К вопросу об этнической толерантности студентов КАСУ

Современные глобальные изменения в культуре, экономике и политике предельно обостряют вопросы, связанные с отношением к «другому», «иному», «чужому». Сосуществование государств с разными политическими системами и разным уровнем экономического развития, с разными национально-культурными традициями, обострение религиозных противоречий выдвигают проблему толерантности как центральную на рубеже третьего тысячелетия. Все эти процессы в полной мере обнаруживаются в Казахстане в условиях после распада СССР. Специфические характеристики здесь имеют миграционные процессы, связанные не только с передвижениями казахов из бывших национальных республик, но и с «великими перенаселениями» людей других национальностей.

Существенная часть пройденного Казахстаном пути это уникальная история культурного и этнического взаимодействия населяющих его народов, проникающего по существу во все сферы бытия язык, поведенческие стереотипы, образ жизни и мышления, менталитет. В нашей Республике, в которой, по данным последней переписи, проживают более 130 национальностей, на протяжении многих лет складывалась собственная модель межнационального поведения, основа которой толерантность. Проблема изучения этнической толерантности в исследованиях ученых Казахстана имеет многоплановый характер. Она стала предметом изучения этнопсихологии, социологии, философии, истории. Смысл толерантности в словаре иностранных слов раскрывается как терпимость, снисходительность к кому-либо [1, с. 35-45].

Сложно происходит формирование новых и утверждение старых этноструктур в областях, районах, сопровождающееся порой межэтническими конфликтами, ростом сепаратизма и другими явлениями, угрожающими безопасности страны. Именно в связи со всем этим установка общества и государства на расширение и углубление деятельности по формированию толерантного сознания и поведения, по воспитанию веротерпимости, миролюбия, непримиримости к экстремизму приобрела в Казахстане особую важность и смысл. И особенно актуальна эта проблема в организации воспитания молодого поколения. Это обусловлено не только общей остротой реального положения этой проблемы в стране, не только необходимостью сохранения жизненно важных позиций, но и тем, что новые поколения не имеют той положительной практики межкультурных и межэтнических отношений, которая имела место в жизни старшего поколения, получившего опыт содружества во время войны и других тяжелых периодов в истории государства.

Главное же заключается в том, что в силу возрастных особенностей молодое поколение не имеет необходимых знаний, позволяющих с достаточной глубиной понимать современные этнопроблемы, не имеет общей культуры и психологической готовности к участию в них.

В последние десятилетия этническая толерантность и ее психологические составляющие стали предметом широкого круга научных исследований и приобретают междисциплинарный и межкультурный характер. Приходится признать, что проявления различных форм нетерпимости, ксенофобии, экстремизма и терроризма яркая черта современной общественной жизни, в значительной степени блокирующая развитие позитивных социальных тенденций.

В психолого-педагогической литературе имеются методологические и теоретические разработки проблемы толерантности. Идеи психологических концепций, раскрывающие природу предубежденности (интолерантности), отражены в работах Т. Адорно, А. Аронсон, Г. Олпорт. Современные педагогические и психологические исследования в области выявления факторов этнической толерантности/ интолерантности и направленного формирования толерантных установок связаны с именами А.Г. Асмолова, Б.С. Гершунского, В.Н. Гурова, Г.У. Солдатовой, П.В. Степанова, Л.А. Шайгеровой, В.А. Ситарова и др.

Процесс формирования данной установки предполагает участие в нем различных институтов социализации. Так, влияние оказывают следующие институты социализации: семья, образовательные институты (школа, вуз), СМИ, трудовой коллектив.

Являясь значимым институтом социализации, вуз призван не только развивать систему знаний о профессиональных навыках, общекультурных и общепрофессиональных компетенциях, но и оказывать непосредственное влияние на личность студентов, повышая уровень их социальнопсихологической компетентности и психологической культуры, поэтому исследование и развитие толерантности должно находиться здесь на одной из приоритетных позиций.

Цель исследовать этническую толерантность студентов КАСУ.

