Свободная и наследуемая лицензии как способы распоряжения исключительными интеллектуальными правами на результаты интеллектуальной деятельности в сети интернет

Сведения об авторе. Қыдырбаева Айтгүл Мәлікқызы – магистрант специальности «Юриспруденция» Казахстанско-Американского свободного университета.

Аннотация. Сеть Интернет является сложным социально-экономическим, техническим и правовым явлением. С технической точки зрения, Интернет это система телекоммуникаций, расположенных на территории и под юрисдикцией конкретных государств. Вместе с тем Интернет рассматривается как экстерриториальное информационное пространство, что порождает ряд проблем, связанных с вопросами регулирования отношений в сети Интернет, в том числе связанных с распоряжением исключительными правами на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности. В статье дается характеристика свободной и наследуемой лицензии как способов распоряжения исключительными интеллектуальными правами на результаты интеллектуальной деятельности в сети Интернет. Автором также проведен анализ свободных лицензий, применяемых в США и Республике Казахстан.

На сегодняшний день законодательство РК закрепляет возможность оборота исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (далее – РИД) (ГК РК), в связи с чем представляет интерес вопрос распоряжения исключительными интеллектуальными правами на РИД в сети Интернет посредством свободных, наследуемых, открытых и закрытых лицензий.

Говоря об обороте исключительных интеллектуальных прав на РИД, необходимо отметить, что категории «оборот», а равно категории «гражданский оборот», «международный гражданский оборот» [1, с. 8] исключительных прав на РИД могут быть определены через категорию преемства, то есть перехода исключительных интеллектуальных прав от одних субъектов к другим, что фактически означает возможность распоряжения исключительными интеллектуальными правами на РИД.

Учитывая трансграничный характер сети Интернет, отметим следующие международные нормативно – правовые акты, посвященные вопросам распоряжения и использования авторских и смежных прав, в том числе в сети Интернет: Договор ВОИС по авторскому праву 1996 года [2], Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее – Соглашение ТРИПС) [3], Директива 2001/29/ЕС Европейского Парламента и Совета от 22.05.2001 года о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе (далее – Директива об информационном обществе) [4], нельзя не отметить также Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений [5], которая хотя и не содержит прямых положений о порядке использования РИД в сети Интернет, тем не менее, является фундаментальным международным нормативно правовым актом, направленным на обеспечение охраны прав правообладателей. Положения Бернской конвенции могут применяться, в том числе при использовании произведений в сети Интернет.

В рамках Содружества Независимых Государств (СНГ) применяется Соглашение о свободном доступе и порядке обмена открытой научно – технической информацией государств – участников СНГ, подписанное «11» сентября 1998 года [6].

Анализ нормативно–правовых актов, а также проектов нормативно–правовых актов позволяет сделать вывод о том, что они не содержат положений о свободной, в том числе наследуемой, открытой и закрытой лицензиях.

Что касается доктринального подхода, отметим, что гражданско–правовой способ распоряжения исключительным правом на РИД может быть определен как правовой механизм, позволяющий правообладателям совершать юридически значимые волевые действия в форме сделок (односторонних или двусторонних). В результате данных сделок «… происходит изменение или создается возможность изменения субъектного состава правообладателей исключительного права» [8, с. 7]. Данный подход может применяться также к распоряжению исключительным правом на РИД в сети Интернет.

Важно и другое «... нематериальный объект не может быть передан в классическом гражданско–правовом значении этого термина» [9, с. 597]. Прежде всего, это связано с тем, что с правовой точки зрения передача вещи всегда означает смену ее владельца. Принимая во внимание, что в отношении нематериальных объектов сделать это объективно невозможно, передаваться должны не сами объекты, а права на них. В настоящее время данный подход легализован в п. 4 ст. 129 ГК РК, в соответствии с которым результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Однако по содержанию указанной нормы права на такие результаты и средства могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому.

Как отмечает В.А. Дозорцев, существует два способа «… введения нематериальных объектов авторского права в экономический оборот, которым соответствует два типа авторских договоров» [10, с. 159]. К первому типу относится договор об отчуждении авторских прав, ко второму – лицензионный договор.

