Особенности перевода эмотивно-оценочной лексики в выражении модальности английского художественного текста

Сведения об авторе. Бажина Валерия Викторовна магистрант специальности «Переводческое дело» Казахстанско-Американского свободного университета.

Аннотация. Автор статьи изучает модальность как категорию художественного текста на примере перевода эмотивно-оценочной лексики. В статье рассмотрены такие категории художественного текста, как экспрессивность и образность, а также представлена информация по способам лингвистической реализации эмоций, которая происходит на всех языковых уровнях: фонетическом, морфологическом, словообразовательном и лексическом, синтаксическом, стилистическом, текстуальном и коммуникативном. Таким образом, наиболее ярко выраженной особенностью перевода эмотивных элементов английских художественных текстов на русский представляется детальность, развернутость русской фразы, по сравнению с английской. Среди типичных лексических средств эмотивности, подверженных расширенному, детализированному переводу с английского на русский можно выделить: фразовые глаголы; авторские неологизмы. Среди потенциальных средств усовершенствования художественного перевода с английского на русский на лексическом уровне можно выделить: возможное «следование» за английской краткой и емкой фразой, более смелое сокращение, «обрубание» русской фразы в тех случаях, когда это согласуется с синтаксическими нормами построения русского предложения, не искажает смысл и не снижает степень выраженности эмотивной тональности; более гибкое, творческое отношение к русскому языку; более смелое введение неологизмов в русскую фразу (в первую очередь при переводе экспериментальной литературы – фантастики, «молодежных» романов и т.п.). Среди типичных синтаксических средств эмотивности, подверженных расширенному, детализированному переводу с английского на русский можно выделить различные виды инверсии. Среди синтаксических средств эмотивности, распространенных в русском языке, но не свойственных английскому языку, успешно применяемыми в целях интенсификации выраженности эмотивной тональности при переводе с английского, представляются: специализированные безличные конструкции со значением физического и эмоционального состояния, основанные на использовании глаголов страдательного залога и предикатов эмоционального состояния. В работе рассмотрены лексические и синтаксические средства репрезентации эмоционального состояния в современной англоязычной прозе с точки зрения художественного перевода с английского языка на русский.

Несмотря на наличие большого количества работ, затрагивающих проблематику передачи эмоциональной окраски лексических единиц, данная тема остается недостаточно изученнойСпоры об эмотивности и эмоциональной тональности продолжаются и сегодня, но общепризнанным в современном языкознании является тот факт, что исследование данного феномена не может ограничиваться традиционными единицами языка.

Текстологи давно обратили внимание на проблему эмоций в тексте. Способность текстов волновать, воздействовать, заставлять переживать содержание, доставлять удовольствие всегда признавалось их имманентным качеством. Но как языковое воплощение эмоциональности эмотивность и сегодня остается одним из наиболее неопределенных качеств текста.

Недостаточно определенным в современной лингвистике является статус текстовой эмотивности: она часто отождествляется с экспрессивностью, оценочностью, рассматривается в составе одного из планов текста. Наиболее привычными в обиходе лингвистической литературы являются сочетания: экспрессивно-эмоциональный, эмоциональнопсихологический, эмоционально-прагматический планы. Однако включение эмотивности в состав других планов текста неоправданно расширяет или сужает объем понятия "текстовая эмотивность".

Существование в лингвистической литературе многочисленных терминологических и метафорических обозначений эмотивных явлений (эмоциональная нагрузка, эмоциональная окраска, эмотивный план, эмотивный тон, эмоциональный "ореол", эмоциональная "дымка", чувственный фон) затрудняет понимание исследуемого явления и делает необходимым выявление единых характеристик текстовой эмотивности, а также способов ее перевода.

Основными источниками, раскрывающими теоретические основы перевода и природу стилистически-окрашенных единиц, явились работы Стаценко А.С., Кухаренко В.А., рассматривавших проблемы классификации эмоций и их категоризации в системе языка, Арнольда, Гальперина, изучавших стилистику английского языка, Рецкера, Комиссарова, Виноградова, Федорова, Солганика, Скребневаи др. В данных источниках подробно рассмотрены особенности стилистики английского языка, а также основные положения теории перевода.

Художественный текст является сложным многоуровневым образованием, элементы которого взаимосвязаны и взаимообусловлены и, помимо фактуальной информации передают также информацию эмоционально-образную, экспрессивную, темпоральную, фоновую и отражают модальность, как авторскую, так и текстовую [1].

Так, по мнению Комиссарова В.Н., существуют три типа текстов:

  1. технические тексты и тексты естественных наук, характеризуемые тем, что в них знание предмета является более важным, чем знание языка, которое, в свою очередь, прежде всего, должно распространяться на знание специальных терминов;
  2. философские тексты, в которых, кроме знания специальной терминологии, от переводчика требуется способность следовать за ходом мыслей автора;
  3. литературные тексты, в которых, кроме содержания, выявлению подлежит и художественная форма, которая должна быть воссоздана в языке перевода.