Гипотезой исследования является предположение о том, что этническая толерантность студентов КАСУ казахской и русской национальности является высокой и не имеет различий.

Частная гипотеза: позитивное принятие себя (этническая идентичность) способствует позитивному принятию других (этническая толерантность).

Методики исследования:

Типы этнической идентичности (Г.У. Солдатова, С.В. Рыжова);

Экспресс опросник «Индекс толерантности» (Г.У. Солдатова, О.А. Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А.Шайгерова);

Диагностический тест отношений (Г.У. Кцоева Солдатова).

База исследования: КазахстанскоАмериканский свободный университет.

Выборка состоит из 120-ти студентов КАСУ, обучающихся на первом, втором, третьем и четвертом курсах, из них 60 студентов казахской национальности и 60 студентов русской национальности.

В современном мире нетерпимость превратилась в одну из глобальных проблем. Разнообразные формы насилия стали «визитной карточкой» нынешнего века. По мнению Б. Риэрдон, единственным «путем к самосохранению человечества и его дальнейшему культурному развитию является толерантное отношение к людям, имеющим различные нравственные, религиозные и политические убеждения» [2]. И, наверное, не случайно почти десять лет назад начала развиваться теория культуры мира, толерантности и ненасилия.

Нами за основу было принято понятие толерантности, авторами которого являются А.Г. Асмолов, Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова. Они определяют толерантность как принятие другого человека, проявление сочувствия и сострадания к другому, признание «ценности многообразия человеческой культуры». Авторы характеризуют толерантность как «доминанту отказа от агрессии», как «способность индивида без возражений и противодействия воспринимать отличающиеся от его собственных мнения, образ жизни, характер поведения и какие либо иные особенности других индивидов».

Следовательно, под этнической толерантностью понимается способность человека проявлять уважение к малознакомому образу жизни представителей других этнических общностей, их поведению, национальным традициям, обычаям, чувствам, мнениям идеям, верованиям и т. д.

Структурно функциональная модель этнической толерантности, автором которой является Л.И. Паина раскрывает взаимосвязанные и взаимообусловленные компоненты: когнитивный, эмотивный, деятельностный, синтезированных коннотивным.

Когнитивный компонент включает в себя знания об этническом своеобразии людей на уровне представлений, понятий, суждений. Эмотивный компонент проявляется в фиксации на уровне ценностного отношения человека к объективным нравственным нормам в результате перехода от ситуативной эмоциональной оценки к устойчивой эмоциональной оценке, интересе к культуре, оценочному суждению. Деятельностный компонент находит свое воплощение в активном познании истории своего и других этносов, мотивах саморазвития, самореализации как этнотолерантной личности и так же активного действия «для других». Коннотивный (поведенческий) социокультурный средовой компонент объединяет предыдущие компоненты (когнитивный, эмотивный, деятельностный) и находится в прямом взаимодействии с этнической толерантностью, выполняя адаптивную и преобразующую функцию.

Основными показателями сформированности этнической толерантности являются:

  • знание национально-культурных традиций народов;
  • совокупность системы взглядов, представлений и навыков культуры межнационального общения;
  • позитивные личностные, социальные и коммуникативные установки (контактируемость, общительность, коммуникабельность, уважение других, сотрудничество, солидарность и др.);
  • устойчивость эмоциональных реакций;
  • эмпатия;
  • построение системы отношений и действий в различных этноконтактных ситуациях, владение техникой конструктивного поведения.

По результатам теоретического анализа можно говорить, что этнические особенности казахов и русских во многом схожи. Эта схожесть проявляется в таких чертах характера как:

  • толерантность;
  • контактность;
  • сострадательность;
  • готовность прийти на помощь;
  • религиозность.

Такая схожесть может объясняться тем, что казахи и русские имеют общий опыт прошлых лет, связанный с Великой Отечественной войной и отсутствием войны между собой в процессе истории, а также с длительным проживанием на одной территории и тесным взаимоотношением друг с другом. Так и ассимиляция влияет на состояние сходства в манерах поведения, установках, ценностях у представителей общества, этноса.

Различия же видны в том, что русские любят спорить, не переходя к конфликту. Для казахов же важно признание со стороны окружающих.

Так как в Казахстане происходит процесс ассимиляции и интеграции, то казахи и русские находятся в тесных взаимоотношениях, знают особенности культуры, а также оказывают взаимовлияние на менталитет друг друга.

Вследствие того, что данному студенческому возрасту свойственен рационализм и нежелание принимать что-либо на веру, то в межкультурной коммуникации стереотипы о представителях другой культуры не будут восприниматься всерьез и в процессе студент сам определяет свое отношение к реципиенту. Межкультурная коммуникация позволяет пополнить знания в представлении и отношении к другим культурам, а также может удовлетворять потребность во взаимопризнании и взаимопонимании с окружающим миром. Студенты довольно часто могут выбирать друзей другой этнической принадлежности, так как причиной является наличие общих, интересов, ценностей, мировоззрения. Благодаря этому могут преломляться сложившиеся в социуме стереотипы и давать основу для межкультурной коммуникации с абсолютно различными представителями этнических групп.

Проведя исследование, мы можем говорить о том, что у студентов казахской и русской национальности в большинстве случаев в средней степени выражено размывание этнической идентичности, выраженное в неопределенности этнической принадлежности, неактуальности этничности. Это может быть связано с тем, что в современном Казахстане происходит процесс ассимиляции и интеграции. В большей степени на среднем уровне этническая индифферентность выражена у студентов русской национальности, возможно, у них еще не сформирована этническая идентичность.

Также для казахских и русских студентов не характерно присутствие напряженности либо раздражения в общении с представителями других этнических групп или признание за своим народом права решать проблемы за «чужой» счет. Но результаты показали, что у испытуемых может выражаться в безобидной форме на вербальном уровне как результат восприятия через призму конструкта «мой народ». Следовательно, для студентов не характерно проявление ярко выраженного эгоизма, что связано с наличием у студентов казахской и русской национальности таких этнических особенностей, которые проявляются в контактности, дружелюбии, готовности прийти на помощь.

Также для испытуемых не характерна убежденность в превосходстве своего народа, признание необходимости «очищения» национальной культуры, негативное отношение к межэтническим брачным союзам, ксенофобия. Так, можно говорить о том, что студенты казахи и русские имеют уважение к традициям другого этноса, спокойно относятся межэтническим брачным союзам, им не доставляет дискомфорта от проживания на одной территории с представителями разных этносов. Такой низкий уровень этноизоляционизма может быть связан с тем, что Казахстан это многонациональная страна, в которой не наблюдается ярко выраженных межэтнических конфликтов. Также оказывает влияние обучения в межнациональном вузе, наличие непосредственного контакта с носителями разных этносов, что может устранять наблюдаемые в социуме принятые негативные стереотипы.

Также мы можем утверждать, что у студентов этнофанатизм имеет низкую степень выраженности, так как показатели у обеих групп в значительной степени преобладают на низком уровне. То есть это говорит о том, что студенты не готовы идти на любые действия во имя так или иначе понятых этнических интересов. Они считают признание приоритета прав человека над этническими правами. Также для них не характерно оправдание любых жертв в борьбе за благополучие своего народа. Возможно, такие показатели связаны с длительным проживанием на одной территории, отсутствием ярко выраженных межэтнических конфликтов.

По методике «Индекс толерантности» у студентов казахской и русской национальности КАСУ выявлен средний уровень этнической толерантности. Данный уровень говорит о том, что в разных ситуациях они могут вести себя как толерантно, так и интолерантно, проявлять как уважительное отношение к другим людям и представителям других национальностей, так и равнодушие или пренебрежение, ущемление прав «другого» [5]. По средним показателям нет различий между студентами казахской и русской национальности.

Таким образом, проявление уважительного отношения к другим людям и представителям других национальностей может быть связано с тем, что у носителей казахского и русского этносов есть наличие таких этнических особенностей как толерантность, контактность, готовность прийти на помощь. Также обучаясь в межнациональном вузе, студенты ежедневно осуществляют непосредственное межличностное (межкультурное) общение, что может оказывать влияние на рациональное отношение к другим этносам и отказа от сложенных в обществе негативных стереотипов. А на проявление равнодушия или пренебрежения может оказывать влияние юношеский максимализм, выражающийся в крайней категоричности, прямолинейности, недостаточной гибкости в суждениях, преувеличенности в выводах, взглядах, недостаточной способности к компромиссам, поспешности в выводах, полярности в суждениях и мнениях, излишней эмоциональности в мышлении. В этом возрасте многие события могут оцениваться как безусловно положительные или безусловно отрицательные, также оцениваются и окружающие люди.

По результатам данных можно говорить о следующем:

  1. У студентов первого курса казахской национальности отмечается средняя этническая идентичность и средний уровень этнической толерантности, у студентов русской национальности отмечается низкая этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности;
  2. У студентов второго курса казахской национальности отмечается средняя этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности, у студентов русской национальности отмечается высокая этническая идентичность и средний уровень этнической толерантности;
  3. У студентов третьего курса казахской национальности отмечается низкая этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности, у студентов русской национальности отмечается низкая этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности;
  4. У студентов четвертого курса казахской национальности отмечается средняя этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности, у студентов русской национальности отмечается высокая этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности;

У студентов всех курсов казахской и русской национальности наблюдается размывание этнической идентичности в средней степени выраженности, а также для студентов всех курсов казахской и русской национальности не характерны проявления этноэгоизма, этноизоляционизма и этнофанатизма.

Таким образом, обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод, что этническая толерантность студентов КАСУ казахской и русской национальности является средней и не имеет различий, что частично подтверждает нашу гипотезу.

Также у студентов казахской национальности средняя этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности, у студентов русской национальности средняя этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности. Так мы видим взаимосвязь между этнической идентичностью и этнической толерантностью, о которой говорила Н.М. Лебедев. Наличие таких показателей подтверждает частную гипотезу, что позитивное принятие себя (этническая идентичность) способствует позитивному принятию других (этническая толерантность).

Гипотеза нашего исследования заключалась в предположении, что этническая толерантность студентов КАСУ казахской и русской национальности является высокой и не имеет различий. Исходя из полученных результатов, можем говорить о том, что гипотеза подтверждена частично, так этническая толерантность студентов КАСУ казахской и русской национальности является средней и не имеет различий

Частная гипотеза исходила из предположения о том, что позитивное принятие себя (этническая идентичность) способствует позитивному принятию других (этническая толерантность). Положение данной гипотезы подтвердилось, так как была выявлена взаимосвязь между этнической идентичностью и этнической толерантностью у студентов КАСУ. Так выявлено, что у студентов казахской и русской национальности средняя этническая идентичность и низкий уровень этнической толерантности.

Практическая значимость исследовательской работы заключается в том, что результаты и материал исследования могут быть полезны психологам, работающим в вузах для эффективного взаимодействия студентов разных этнических групп. Результаты исследования этнической толерантности будут полезны специалистам, работающим с людьми, в коллективе для создания благоприятного психологического климата, формирования коллектива, устранения и предотвращения конфликтов. Также материал исследования и полученные результаты можно будет использовать в КАСУ для развития этнической толерантности студентов.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Кривцова Е.Н., Мартынова Т.Н. Толерантность личности в системе ценностного самоопределения. М.: ДиректМедиа, 2015.
  2. Асташова Н.А. Проблема воспитания толерантности в системе образовательных учреждений // Толерантное сознание и формирование толерантных отношений (теория и практика): сб. науч.-метод. статей. 2-е изд., стереотип. М., 2003. – С. 25-28.
  3. Крысько В.Г. Этническая психология. - М.Академия, 2008.
  4. Репенецкий А.И. Этническая толерантность и этнические стереотипы подростков. СПб.: Питер, 2004.
Год: 2016
Категория: Психология