Отличительная особенность договора об отчуждении состоит в том, что авторские права на произведение прекращаются в полном объеме у одного лица, возникая при этом у другого. Предоставление права на использование произведения по лицензионному договору не влечет за собой прекращения авторских прав правообладателя. Лицо, которому разрешено использовать произведение, вправе его использовать лишь в объеме и в пределах, обусловленных лицензионным договором. Согласно ст. 1236 ГК РК, договор может предусматривать простую (неисключительную) или исключительную лицензию.

Концепция развития гражданского законодательства предусматривает необходимость создания дополнительных возможностей для распоряжения авторскими и смежными правами. В ней, в частности, предлагается разработать механизм выдачи правообладателем разрешений на свободное использование конкретных результатов интеллектуальной деятельности в указанных им пределах. В качестве преимуществ данных разрешений указывается возможность избежать подобным образом необходимости заключения лицензионных договоров при использовании результатов интеллектуальной деятельности в информационно – телекоммуникационных сетях в случаях, когда правообладатель желает разрешить обществу свободно использовать объект в очерченных им пределах. Это позволит защитить интересы как правообладателей, так и пользователей. Учитывая специфику сети Интернет, которая позволяет использовать свободное программное обеспечение (СПО) посредством его воспроизведения и распространения в сети большим числом пользователей практически одновременно, выдача свободных лицензий представляется оправданной. Это связано с тем, что выдача лицензии осуществляется практически в автоматическом режиме путем присоединения пользователей к условиям лицензионного договора посредством «клика». Вместе с тем, нельзя не отметить, что данный способ заключения договора в сети Интернет связан с рядом проблем, которые будут рассмотрены ниже.

В Манифесте «Российский Интернет в XXI веке: авторское право», подготовленном в 2011 году РАЭК совместно с Wikimedia Russia и Ассоциацией Интернет – Издателей, затрагивается важный социальный аспект свободных лицензий, состоящий в том, что без них общество теряет возможность получать ценные знания ввиду отсутствия механизма досрочной передачи произведений в общественное достояние. Отмечается также, что значительное число правообладателей желают и готовы безвозмездно делиться своими произведениями с обществом, но из-за несовершенства действующего законодательства они фактически лишены данной возможности.

Попытки урегулирования вопроса использования свободных лицензий на законодательном уровне предпринимались еще с 2008 года. В зависимости от того, какой вид лицензии (исключительная или неисключительная) может быть предоставлен, все лицензионные договоры, указанные в концепции развития СПО в РК, можно классифицировать следующим образом:

  1. Лицензионные договоры, в соответствии с которыми пользователям может быть предоставлено право на использование СПО на основании простой неисключительной лицензии (свободные лицензии и наследуемые лицензии);
  2. Лицензионные договоры, согласно которым пользователям может быть предоставлено право на использование СПО на основании, как простой (неисключительной) лицензии, так и исключительной лицензии (лицензии с открытым кодом и закрытые лицензии).

Прежде чем перейти к рассмотрению указанных лицензионных договоров, целесообразно раскрыть содержание понятия «свободное программное обеспечение», являющегося объектом исключительного права, представляемого на основании свободных и других лицензий.

Автором термина «СПО» (free software) является программист – разработчик концепции «копилефта» Ричард Столлман. В октябре 1985 года для поддержания движения СПО им был основан Фонд свободного программного обеспечения (Free Software Foundation, сокращённо FSF). Одним из направлений работы Фонда является проект GNU, направленный на разработку СПО. GNU является рекурсивным акронимом, то есть ссылается сам на себя, и означает «GNU – это не UNIX» (GNU’s Not UNIX).

Термин «свободное программное обеспечение определяется фондом посредством указания на четыре признака (свободы), которыми должно обладать СПО:

  • свобода запуска программы с любой целью;
  • свобода изучения программы и ее модификации (обязательным условием чего является предоставление доступа к ее исходным текстам);
  • свобода распространения копий программы;
  • свобода улучшения программы и распространения таких улучшений (распространение должно производиться только на условиях GNU GPL) [11, с. 8].

Ричард Столлман определяет СПО как программное обеспечение, которое «… пользователь может свободно запускать, копировать, распространять, изучать, вносить в него изменения и улучшать» [12, с. 41]. При этом под «свободой» автор понимает возможность пользователя осуществлять указанные способы использования программного обеспечения без согласия и без выплаты вознаграждения правообладателю.