В основе классификации А. Федорова лежат различия в характере переводимого материала, и он выделяет:

  1. информационные тексты, документальные тексты (торгового и делового характера) и научные тексты;
  2. общественно-политические тексты (в том числе работы классиков марксизма, передовые статьи и речи);
  3. (художественно) литературные тексты.

Общей характеристикой первой группы текстов считается наличие специальных терминов и специальной фразеологии. Важнейшим требованием адекватности перевода является требование выбора переводчиком наиболее неброских, не отвлекающих от содержания синтаксических конструкций письменной речи.

Когда стиль автора высказывания не существенен, то есть, когда учитывается лишь предмет сообщения, а не способ изложения, это требование можно принять. Особенно важным представляется, однако, не встречающееся нигде более указание на необходимость владения дифференцированной специальной фразеологией, без которой любой переводной текст должен быть признан недостаточно качественным, поскольку читателю текста перевода он будет казаться неестественным или, по меньшей мере, непрофессиональным.

Общей характеристикой второй группы текстов общественно-политических – Федоров А. считает свойственное им смешение элементов научного (использование терминологии) и художественного языка (использование риторических фигур, метафор и т.д.). При этом он, однако, не учитывает, что тоже смешение может встречаться в романах и пьесах. Федоров требует здесь учета синтаксических особенностей с целью сохранения ритма, особенно при переводе речей.

И, наконец, третья группа текстов художественная литература характеризуется, согласно Федорову, в стилистическом отношении многообразием лексических (диалектальных, профессиональных, архаических, экзотических) и синтаксических языковых средств, а также интенсивным применением элементов разговорной речи.

Основными категориями художественного текста являются образность, модальность и экспрессивность. Данные категории неразрывно связаны между собой и способствуют выполнению художественным текстом его основной функции – оказанию эстетического воздействия на читателя. Выражение вышеназванных категорий, общих для любых художественных текстов, специфично для каждой национальной литературы и языковые выразительные средства в каждом языке имеют свои особенности.

Такие категории художественного текста, как экспрессивность и образность, полностью описаны в теории литературы и стилистике, тогда как модальность, играющая в тексте основную роль, в практическом аспекте в теории художественной литературы фактически не рассматривается, и полные данные по использованию языковых единиц в создании модальности английского художественного текста не представлены.

Модальность текста это выражение в тексте отношения автора к сообщаемому, его концепции, точки зрения, позиции, его ценностных ориентаций, сформулированных ради сообщения их читателю [2]. Общая модальность как выражение отношения автора к сообщаемому заставляет воспринимать текст не как сумму отдельных единиц, а как цельное произведение. По мнению Виктора Владимировича Виноградова, личностное отношение автора воспринимается как «концентрированное воплощение сути произведения, объединяющее всю систему речевых структур…» [3, c. 67]. Модальность как текстовую категорию впервые обозначил И.Р. Гальперин. Не вводя дефиницию, он представил сущность категории модальности текста через ряд признаков: она объективна по природе, в тексте носит не грамматический, а функционально-семантический характер, проявляясь неравномерно в разных фрагментах текста и выражаясь через характеристику героев, распределение отрезков текста, сентенции автора, актуализацию отдельных частей текста и т.д. [4, c. 66].

Под модальностью текста понимают выражение в тексте отношения автора к сообщаемому, его концепции, точки зрения, позиции, его ценностных ориентаций, сформулированных ради сообщения их читателю, которое заставляет воспринимать текст не как сумму отдельных единиц, а как цельное произведение. Модальность подразделяют на объективную и субъективную. Объективную модальность, выражающую отношение сообщаемого к действительности в плане реальности и потенциальности, считают одним из обязательных признаков высказывания. Она отражает объективные связи реальной действительности, серия независимый от акта общения денотат – факт или явление объективной действительности. Семантической основой субъективной модальности считают оценку, которая характеризуется разнообразием значений и их оттенков. Модус имеет как квалификативные, так и социальные категории. Квалификативные категории модуса, которые выражают отношение говорящего к событиям и информации о них, можно разделить на модальность с точки зрения реальности / нереальности; персонализацию; временную локализацию и пространственную локализацию. Под социальными категориями модуса понимают выражение отношения говорящего к собеседнику: почтительное фамильярное, официальное дружеское. В тексте модальность представлена через «образ автора», но в нашем исследовании будет рассматриваться в ее воплощении в языковых единицах.

Лингвистическая реализация эмоций происходит на всех языковых уровнях: фонетическом, морфологическом, словообразовательном и лексическом, синтаксическом, стилистическом, текстуальном и коммуникативном [5, c. 36].

