Сложности передачи национального колорита при переводе оригинального текста

Межкультурное взаимодействие как общественный феномен было вызвано к жизни практическими потребностями послевоенного мира, которые были поддержаны изменениями в общественном сознании, в признании абсолютной ценности разнообразия мировых культур в отказе от колонизаторской культурной политики, в осознании хрупкости существования и угрозы уничтожения огромного большинства традиционных культур и языков. Необходимость межкультурных коммуникаций в современном обществе, их специфика и функции рассматривались многими российскими и зарубежными исследователями Н.К. Иконниковой, С.Г. Тер-Минасовой и Р.Льюисом, Т. Тэном, Г. Хофстедом и др. Известно, что контакты и взаимоотношения между культурами возникают в результате различных причин. В современных условиях бурное развитие межкультурного взаимодействия происходит в самых разных сферах человеческой жизни: туризме, спорте, военном сотрудничестве, личных контактах и т.д. Социальные, политические и экономические изменения в мировом масштабе привели к небывалой миграции народов, их переселению, смешению и столкновению. В результате этих процессов все больше людей переступают раньше разделявшие их культурные барьеры и формируются новые явления культуры, в результате чего границы между своим и чужим стираются. Возникающие при этом перемены охватывают практически все формы жизни и получают в разных культурах неоднозначную оценку. Эти оценки чаще всего определяются особенностями взаимодействующих культур. И именно переводчики помогают преодолеть лингвоэтнический барьер, при этом обогащая язык, на который переводят художественный текст. Еще Вильгельм фон Гумбольдт, великий немецкий лингвист, внесший большой вклад в теорию перевода, считал, что переводы важны не только как средство освоения идейно-художественных достижений других народов, но в особенности как средство развития литературного языка [1, с. 28]. Художественное произведение, язык которого трудно поддается переводу, является настоящим оригиналом. Один из основных аспектов переводческой проблематики в области воспроизведения оригинальных достоинств переводимого материала – это вопрос о том, как сохранить не только смысл тех или иных элементов произведения, но и передать национальную специфику оригинала. Трудность для переводчика при передаче национального колорита возникает в связи с тем, что перед ним не отдельные, конкретно выделяющиеся в контексте детали, а качество, в той или иной мере присущее всем компонентам произведения: языковому материалу, форме и содержанию, и перевести произведение на другой язык – значит выразить его, в единстве его формы и содержания, на другом языке [2, 29]. Передача колоритности тех или иных элементов произведения – одно из важных условий создания иллюзии иноязычной культуры.

Любое произведение ведет свой диалог с читателем: восприятие художественного текста есть общение с ним. Как и при взаимодействии двух языков, в случае с культурой в сознании читателя возможны три варианта: полная эквивалентность (культурные универсалии); неполная (частичная) эквивалентность; отсутствие эквивалентности [3, с. 42].

Действительно, в каждом языке существуют слова, которые не поддаются передаче на другой язык обычными средствами и требуют от переводчика особого обращения. При переводе такие слова могут переходить в новый текст в неизменном виде, то есть транскрибироваться, могут лишь частично сохранять в языке перевода свою морфологическую или фонетическую структуру, некоторые из этих слов требуют замены часто совершенно неполноценными лексическими единицами, а иногда переводчику приходится прибегать даже к языкотворчеству – созданию новых слов. Cлова, обозначающие наименование локальных элементов быта, истории, культуры, экономики, данного народа, страны, не существующие у других народов, получили в теории перевода название «реалии». Реалия, по мнению одного из крупнейших теоретиков перевода А.В. Федорова «обозначает чисто местный предмет или специфическое понятие, которому нет соответствия в быту и понятиях другого народа» [4, С. 58]. Л.Н. Соболев определяет реалии как «бытовые и специфически национальные слова и обороты, не имеющие эквивалентов в быту, а, следовательно, и в языках других стран», «слова из национального быта, которых нет на других языках, потому что нет этих предметов и явлений в других странах» [5, с. 12]. В. Россельс пишет о словах, «которые обозначают понятия, предметы, явления, короче говоря, реалии, не бытующее в обиходе того народа, на язык которого произведение переводится» [6].

Как языковое явление, наиболее тесно связанное с культурой, эти лексические единицы быстро реагируют на все изменения в развитии общества; среди них всегда можно выделить реалии – неологизмы, историзмы, архаизмы. Каждый из типов реалий требует индивидуального подхода при переводе.

Реалии чаще используются в художественной литературе, где они служат не только стилистическими целями, но и воссозданию национального, местного и исторического колорита. Они возникают естественным путем, в результате народного словотворчества. Рассматривая соотношение реалий и имен собственных, необходимо заметить, что мнения исследователей по поводу принадлежности имени собственного к реалиям во многом расходятся. Г.Д. Томахин из общей массы ономастической лексики выделяет ономастические реалии, которые, в отличие от обычных имен собственных, являются всегда национально окрашенными.