Наделение свободами на осуществление тех или иных действий в отношении СПО можно рассматривать как предоставление пользователю права использования (свободы использования) СПО указанными способамиОтметим, что, согласно ч. 1 ст. 1235 ГК РК, лицензиат может использовать РИД только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования РИД, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату. Таким образом, указание в свободной лицензии на конкретные права (свободы), которыми наделяется пользователь в отношении СПО, полностью соответствует требованиям ГК РК о необходимости указания на предоставляемые способы использования.

Перечень способов использования РИД может рассматриваться в качестве предела их использования. Как считает И.А. Зенин, лицензиат может приобрести на основании лицензионного договора, например, право только «… производства продукции по лицензии, или только ее рекламирования, или транспортировки, или распространения и продажи, или всего этого в совокупности» [14, с. 36]. При этом способ использования, не указанный в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату. Таким образом, способы использования СПО, указанные в свободной лицензии, являются пределами использования СПО. Способы использования, прямо не указанные в свободной лицензии, не считаются предоставленными пользователю (лицензиату).

Обращает на себя внимание и тот факт, что СПО может распространяться юридическими лицами – субъектами предпринимательской деятельности, а также некоммерческими организациями, такими как, например, Фонд свободного программного обеспечения. При этом использовать СПО также могут как физические, так и юридические лица, например, для разработки собственного программного обеспечения, в том числе СПО коммерческого характера. Таким образом, фактически можно говорить о наличии предпосылки для бесплатного предоставления права на использование СПО на основании свободной лицензии между юридическими лицами. Согласно ч. 1 ст. 572 ГК РК, указанная сделка может быть квалифицирована как договор дарения. Между тем в соответствии с пп. 4 ч. 1 ст. 575 ГК РК дарение между коммерческими организациями запрещено. Таким образом, существует вероятность признания судом неправомерным бесплатного предоставления свободной лицензии между коммерческими организациями.

Отметим также, что ГК РК лицензионный договор является возмездным, если иное не установлено в самом договоре.

В случае предоставления свободной лицензии на возмездной основе возникает вопрос оценки предоставленного права использования СПО. В этой связи представляется полностью обоснованным мнение И.А. Зенина, полагающего, что «… в силу идеального характера и оригинальности (либо неочевидности)» РИД, «плата» за приобретение прав на их использование должна определяться не соотношением общественно необходимых и индивидуальных затрат на их производство, а соотношением спроса и предложения на права на указанные результаты» [14, с. 176].

Подчеркнем еще раз, что наименование программного обеспечения «свободным» не означает его бесплатного характера. СПО может распространяться, как на бесплатной, так и на платной основе. Отмечавшаяся ранее, ассоциация СПО лишь с бесплатным характером его распространения вызвана в большей степени двояким пониманием английского слова «free», которое может быть переведено и как «свободно», и как «бесплатно». В качестве примеров бесплатного распространения свободного ПО можно привести такие компьютерные программы, как: GIMP, Mozilla Firefox, электронные версии офисного пакета OpenOffice.org и другие.

Согласно Манифеста GNU, созданного Фондом свободного программного обеспечения, целью проекта является разработка такого количества СПО, при котором можно обходиться без программного обеспечения, не являющегося свободнымРазработка и использование СПО осуществляется на основании так называемых «свободных лицензий», которые зародились еще в 70-е годы XX века в США. Фондом в рамках проекта GNU были разработаны широко известные и используемые сегодня для распространения СПО в сети Интернет следующие свободные лицензии:

  • GNU General Public License (GNU GPL), переводится как Генеральная публичная лицензия;
  • GNU Lesser General Public License (GNU LGPL), переводится как ослабленная Генеральная публичная лицензия;
  • GNU Affero General Public License (GNU AGPL), переводится как усиленная Генеральная публичная лицензия;
  • GNU Free Documentation license (GNU FDL), переводится как Лицензия GNU на свободную документацию.