На фонетическом уровне эмотивность выражается

  • звуковым варьированием: “NO-O-O-O-O!”
  • звукописью:

“Knock, knock! He knocked the door.”

  • аллитерацией:

The trio tut-tutted their tongues at me.

  • акцентированием: “Did you see that ?”
  • звуковыми повторами: “tomurmur”
  • искажением стандартной фонетической формы: “riff-raff” [6, c. 16-24].

Передача эмоций на морфологическом уровне в английском языке осуществляется, прежде всего, при помощи суффиксов: -y, -ie, let,-kin: girly, birdie, kinglet, lambkin (уменьшительно-ласкательная, положительная окраска);

  • ish (презрительная, отрицательная оценка): doggish, childish.

Также отрицательную оценку показывают суффиксы -ard, -eer, -aster [7, c. 117].

Эмоциональные слова часто образуются при помощи безаффиксного словообразования:

  • “He thought he was absolutely oops” (конверсия);
  • monstrous (Словообразование от производящей основы);
  • supermarketvoice (транспозиция слов с метафорическими основами);
  • Misterknow-all (экспрессивные сложные слова, образованные по моделям синтагм);
  • murmurous, tomiau (производные от звукоподражательных и звукосимволических основ);
  • cast-away (использование архаичных постфиксов);
  • BEST Basic Emotional Structuring Test (аббревиация) [8].

К морфологическим экспрессивным средствам относится использование Present Indefinite вместо Past Indefinite. Такое явление называется Historical Present, и используется для более красочного повествования. Использование shall во втором и в третьем лице: He shall do it(= I shall make him do it); He has to do it (= It necessary for him to do it).

В стилистике декодирования на лексико-семантическом подуровне рассматривают экспрессивные существительные; экспрессивные прилагательные; экспрессивные глаголы; фразеологические единицы; интенсификаторы; кванторные слова. Для придания тексту экспрессивности могут быть использованы интенсификаторы или усилительные наречия. И.B. Арнольд подразделяет все интенсификаторы на три семантических класса:

  • эмфасайзеры, целью которых является создание общего эффекта усиления. К ним относятся: actually, certainly, clearly, definitely, obviously, really, frankly, honestly, just ит.д.;
  • эмплиффайеры используются для обозначения определенной отметки по шкале интенсивности. Они подразделяются на максимайзеров, которые обозначают крайнюю степень интенсивности (absolutely, completely, utterly, in all respects, most), и бустеров, которые обозначают высокую интенсивность (badly, deeply);
  • даунтаунеры показывают движение вниз по шкале интенсивности: abit, barely, hardly, partly, slightly, a little, somewhat [7, с. 113-114].

Кванторные слова отображают количественные характеристики предмета при помощи различных языковых средств. Количественная характеристика может относиться к: живым объектам (heaps of people, multitude of lovers, horde of wolves); предметам неживой природы (lots of toothpicks); пространству и времени (years ago, plenty of time, a millions he is a ton weight; he miles a way); валюте (a cool million); весу (is drinking juice gallon sand gallons); результативности процесса (to smash to a million pieces); степени моральной ответственности

Сложные слова и сленг составляют группу экспрессивных существительных. К сложным экспрессивным словам относят слова, второй опорный элемент которых относится к лексико-грамматическому разряду отличному от того, к которому относится само слово в целом, например, cutthroat (головорез), sawbones (хирург) [7, c.26-27].

Современные классификации эмотивно-оценочной лексики: В классификации А.Д. Григорьевой лексика разделяется на:

  • слова с суффиксами уменьшительности / увеличительности;
  • переносные употребления нейтральных слов;
  • слова, заключающие эмоциональность в своей семантике [9, c. 24].

В классификации Галкиной-Федорук Е.М. выделяются такие типы эмоциональной лексики как:

  • слова, выражающие чувства, переживаемые самим говорящим (love, hatredenvy);
  • слова, выражающие лексическую оценку явления со стороны говорящего (kind,cruel, annoyng);
  • слова, в которых понятие о чувстве выражается не лексически, а посредством суффиксов и приставок эмоциональной оценки (doggy, birdie) [10, c. 28].

Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. классифицируют оценочную лексику несколько иначе. Они выделяют:

  • слова с ярким коннотативным значением, которые содержат оценку фактов, однозначную характеристику людей (narrow-minded);
  • многозначные слова, которые в своем основном значении нейтральны, но получают эмоционально-оценочный оттенок при переносном употреблении (goat, donkey);
  • слова с суффиксами субъективной оценки, выражающие различные оттенки чувств (girlie) [11]. Многие авторы упоминают о том, что очень сильные эмоции, как правило, выражаются словами с переносным, метафорическим значением. Действительно, известно, что метафоризация способствует развитию эмоционально-экспрессивных оттенков того или иного слова. В этом случае стилистически нейтральные слова, употребленные в качестве метафор, наделяются сильной экспрессией. При этом не стоит забывать о том, что главным обстоятельством для определения экспрессивной окраски слова является контекст, в котором оно употреблено. Именно он привносит дополнительные оттенки эмоций, а подчас способен и полностью перевернуть его значение (например, торжественное сделать ироничным).

