях: Пособие для врачей.М 2000; 16.
  21. Жукова Н.В. Клиническое значение комплексного ультразвукового исследования в первом триместре гестации. Автореф. канд. мед. наук, 2006, Москва, с 25
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Медицина