Несмотря на активную работу в области создания как самого свободного программного обеспечения, так и различных видов свободных лицензий, направленных на введение в оборот и последующее распоряжение исключительными правами на СПО в сети Интернет, Фонд свободного программного обеспечения не дает определения терминов «свободная лицензия» и «лицензионный договор на использование СПО». Не дает определения данным понятиям и Ричард Столлман – создатель термина СПО.

Некоторые российские авторы разграничивают такие понятия, как «лицензия», «лицензионный договор» и «разрешение использовать результат интеллектуальной деятельности». Например, А.Ю. Кувыркова отмечает, что, согласно законодательству РК, «лицензионный договор» и «лицензия» являются разными понятиями. Данный тезис автор подкрепляет обращением к ст. 1239 ГК РК, согласно которой заинтересованное лицо может получить право использования произведения на основании решения суда (принудительная лицензия). При этом лицензиат приобретает такое же право на использование объекта, как если бы оно было предоставлено ему на основании лицензионного договора. Поэтому А.Ю. Кувыркова справедливо полагает, что «… лицензия это право на использование результата интеллектуальной деятельности на определенных условиях. Выдача (предоставление) лицензии является предметом лицензионного договора» [15, с. 57].

Е.П. Калиничева также считает, что «лицензионный договор принципиально отличается от разрешения использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (абз. 2 п. 1 ст. 1229 ГК). По лицензионному договору происходит предоставление права использования указанных объектов в соответствии с установленным законом порядком заключения договоров. Разрешение же как односторонняя сделка имеет место тогда, когда начато несанкционированное использование интеллектуальной собственности. Это использование не обладает качеством оферты. В этом случае одобрение указанного использования правообладателем не может иметь качества акцепта. Оно также является односторонней сделкой, порождающей между правообладателем и пользователем гражданское правоотношение, сходное по содержанию с лицензионным, но не идентичное ему» [16, с. 7].

В Концепции развития СПО в РК использованы оба понятия: «свободная лицензия» и «свободный лицензионный договор». Отметим, что свободные лицензии, разработанные в США (например, лицензия GPL), а также свободная лицензия ПЛЕС, применяемая в странах ЕС, оперируют термином «лицензия», в то время как в законодательстве РК используется преимущественно термин «лицензионный договор» (за исключением принудительных лицензий, предусмотренных ст. 1239 ГК РК). Широкое применение свободных лицензий в сети Интернет, имеющей трансграничный характер, требует при их регулировании высокой степени гибкости. С одной стороны, свободные лицензии должны содержать в себе признаки лицензионного договора, предусмотренного ГК РК для предоставления права использования результатов интеллектуальной деятельности. С другой стороны, учитывая применение к широко известным и распространенным в сети Интернет свободным лицензиям (GPL, ПЛЕС, Creative Commons) термина «лицензия», представляется целесообразной гармонизация свободных лицензий, предусмотренных Концепцией развития СПО в РК, с зарубежными свободными лицензиями, что может быть достигнуто, в том числе, посредством использования единого термина для их определения. Ввиду изложенного, наделение в Концепции развития СПО в РК равноправным значением терминов «свободная лицензия» и «свободный лицензионный договор» представляется целесообразным. Данный подход дает свободным лицензиям необходимую «гибкость» для их применения в сети Интернет при одновременном соблюдении положений ГК РК, применяемых к лицензионным договорам. При этом нет необходимости и оснований для выделения свободных лицензий в качестве самостоятельного способа распоряжения исключительными правами, отличного от лицензионного договора.

Свободный лицензионный договор о предоставлении права использования программы для ЭВМ (свободная лицензия), предусмотренный Концепцией развития СПО в РК, предусматривает возможность предоставления пользователям аналогичного объема прав в отношении СПО, который может быть предоставлен на основании свободной лицензии, разработанной Ричардом Столлманом и активно используемой Фондом свободного программного обеспечения в целях распространения СПО посредством сети Интернет. Согласно Концепции на основании свободного лицензионного договора о предоставлении права использования программы для ЭВМ (свободной лицензии), может быть предоставлена простая (неисключительная) лицензия на право использования СПО, в соответствии с которой пользователь может:

  • использовать программу для ЭВМ в любых не запрещенных законом целях;
  • получать доступ к исходным текстам программы как в целях изучения и адаптации, так и в целях переработки программы для ЭВМ;
  • распространять программу (бесплатно или за плату, по своему усмотрению);
  • вносить изменения в программу для ЭВМ (перерабатывать) и распространять экземпляры измененной (переработанной) программы для ЭВМ.