Шаховский В.И. к эмоционально-оценочной лексике относит также междометия, эмотивно-усилительные наречия, бранные и ласкательные слова, эмотивно-оценочные прилагательные [12, c. 7].

В работе были рассмотрены лексические и синтаксические средства репрезентации эмоционального состояния в современной англоязычной прозе с точки зрения художественного перевода с английского языка на русский. При сопоставлении английских и американских эмотивных текстовых фрагментов с их официально изданными переводами на русский прослеживается ряд закономерностей, определяющий отношение последних к первым. Так, на лексическом уровне русскоязычные переводы обнаруживают тенденцию к более подробному, многословному изложению эмоционально нагруженной информации, чем англоязычные подлинники; на синтаксическом уровне обнаруживаются как расширения текста перевода, обусловленные восполнением английских средств эмотивности, имеющих меньший «вес» в русском, так и отдельные сужения текста перевода, объясняемые искусным использованием переводчиками русских средств эмотивности, нераспространенных в английском.

Кроме того, весьма «выигрышными» с точки зрения выраженности эмотивной тональности и создания художественного образа оказываются переводы, в которых авторская эмотивная номинация трактуется посредством переводческой, а не разъясняется при помощи традиционной лексики – хотя, конечно, принятие подобных «переводческих решений» должно быть оправдано стилем оригинального текста.

Таким образом, наиболее ярко выраженной особенностью перевода эмотивных элементов английских художественных текстов на русский представляется детальность, развернутость русской фразы, по сравнению с английской. Среди типичных лексических средств эмотивности, подверженных расширенному, детализированному переводу с английского на русский можно выделить:фразовые глаголы; авторские неологизмы.

Среди потенциальных средств усовершенствования художественного перевода с английского на русский на лексическом уровне можно выделить: возможное «следование» за английской краткой и емкой фразой, более смелое сокращение, «обрубание» русской фразы в тех случаях, когда это согласуется с синтаксическими нормами построения русского предложения, не искажает смысл и не снижает степень выраженности эмотивной тональности; более гибкое, творческое отношение к русскому языку; более смелое введение неологизмов в русскую фразу (в первую очередь при переводе экспериментальной литературы – фантастики, «молодежных» романов и т.п.). Среди типичных синтаксических средств эмотивности, подверженных расширенному, детализированному переводу с английского на русский можно выделить различные виды инверсии. Среди синтаксических средств эмотивности, распространенных в русском языке, но не свойственных английскому языку, успешно применяемыми в целях интенсификации выраженности эмотивной тональности при переводе с английского, представляются: специализированные безличные конструкции со значением физического и эмоционального состояния, основанные на использовании глаголов страдательного залога и предикатов эмоционального состояния.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Рецкер Я. И. Теория перевода и переводческая практика. Очерки лингвистической теории перевода. / Дополнения и комментарии Д. И. Ермоловича. М.: Р. Валент, 2004. 240 с.
  2. Лингвистический энциклопедический словарь / В.Н. Ярцева. М.: «Советская энциклопедия», 1990. 683 с.
  3. Виноградов В.С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). М.: Издательство института общего среднего образования РАО, 2001. 224 с.
  4. Гальперин А.И. Очерки по стилистике английского языка. – М.: «Просвещение», 2000.С. 46
  5. Словарь терминов по стилистике английского языка / Кухаренко В.А. [и др.]. 3-е изд. ред.испр. и доп. Николаев: Родной язык, 2004. 52 с.
  6. Знаменская Т.А. // Znamenskaya T.A. Стилистика английского языка. Основы курса // Stylistics of the English Language. Fundamentals of the Course. – М.: Эдиториал УРСС, 2005. 207 с.
  7. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. М.: «Просвещение», 1990. 300 с.
  8. Стаценко А.С. Эмоционально-оценочная лексика как средство реализации речевой интенции. Монография. М.: МПГУ, 2011. 118 с.
  9. Галкина-Федорук Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке/Е.М. ГалкинаФедорук// сборник статей по языкознанию. М.: «Просвещение», 1997. – 259 с.
  10. Розенталь Д.Э. Культура письменной речи. [Электронный ресурс] /Д.Э. Розенталь, И.Б. Голуб, М.А.Теленкова// Современный русский язык. – М.: «Просвещение», 2002. URL: Режим доступа: www.gramma.ru (дата обращения: 12.01.2017)
Год: 2017
Категория: Культурология