К числу ономастических реалий он относит:

  • географические названия (топонимы), особенно имеющие культурноисторические ассоциации;
  • антропонимы – имена исторических личностей, общественных деятелей, ученых, писателей, деятелей искусства, популярных спортсменов, персонажей художественной литературы и фольклора;
  • названия произведений литературы и искусства; исторические факты и события в жизни страны; названия государственных и общественных учреждений и многое другое [7, c. 21]. Аналогичной точки зрения придерживается и А.В. Федоров [4, c. 60].

Представляет интерес концепция, сформулированная С. Влаховым и С. Флориным. Они рассматривают имена собственные как самостоятельный класс безэквивалентной лексики, «которому присущи свои признаки и приемы передачи при переводе, разумеется, нередко совпадающие с приемами «перевода» реалий» [8, c. 9]. С реалиями их роднит большей частью и яркое коннотативное значение, обусловливающее способность передавать национальный и/или исторический колорит, которое и заставляет ряд авторов причислять их к реалиям.

С реалиями их роднит большей частью и яркое коннотативное значение, обусловливающее способность передавать национальный и/или исторический колорит, которое и заставляет ряд авторов причислять их к реалиям.

В настоящее время в научной лингвистической литературе представлены различные классификации реалий по временным, семантическим, грамматическим, местным, фонетическим и прочим признакам.

С. Влахову и С. Флорину принадлежит общепризнанная классификация реалий, рассматривающая их предметное, местное и временное деление. Предметное деление подразделяет реалии на географические, связанные с физической географией или смежными науками, которые включают в себя названия объектов физической географии, в том числе и метеорологии; наименования географических объектов, связанных с человеческой деятельностью и названия эндемиков; этнографические реалии, которые объединяют слова, обозначающие понятия быта(пищу, напитки, одежду, жилье, мебель, посуду, транспорт), материальной и духовной культуры (музыку и танцы; музыкальные инструменты, фольклор, обычаи, ритуалы, праздники, игры), религии (мифологию, культы), реалии, связанные с трудом (люди труда, орудия труда, организация труда), лексику, обозначающую этнические объекты (этнонимы, клички, названия лиц по месту жительства),меры и деньги. Общественнополитические реалии включают слова, отражающие административно территориальное устройство страны, названия органов и носителей власти, особенности общественно-политической жизни, военные реалии [8, c. 25-27].

Местное деление реалий в классификации С. Влахова и С. Флорина происходит с учетом двух неразрывно связанных и взаимообусловленных критериев национальной принадлежности обозначаемого реалией объекта ее референта и участвующих в переводе языков. В плоскости одного языка реалии подразделяются на национальные, локальные и микролокальные. "Чужие" реалии делятся на интернациональные и региональные. В плоскости пары языков выделяют реалии внутренние и внешние.

Тесно соприкасаются с реалиями так называемые ситуативные реалии. действительности в целом. Многое из того, что нужно «читать между строк», не вмещается в узкие рамки отдельных слов-реалий. Таковы характерные иносказания, намеки, аллюзии, все «сказанное» языком жестов и весь внеязыковой фон» [8, с. 28]. С другой стороны, словесное искусство – не плакат, и авторская идея, сверхзадача обычно в той или иной степени заключены в подтексте. Раскрытие сокровенного смысла отдельных элементов складывается в общую картину понимания, причем не только логической, но и эмоциональной глубины текста.

Национальное своеобразие произведения проявляется в целом ряде факторов, таких как сюжет, характеры и ситуации, специфика языка, однако, исполнительский характер переводческого труда вносит свои коррективы. Например, сюжетно тематическая сторона произведения не входит в компетенцию переводчика. А вот язык произведения в его национальной специфике входит в сферу переводческих проблем, образуя то, что С.Флорин охарактеризовал как «муки переводческие». Отсюда дилемма – или показать специфику национальной окраски и увлечься «экзотикой» или сохранить привычность и утратить специфику». Точка зрения об оптимальном соотношении оригинального замысла и импровизации в тексте, является сегодня доминирующей в теории перевода. И. Левый сформулировал эту концепцию так: «В переводе имеет смысл сохранять лишь те элементы специфики, которые читатель перевода может ощутить как характерные для чужеземной среды. Все остальное представляет собой бессодержательную форму, поскольку не может быть конкретизировано» [1, с. 34]. К числу аутентичных элементов текста, проблема передачи которых относится именно к компетенции переводчика, принадлежат реалии, ситуативные реалии и имена собственные в той их части, которая допускает и перевод, и транскрипцию, т.е. в первую очередь так называемые «значащие имена».

Безусловно, невозможно сохранить при переводе все элементы оригинала, содержащие национальную специфику, но, тем не менее, задачей переводчика является создание у читателя иллюзии национальной среды. Современная теория перевода настойчиво подчеркивает необходимость сохранения национальной и исторической специфики оригинала. И если национальная специфика уже сама по себе исторична, то черты эпохи не всегда выступают как составная часть национальной специфики: речь идет о переводе исторических реалий, имеющих международный характер. Все остальное, то, что читатель не может воспринять как отражение среды, является несущественным, так как не конкретизируется в восприятии. Так, в работе С. Влахова и С. Флорина «Непереводимое в переводе» говорится о том, что сохранение формы обращения носит факультативный характер. Это означает, что переводчику необходимо перевести важнейшие в смысловом отношении фразы и намекнуть на атмосферу чужеязычности с сохранением в переводе приветствия и кратких реплик, содержание которых ясно из контекста. Они же указывают на то, что следует быть гибким в вопросе сохранения национального своеобразия формы построения художественного текста, отмечая, что при переводе поговорок, народных выражений, аллюзий нет особой необходимости сохранять национальную форму и, наоборот, при переводе заглавий сохранение формы дает представление об идейной позиции переводчика. Многие исследователи также отмечают, что не всегда необходимо передавать все культурно-маркированные изобразительные элементы текста оригинала, если они не играют большой роли в создании национальной среды. Однако, следует сделать все возможное, чтобы при подборе приема передачи изобразительного средства или его опущении не возникли грубые противоречия жизненному материалу оригинала и среде, изображаемой в переводе. Особые проблемы возникают при передаче временной и пространственной дистанций, отраженных в оригинале, непонятных в условиях другой общественной обстановки. В практике перевода принято применять пояснения или просто намеки вместо точного перевода. Однако, что касается исторических аллюзий, то их рекомендуют переводит калькированием с расчетом на определенные слои общества [8; c. 56]. В целом, к наиболее частотным приемам передачи реалий относят транскрипцию / транслитерацию, аналогию, описательный перевод и родовидовую замену. Аналогия и транскрипция/транслитерациявзаимно противопоставленные способы передачи реалий, но они достаточно широко употребительны. При этом, если транскрипция или транслитерация сохраняет национальный облик реалии, выделяющий ее в тексте, колорит иноязычного текста, то необходимость обращаться к сноске, нередко отвлекает читателя от эстетического сопереживания, что идет во вред главной задаче текста. Описательный перевод, т.е. объяснение, конкретизация понятий в тексте, часто сопоставляется с сохранением в тексте реалии. Данный метод требует от переводчика мастерства в некоторых случаях, так как тексту свойственна перегрузка и объемность. Родовидовая замена представляет собой подстановку более широкого родового значения вместо видового. Проходная реалия в важном месте может быть и опущена, дабы не отвлекать внимание читателя от главного.

Теоретики перевода правы, утверждая, что вопрос об отражении внеязыковой действительности реалиями (и иными средствами) – один из самых сложных в теории перевода и вместе с тем исключительно важный для любого переводчика художественной литературы. В нем сплетается целый ряд разнородных элементов, таких, как переводческий аспект страноведения, культура переводчика, учет фоновых знаний (знакомство с соответствующей средой, культурой, эпохой) читателя перевода по сравнению с привычными восприятиями и психологией читателя подлинника и, наконец, немало литературоведческих и лингвистических моментов» [5, с. 26].

Помимо этого, учета требуют и конвенциональные нормы перевода, сложившиеся у отечественной переводческой школы относительно передачи культурномаркированных элементов. Данный аспект перевода вызывает наибольшее количество проблем, так как прикладных работ по практикологии перевода, в которых были бы прописаны конвенциональные нормы передачи всех групп культурномаркированных элементов, не имеется в наличии. Достаточно хорошо описаны приемы передачи фразеологизмов и реалий в целом, однако, при этом практических рекомендаций по передаче всех групп безэквивалентной лексики не дано.

Очевидно, что перевод реалий на русский язык являются трудной, многогранной, емкой работой, требующей внимания, терпения, знания культурной самобытности, культурных различий данных народов, которые должны учитывать переводчики и в этой связи большое значение имеет анализ переводческой практики.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Иконникова С.В. Диалоги о культуре. – Л.1987.
  2. Реформатский А. А. Введение в языковедение / Под ред. В.А. Виноградова. М.: Аспект пресс, 1996.
  3. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты): учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз. – М., 1990.
  4. Федоров А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы): учеб. пособие для ин-тов и фак. иностр. языков. СПб., 2002.
  5. Виноградов В.С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). М., 2001.
  6. Россельс. Избранные труды по языкознанию и культурологии. – М., 1993.
  7. Томахин Г.Д. Культура стран английского языка // Иностранные языки в школе. – 1998.6. – С. 96-102.
  8. Флорин С.В., Влахов С.В.Непереводимое в переводе. М., 1986.
Год: 2016
Категория: Филология