Свободная лицензия, предусмотренная Концепцией развития СПО в РК, наделяет правообладателя правом предоставить лишь простую (неисключительную) свободную лицензиюТаким образом, правообладатель, фактически, лишен возможности предоставить пользователю право на использование СПО на основании исключительной лицензии. Это позволяет сделать вывод о том, что распоряжение исключительными правами на СПО на основании данного вида лицензионных договоров в сети Интернет может быть существенно ограничено в сравнении с обычным гражданским оборотом исключительных прав на программы для ЭВМ. Между тем, свободные лицензии, используемые Фондом свободного программного обеспечения, не содержат четкого указания на то, какой вид лицензии (исключительной или неисключительной) может быть предоставлен пользователю на то или иное СПО. Это дает возможность правообладателю СПО самостоятельно определить вид свободной лицензии, которую он хотел бы предоставить пользователю. Данный подход представляется более целесообразным в сравнении с тем, который предусмотрен в Концепции развития СПО в РК.

Обращает на себя внимание и «вирусная» природа свободных лицензий, применяемых в США. Она состоит в том, что результаты интеллектуальной деятельности, созданные с использованием распространяемых на основании свободных лицензий, например, лицензий GPL, результатов интеллектуальной деятельности, должны использоваться и распространяться также на условиях свободной лицензии (в данном случае лицензии GPL). Аналогичным образом свободная лицензия, урегулированная Концепцией развития СПО в РК, предусматривает необходимость применения к свободным лицензиям требований «наследования» лицензии.

Таким образом, к свободным лицензиям должны применяться положения самостоятельного вида лицензионных договоров, а именно так называемого наследуемого лицензионного договора о предоставлении права использования программы для ЭВМ (наследуемая лицензия). На основании данной лицензии распространение модифицированной компьютерной программы осуществляется на условиях, идентичных тем, на которых предоставлена исходная программа.

Учитывая право сторон на заключение договора, в котором содержатся элементы различных договоров (смешанный договор), закрепленное ГК РК, можно говорить о возможности включения в один лицензионный договор условий, предусмотренных Концепцией развития СПО в РК для свободных и наследуемых лицензий. Кроме того, с позиции российского законодательства «вирусная» природа GPL может рассматриваться как возможность выдачи лицензиатом сублицензий и так называемых «последующих сублицензий» (субсублицензионные договоры), необходимость в которых возникает у субъектов при дальнейшем предоставлении права на использование РИД. Вместе с тем, как отмечают некоторые авторы, несмотря на то, что субъекты гражданского оборота заключают между собой субсублицензионные договоры, правовая природа таких соглашений не определена [17, с. 19]. Однако в силу отсутствия прямого запрета в законодательстве РК и на основании закрепленного в ГК РК принципа свободы договора можно прийти к заключению, что подобного рода лицензионные договоры по законодательству РК допустимы.

Основываясь на анализе свободных лицензий, применяемых в США и РК, можно сделать следующие выводы:

  1. На основании свободных лицензий, разработанных в США (например, GPL), пользователь наделяется свободами осуществлять те или иные способы использования СПО. Концепция развития СПО в РК также предоставляет пользователям право на использование СПО.
  2. Вместе с тем, в отличие от американских свободных лицензий, российский аналог наделяет пользователя правом на использование программы для ЭВМ в любых не запрещенных законом целях, предоставляя, таким образом, пользователям максимальный уровень свободы. Американские свободные лицензии содержат более ограниченный перечень способов свободного использования СПО (четыре свободы): осуществлять запуск программы для ЭВМ, изучать ее, вносить изменения в программу, распространять программу, в том числе с внесенными в нее изменениями.
  3. Однако российские свободные лицензии дают возможность правообладателям предоставлять пользователям лишь простые (неисключительные) лицензии, в то время как американские свободные лицензии не содержат подобного ограничения.
  4. Обращает на себя внимание и «вирусная» природа свободных лицензий, закрепленная как в американских, так и в российских свободных лицензиях. Она состоит в необходимости распространения СПО с внесенными в него изменениями на тех же условиях, что и исходное программное обеспечение. При этом Концепция СПО в РК указывает на необходимость применения к распространению переработанного СПО возможных требований наследования лицензии.

Наследуемая лицензия, предусмотренная Концепцией развития СПО в РК, содержит лишь одно требование: осуществлять распространение модифицированной компьютерной программы на условиях, идентичных тем, на которых предоставлена исходная программа. Данное требование полностью отвечает сути «вирусной» природы, применяемой к американским свободным лицензиям, что позволяет говорить о сходной правовой природе американских и российских свободных лицензий в части права на распространение переработанного СПО.

Все изложенное позволяет говорить о том, что, несмотря на некоторые отличия, подходы к регулированию свободных лицензий в США и РК имеют много общего. Вместе с тем, российские свободные лицензии наделяют пользователей большим объемом свободы в отношении распоряжения правами на СПО, что делает их более привлекательными для распоряжения правами на СПО посредством сети Интернет. Вместе с тем это не исключает необходимость их дальнейшего совершенствования.

Помимо рассмотренного свободного лицензионного договора о предоставлении права использования программы для ЭВМ (свободной лицензии) и наследуемого лицензионного договора о предоставлении права использования программы для ЭВМ (наследуемой лицензии), Концепция развития СПО в РК предусматривает также возможность заключения лицензионного договора о предоставлении права использования программы для ЭВМ с открытым кодом (лицензия с открытым кодом) и закрытого (проприетарного, proprietary) лицензионного договора о предоставлении права использования программы для ЭВМ (закрытая лицензия). При этом на основании лицензионных договоров данной группы могут быть предоставлены как исключительные, так и неисключительные лицензии на использование СПО.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Евстафьева И.В. Правовое регулирование международного оборота имущественных авторских прав, автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н.Саратов, 2012. – С. 8.
  2. Договор ВОИС по авторскому праву 1996 года // http:// www. wipo. int/ treaties/ ru/ ip/ wct/ wct.html
  3. Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности // http: // base. consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=5160
  4. Директива ЕС о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе, принята Европейским Парламентом и Советом ЕС 22 мая 2001 года http: // base. consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT; n=50255
  5. Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений, принята 9 сентября 1886 года, в редакции Парижского акта от 24 июля 1971 года.
  6. Соглашение о свободном доступе и порядке обмена открытой научно – технической информацией государств – участников СНГ// http:// base. consultant. ru/ cons/ cgi/ online. cgi? req=doc;base=INT;n=4600;fld=134;dst=4294967295;rnd=0.08288348955102265
  7. Конституция Российской Федерации (с учетом поправок) // Российская газета, № 7, 21.01.2009.
  8. Касьянов А.С. Договорные способы распоряжения исключительным правом» / Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н. – М., 2011. – С. 7.
  9. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики/ под общ. ред. В. А. Белова. – М.: Издательство Юрайт, 2009. – С. 597 – 598.
  10. Дозорцев В.А. «Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей / Исслед. Центр частного права. – М.: Статут, 2005. – С. 159.
  11. Свободное программное обеспечение в организации. Сборник материалов. М.: INFO-FOSS.RU, 2008. С. 8.
  12. Richard Stallman “Free Software, Free Society: Selected Essays of Richard F. Stallman”, published by the Free Software Foundation, 2002, p. 41.
  13. Зенин И.А. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части четвертой. – М.: «Юрайт – Издат.», 2008. С. 36.
  14. Зенин И.А. Гражданское и торговое право зарубежных стран. Учебник, 13-е изд. – М., 2013. – С. 176.
  15. Кувыркова А.Ю. Лицензионный договор о предоставлении права использования объекта интеллектуальных смежных прав // Законодательство & юридическая наука, 2009, № 5, М. – С. 57.
  16. Калиничева Е.П. Автореферат дисс. канд. юрид. наук. Лицензионный договор как основание возникновения обязательства. – Ростов – на Дону. 2011. – С. 7.
  17. Лапин Н.М. Регулирование авторских договоров в России, Нидерландах и Великобритании: правовой анализ / Автореф. дисс. к. ю. н. – М., 2012. – С. 19.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция